home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2. Конец конспирации

Ниша была узкая и глубокая, выше, чем два роста Лэри, которого никто не назвал бы низкорослым хаварром. Для непосвященного, попавшего в нее, существовала одна дорога — вниз. Но тот, кто решился бы спрыгнуть, вряд ли собрал бы потом свои косточки. Место, однако, было безопасное: причудливый вырез в стене делал того, кто прятался в нише, практически неуязвимым для любого оружия. Достать прячущегося могли только сверху, с воздуха, да и то с близкого расстояния. А из проемов и бойниц стоящей напротив башни и с близлежащих стен и карнизов попасть даже энергетическим импульсом было очень трудно, почти невозможно. Противники не владели секретами, доступными Лэри. Он мог послать свои заряды в свободный поиск, а те, кто пытался достать вершителя, только осыпали стены и края ниши гроздьями оранжевых импульсных шариков, не причиняя Лэри вреда.

Лэри выглянул из-за края проема, и едва не получил в лицо приличный энергозаряд.

— Пристрелялись… — проворчал он, стряхивая с плеч каменную крошку.

— Ну, держитесь, я не дам вам замерзнуть…

Встряхнув рукой, Лэри быстро высунул ладонь за край стены, и три небольших сиреневых шарика сорвались с нее, устремляясь на поиски своей цели. Лэри отпрянул в укрытие и прислушался. Через некоторое время где-то на той стороне, в одном из проемов башни раздался болезненный вскрик.

Удовлетворенно усмехнувшись, Лэри присел на корточки, раздумывая. Конечно, защитники уже поняли, что в замке слишком мало вассалов вершителя. Те немногие из челяди, которым Лэри позволил остаться, не смогут долго сдержать хаварров-защитников. Правда, Лэри на слуг особо и не рассчитывал и собирался справляться со своими врагами один. Он был здесь дома, и ничто не мешало ему пользоваться всеми возможностями беспредельной земли… Лэри собирался еще долго просто морочить защитникам головы, прежде, чем они все попадут в смертельную ловушку.

В принципе, с этим можно было и не торопиться. Пока Лэри играет со своими противниками, Игорь, считая, что вершителю не до него, попытается найти брата… И посвящения ему все равно не миновать, как бы этот дурак не старался выкрутиться.

Лэри до сих пор было стыдно за то, что он столько времени ошибался.

С одной стороны, это старый вершитель ввел Лэри в заблуждение. Память подвела его основательно. Он ошибся с подсчетом человеческих лет. Лэри был уверен, что речь идет о старшем Качурине, а особенности его весьма разнузданной личности, так бросающиеся в глаза, тоже указывали на именно на него. И не было у Лэри ни капли сомнения в том, что именно темпераментный и беспутный Андрей и есть младший сын вершителя, а уж никак не его несовершеннолетний братишка, заурядный мальчишка спокойного нрава. И вдруг невинный пятнадцатилетний отрок проявил скрытое проникающее поле, которого до своего посвящения не имел даже Лэри…

Наверху, на самом карнизе раздались торопливые шаги, и Лэри вскочил в растерянности. Какому идиоту вздумалось тащиться сюда, в самую зону обстрела? Приготовившись превратить безумца в груду обгорелых костей, Лэри уже протянул руку, но нежданный гость решительно спрыгнул вниз, звучно приземлился на каменный пол ниши и поспешно вскочил на ноги, разгибаясь…

— Стерко?! — Лэри ощутил противный холод в желудке от одной мысли, что только что не уничтожил друга. — Откуда ты взялся?!

— Я не мог допустить, чтобы ты остался здесь один… — задыхаясь от быстрого бега, проговорил Стерко. Рукава его куртки были отстегнуты и тяжелый браслет на левой руке сверкал всеми индикаторами боевого режима. Глаза Стерко горели, лихорадочно осматривая причудливую нишу и Лэри. — Я уже не думал, что найду тебя живым! Почему ты ушел один?!

— Потому что так было нужно, — торопливо пояснил Лэри. — А вот тебя здесь только и не хватало!

Стерко возмущенно пожал плечами и локтем утер пот со лба, и свежая кровь размазалась по руке и высокому бледному лбу хаварра.

— Ты ранен? — забеспокоился Лэри.

— Увидел, что в меня летит сиреневый шарик, рванул за выступ и лбом приложился. Царапина… — пожал плечами Стерко и снова стал пристально оглядываться. Его лицо стало изумленным. — Ты что, Лэри, с ума сошел? Зачем ты позволил загнать себя в эту ловушку?

— Здесь мертвый сектор, заряды сюда не попадают.

— Да, не попадают, — с усмешкой согласился Стерко. — Только как мы теперь отсюда выберемся, из этой милой ямки?

— Понадобится — выберемся, — коротко ответил Лэри.

— Сомневаюсь.

— Для чего же ты тогда прыгал сюда? — удивился Лэри.

— Если ты помнишь, я совсем деградировал, как специалист департамента защиты. Мои инстинкты самосохранения больше не работают. Боюсь, что за тобой я прыгнул бы в адские врата… — усмехнулся Стерко.

Лэри нахмурился. С появлением Стерко он понял, что теряет прежнюю уверенность. Теперь уже не дашь себе полной свободы. Сразу открываться перед другом было бы преждевременно. В памяти всплыло тревожное предостережение шухора, и Лэри забеспокоился. Конечно, сейчас Стерко сходит с ума от волнения за жизнь друга, поэтому и прибежал сюда. Но вдруг, поняв, кто на самом деле перед ним, он захочет немедленно отомстить за смерть старого Калео, за своего давнего любовника Миорка, за сожженного кислотой звереныша Зого и даже за массажиста, которого оскорбленный Лэри изувечил под горячую руку в приступе совершенно безумной ревности…

А Стерко, прижавшись спиной к стене, стал подбираться к краю проема.

— Зачем ты лезешь туда? — Лэри дернул его назад.

— Да разобраться хочу. Он далеко? — деловито уточнил Стерко.

— Кто?

— Вершитель. Я пытался сопоставить свой путь, расположение этой ниши и линию его огня… Он где-то рядом, ведь так?

— Так. Но это не значит, что он нас достанет, — буркнул Лэри. Успокойся и не высовывайся, я не хочу соскребать твои мозги со стен.

Словно в подтверждение его слов снаружи раздался негромкий сухой треск: несколько мелких зарядов окатили стену совсем рядом с нишей. Маленький отряд защитников, пришедших вслед за Стерко, не терял наивной надежды взять вершителя на измор.

— Что тебе не сиделось в кабинете? — с досадой сказал Стерко. — Я никак в толк взять не могу, почему ты здесь?

— Никто не может запретить начальнику департамента лично участвовать в любой операции. А что тебе не сиделось там? — Лэри кивнул на башню и внутренние замковые стены, что виднелись в проеме.

— По многим причинам. Если Шото еще жив, он ведь где-то рядом. Это раз. И ты здесь лазаешь совсем один. Это два…

Сразу несколько оранжевых искрящихся шариков ударились о край проема и рассыпались, осыпая все вокруг огненными крошками.

— Ну ничего же себе?! — опешил Стерко. — Это же заряды наших браслетов! Они что там, спятили, по своим палить?!

Он дернулся к краю, но Лэри рванул его в угол ниши:

— Если тебя убьют свои, тебе полегчает?

— Я ничего не понимаю! — сосредоточенно пробормотал Стерко.

— А что тут понимать? Надо просто уходить отсюда, — заключил Лэри, нащупывая теплый камешек в холодной стене.

Стена отьехала бесшумно, только ледяным сквозняком потянуло из тайного хода. Стерко оглянулся, недоуменно взглянул на Лэри:

— Вот это да!.. Объяснения будут?

— Не здесь и не сейчас. Давай-ка за мной, да не зевай!

Лэри побежал по проходу в полной темноте. Так просто было подсветить себе с ладони, но опять же: вылезать сейчас с демонстрацией своих способностей не хотелось. Лэри и так безошибочно находил себе путь, а Стерко шел след в след, дыша ему в затылок, и не должен был потерять дорогу…

Наткнувшись на запертый выход, Лэри нажал на угловой кирпич, и почти вывалился в полутемный зальчик на третьем ярусе замковых помещений.

— Не отставай! — крикнул он Стерко, не оборачиваясь.

Лэри сделал уже несколько шагов, как сзади послышался резкий свистящий вопль, и раздался отчаянный крик Стерко.

Лэри остановился и оглянулся. Когтистый шестилапый саркан вовсю катал Стерко по полу, а застигутый врасплох хаварр никак не мог совладать с ним. Справиться с сарканом нелегко в любом случае, даже если и ожидаешь нападения. Сообразительное животное с длинным серебристым мехом, цепким хвостом и тремя парами кривых лап с грозными когтями было опасным противником, потому что обладало не только силой и ловкостью, но и оголтелой свирепостью.

Раздумывать было некогда. Лэри с криком рванулся, вцепился в пушистую шкуру твари, но просто так оторвать от жертвы саркана, увлеченного атакой, было невозможно. Тогда Лэри и послал животному импульс такой силы, что саркан с отчаянным воплем отлетел к стене и, наскоро подхватившись, кинулся спасаться от совершенно незаслуженного гнева хозяина, пустился наутек по узкому коридорчику. Бедняга, он наверняка не мог понять, чем же он провинился: увидев, как вслед за господином из тайного хода выбрался чужак, саркан, несомненно, счел, что хозяина преследует враг, и бросился выполнять свой долг…

Он удирал, боль только подхлестывала его, и в общем-то Лэри уже не было нужды напоминать твари о своем неудовольствии. Но у ног Лэри стонал и корчился Стерко, и вершитель не сдержался, послал вслед саркану смертельный заряд… Черная кровь верного сторожа потайных ходов фонтаном окатила стены коридорчика, разорванное на куски тело животного с невероятной силой ударилось в угол, кое-какие ошметки отлетели назад…

Лэри бросился к Стерко. Тот уже встал на колени, мотая головой. Лицо хаварра заливала кровь. Лэри присел рядом, взял голову друга в ладони, наклонился, настраиваясь на исцеляющий импульс… Пусть это никак не отвечает требованиям конспирации, но нельзя допустить, чтобы Стерко потерял много крови.

— Лэри! — Стерко резко вскинул голову. В его голосе Лэри ясно расслышал панику. — Ты цел? С тобой все в порядке?!

— Совершенно. Сильно он тебя? — спросил Лэри, не думая ни о чем другом, кроме как о ранах Стерко.

Стерко торопливо ощупал себя и нервно усмехнулся:

— Он мне бровь разорвал, тварь поганая… Эх, кровищи-то… Ну а потом я лицо спрятал, только плечи все разодраны…

Он стер кровь с лица, зажал бровь ладонью и огляделся вокруг.

— Посиживая в кабинете ты не утратил реакцию, это здорово, — произнес Стерко, морщась от боли. — А то нам бы обоим крышка…

Тут он заметил в боковом ответвлении коридора черные лужи и груду мяса.

— Ого! Как тебе удалось так легко отогнать его? — удивился он.

— Практика, — кортоко пояснил Лэри.

Стерко отнял руку от лица, и кровь снова хлынула.

— Проклятье! — воскликнул Стерко. Он уже весь перемазался в крови и выглядел страшновато. Лэри понимал, что раны друга неопасны и немного успокоился, но ему трудно было выносить растерянную болезненную гримасу на лице Стерко.

— Позволь-ка… — Лэри отвел руки Стерко и всмотрелся, удостоверяясь, где и как пролегают рваные царапины, оставленные сарканом. — Потерпи, я помогу тебе.

Не слушая возмущенных протестов друга, Лэри принялся за дело. Пусть Стерко теперь думает о нем все, что хочет, но после нескольких направленных пассов кровь перестала течь из глубоко процарапанной раны на лбу, да и остальные почти мгновенно подсохли…

— Что ты сделал? — удивился Стерко, прикасаясь к брови.

— Остановил кровь, только и всего, — равнодушно ответил Лэри.

— Но как?

— Есть способ… А теперь нам стоит поспешить.

Стерко стал вставать на ноги и отмахнулся от рук Лэри, который хотел помочь. Взгляд Стерко вдруг стал растеряным:

— Подожди-ка… Я что-то не понял… Как же ты справился с сарканом?! Лэри, ведь на тебе же нет браслета!

— Ну… Ну, нет… — согласился Лэри, лихорадочно соображая, что сказать в свое оправдание. — Поэтому если мне повезло однажды, это не значит, что нам повезет еще раз. Быстро исчезаем отсюда. Вполне возможно, что этот шестилапый здесь не один…

Договорив, Лэри повернулся спиной к Стерко и поспешил вперед. Шаги Стерко раздались позади почти сразу же. Хаварр легко бежал следом.

— Лэри, куда мы направляемся? — проговорил Стерко, когда Лэри остановился за следующим поворотом, проверяя, нет ли впереди еще кого-нибудь из слуг, с кем пришлось бы так же безоговорочно распрощаться, как с верным сарканом. Впрочем, Лэри беспокоился не столько о судьбе слуг, сколько о том, чтобы не наделать Стерко новых ран.

— Мы ищем выход, — пояснил Лэри. — Просто ищем выход.

— Сдается мне, ты его знаешь, — усмехнулся Стерко. — А я не знаю кое-чего о тебе.

— Что ты имеешь в виду? — сухо уточнил Лэри.

— Саркана нельзя отогнать голыми руками, — пояснил Стерко.

— Можно.

— Нельзя. Это аксиома. И за попытки опровергнуть ее многие идиоты заплатили жизнью, — упрямо повторил Стерко.

— Дался тебе этот шестилапый урод! — вспылил Лэри.

— Не он мне дался, а ты, — вздохнул Стерко. — Безоружный хаварр не справится с сарканом.

— Спорим, что справится? Будет время — научу, — улыбнулся Лэри, но Стерко остался серьезен.

— Ты пугаешь меня, Лэри, — произнес он.

— Поверь мне, Стерко, это не страшно. Это здорово.. — Лэри еще раз проверил путь. — Не дави на меня, и я потом тебе все объясню…

Он пошел вперед, Стерко следом, и за поворотом им открылся многогранный светлый зал с прозрачным потолком. Стены были закрыты неяркими гобеленами, и кругом было множество деревянных резных дверей, по одной в каждой грани.

— Где мы? — уточнил Стерко. — Разве мы на верхней башне?

— Нет. Мы во внутренней низкой башне, почти в самом сердце замка, — отозвался Лэри. — Это внутренний лабиринт, скопище загадок…

— Ты их разгадал? — подозрительно спросил Стерко, бросая по сторонам быстрые взгляды.

— В какой-то степени.

— Интересно, когда ты успел? — прошептал Стерко.

— Сейчас не время увлекаться загадками. Мы просто перейдем в другой тайный ход и выберемся отсюда наружу.

— Но Лэри! Какая необходимость бежать?! — удивился Стерко. — Мне пока не надо наружу, я должен искать Шото, пока есть такая прекрасная возможность…

— У тебя есть прекрасная возможность закончить свою жизнь в одном из здешних подземелий, — возразил Лэри. — Удачей нельзя злоупотреблять.

Стерко промолчал.

Лэри подошел к крайней от входа двери и отпер ее… Что такое? Он точно помнил, что, пробравшись в замок поутру, оставил в тамбуре светильник. Сейчас тут было темно… Понимая, что стоять перед зловеще темным дверным проемом и раздумывать опасно, Лэри торопливо закрыл дверь и повернулся к Стерко.

— Что-нибудь не так? — сухо спросил тот.

— Да, кое-что не так, — подтвердил Лэри. — Но это не страшно. Мы найдем способ избежать неожиданностей.

— Ты уверен?

— Уверен.

— А с чего? — не отставал Стерко. Он стоял посреди зала, его глаза перебегали с одной двери на другую, задерживались на Лэри и снова начинали исследовать незнакомое место.

— Что «с чего»? — устало переспросил Лэри.

— С чего такая уверенность во всем, будто ты у себя дома?

Лэри сделал вид, что не расслышал последних слов друга. Сейчас его больше занимал вопрос о том, кто погасил светильник в тамбуре.

Когда Лэри все же взглянyл Стерко в глаза, друг внимательно смотрел на него, прищурившись и напряженно кусая губы.

— Что, Стерко?

— А ведь ты у себя дома, не правда ли?

— Что?… — Лэри был готов поклясться, что ослышался.

Стерко нервно обхватил себя за плечи и его длинные сильные пальцы легли на россыпь кнопок браслета. Синеглазый хаварр застыл, словно окаменев под тяжестью собственного открытия.

— Ты ведь у себя дома, вершитель, — произнес он хрипло. — Ты у себя дома, а я в ловушке. Верно?

— Отчасти верно. Я дома, — Лэри сделал шаг вперед, и натолкнулся на холодный взгляд, ясно говорящий о том, что при следующем шаге вершителя Стерко нажмет на кнопку атаки. — Но ты не в ловушке. Успокойся, Стерко, ты в полной безопасности.

Лэри попытался сделать еще движение вперед.

— Будь я проклят, если не выстрелю, когда ты еще раз дернешься, произнес Стерко в ответ.

— Ты не выстрелишь, потому что не сможешь. Так же как и я не смогу поднять на тебя руку, — отозвался Лэри.

— Ну? — брови Стерко удивленно взлетели. — Да ты еще наивнее меня, придурка этакого… Я выстрелю, вершитель, можешь не сомневаться!

— Попробуй, — согласился Лэри и, не спеша, двинулся с места.

Их разделяли шагов десять, не больше.

Пальцы Стерко напряглись. Казалось, что он уже нажал на кнопки, но импульса так и не последовало.

— Ну, что же ты? Стреляй! — Лэри подошел к нему вплотную.

Стерко опустил голову. Его руки задрожали и вдруг бессильно упали.

— Тебе лучше покинуть замок, Стерко, — мягко сказал Лэри. — Здесь становится горячо, и тебе незачем влезать в мои дела…

— Влезать в твои дела?! — прошептал Стерко. — Как ты мог?!.. Лучше немедленно говори мне, где Зого?!

— Зого мертв, Стерко. И ты совсем не о том сейчас думаешь! — Лэри уже без всякой опаски повернулся спиной к другу.

Он не решился снова вскрывать путь через темный тамбур. Неизвестно, что могли устроить пронырливые защитники. Уж кому, как не начальнику департамента защиты представлять, на что способны его подчиненные.

Зная, что наружу ведет еще один старый ход, более длинный, сырой и не очень удобный, Лэри подошел к другой двери и отпер ее…

Резкий удар отшвырнул Лэри назад, и почти сразу же адская боль вспыхнула в груди, разрывая внутренности. Собственного крика Лэри не слышал. Не слышал он и голоса Стерко, только видел, как шевелятся губы на объятом ужасом лице синеглазого хаварра. Стерко подхватил падающего Лэри и поставил его на ноги, торопливо ощупывая. Изо всех сил Лэри напрягся, не позволяя губительному кровотечению открыться. Для начала это у него получилось.

Потом звуки прорвались неожиданно, резко, оглушающе. Лэри слышал, как Стерко чуть ли не в крик допытывается, что случилось, и слышал собственный стон, чужой и беспомощный.

Трое вышли из темного тамбура на свет. Лэри заставил себя всмотреться. Бескрылый руад… Человек, младший брат-вершитель… И высокая, гордая фигура в огромном тюрбане, скрывавшем торчащий на лбу рог: принцесса калганов Мауца.

Иномирянка опустила свое оружие, которое еще немного дымилось после выстрела, и произнесла на языке хаварров с ужасным акцентом:

— Если бог предает, он перестает быть богом. И тогда всякий может и должен убить бога. И я это сделала…

Лэри уже и так понял, что такое угодило ему в грудь: грозное метательное орудие калганов плевалось особой дробью, не оставлявшей смертным надежды. Но не вершителю… Если помощь подоспеет вовремя, Лэри осилит смерть.

— Что все это значит? — закричал Стерко. — Л'Шасс, в чем дело?!

— Защитник, все в порядке! — отозвался руад. — Мы должны были уничтожить вершителя, и мы это сделали. Ну, почти сделали… Отойдите от него, Стерко, пусть это чудовище подохнет!

— Проклятье! — проскрипел зубами Стерко. — Лэри, как ты?! Мерзавцы, что же вы наделали?!

Лэри вскинул руку:

— Брось, Стерко. Поздно… Лучше помоги мне… — боль разрослась, и он тяжело повалился на руки хаварра. — Не дай мне умереть, Стерко…

Стерко подхватил Лэри, принялся осторожно опускать на пол, но калганская принцесса неожиданно шагнула к хаваррам и легко, словно отнимала куклу у малыша, вытащила Лэри из дрожащих рук защитника.

— Пусть сдохнет! — громыхнула она, приподняла и легко отшвырнула раненого подальше на пол, как мешок с мусором.

От боли Лэри на несколько секунд потерял сознание, а когда открыл глаза, Стерко с криками бился в руках человека и руада, которые оттеснили хаварра и не позволяли ему даже подойти к Лэри.

Лэри попробовал помочь другу, но вся его сила ушла на то, чтобы не дать живой калганской дроби разгуляться у него внутри, и все, что осталось Лэри, это лежать, изнывая от невыносимой боли, и смотреть, как рыдает Стерко.

Лэри надеялся, что Стерко все-таки вырвется, подбежит, присядет рядом, возьмет за руку… Но вместо этого Лэри увидел, как его любимый, смирившись с волей своих союзников, сдается и садится на пол, закрывает лицо руками и остается сидеть так, не желая даже взглянуть в сторону умирающего друга.

— Стерко! — слабо вскрикнул Лэри.

Но у хаварра лишь плечи дрогнули. Спрятав лицо, он даже не разогнулся. Наверное, Стерко Лег-Шо все-таки вспомнил, что он защитник, а значит охотник на вершителя. Его наваждение прошло. И теперь его уж точно не купить воспоминаниями о былой любви…

И Лэри с тоской закрыл глаза, чтобы не видеть торжества своих врагов.


Глава 1. Последняя воля | Наследник | Глава 3. Выгодная сделка