home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4. Департамент внешней защиты

Стерко прохаживался по пустой платформе метро. Он приехал на станцию заранее, минут за двадцать пять, и теперь отчаянно проклинал свою поспешность. Три поезда ему пришлось пропустить, и Стерко невольно, но очень явно продемонстрировал, что ждет некоего конкретного поезда.

Станция была почти безлюдна, всего четыре-пять человек подпирали мраморные колонны. Но Стерко предпочел бы более многолюдную толпу, в которой некто, гуляющий по платформе и пропускающий поезд за поездом, не бросался бы в глаза. Правда, те несколько человек на пустой и гулкой станции, наверняка, совершенно не заинтересовались ни Стерко, ни его нервным топтанием на месте.

Наконец, к платформе подошел очередной полупустой поезд. Стерко взглянул на часы: тот самый, в двадцать три сорок. Предпоследний.

В последний вагон, совершенно пустой, кроме Стерко зашла молодая женщина в узких джинсах, высоких ботфортах и облегающей кожаной куртке. Она невозмутимо уселась напротив Стерко и ее равнодушный взгляд лишь мельком скользнул по лицу Стерко. Но Стерко, тем не менее, поежился даже под этим бесцельным скучающим взглядом.

Поезд двинулся. Женщина смотрела прямо перед собой, ее большие темные глаза даже не мигали. И от этого странного взгляда бедному Стерко было совершенно не по себе. Женщина ему чем-то сильно не нравилась. Она пугала Стерко своим присутствием.

Прикрыв глаза, Стерко отрешенно слушал механический голос, объявляющий станции. Он покидал этаж людей и совершенно об этом не жалел. Пока его беспокоило только одно: даже начав немедленно борьбу и поиски, Стерко ничем не мог защитить детей от произвола вершителя. Пока Стерко доберется до них, если вообще доберется, останенся ли что-нибудь от его мальчишек?

Наконец, поезд выскользнул из тоннеля на освещенную станцию, на платформе которой не было ни души, и в динамиках прозвучало:

— Поезд прибыл на конечную станцию…

Стерко встрепенулся, поерзал на сидении. Ему надо было срочно прятаться от обходчика, но прямо сейчас пробираться в кабину Стерко не мог. Он с нетерпением ждал, когда же его ненавистная попутчица покинет вагон, но женщина как-то не торопилась выходить на платформу. Наоборот, она уставилась на Стерко со зверской гримасой, будто бы сама ожидала, что он должен немедленно выйти из вагона.

— Конечная, — процедил Стерко.

Женщина пожала плечами и поджала губы:

— Так выходите. А не то сейчас уедете в депо.

— А вы?

— Не ваше дело, — отрезала женщина.

Она обернулась и, завидев на платформе девушку в форменном мундире и берете, обходящую состав в поисках уснувших пассажиров, вскочила на ноги и пригнувшись, метнулась к закрытой двери в самом торце вагона. В ее руке оказалось металлическое приспособление, точно такой же ключ, какой Стерко сжимал рукой в кармане своей куртки, женщина быстро открыла торцевую дверь в кабину машиниста и исчезла внутри.

Работница метро зашла в третий от конца вагон и занялась каким-то еле живым выпивохой, который никак не мог найти выход из вагона. Пользуясь тем, что обходчица отвлеклась и не смотрит по сторонам, Стерко, бормоча проклятия, рванулся к дверце в кабину. Сунув ключ в штатное отверстие, Стерко повернул его, надавил на дверь и вдруг ощутил довольно сильное сопротивление. Женщина не желала впускать его внутрь.

— Немедленно откройте! — приказал Стерко, не желая разжигать скандал.

Женщина, видимо, всем телом навалилась на дверь. Но Стерко применил силу и втиснулся в образовавшуюся щель. Разгоряченная женщина отпрянула от двери и зашипела на Стерко:

— Какого черта вам тут надо?!!

— Скорее всего, такого же, какого и вам! — запальчиво парировал Стерко и скомандовал: — А ну, присядьте, а не то мы сейчас с вами оба окажемся в ближайшем отделении милиции…

Женщина присела на корточки и замолчала. Только ее глаза блестели в полумраке темной кабины. Стерко тоже опустился на пол, прижавшись к стене.

Обходчица проверила последний вагон и двери поезда с шипением закрылись.

— Вы пожалеете об этом, — угрожающе проговорила женщина.

— Не думаю, — усмехнулся Стерко. — И хорошо, если вы знаете, что делаете.

— Да уж знаю. Я не впервые пользуюсь Лифтом…

Стерко вздрогнул. Этого не могло быть… Это же была женщина, человек. Стерко был уверен, что это не мог быть замаскированный хаварр. Зачем бы хаварру маскироваться под женщину, если хаварра и так никто не отличит от человека-мужчины?

Поезд тронулся и ушел в тоннель. Потянулись огни депо, но вместо того, чтобы притормозить, этот предпоследний поезд устремился в никуда, наращивая скорость. Стерко ощутил, как ноют мышцы и кости, сопротивляясь давящей на них силе. Слившиеся в светящуюся полосу огни исчезли, и поезд погрузился в пустоту шахты Лифта…

Стерко с трудом встал на ноги, вцепившись в какую-то рукоятку, открыл дверцу в вагон и, пошатываясь, прошел туда. Бросившись на сидение, Стерко вдруг с удивлением понял, что волнуется. И не только волнуется, а и ждет прибытия домой.

Поезд вынырнул на свет, стал тормозить и, наконец, остановился около платформы под зеркальным куполом, в дальнем конце которой прохаживался дежурный хаварр в форме службы надзора.

Стерко вышел из вагона. Путешествие на Лифте заняло не больше пяти минут, но так надоевший этаж людей остался в совершенно немыслимой дали.

Стерко пошел по платформе к выходу, совсем забыв про свою нахальную спутницу. А она тем временем, как ни в чем не бывало, выбежала из поезда и обогнала Стерко. Она была немного взлохмачена, ее длинные распущенные пепельные волосы разметались по спине. Стерко успел заметить разрумянившиеся щечки и огромные блестящие глаза. Женщина презрительно покосилась на Стерко и первая подошла к дежурному.

Стерко ожидал, что при виде женщины тот как минимум поднимет тревогу, но пожилой хаварр всего лишь сдержанно улыбнулся, кивнул и даже отошел чуть в сторону, слегка поклонившись. Зато к Стерко он подступил с суровой и немного угрожающей миной.

— Ваши документы?

— У меня их нет. Я Стерко Лег-Шо, возвращенец.

— А-а-а, — лицо дежурного смягчилось. — Вас ждут. Майр Лэри просил вас по прибытии сразу же проследовать в его кабинет, если вас не задержат дела.

— Но сейчас уже заполночь, — растерялся Стерко. — Вы ничего не перепутали?

— Вряд ли. Майр Лэри сейчас ждет вас в своем кабинете. Пожалуйста, в лифт номер три.

— Да, я помню, — пробормотал Стерко и, пройдя через пост дежурного, свернул направо, к лифтам, поднимающих посетителей департаментов надзора и внешней защиты наверх, в высотное здание, где издавна размещались оба эти уважаемые на многих этажах учреждения.

Уже оказавшись наверху, в полутемном притихшем коридоре, Стерко с неожиданным удовольствием вспомнил, как всего шесть лет назад был здесь совершенно своим, и несмотря на вечные заморочки по службе, был, наверное, одним из самых счастливых хаварров в мироздании.

В приемной начальника департамента его встретил полусонный помощник и, едва только смерив Стерко взглядом, указал рукой на дверь кабинета.

Стерко вошел. В кабинете было темно и пусто. Мебель была расставлена точно так же, как при прежнем начальнике, почтенном майре Равсе. Три кресла были поставлены прямо перед дугообразным столом, за которым Стерко ожидал увидеть Лэри. Но в кабинете никого не было.

Помедлив, Стерко сел в одно из кресел и стал ждать. Шаги за дверью раздались минут через пять. Лэри почти бегом вошел в кабинет и сразу же двинулся к Стерко. Подтащив на ходу одно из кресел, Лэри сел в него и схватил обеими руками ладонь Стерко.

— Ну, здравствуй снова!.. — Лэри стиснул руку Стерко и оставил ее в своих ладонях. — Я не ожидал того, что это случится так скоро… Да если признаться честно, я и вовсе не думал, что ты когда-нибудь послушаешься моих слов…

— Твои слова тут ни при чем, — отрезал Стерко, решительно высвобождая руку. — Кто мне теперь скажет, что он вытворяет с детьми?

— Я неверно выразился… Конечно, я понимаю твое состояние. Я буду рад помочь тебе всем, чем смогу.

— И как много ты можешь в данной ситуации? — поинтересовался Стерко.

— Мы будем искать их. Ты знаешь, задача эта не из легких, но я сделаю все, чтобы вернуть их тебе… — мягко сказал Лэри. — Но я надеюсь, что ты пришел не только за этим. Ты ведь помнишь, о чем я тебя просил?

— Помню, — устало сказал Стерко. — Тебе надо, чтобы я снова принялся за работу. Не надо больше повторяться. Я здесь, а значит я согласен.

— Я в тебе не ошибся, — радостно вздохнул Лэри.

— А я в тебе, кажется, да… — раздраженно бросил Стерко. Теперь он почему-то захотел, чтобы ему как-то посочувствовали, сказали теплые обнадеживающие слова. Особенно он ждал этого от Лэри, а услышал только удовлетворение по поводу его возвращения.

— Я чем-то тебя обидел? — огорчился Лэри. — Чем же?

— Да все в порядке.

— Нет, я тебя обидел… — сокрушенно сказал Лэри.

Он встал, прошелся по кабинету, потом вернулся к Стерко, остановился позади его кресла и сказал спокойно:

— Я слишком официален, и тебе обидно. Но ты на пляже был настолько колючим, и я решил не лезть к тебе с распросами и утешениями. Я жду, что ты мне сам все расскажешь…

— Да что рассказывать, Лэри?!.. Он пришел, не знаю уж, сам или нет, вытащил мальчишек из дома и куда-то увез. В комнате Зого и в коридоре много крови, значит, кому-то уже здорово досталось… Вот и все, что я могу рассказать, и теперь остается только приниматься за поиски, — с досадой сказал Стерко.

— Несомненно, он даст о себе знать, — сказал Лэри. — Было бы неплохо засечь его след. И тебе надо быть очень осторожным самому…

— Лучше скажи мне, какого рода работу ты хочешь мне поручить, перебил его Стерко.

Лэри положил руку на плечо Стерко и сказал строго:

— Ты помнишь, я говорил тебе о сыне вершителя с этажа людей. Его надо достать и нейтрализовать, пока не поздно. Вот ты и займешься этим…

— Я хотел бы заняться поисками своих детей! — закричал Стерко, вскакивая. — Он наверняка забрал их в Пограничье, это же верная смерть! Мало кто знает повадки вершителя лучше нас с тобой! Я должен отыскать то логово, где он держит мальчишек!

— О, нет! — совсем расстроился Лэри. — Пожалуйста, успокойся! Ты же на грани истерики! А мне не хотелось бы сейчас применять к тебе суровые меры дисциплинарного воздействия!

— Лэри, я не в истерике, я взбешен!

Лэри нервно кивнул, но ответил твердо и без улыбки:

— Стерко, я приказываю тебе немедленно взять себя в руки! Ты будешь выполнять то, что я тебе прикажу, потому что только наши согласованные действия могут привести к успеху! Если я сказал тебе, что поисками детей займутся, значит, так оно и будет… Но я не могу поручить младшего вершителя кому-нибудь кроме тебя. Никто из моих подчиненных не провел столько лет подряд среди людей, а значит ни у кого не получится нейтрализовать того парня быстрее и чище, чем это выйдет у тебя!.. Именно этим ты с утра и займешься!.. Что молчишь? Ты хоть понимаешь, о чем я тебе говорю?

Стерко очень хотел возразить, но голос Лэри не допускал возражений. Тут бы и взбунтоваться, но подспудное сознание правоты Лэри пересилило.

— Я понимаю, Лэри. Я готов.

— Прекрасно! — Лэри сдержанно улыбнулся и протянул руки к Стерко. Ты присядь и спокойно выслушай меня.

Стерко послушно сел.

— Тебе нужно будет сделать все, чтобы уберечь этого парня от вассалов вершителя. И доставить его к нам на этаж… — проговорил Лэри чуть ли не по складам. — Причем так, чтобы его не перехватил по дороге наш с тобой общий друг, хаварр-наследник… Твоя задача, Стерко — доставить этого человека сюда, в департамент, в этот кабинет, пред мои ясные очи. Все понятно?

— Все. А насколько я буду свободен в средствах?

— Свободен, как ветер… Сейчас ты поедешь в отель, в самый лучший, где есть стопроцентная защита от проникающих полей, отдохнешь, а завтра с утра я предоставлю тебе досье этого человека, сына вершителя….

— Нет, Лэри, сегодня. Сегодня и немедленно. Одна ночь без сна — это пустяки. Я хотел бы немедленно ознакомиться с тем материалом, который вы за шесть лет накопили о покойном вершителе, а особенно о его детях!

Лэри пожал плечами:

— Ну, если ты так хочешь… Я дам команду пропустить тебя в архивы.

Но тогда тебе лучше прямо сейчас познакомиться с твоими новыми напарниками.

— То есть? — поразился Стерко. — Какие еще напарники? Ты что, Лэри, совсем тут с ума сошел? Я всю жизнь работал в одиночку!

Но суровый начальник департамента покачал головой:

— Увы, Стерко. Время партизанщины кончается. Дело очень серьезное, и опасность достаточно велика, чтобы я мог оставить тебя наедине с этими чудовищами. Если человек пока еще неопасен, хаварр-наследник уже показал, что от него можно ждать…

— Что от него можно ждать, я всю жизнь свою прекрасно представлял! — уперся Стерко. — Не надо мне никого!

— И никаких твоих отговорок я не приму! — Лэри нажал какую-то кнопку на столе и наклонился к изогнутому микрофону: — Йолли, Л'Шасс, зайдите ко мне.

— Кто-кто?! Кого это ты позвал?! — возмутился Стерко. — Это каких там членистоногих ты определил мне в напарники?

— Утихни! — строго приказал Лэри, встал со стола, обошел его и опустился в кресло. — Попрошу соблюдать субординацию, мы с тобой уже не на пляже. Если я сказал, значит, так и будет. Я тебя знаю, Стерко, ты за словом далеко не пойдешь, но все же попробуй быть корректным. Тех, кого я даю тебе в подчинение, я лично прекрасно знаю, и советую тебе воздержаться от оскорблений в их адрес в моем присутствии.

Лэри замолчал, щелкнул выключателем и зажег большой свет в кабинете. Тут же бесшумно отворилась дверь и в кабинете появились две фигуры.

Стерко встал с кресла и развернулся к вошедшим. И слова проклятий и негодования застряли у него в горле. Один из новых напарников оказался той самой женщиной в бысоких ботфортах и облегающей куртке. При взгляде на Стерко ее глаза расширились невероятно, и она едва сдержала брезгливую гримасу.

Тот, кто стоял рядом с женщиной, выглядел еще лучше. Это была низкорослая зелено-синяя фигура в неопределенной ширины накидке. Из прорезей для рук выглядывали очень узкие и очень длинные ладони цвета позеленевшего домашнего сыра. Небольшая голова существа была несколько вытянута назад. Кожа на лице — зеленоватая и гладкая, ни одной морщинки или складочки, словно это было не живое лицо, а мраморная маска. На висках, на лбу и на шее кожа плавно переходила в мелкую чешую, которая чем дальше, тем становилась крупнее и крупнее, постепенно покрываясь перьями. Само-то личико с точеными лоснящимися безупречными чертами было довольно обычным и могло бы принадлежать и человеческому подростку, и юному хаварру. Но этому существу в мироздании давно было определено название. Второй напарник Стерко был из расы руадов и несмотря на то, что выглядел он очень юным, был наверняка вполне взрослым существом.

— Познакомьтесь, ребята, — сказал Лэри, выждав значительную паузу.

Но никто из троих как-то не спешил открывать рот. Лэри вздохнул и встал из-за стола.

Он подошел к Стерко и положил руку ему на плечо:

— Итак, вижу, что вынужден вам помочь. Это Стерко Лег-Шо. Не буду сейчас повторять вам то, что вы уже знаете о нем. Только добавлю, что менее суток тому назад два несовершеннолетних хаварра, двое детей Стерко оказались в руках одного из вершителей…

Лицо женщины дрогнуло, его жесткое выражение смягчилось, но она так и не произнесла ни слова, а принялась смотреть в пол. Руад чуть пошевелился и глухим чуть дребезжащим голосом с трудом выговорил:

— Это ужасно. Я сожалею…

Его губы шевелились, когда он говорил, но на коже так и не образовывалось ни одной складочки, словно на безжизненном камне. Это вообще была довольно странная кожа. Всем было известно, что руады могли безболезненно пройти сквозь огонь и искупаться в растворах кислот, в которых иные существа сразу получили бы смертельные ожоги…

Стерко вежливо скривился в ответ на соболезнования руада и покосился на Лэри. Тот укоризненно глянул на друга, шагнул к пришедшим и обнял их за плечи.

— А теперь слушай ты, Стерко. Это Йолли, — кивнул он на женщину. — А это Л'Шасс. Хотя вы трое слишком разные, чтобы сблизиться, я думаю, что вы сработаетесь. Ребята они очень старательные и весьма опытные. Мне сейчас надо бежать по делам, а вы можете остаться здесь и побеседовать.

Лэри пошел к двери, обернулся на пороге:

— Отныне слушайтесь распоряжений Стерко. В архив сможете попасть через полчаса, я распоряжусь, — проговорил он и исчез.

Стерко молча переваривал стремительное знакомство. Он стоял лицом к лицу с двумя существами, с которыми ни за что не стал бы иметь дело по собственному желанию.

— Что ж, садитесь, — Стерко первым прошел к креслу и сел.

Руад шагнул назад, наткнулся на кресло и тяжело свалился на пол.

— Ты что, слепой? — вырвалось у хаварра.

— Извините, Стерко… — глухо произнес руад и, ухватившись за кресло, поднялся и сел в него.

Женщина стояла, сунув руки в карманы куртки. У Стерко не было ни малейшего желания повторно приглашать ее сесть. Но она сама вздохнула, опустилась в свободное кресло и положила ногу на ногу. Потом она нервно заправила за уши прядки волос и сложила руки на груди.

— В общем так, ребята. Я не в восторге от того, что нам придется вместе работать. Но насколько я знаю майра Лэри, он не изменит свое решение, если видит его исключительную целесообразность, — начал Стерко. Поэтому вам придется меня терпеть… Падать при виде меня не стоит, я злой, но не кусаюсь. Демонстрировать мне свое презрение тоже ни к чему…

Женщина вскинула голову и сжала губы. Слова Стерко задели ее. Но она и на этот раз промолчала.

— Мне редко доводилось командовать, потому что я боец-одиночка. Но уж если Лэри… майр Лэри настаивает, я буду вами командовать, и уж не обессудьте, так, как смогу… — добавил Стерко. — И сейчас я хотел бы поговорить по существу. Меня интересует, насколько вы представляете то, с кем вам придется иметь дело…

— С мерзавцами, — процедила женщина. — С всесильными и коварными убийцами… С трудноуловимыми воплощениями сил Пограничья…

— Ах, вам и про Пограничье известно? — горько съязвил Стерко.

— Нам много чего известно, защитник, — в тон ему ответила женщина. На языке хаварров она изъяснялась на удивление правильно, только раздражающий жесткий акцент был неприятен уху Стерко. — Мы работаем на департамент не первый год. Майр Лэри вряд ли стал бы подсовывать своему лучшему сотруднику отбросы, какими вы наверняка считаете меня и Л'Шасса…

— Ну хорошо… — перебил ее Стерко, недоверчиво качая головой. — Но мне все же хочется услышать, что представляет из себя то самое телесное воплощение сил Пограничья. Л'Шасс?

Руад не шевельнулся. Но губы его выговорили:

— Они являют собой тип существ, энергетически очень высоко организованных. Энергетикой своей и чужой они способны управлять на таком высоком уровне, что их уже тысячелетиями зовут чародеями… Но это примитивно, это обиходная оценка, и она нам не подходит. Научный подход нас тоже не устраивает, напряжение и направления энергетических полей нас не интересуют. Мы изучаем Пограничье для того, чтобы уничтожать сети вершителя, раскинутые в разных местах мироздания…

— Вас хорошо учили, — вставил Стерко с усмешкой. — Вам наговорили много теории, а как насчет практики? Кто-нибудь из вас хоть однажды вступал в поединок хотя бы с простым вассалом вершителя? А с посвященным наследником?

Напарники многозначительно переглянулись и промолчали. И Стерко стало немного не по себе. Женщина и руад вели себя так, словно снисходительно позволяли Стерко умничать.

— Вы знаете, как локализовать одну из ячеек сети? Как вытащить живое существо из-под мучительного воздействия? Как снять импульс, взяв его на себя? Как выйти на след вершителя?

Молчание.

Потом руад словно нехотя ответил:

— Поверьте, защитник, и люди, и руады способны овладеть аппаратурой и оружием хаварров. Не настолько уж непознаваема ваша славная цивилизация, насколько вам, может быть, кажется… Мы знаем и умеем ровно столько, сколько нужно, чтобы быть полезными департаменту…

— Вот как?.. — вздохнул Стерко, окончательно убеждаясь в том, что оба его новых напарника составили о нем весьма нелестное мнение. Что ж, жизнь покажет. Чем спорить с вами, лучше нам вместе хорошенько подготовиться к выполнению нового задания. А посему… — Стерко решительно встал. Не знаю, голодны вы или сыты, хотите спать или нет, но сейчас вы пойдете со мной в архив, и мы вместе на живом материале посмотрим, с чем и с кем нам придется работать. Заодно я сам наберу новой информации. И мы сутки не выйдем из архива, если это понадобится.

Стараясь сдержать кипевшее в нем негодование, Стерко пошагал в помещение архива департамента. Особого приглашения он никому делать не собирался, ожидая, что напарники последуют его примеру. Почти сразу он услышал сзади шаги женщины. Через минуту Стерко обернулся. Оказалось, что и руад тоже движется следом, ступая совершенно бесшумно.

Где только Лэри их выкопал, этих чудовищ?! Стерко знал своего бывшего друга, как себя. Если уж Лэри вздумалось повесить на Стерко эту нелепую свиту, он от своего не отступит.

Стерко знал очень немногих руадов лично, и восторга от этих знакомств не испытал. Это были заторможенные, туго соображающие существа с замедленными реакциями. Они зачастую вели себя так, словно до отупения боялись всего, что их окружает. Ни эмоций, ни чувств, один полумертвый взгляд и сдавленный голос.

К женщинам у Стерко была особая неприязнь. Возможно, это было глупо, но женщины вызывали у Стерко резкую антипатию, проходящую все стадии от эстетического отрицания до психологического дискомфорта.

Внешние признаки, обусловленные женской физиологией, на этаже хаварров не могли быть расценены иначе, чем некое уродство или распущенность. В глазах хаварров внешность женщины была символом гипертрофированного извращения: продажные хаварры, обслуживающие своих партнеров за деньги, для привлечения клиентов нередко прибегали к установке грудных подкожных прокладок, выпячивающих их несдержанную больную сексуальность. А для нормального хаварра внешность женщины была мучительным обманом. Пытаясь не поддаться этому обману, Стерко каждый раз раздражался и ничего не мог с собой поделать. И проведя столько лет среди людей, Стерко сторонился женщин, потому что они как-то чувствовали его отношение к ним, и даже вынужденное общение с ними приносило одни неудобства. И это несмотря на то, что внешне Стерко вполне подходил под высший мужской стандарт.

Подходить-то подходил, но мужчиной не был.

Короче говоря, Стерко не представлял, как ему быть с такими напарниками, и не знал, как он выдержит эту прихоть Лэри.


Глава 3. Пустынный пляж | Наследник | Глава 5. Неформальный визит