home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3. Щедрый и заботливый друг

Хотя квартал находился в двух шагах от фешенебельного центра, Стерко не переставал удивляться тишине и заброшенности, царившим вокруг.

Дом Снуи Фа-Тару Стерко нашел быстро, но несколько раз прошел вдоль ограды туда-сюда, не решаясь войти даже в крошечный сад перед входной дверью. Почему-то Стерко казалось, что десятки невидимых глаз следят за ним со всех сторон и только и ждут того, когда он поддастся слабости и решится войти.

Ключ-карта лежала в нагрудном кармане. Стерко не мог даже представить себе, что осмелится воспользоваться ею. Во-первых, ему было неловко перед самим пареньком. Как так можно, взять и вломиться в частное жилище даже без предварительного звонка? А если Снуи занят с другим клиентом? То-то стыда будет для всех. Во-вторых, Стерко было не по себе просто-напросто от того, что он никак не мог выбросить из головы мысли об этом визите.

Он отоспался в номере отеля и почти сутки не выходил из номера, послав подальше и прислугу, и назойливого руада, который никак не хотел оставить несчастного хаварра в покое.

Потом Стерко направился в следственный архив, где должен был находиться мертвый Зого. Но к немалому удивлению Стерко оказалось, что о маленьком хавви никто из персонала не слышал. В документах не было никаких следов того, что кто-нибудь из подчиненных Лэри обнаружил труп. Приятели из архива успокоили Стерко, предположив, что тело ребенка найдено не дома, а в Пограничье, и ни оно само, ни документы еще не переправлены в департамент. Стерко вынужден был согласиться со справедливостью этого предположения, тем более, что он сам оказался не на высоте: не попытался даже расспросить Лэри о том, где можно увидеть мертвого братишку. Оставалось одно: снова возвращаться в Пограничье и пытаться спасти сына. О том, чтобы помочь Лэри в его служебных проблемах, он уже и не мечтал.

На душе было скверно. И может быть именно из-за тоскливых мыслей о собственном промахе в Пограничье, у Стерко не только потяжелело на сердце, но и стало до тошноты одиноко. Кинуться было некуда, кроме как к тем опытным и умелым рукам, которые принесли облегчение и крепко запомнились. Да и что греха таить, плоть Стерко, еще не вполне восстановившаяся после шестилетнего издевательства над ней, снова заявила о себе, хоть и не слишком мучительно, но ощутимо. И наверное, Стерко не стоило корить себя за то, что вот уже полдня он не мог отвязаться от назойливых мыслей о светловолосом пареньке, умеющем изобразить и соблазнительную распущенность, и кроткое терпение. В памяти накрепко засело то великолепное ощущение, которое Стерко испытал под руками массажиста в номере отеля.

Ведь в сущности Стерко не замысливал ничего предосудительного. Принять обычную физиологическую процедуру, только и всего. Снуи сам приглашал, и сам дал ключ…

Истомившись, Стерко прошел за ограду и поспешил поскорее убраться с глаз возможных свидетелей.

Окна маленького одноэтажного домика были закрыты плотными пластиковыми жалюзи, и непонятно было, есть ли за этими окнами свет.

Помявшись немного на пороге, Стерко вынул ключ-карту и вставил ее в прорезь в замке. Дверь бесшумно отворилась, и Стерко торопливо шагнул внутрь.

В прихожей было темно, но из внутренних помещений пробивался неяркий свет.

Стерко прошел вперед и оказался в круглом холле с низкими пухлыми креслами, зеркалом, крошечными цветниками и чуть слышно журчащим в углу маленьким фонтаном. Все это было далеко от тех богатых и роскошных интерьеров, на которые Стерко насмотрелся в отеле. Хозяин этого маленького домика, судя по качеству обстановки, не имел средств, достаточных для того, чтобы разгуляться на свой вкус. А несомненный вкус без труда угадывался в непринужденном, нечопорном расположении мебели и прочих предметов обихода…

— Как вы сюда попали?! — прозвучало за спиной Стерко, и тот вздрогнул от неожиданности.

В дверях, ведущих то ли в спальню, то ли в столовую, стоял высокий черноволосый хаварр и весьма угрожающе смотрел на Стерко. Его правая рука была опущена в карман широкого халата, и Стерко сообразил, что там может быть парализующий импульсный пистолет, простейшее оружие добропорядочного обывателя, имеющееся практически в каждом доме.

Не делая лишних движений, Стерко развернулся в сторону парня и ответил как можно спокойнее:

— Мне нужен Снуи.

— Я спросил, как вы сюда попали! — напомнил хаварр.

— Вошел, как обычно, — улыбнулся Стерко, но парень не был расположен к доброжелательной беседе.

— Как вы открыли дверь?! — рявкнул он и дернул рукой.

— Вот этим ключом, — Стерко неторопливо вытянул руку, держа карту двумя пальцами. — Снуи сам дал мне его.

— Бросайте! — коротко приказал хаварр и ловко поймал летящую ему в лицо карту левой рукой. Быстро взглянув на нее, он поднял голову и взглянул на Стерко ничуть не ласковее: — Да, это один из ключей Снуи. Откуда вы его взяли?

— Я же сказал, Снуи сам дал мне его, — повторил Стерко со вздохом.

— Давно?

— Да уж больше двух месяцев тому назад… — проворчал Стерко, уже утомленный настойчивым допросом. Ситуация, в которую он попал, показалась нелепой до смешного.

— Что ж, — угрюмо подытожил черноволосый хаварр. — Проваливайте отсюда! Снуи вас не ждет. Убирайтесь и побыстрее!

— Проклятье! Можно бы и повежливее! — возмутился Стерко. — Для того, чтобы я ушел вовсе не обязательно мне грубить! Достаточно просто сказать, что я не вовремя…

— Когда бы вы ни пришли, всегда будет не вовремя, — перебил его парень.

— Снуи больше не практикует. Вот и весь сказ.

— Ну, извините… — развел руками Стерко.

Под тяжелым взглядом парня он пересек круглый холл и направился к выходу, как вдруг за его спиной раздался встревоженный голос:

— Что стряслось, Гайен? Кто пришел?

Стерко узнал его сразу же. Это был голос Снуи.

Он не удержался и обернулся. Черноволосый Гайен пытался затолкать Снуи обратно в комнату:

— Зачем ты встал? Тебе надо поспать… Иди, иди к себе…

Но Снуи напряженно смотрел через плечо Гайена и, узнав Стерко, остолбенел.

— Защитник?!.. — вырвалось у него.

— Здравствуй, Снуи, — улыбнулся Стерко. — Извини, нехорошо получилось. Я не знал, что ты перестал практиковать. Мне нужно было позвонить. Я сам виноват. Извини…

Снуи отчаянным рывком выскочил из рук Гайена и вышел вперед.

И сердце Стерко упало куда-то в ноги.

Снуи уже не выглядел таким привлекательным и свежим, каким был тогда в отеле. Темные глаза его теперь, как два затравленных насмерть зверька, лихорадочно обшаривали Стерко. Лицо паренька осунулось, нежный румянец сменился землистой бледностью, красивые губы искажались глубокими горькими складками… На нем были просторные домашние брюки и короткая обтягивающая грудь сорочка, рукава которой, когда-то наверное длинные, теперь были обрезаны и зашиты.

У Снуи не было рук.

Под тканью сорочки на плечах, прикрытых мягкими накладками, угадывались две совсем короткие культи.

— Это вы простите меня, защитник… — сухо и отрывисто проговорил Снуи. — Я обманул ваши ожидания…

Он замолчал и наклонил голову.

— Уходите и никогда больше не смейте переступать порог этого дома, — добавил он дрогнувшим голосом.

Стерко растерялся:

— Но позволь… Зачем ты так?…

Снуи дрогнул, неловко шагнул в сторону и рванулся назад, в комнату.

Гайен едва успел уступить ему дорогу. Из комнаты донесся надрывный истеричный плач.

Стерко непроизвольно подался вперед, но Гайен торопливо прикрыл дверь, за которой исчез Снуи, и встал на пути Стерко.

— Уходите! — повторил он. — Неужели что-то еще надо объяснять?

Из-за двери слышались приглушенные горькие рыдания, и Стерко разволновался:

— Ну что же вы, Гайен? Нельзя же так! Надо его успокоить!

— Сам разревелся, сам и успокоится, — с некоторой досадой отмахнулся Гайен.

— Да как же вы можете?! — ужаснулся Стерко и шагнул к двери. Пустите меня, я с ним поговорю!

— Еще чего? — фыркнул черноволосый хаварр. — Только хуже сделаете. Он разойдется на полчаса, не меньше. А так он скоро утихнет.

— Вы жестоки с ним! — гневно начал Стерко.

— А вы глупец! — огрызнулся Гайен. — Впервые увидели его таким и растаяли! Я два месяца с ним мучаюсь, и уже изучил, что к чему. Это не чрезвычайная ситуация, это случается по сто раз на дню. Он почти ничего не ест, мало спит, молчит, смотрит в одну точку и беспрерывно принимается плакать… И я понял, лучше не давить на него, пусть все идет своим чередом.

Стерко был не согласен с парнем, категорически не согласен. Но спорить с этим хмурым, усталым хаварром было ни к чему. Стерко стоял в растеряности перед Гайеном, не зная, что делать. Остаться казалось неудобным, а уйти просто так было невозможно.

— Как это произошло с ним, Гайен? Несчастный случай?

Гайен раздраженно пожал плечами:

— А разве кто разбирался? Маньяка не нашли, да и не искали… Мне все время кажется, что Снуи знает больше, чем говорит…

— То есть вы хотите сказать, что это было нападение маньяка? изумился Стерко. Он склонен был предполагать, что парнишка угодил под колеса или получил тяжелую электротравму или ожог…

— Я ничего не хочу сказать! — буркнул Гайен. — Тогда он пришел домой очень поздно, после ночного вызова в отель. А под утро ему позвонили еще с каким-то приглашением. Он собрался и ушел. Через некоторое время на улице в панике завопили соседи. Я выбежал… Снуи лежал за оградой, без сознания, еле живой… Отрезанные руки так и не нашли.

— Значит преступник был совсем рядом, если Снуи не успел истечь кровью и был еще жив! — заметил Стерко.

— Да? — язвительно уточнил Гайен. — Снуи назвал вас защитником, и вы наверное более опытны в таких вопросах… Но тут вы ошибаетесь. Снуи пролежал больше часа… Просто кровотечение было остановлено, а места среза заживлены… Вы защитник, и вы должны представлять, кому под силу сделать такое с живым существом!

Стерко тупо уставился в пол. Ему стало все ясно. Кажется, вершитель после телефонного разговора со Стерко в номере смягчился окончательно и решил не только поменять ногти маленьких хаварров на пальцы майра Лэри, но пошел на еще большую милость: поменял пальцы Лэри на руки массажиста Снуи.

— Что вы застыли? — неприязненно уточнил Гайен. — Ступайте-ка отсюда, не нервируйте Снуи. Вам больше нечего здесь делать.

Стерко полез в карман и достал три крупных купюры, всю наличность, что была у него с собой.

— Возьмите эти деньги, Гайен.

— В честь чего это? — нахмурился Гайен. — Зачем мне ваши деньги?

— Я был должен Снуи за массаж.

— Вы лжете, — усмехнулся черноволосый хаварр. — Я знаю привычки Снуи. Либо он берет деньги сразу, либо не берет их совсем. В долг он не работает. В смысле, не работал…

— Возьмите деньги, Гайен. Это для Снуи.

Гайне помялся:

— Снуи это не понравится.

— А вы не говорите ему ничего.

Гайен тяжело вздохнул, взял купюры, повертел их в руках:

— Сумма очень велика.

— А вы, Гайен, где вы работаете? — спросил Стерко.

— Работать? — буркнул Гайен. — А как вы себе это представляете? Я вынужден был оставить очень приличное место после этого несчастья. Я не могу отлучится из дома больше, чем на час…

— Тогда не говорите, что сумма велика, — приказал Стерко. — Берите без оговорок.

Гайен сунул деньги в карман и криво улыбнулся:

— Что ж, спасибо… Снуи в самом деле неоткуда ждать помощи. Он сирота.

Я тоже не имею богатой и знатной родни, да и карьеру сделать пока не успел.

Месяц назад мне предлагали выгодное и перспективное место в провинции. Тогда я отказался. Сейчас мне снова его предложили. И теперь я согласился.

— Значит, уедете и увезете Снуи?

— Уеду. Но один, — отрезал Гайен.

— А как же Снуи?

— Ну что вы задаете глупые вопросы? — совсем разозлился Гайен. — Он останется. Деньги за дом еще не выплачены, агентство отберет его… Медицинский полис у Снуи шестой категории… Выводы делайте сами.

Выводы были прозрачны: обладателю полиса шестой категории полагалась бесплатная первая помощь при травмах, бесплатное лечение инфекционных заболеваний и бесплатная диагностика. За лечение же прочих бесплатно выявленных недугов уже следовала немалая оплата. Полис шестой категории выдавался каждому новорожденному хаварру в качестве обязательной государственной страховки. Только хаварры, поставившие себя вне закона, лишались его. Молодой и крепкий Снуи, видимо, мало обращал внимание на свое здоровье и не ждал беды, а потому не успел озаботиться приобретением более серьезного полиса.

А за те услуги, которые были сейчас необходимы безрукому калеке, пришлось бы платить много и постоянно. Для Стерко было очевидно, что паренек пропадет. Ничего хорошего его не ждало: убогий благотворительный приют с палочной дисциплиной и равнодушным, а зачастую и жестоким персоналом.

— Вам не жалко его? — поинтересовался Стерко у Гайена.

— А меня вам не жалко? — резко парировал Гайен. — В конце концов, мы со Снуи никогда ничего не обещали друг другу. Мы просто жили вместе, вместе выплачивали за дом, но мы всего лишь приятели. Мы даже спали в разных спальнях… Каждый из нас зарабатывал на жизнь, как мог. Мы не ставили друг другу условий и не клялись прожить вместе до конца дней своих. Снуи знает, что я уезжаю, и он смирился с этим…

Стерко пожал плечами. Ему очень хотелось наорать на Гайена.

— Ну что вы еще от меня хотите? — вздохнул Гайен. — Кажется, я сполна перед вами отчитался. Деньги ваши я потрачу на Снуи: ему прописали какой-то слабенький наркотик в качестве успокоительного, а эта штука оказалась немыслимо дорогой. Еще немного времени до отъезда у меня есть, и я постараюсь сделать для Снуи все, что могу. Но жертвовать ради него своим будущим я не собираюсь, и осуждение в ваших глазах, уважаемый защитник, меня не трогает! Если вы подозреваете меня в том, что я нечист на руку, перед отъездом я принесу вам квитанции на лекарство!

— Ну что вы, Гайен, это ни к чему! — решительно ответил Стерко и добавил: — Мне пора. Я хотел бы проститься со Снуи.

Гайен прислушался:

— Он успокоился, может быть уснул. Не тревожьте его понапрасну.

— Вы правы. Прощайте, Гайен.

— Всего хорошего, — отрезал Гайен. — Захлопните за собой дверь.

Стерко вышел на крыльцо и прикрыл дверь.

Больная изобретательность вершителя поразила его. Жестокость казалась не просто дикой, а по-настоящему бессмысленной: ведь Стерко мог так никогда и не узнать о беде Снуи и не усвоить своеобразного назидания вершителя. Зачем понадобилось калечить невинного паренька, чьи руки были умелыми и ласковыми?

Стерко пошагал к ограде, проклиная себя за все, в чем оказался без вины виноват.

— Защитник!

Стерко оглянулся.

Снуи, чуть пошатываясь, спешил к нему по выложенной плитами тропинке.

Он остановился в двух шагах от Стерко и жадно вгляделся в его лицо. Глаза Снуи были уже сухи, только щеки слегка разрумянились.

— Я завел себя и вас огорчил. Никак не могу привыкнуть к этому… быстро проговорил паренек. Длинная прядка светлых волос свалилась ему на глаза, и он нервно дернул головой. — Вы не переживайте, ваш визит тут совсем ни при чем… Я привыкну. Мне больше ничего не остается, только привыкнуть…

Стерко судорожно сглатывал слюну и не знал, что отвечать. Сердце его сжималось, и в висках забилась тупая боль. Очень хотелось расплакаться, слушая, как калека его успокаивает.

— Почему вы молчите, защитник? — тревожно спросил Снуи.

— Гайен сказал, что уезжает и бросает тебя. По-моему это подло…

— Это его право. У него нет и не было обязательств. Я и так ему благодарен. Если бы не его забота, я уже сегодня гнил бы среди отбросов… — почти спокойно заметил Снуи. — Не надо возмущаться, защитник. Вам сейчас сгоряча не понять Гайена. Поверьте, первое время он был сам не свой, очень переживал за меня. Но нормальному здоровому хаварру нечего делать рядом с таким, как я. Возиться со мной непосильно для Гайена, и я его не виню. Это естественно. И ваше негодование тоже пройдет, скоро вы обо мне забудете… Но поверьте, больше всего на свете жалею, что не могу оказать вам той помощи, которую пообещал тогда…

— Теперь это не имеет значения, — мягко сказал Стерко.

— Нет, имеет. Мне трудно вас забыть, защитник. Так получилось, что вы были моим последним клиентом…

— Я знаю! — Стерко не хотелось выслушивать все еще раз.

— Откуда вы знаете? — удивился Снуи.

— Гайен рассказал.

— Он не мог вам рассказать этого. Про вас лично он ничего не знал и не знает! — растерялся Снуи.

Стерко тоже ощутил легкое замешательство.

— Значит, вы сами догадались… — протянул Снуи напряженно. — Тогда вы, наверное, поняли еще кое-что…

— Снуи, пожалуйста! Не надо меня допрашивать…

— Позвольте, защитник! — холодно возразил Снуи. — Я не допрашиваю. И я не хочу от вас никаких объяснений. Вижу, вы уяснили, что произошло.

— Меньше всего на свете я хотел, чтобы мой враг стал чьим-то еще врагом… Но он добрался до тебя. Хотя я не понимаю, за что он сделал это с тобой…

— Не понимаете? — серьезно уточнил Снуи. — Да, скорее всего, так оно и есть. Но не надо так огорчаться, защитник. У меня и в мыслях нет обвинять вас… Я, как каждый хаварр, учился в школе, и знаю, насколько неумолимыми и нелогичными бывают притязания вершителей. И нет никакого труда сообразить, что к чему, когда имеешь дело с защитником.

— Почему бы тебе не рассказать то, что ты знаешь, но упорно скрываешь от всех?! — взмолился Стерко.

— Об этот вам тоже Гайен наябедничал?

— Я и сам не слепой?

— Как сказать… — усмехнулся Снуи. — Вы правильно поняли: меня искалечил вершитель. Именно так он и представился. И причину назвал. Только вам ее знать не обязательно. Напрямую она вас не касается.

— Касается, Снуи! Я ведь был и до сих пор остаюсь под колпаком…

— Я знаю, — встревоженные темные глаза скользнули по лицу Стерко, и Снуи снова опустил голову.

— Ты видел это чудовище? Ты хорошо разглядел его тогда?

— А разглядывать его мне было нечего, — усмехнулся Снуи. — Я прекрасно знал его и раньше.

— Как это?! — изумился Стерко.

— Очень просто. Когда-то несколько лет назад он стал моим первым клиентом, и с тех пор довольно часто пользовался моими услугами… Он был приятный хаварр, никогда не принуждал меня сверх меры и платил неплохо, — произнес Снуи отсутствующим голосом, глядя в землю.

Значит, парнишка в лицо знал вершителя. Значит, изверг много лет жил под самым носом у департамента защиты и вел жизнь обычного состоятельного хаварра.

— Скажи мне, Снуи, кто он! Под каким именем ты его знал?!

Снуи с грустной улыбкой посмотрел в глаза Стерко и отрицательно покачал головой:

— Оставьте это, защитник. Я всю жизнь был ничтожным, ничего не значащим существом. Но я не настолько глуп, чтобы раскрывать рот.

— Разве ты не понимаешь? С ним давно пора покончить! — воскликнул Стерко.

— И вы сделаете это. Но без моего участия. Потом вы поймете, почему я молчал и буду молчать, — твердо сказал Снуи. — Я уже ничего не теряю. Но я не хочу, чтобы за мою болтовню поплатились те, кто мне далеко не безразличен. Разве вы, защитник, стали бы болтать о вершителе, если бы над теми, кто вам дорог, висела бы угроза?

— Да, ты прав, — нехотя согласился Стерко. — А у тебя есть, за кого бояться?

— Я многим обязан Гайену и хочу, чтобы он целым и невредимым уехал из столицы. И еще… — Снуи поджал губы, а потом добавил немного смущенно. Мне бы не хотелось, чтобы к вашим бедам добавились новые неприятности.

— Мне уже не от чего беречься. Хуже, чем есть, мне уже быть не может.

— Вы ошибаетесь, — печально усмехнулся Снуи.

Они замолчали. Снуи нервно покусывал губы и смотрел в сторону.

Стерко развел руками:

— Ну, мне пора…

— Куда вы сейчас?

— Надо закончить пару неотложных дел здесь, а потом я снова уйду в Пограничье. Все мои проблемы теперь там… А ты держись, Снуи, не поддавайся.

Он согласно кивнул:

— А вы берегите себя, защитник…

— Знаешь, приятель, не зови меня защитником. В последнее время я ненавижу это слово…

— Почему же? — удивился Снуи. — Во-первых, это вполне достойное слово.

А во-вторых, я ведь и имени вашего не знаю!

— Меня зовут Стерко Лег-Шо.

— Тогда прощайте, Стерко, — улыбнулся калека. — Ступайте, я немного посмотрю вам вслед.

Заставляя себя не оглядываться, Стерко заспешил прочь.

Выбравшись на главную улицу, Стерко зашел в небольшую нотариальную контору и, когда безукоризненно вежливый пожилой клерк усадил его в кресло и приготовился выслушать, поручение Стерко уже сформулировал:

— Я желаю купить небольшое поместье и подарить его своему другу.

У меня нет времени долго выбирать, и меня устроит иллюстрированный каталог… А также я желаю оформить на имя своего друга государственный медицинский полис первой категории.

Пролистав несколько страниц каталога, Стерко остановился на первом же строении, порадовавшем глаз. Небольшой, но симпатичный домик в горной долине, маленький, но необыкновенно красивый участок земли с ручьем и водопадом, горными лугами и светлой рощей.

Стерко, не задумываясь, предоставил клерку свой банковский счет и заполнил документы на имя Снуи Фа-Тару. С того момента, когда клерк сбросил со счета деньги, Снуи стал владельцем горного поместья.

Напоследок клерк показал Стерко оплаченный полис, оформленное поручение по его исполнению и вернул банковскую карточку.

— Судя по всему, вы очень близки со своим другом, — заметил клерк. Ваш счет сильно похудел. Я много лет работаю, но нечасто вижу, чтобы кто-то разом тратил такие немалые деньги. Господину Фа-Тару невероятно повезло. У него щедрый и заботливый друг.

Стерко сдержанно согласился и поспешно ушел. Если бы завистливый клерк узнал правду, вряд ли он захотел бы оказаться на месте Снуи. Да если быть до конца откровенным, себя Стерко не считал ни щедрым, ни заботливым: щедрых друзей вроде подколпачного хаварра он всякому посоветовал бы поостеречься.


Глава 2. Дракон и принцесса | Наследник | Глава 4. Вожделенный ноль без палочки