home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

ЭПИЛОГ

Война закончилась, и в правительственных, военных кругах встал вопрос о массовом награждении ее участников. Однако вопрос оказался довольно спорным. Лишь в январе 1906 года высочайшим указом была утверждена медаль «В память Русско-японской войны». Она изготавливалась из трех видов металла. На лицевой стороне ее помещалась дата «1904 – 1905» и изображение всевидящего ока. На обороте шла надпись – «Да вознесет вас Господь в свое время».

Серебряной медалью награждались героические защитники Порт-Артурской крепости. Светло-бронзовой – участники военных действий в Маньчжурии. Темно-бронзовой – лица, в боях непосредственного участия не принимавшие, но состоявшие на службе в районах боевых действий, а также на Дальнем Востоке и на железных дорогах, по которым шли военные перевозки. Раненым и контуженным памятная медаль выдавалась на ленте с бантом.

Вскоре учреждается еще одна памятная награда для участников войны – «Медаль Красного Креста в память Русско-японской войны 1904 – 1905 гг.» Ею награждались члены управления и служащие Российского Общества Красного Креста, а также врачи, медицинский персонал и сотрудники питательных и ночлежных пунктов, ставшие гражданскими участниками войны на Дальнем Востоке.

В 1907 году завершилось возвращение русских пленных из Японии в Россию. Среди них оказалось несколько тысяч участников Цусимского поражения. Они никак не могли претендовать на медаль «В – память Русско-японской войны». Правительство осознавало, что надо как-то отметить участников Цусимского военного сражения. С этой целью в 1907 году была утверждена медаль «В память похода на Дальний Восток эскадры адмирала Рожественского». Ленту для нее выбрали не военных цветов – бело-оранжево-черную. Нижние чины получили медаль из светлой бронзы, офицеры – серебряную.

Уже после войны правительство, отдавая дань подлинному героизму моряков 2-й Тихоокеанской эскадры в Цусимском морском сражении, решило наградить наиболее мужественных нижних чинов Георгиевскими наградами. Награждали, естественно, тех, кто остался в живых. Посмертных награждений в России в то время не производилось. В наградных представлениях на «цусимцев» записывалась только одна фраза, предельно ясно говорившая о совершенном воинском подвиге: «За бой 15 мая 1905 года».

Георгиевскими кавалерами за Цусиму на русском флоте стали всего несколько десятков нижних чинов. Так, на эскадренном броненосце «Орел» Знаки отличия Военного ордена получили матросы 1-й статьи Кузьма Артамонов, Николай Захваткин и Сафон Карасев, комендоры Меркурий Егоров и Игнатий Знаменщиков, артиллерийский квартирмейстер 2-й статьи Игнатий Иголкин, барабанщик квартирмейстер Степан Волков, сигнальщик Федор Шемякин, другие «орловцы».

В Цусимском сражении из всей команды эскадренного броненосца «Наварин» в 703 человека спаслись только три моряка. Все они были представлены к Георгиевской награде. Ее обладателями стали кочегар 2-й статьи Порфирий Деркач, комендор Степан Кузьмин и сигнальщик Иван Седов. Первые двое провели в воде 14 часов, прежде чем в полубессознательном состоянии их подобрал английский пароход, доставивший русских моряков в Шанхай.

Из экипажа эскадренного броненосца «Пересвет» Георгиевским кавалером стал машинист Ян Липко, крейсера 1-го ранга «Аврора» – боцман Алексей Соколов, крейсера 1-го ранга «Светлана» – квартирмейстер Иван Луговой, транспорта «Иртыш» – матрос 1-й статьи Абдул Абдулхаев, сигнальщик Василий Белоусов и машинист 2-й статьи Михаил Иванов.

На эскадренном миноносце «Быстрый» Георгиевские кресты 4-й степени получили тринадцать нижних чинов. Такое количество «Егориев» на корабельную команду выдавалось в истории флота государства Российского крайне редко. Тем более, что экипаж «Быстрого» был, как и на других кораблях его класса, малочисленен. Среди награжденных здесь значились минер Василий Макаров и кочегар Ефим Нестенко, машинист Михаил Ахчин и машинный кондуктор Василий Осминин, матрос Федор Евсеев и телеграфист Леонид Дехтерев…

Несколько позже, в 1914 году, императором Николаем II был утвержден почетный нагрудный знак «За защиту Порт-Артура» – серебряный крест с изображением броненосца в центре. Он выдавался ветеранам обороны русской морской крепости на Квантуне в память со дня начала порт-артурской эпопеи. Вручение нагрудных знаков производилось в самой торжественной, памятной обстановке.

Так Россия чтила своих героев в проигранной Японской войне. Мужество и бесстрашие порт-артурцев, цусимцев и маньчжурцев в народной исторической памяти не забывалось. О Цусиме писались книги, о ней пелось в песнях, она звучала в стихах и балладах. Вот одна из таких русских героических баллад:

В далеком Цусимском проливе,

Вдали от родимой земли,

На дне океана глубоком

Забытые есть корабли.

Там русские есть адмиралы,

И дремлют матросы вокруг,

У них вырастают кораллы

На пальцах раскинутых рук.

Когда засыпает природа

И яркая светит луна,

Герои погибшего флота

Встают, пробуждаясь от сна.

Они начинают беседу —

И, яростно сжав кулаки,

О тех, кто их продал и предал,

Всю ночь говорят моряки.

Они вспоминают Цусиму,

Напрасную храбрость свою,

И небо, от жизни далекое,

И гибель в неравном бою.

И в шуме морского прибоя

Они говорят морякам:

«Готовьтесь к великому бою,

За нас отомстите врагам».

Что же касается Японии, то она тоже отметила свою победу в войне с Россией наградной медалью, но только одной. Она была массовой, и ею награждались только участники боевых действий на суше и на море. На лицевой стороне японской медали были изображены скрещенные знамена, восходящее солнце и цветок сакуры (вишни), традиционно самый любимый в Стране восходящего солнца.

В Японии в память о той войне была отчеканена еще одна медаль. На лицевой стороне этой медали, серебряной, изображены два скрещенных знамени, скрепленных шнуровой перевязью со свисающими кистями, и надпись иероглифами «сэйкин», означающая «прилежание, трудолюбие». Реверс[57] этой серебряной наградной медали совершенно загадочен. Сверху и снизу пятиконечной звезды по-японски и по-русски написано «Наросино».

Наросино – название огромного лагеря для русских военнопленных – нижних чинов на Японских островах. Там содержались плененные в Порт-Артуре, Корее и в Цусимском морском сражении. Офицеры содержались в других местах и пользовались определенной свободой. Официально лагерь Наросино назывался «приютом», поскольку слова «концлагерь» тогда еще не придумали. Такими медалями японцы награждали особо примерных в поведении военнопленных, старост бараков, которые помогали лагерным властям поддерживать должный порядок в Наросино.

Известен для истории наградной лист к такой медали. По всей видимости, его перевод с японского языка на русский был сделан местным переводчиком и потому лексика оставляет желать много лучшего:


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ ПОРТСМУТСКИЙ МИР | Неизвестные страницы русско-японской войны. 1904-1905 гг. | «Свидетельство