home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ВОЙНА ОБЪЯВЛЕНА. УДАР ХЕЙХАТИРО ТОГО

27 января был обнародован Высочайший манифест Николая II с официальным объявлением о начале русско-японской войны. Он гласил:

«В заботах о сохранении дорогого сердцу Нашему мира Нами были приложены все усилия для упрочения спокойствия на Дальнем Востоке. В сих миролюбивых целях Мы изъявили согласие на предложенный японским правительством пересмотр существовавших между обеими империями соглашений по корейским делам. Возбужденные по сему предмету переговоры не были, однако, приведены к окончанию, и Япония, не выждав даже получения последних ответных предложений правительства Нашего, известила о прекращении переговоров и разрыве дипломатических отношений с Россией.

Не преуведомив об этом, что перерыв таковых сношений знаменует собой открытие военных действий, японское правительство отдало приказ своим миноносцам внезапно атаковать Нашу эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура.

По получении о сем донесения Наместника Нашего на Дальнем Востоке, Мы тотчас же повелели вооруженной силой ответить на вызов Японии.

Объявляя о таковом решении Нашем, Мы с непоколебимой верой в помощь Всевышнего и в твердом уповании на единодушную готовность всех верных Наших подданных встать вместе с Нами на защиту Отечества, призываем благословление Божие на доблестные Наши войска армии и флота».

Высочайший манифест микадо – императора Японии о начале войны с Россией официально вышел на следующий день после опубликования российского, 28 января. В японском императорском манифесте говорилось следующее:

«Мы объявляем войну России и приказываем Нашим армии и флоту всеми вооруженными силами начать враждебные действия против этого государства, а также Мы приказываем всем поставленным от нас властям употребить все силы, при исполнении своих обязанностей во всем согласно с полномочиями, для достижения народных стремлений при помощи всех средств, дозволенных международным правом.

В международных сношениях Мы всегда стремились поощрять мирное преуспевание Нашей Империи в цивилизации, укреплять дружественную связь с другими державами и поддерживать такой порядок вещей, который обеспечивал бы на Дальнем Востоке прочный мир, и Нашим владениям безопасность, не нарушая при этом права и интересы других государств. Поставленные от Нас власти исполняли до сих пор свои обязанности, сообразуясь с нашим желанием, так что Наши отношения к державам становились все более сердечными.

Таким образом, вопреки Нашим желаниям, Нам, к несчастью, приходится начать враждебные действия против России.

Неприкосновенность Кореи служила всегда для Нас предметом особой заботы, не тольк о благодаря традиционным сношением Нашим с этой страной, но и потому, что самостоятельное существование Кореи важно для безопасности Нашего государства. Тем не менее Россия, невзирая на торжественное обещание в договорах с Китаем и на неоднократные уверения, данные другим державам, продолжает занимать Маньчжурию, утвердилась и укрепилась в этих провинциях, стремясь к их окончательному присоединению. Ввиду того, что присоединение к России Маньчжурии сделало бы для Нас невозможным поддерживать неприкосновенность Кореи и отняло бы всякую надежду на поддержание в будущем мира на Дальнем Востоке, Мы решили ввиду этих обстоятельств начать переговоры по этим вопросам, чтобы таким путем обеспечить прочный мир. Имея в виду такую цель, поставленные от Нас власти вошли по Нашему приказанию в переговоры с Россией и в течение шести месяцев происходили частые совещания по затронутым вопросам.

Россия, однако, ни разу не пошла навстречу Нашим предложениям в духе примирения и умышленными проволочками старалась затянуть улажение этого вопроса. Заявляя о своем желании поддерживать мир, она, с другой стороны, усердно готовилась к войне на море и суше, стараясь таким образом выполнить свои эгоистические планы.

Мы никоим образом не можем поверить тому, что Россия с самого начала переговоров была воодушевлена серьезным и искренним желанием мира. Она отклонила предложения Нашего правительства. Независимость Кореи в опасности. Это угрожает жизненным интересам Нашей Империи.

Нам не удалось обеспечить мир путем переговоров. Теперь Нам остается обратиться к оружию.

Наше искреннее желание, чтобы преданностью и храбростью Наших верных подданных был бы скоро восстановлен вечный мир и сохранена слава Нашей Империи».

После обнародования Высочайших манифестов о начале войны в столицах России и Японии состоялись торжественные официальные церемонии по такому случаю. 27 января в 4 часа дня в санкт-петербургском Зимнем дворце состоялся «Высочайший выход к молебствию» по случаю объявления войны с Японией. Император Николай II был встречен собравшимися, среди которых было много военных людей, с «неописуемым восторгом». В стенах исторического дворца Российского государства долго гремело единодушное ура.

Официальная церемония объявления войны России в Японии выглядела более сдержанно. 29 января в дворцовых покоях столицы Страны восходящего солнца – в залах Кенджо, Корей-ден и Ками-доно – были совершены богослужения и собравшимся прочтен императорский манифест. С той же целью обергофмаршал принц Инакура Томосада был отправлен микадо в особо почитаемый храм Исе, где, кроме участия в богослужении по поводу объявления войны, совершил поклонение гробницам Джимму-Денно, основателя правящей династии на Японских островах, и Комея – отца нынешнего микадо.

В японской прессе, как по команде, началась кампания против России. Одна из газет, «Ници-Ници», на первой полосе дала броский лозунг, призыв к бескомпромиссной войне:

«Бейте и гоните дикую орду, пусть наше знамя водрузится на вершинах Урала».

Так началась русско-японская война 1904 – 1905 годов.

Для истории известно, что сказал министр иностранных дел России граф В.Н. Ламсдорф, разбуженный ночью с 26 на 27 января 1904 года. Стоя в халате, глава российского внешнеполитического ведомства, прочитав телеграмму царского наместника на Дальнем Востоке адмирала Е.И. Алексеева о нападении японских миноносцев на русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура, в сердцах бросил одну единственную фразу, ставшую крылатой: «Доигрались-таки!»

…Высшему командованию в выборе первого удара выбирать не приходилось. Хотя бы потому, что только он виделся по-самурайски внезапным. Такой целью мог быть только Порт-Артур. Вернее, стоявшая в нем русская Тихоокеанская эскадра.

Японская разведка самым бдительным образом сторожила каждое действие русского командования, особенно морского, на Дальнем Востоке. Поэтому нахождение порт-артурской эскадры на внешнем рейде не могло остаться незамеченным. Об этом многозначительном факте стало незамедлительно известно в Токио. Там, в императорском окружении, вопрос о войне с Россией был решен уже окончательно, и оставалось только определить день и час ее начала.

Выход порт-артурской эскадры для стоянки на незащищенный внешний рейд давал прекрасную возможность для внезапной ее атаки. Японское высшее военное командование в лице маршала Ивао Оямы и вице-адмирала Хейхатиро Того, верное самурайским правилам ведения войны, задумало начать боевые действия без официального объявления войны. Такое решение было принято на совещании у императора. В стране объявлена всеобщая мобилизация. Отданы приказы об отправке сухопутных войск в Корею, в порт Чемульпо, и о нападении на русский флот в местах его базирования. Все эти действия проводились в большой скрытности от любых европейцев, особенно иностранных дипломатов, аккредитованных в Токио.

Применение военной силы и «враждебные действия» японская сторона впервые начала не под Порт-Артуром и Чемульпо. 24 января в Корейском проливе, в шести милях от порта Фузан, японцы силой захватили пароход российского Добровольного флота «Екатеринос-лав». В самом Фузане – пароход Китайско-Восточной дороги «Мукден». Такая же участь постигает и другие русские торговые суда, волей судьбы оказавшиеся в те дни в Корейском проливе («Россия» и «Аргунь») и на рейде портового города Нагасаки. Еще до начала войны японскими военными были захвачены русские почтовые учреждения в Фузане и Мозампо.

Командующий Соединенным флотом, которому суждено было в истории стать подлинным кумиром Японии, вице-адмирал Хейхатиро Того получил совершенно секретный приказ о начале войны на море, который не давал ему ни дня на размышления. Того немедленно собрал на флагманском броненосце командиров кораблей Соединенного флота и отдал им следующее распоряжение:

«Я предлагаю теперь же со всем флотом направиться в Желтое море и атаковать суда неприятеля, стоящие в Порт-Артуре и Чемульпо. Начальнику 4-го боевого отряда контр-адмиралу Уриу со своим отрядом (с присоединением крейсера «Асама») и 9-му и 14-му отрядам миноносцев предписываю идти в Чемульпо и атаковать там неприятеля, а также охранять высадку войск в этой местности. 1-й, 2-й и 3-й боевые отряды вместе с отрядами истребителей пойдут прямо в Порт-Артур. Отряды истребителей ночью атакуют неприятельские суда, стоящие на рейде. Эскадра же предлагает атаковать неприятеля на следующий день».

Командир японского миноносца «Акацуки» в своем дневнике так описывает то совещание на флагманском броненосце в военно-морской базе Сасебо:

«Перед адмиралом лежала карта Желтого моря и специальная карта Порт-Артура. Мы все сели вокруг стола, и штабной офицер дал каждому из нас план рейда и гавани Порт-Артур, на котором было подробно указано все положение русской эскадры и место каждого корабля… Адмирал сказал нам… приблизительно следующее:

– Господа!.. На плане Порт-Артурского района, который каждый из вас только что получил, точно отмечено место стоянки русского судна. План этот снят нашим штабным офицером, ездившим переодетым в Порт-Артур. По его мнению, враг не подготовлен встретить наши нападения, так как ждет объявления войны с нашей стороны».

6 февраля 1904 года Соединенный флот под флагом вице-адмирала Того вышел из базы Сасебо и взял курс на северо-запад, в Желтое море, пройдя мимо восточной окраины корейского острова Чежудо. В составе главных сил японского флота находилось 6 броненосцев, 14 крейсеров и почти четыре десятка миноносцев.

Так уже случилось, что в тот же день, 6 февраля, главный командир Кронштадтского порта вице-адмирал Степан Осипович Макаров подал управляющему Морским министерством доклад. С большой тревогой за судьбы русского флота на Дальнем Востоке флотоводец писал:

«Из разговоров с людьми, вернувшимися с Дальнего Востока, я понял, что флот предполагается держать не во внутреннем рейде Порт-Артура, а на наружном рейде. Пребывание судов на открытом рейде дает неприятелю возможность производить ночные атаки. Никакая бдительность не может воспрепятствовать энергичному неприятелю в ночное время обрушиться на флот с большим числом миноносцев и даже паровых катеров. Результат такой атаки будет для нас очень тяжел, японцы не пропустят такого бесподобного случая нанести нам вред. Если мы не поставим теперь же во внутренний бассейн флот, то мы принуждены будем это сделать после первой ночной атаки, дорого заплатив за ошибку».

Перед самым началом боевых действий под Порт-Артуром герой русско-турецкой войны 1877 – 1878 годов на море оказался «полным» провидцем, к тревожному голосу которого в Морском министерстве Российской империи не прислушались. На деле же все вышло так, как предупреждал, бил во все колокола вице-адмирал С.О. Макаров. Не случайно жизненным девизом последнего прославленного русского флотоводца были слова: «Помни войну!»[14]

В ночь на 9 февраля порт-артурская эскадра стояла скученной на внешнем рейде русской морской крепости по диспозиции не военного, а мирного времени. Экипажи в полном составе находились на кораблях, на которых были заряжены все орудия, кроме крупнокалиберных – башенных. В ту ночь в морском дозоре стояло два эсминца: «Расторопный» и «Бесстрашный». Подходы к внешнему рейду со стороны моря освещались прожекторами с «Ретвизана» и «Паллады». Самой большой оплошностью оказалось то, что дежурные крейсера эскадры – «Аскольд» и «Диана», вместо того чтобы быть в море, находились только в готовности на случай выхода по тревоге.

На флагманском броненосце «Петропавловск» в 23 часа закончилось совещание командиров эскадренных кораблей у вице-адмирала О.В. Старка. На нем обсуждались мероприятия против возможного нападения противника. Прощаясь с офицерами, начальник морского штаба контр-адмирал В. К. Витгефт напутственно сказал: «Войны не будет». Это совещание на флагмане закончилось за полчаса до начала нападения отрядов японских миноносцев на внешний рейд Порт-Артура.

Между тем японский Соединенный флот прямым курсом приближался к цели. В авангарде главных сил вице-адмирала Хейхатиро Того шел быстроходный отряд из легких крейсеров и миноносцев, вслед за ними – броненосцы и броненосные крейсера. На всем своем пути японская корабельная армада никаких препятствий не встретила.

7 февраля отряд контр-адмирала С. Уриу из шести крейсеров, восьми миноносцев и трех транспортов с десантными войсками отделился от главных сил и повернул к Чемульпо. После полу дня 8 февраля главные силы Хейхатиро Того остановились в 44 милях от главной базы русского флота. В 6 часов вечера на флагманском корабле командующего – эскадренном броненосце «Микаса» был поднят сигнал о начале первой боевой операции в войне на море.

Вице-адмирал Того разделил свои миноносцы на два больших отряда: первый состоял из десяти единиц и пошел в наступавших вечерних сумерках к Порт-Артуру, второй – из восьми отправился в порт Талиенван (Дальний). Миноносцы, соблюдая светомаскировку, двинулись вперед. Первым отрядом командовал капитан 1-го ранга Асаи Сэйдзиро.

Такое разделение сил свидетельствовало о том, что командующий Соединенным флотом в тот день не имел от своей разведки точных сведений о нахождении русских кораблей. Или, скорее всего, японские шпионы, вне всякого сомнения наблюдавшие выход порт-артурс-кой броненосной эскадры на внешний рейд, не сумели передать такую информацию в штаб Того.

Разделение сил и напрасная посылка значительной части миноносцев к порту Дальний, где русских кораблей в тот день не было, привело к значительному ослаблению японских сил, совершивших ночное, внезапное нападение на внешний порт-артурский рейд. В противном случае боевых потерь на русской Тихоокеанской эскадре могло оказаться заметно больше.

При движении к Порт-Артуру японские миноносцы, шедшие с выключенными ходовыми огнями, обнаружили по отличительным огням русские дозорные миноносцы «Бесстрашный» и «Расторопный» и, уклонившись от них, незамеченными подошли к месту якорной стоянки броненосцев и крейсеров противника. Ориентируясь по маяку на Тигровом полуострове (он не был потушен) и прожекторам русских кораблей, освещавшим подходы к внешнему рейду Порт-Артура, командиры миноносцев японцев точно определили место стоянки русской эскадры и вышли к ней.

Она стояла на внешнем рейде Порт-Артура в количестве 16 вымпелов по диспозиции мирного времени. Это были эскадренные броненосцы «Петропавловск» (флагманский корабль), «Полтава», «Севастополь», «Ретвизан», «Победа», «Пересвет» и «Цесаревич», крейсера 1-го ранга «Баян», «Паллада», «Диана» и «Аскольд», крейсера 2-го ранга «Новик», «Боярин» и «Джигит», канонерская лодка «Забияка» и военный транспорт «Ангара». Корабли стояли в четыре линии на расстоянии 2 кабельтовых друг от друга.

Атака японских миноносцев началась в 23.30 и продолжалась свыше часа. Как только неприятель был обнаружен, русские корабли открыли интенсивный огонь по вражеским миноносцам. Это свидетельствовало о готовности к отражению внезапного нападения. Если бы русские дозорные миноносцы обнаружили подход неприятеля к Порт-Артуру и вовремя предупредили об этом свою эскадру, то все в ту ночь могло сложиться иначе. Всего, по японским данным, миноносцы выпустили по противнику 16 торпед, некоторые из них, как потом выяснилось, выстреливались в спешке с невыдернутой чекой. В цель попало всего три торпеды.

Японцы атаковали на малом ходу. Первая торпеда была выпущена с эсминца «Сиракумо», который шел прямо на прожектор «Ретви-зана». В ходе торпедной атаки командиры вражеских минных кораблей сами выбирали себе цели для атаки. (В ходе атаки произошло несколько столкновений миноносцев друг с другом.) Они повредили эскадренные броненосцы «Ретвизан» (он первым в 23.35 получил попадание торпедой), «Цесаревич» и крейсер «Палладу», то есть те корабли, которые при отражении внезапной атаки включили мощные прожектора, что, по заявлению японцев, облегчило им выход на цель. «Ретвизан» и «Цесаревич» являлись самыми сильными броненосцами в составе Тихоокеанской эскадры (они затем ремонтировались в течение нескольких месяцев)[15]. Это серьезно ослабило русские морские силы, тем более, что ремонт броненосцев, получивших подводные пробоины, осложнялся отсутствием в Порт-Артуре доков, могущих вместить такие большие корабли[16].

Японские истребители, с небольшими повреждениями и потерями от неорганизованного огня русских, повернули в море. В ходе отражения нападения комендоры только одного броненосца «Ретвизан» выпустили до 150 снарядов, в основном из орудий малого калибра. Сам корабль получи пробоину в кормовую часть левого борта. Вражеские эсминцы еще дважды пытались добить тяжело поврежденный корабль, но выпущенные ими торпеды прошли мимо.

Для преследования нападавших и отражения возможной повторной атаки в море вышли крейсера «Новик», «Аскольд» и «Боярин», эскадренные миноносцы. На подходах к внешнему порт-артурскому рейду была образована дозорная цепь. Под такой охраной главные силы Тихоокеанской эскадры находились до утра.

Вице-адмирал Хейхатиро Того, не зная результатов ночной атаки миноносцев, которые после нападения ушли к побережью Кореи, утром 9 февраля подошел с главными силами Соединенного флота к Порт-Артуру. Под флагом японского флотоводца находилось 15 кораблей – шесть эскадренных броненосцев, пять броненосных крейсеров и четыре крейсера. Цель японцев была ясна: уничтожить русские корабли, уцелевшие после ночной торпедной атаки, и после этого приступить к беспрепятственной перевозке своих войск на материк.

Придавая большое значение предстоящему морскому сражению с «остатками» русской Тихоокеанской эскадры, вице-адмирал Хейха-тиро Того поднял на флагмане, броненосце «Микаса», флажный сигнал: «В этом сражении лежит решительная победа или поражение, пусть каждый старается изо всех сил».

Японские корабли открыли стрельбу с дальней дистанции. Их появление уже не было неожиданностью для противника. Русская эскадра (5 броненосцев и 5 крейсеров), хотя и с опозданием, снялась с якоря и в строю кильватерного фронта двинулась навстречу вражескому флоту, отвечая огнем на огонь. Несколько позже в огневой бой вступила крепостная артиллерия с Золотой горы и Электрического утеса.

Когда японский флотоводец своими глазами увидел порт-артурс-кую эскадру почти в полном составе, которая к тому же осыпала его флот снарядами, и тактическую невыгодность собственного положения, то Хейхатиро Того приказал немедленно отступить от русской крепости. Морское сражение под Порт-Артуром, продолжавшееся около 30 минут, не принесло японцам желаемого и запланированного успеха.

Вице-адмирал Того полагал, что ночная атака миноносцев прошла с большим успехом, чем это оказалось в действительности, и надеялся без особого риска добить остатки русской эскадры, которая могла укрыться от него во внутренней порт-артурской гавани только во время прилива. Когда же японцы столкнулись с достаточно организованным отпором со стороны русских, да еще с огнем береговых батарей, то им пришлось поспешно выходить из боя.

Было заметно, что один из японских броненосцев сильно накренился, а на концевом крейсере в результате взрыва от прямого попадания снаряда возник пожар. Наиболее сильные повреждения получили эскадренные броненосцы флагманский «Микаса», «Фудзи», «Ха-цусэ» и «Сикисима», крейсер «Кассаги». По японским данным, в том бою Соединенный флот потерял 3 человека убитыми и 69 ранеными. На русской эскадре было убито 14 человек и 71 ранен, ее корабли получили 29 попаданий вражеских снарядов. Однако на японских кораблях боевых повреждений оказалось больше.

Первый день русско-японской войны на море оказался тяжелым испытанием для экипажей русской Тихоокеанской эскадры, которая подверглась внезапному ночному нападению. Тяжесть испытания крылась прежде всего в моральном отношении, поскольку как нижних чинов эскадры, так и командиров кораблей не готовили к неотвратимости войны на Дальнем Востоке.

Царский наместник на Дальнем Востоке адмирал Алексеев, которого ночное нападение японского флота поразило не меньше, чем самих порт-артурцев, издал одновременно сразу несколько приказов по войскам армии и флоту, находившихся в его прямом подчинении. Наместник одним из приказов объявил в Порт-Артуре военное положение. В другом, за № 44, говорилось:

«Доблестные войска и флот ВЫСОЧАЙШЕ мне доверенные!

В настоящую минуту, когда взоры обожаемого нашего ЦАРЯ, всей России и даже всего света обращены к нам, мы должны помнить, что на нас лежит святая обязанность постоять за ЦАРЯ и родину. Россия велика и могущественна, и если наш враг силен, то это должно дать нам только новые силы и мощь на борьбу с ним.

Велик дух русского солдата и матроса. Немало славных имен знает наша армия и флот, имен, которые должны послужить нам примером в настоящую великую минуту.

Господь Бог земли Русской всегда стоял за правое дело. Он постоит за него и теперь. Соединимся же воедино для дальнейшей борьбы. Да сохранит каждый из вас спокойствие духа, чтобы наилучшим образом исполнить свой долг, и, надеясь на помощь Всевышнего, каждый делайте свое дело, помня, что за Богом молитва, за царем служба не пропадет.

Да здравствует ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, да здравствует Россия!

С нами Бог. Ура!

Наместник, генерал-адъютант Ев. Алексеев».

Кроме подорванных на внешнем порт-артурском рейде кораблей русский флот Тихого океана потерял 9 февраля 1904 года в корейском порту Чемульпо крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец». Царский наместник адмирал Е. И. Алексеев, несмотря на реальную угрозу японского нападения, своевременно не отозвал эти корабли в Порт-Артур и тем поставил их в гибельное положение.

Эти корабли находились в Чемульпо в качестве стационеров для охраны российского посольства. Кроме них там стоял еще и русский пароход «Сунгари». На рейде Чемульпо находились стационеры и ряда других государств – английский, французский и итальянский крейсера и американская канонерская лодка. Здесь же находился и корейский военный пароход.

Японцы предусмотрительно прервали телеграфное сообщение корейской столицы Сеула с портовыми городами, и посол России А.И. Павлов, командиры русских кораблей не смогли связаться с Порт-Артуром. Являвшийся старшим, командир крейсера «Варяг» капитан 1-го ранга Всеволод Федорович Руднев направил в Порт-Артур канонерскую лодку «Кореец» с целью доставки дипломатической почты, выяснения обстановки и получения дальнейших указаний от царского наместника.

Но как только «Кореец» вышел в открытое море, ему преградила путь японская эскадра контр-адмирала С. Уриу, направлявшаяся в порт Чемульпо – морские ворота корейской столицы для десантирования передового отряда 1-й императорской армии в количестве 3000 человек. Эскадра Уриу состояла из одного броненосного крейсера, пяти крейсеров, восьми миноносцев и трех транспортов с войсками. Японский стационер в Чемульпо «Чиода», получив по телеграфу известие о разрыве дипломатических отношений Токио с Россией, переменил якорное место в чемульпской гавани, став поближе к выходу с рейда, а ночью скрытно вышел в море.

Японцы вели себя угрожающе, а силы были явно не равны. Поэтому командир канонерской лодки капитан 2-го ранга Г. П. Беляев был вынужден повернуть корабль назад в гавань Чемульпо. В тот момент, когда «Кореец» поворачивал на обратный курс, его атаковали японские миноносцы, но выпущенные ими торпеды прошли мимо русского корабля. Подвергнувшись вражескому нападению, канонерская лодка открыла артиллерийский огонь.

Вскоре после возвращения «Корейца» в Чемульпо, туда прибыли японские транспорты («Дайрен Мару», «Хейдзе Мару» и «Отару Мару»), с которых под охраной эскадренных миноносцев на корейский берег стали беспрепятственно свозиться войска 12-й пехотной дивизии, прибывшие из порта Сасебо. По плану японского командования с началом военных действий здесь первоначально высаживались по батальону от каждого из четырех полков этой дивизии для немедленного захвата.

В перевозке людей, лошадей, вооружения и имущества с судов на берег участвовало 53 специально оборудованных судна-сампана. Это свидетельствовало о заранее продуманной операции по десантированию японцев в корейском порту. При этом присутствовали иностранные наблюдатели в лице трех британских лейтенантов: двух флотских офицеров и одного офицера морской пехоты. Среди прочего, в своем донесении командованию они отмечали:

«…Выгруженные грузы были самые разнообразные, включая рис, ячмень, врачебные запасы, носилки, колья для палаток, подковы, дрова, принадлежности для полевого телеграфа, вьючные седла, 130 малых железных понтонов, 34 маленьких горных орудия (около 9 ф.), 100 орудийных колес и 4 воздушных шара.

Ярко-красный цвет одеял, которыми были снабжены войска, был очень заметен.

…Из выгруженного груза съестные припасы состояли главным образом из сушеной рыбы и риса. Сушеная рыба была попросту связана в пучки величиной около 2 квадратных футов, тогда как рис был уложен в тюки из циновок размерами в 2 на 3 фута на 10 дюймов. Большое количество саке (японской рисовой водки. – А. Ш.) было выгружено в деревянных бочках, по форме похожих на бочки из-под уксуса. Доски и обтесанные бревна тоже были выгружены и употреблены на постройку бараков у Ионсана и пристаней у Чемульпо. Значительное количество русской нефти для горения и разрушений… железнодорожный материал… были сложены на молу в Чемульпо».

Крейсерский отряд контр-адмирала С. Уриу держался недалеко от входа в порт, блокируя выход из него. На следующий день утром Уриу в ультимативном порядке потребовал от командиров русских кораблей до полудня покинуть Чемульпо, угрожая в противном случае атаковать их прямо на рейде, где стояли и другие иностранные стацио-неры. О хотя бы приблизительном равенстве сил говорить не приходилось. Один крейсер «Асама» по мощи артиллерийского огня превосходил «Варяг» и «Кореец», вместе взятые.

В связи с угрозой захвата кораблей, капитан 1-го ранга В. Ф. Руд – нев, обсудив с офицерами ситуацию, принял решение прорываться с боем в Порт-Артур. Предвидя неизбежность неравной и кровопролитной схватки с превосходящими силами японцев, бесстрашный командир «Варяга» обратился к экипажу со словами:

«Мы идем на прорыв и вступим в бой с вражеской эскадрой, как бы она сильна ни была. Мы не сдадим кораблей и будем сражаться до последней возможности и до последней капли крови».

Русские моряки как на «Варяге», так и на «Корейце» с большим энтузиазмом встретили приказ идти в бой. Оба корабля изготовились к бою и в 11 часов 30 минут снялись с якоря. По узкому фарватеру они покинули чемульпский порт, выйдя в открытое море. На иностранных кораблях играли гимн России. Там видели и знали, что русские моряки мужественно идут в неравный бой Крейсер шел впереди в полной готовности к бою, канонерская лодка шла в его кильватере. В это время японская эскадра, также готовая к бою, уже поджидала их на выходе с внутреннего рейда Чемульпо. «Варяг» относился к классу быстроходных кораблей и в иной ситуации он мог бы смело пойти на прорыв вражеского строя и посостязаться в скорости хода с кораблями противника. но «Кореец», как канонерская лодка, обладал гораздо меньшей скоростью хода[17].

В 11.45 контр-адмирал С. Уриу, обнаружив русские корабли, приказал подать сигнал с предложением спустить Андреевские флаги и сдаться. Но не получив на него ответа, флагманский крейсер «Асама» первым открыл артиллерийский огонь по шедшему головным «Варягу». Когда дистанция уменьшилась, русский крейсер открыл из своих орудий ответный огонь.

Напряженный морской бой при Чемульпо продолжался 45 минут. Русские матросы и офицеры проявили в нем высокие образцы мужества и героизма. Крейсер «Варяг», ведя огонь на два борта, нанес серьезные повреждения двум японским крейсерам. Артиллеристы русского крейсера в морском бою выпустили по врагу 1105 снарядов.

В ходе боя «Варяг» получил большие повреждения от сосредоточенного огня шести японских крейсеров. На нем была выведена из строя почти вся артиллерия (из строя вышли восемь 152-миллиметровых орудий), рулевое устройство, с трудом был потушен возникший пожар, через подводную пробоину стала поступать вода, и корабль стал заметно крениться на левый борт. Было убито 32 человека (он состоял из 535 человек), а 83 моряка получили ранения. Из-за отсутствия броневых щитов больше всего пострадала орудийная прислуга. Командир корабля был ранен осколком в голову. Когда огонь с «Варяга» заметно ослабел, капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев приказал повернуть назад, на рейд Чемульпо.

В Чемульпском морском бою экипаж крейсера «Варяг» не посрамил чести Российского флота. Командир корабля, ставшего легендарным, в рапорте о бое доносил:

«…С полным убеждением можно сказать, что «Варяг» благодаря удивительной стойкости, беззаветной храбрости и безупречному выполнению воинского долга офицеров и команды с достоинством поддержал честь русского флага…»

Русские корабли оказались в безвыходном положении. Тогда было принято решение затопить поврежденный крейсер, чтоб он не достался врагу. От его взрыва отказались, поскольку могли пострадать стоявшие поблизости иностранные корабли-стационеры. На «Варяге» были открыты кингстоны, и в 18 часов 10 минут непобежденный в морском бою русский крейсер погрузился в воду. Канонерская лодка «Кореец» была взорвана экипажем, а пароход «Сунгари» – сожжен.

Русские моряки перешли на крейсеры-стационеры нейтральных стран, находившиеся в Чемульпо, и впоследствии возвратились на родину, в Одессу. В столице героические экипажи «Варяга» и «Корейца» ожидал торжественный прием и встреча с императором Николаем II. Прием состоялся в Зимнем дворце. О моряках-варяговцах много писали газеты и журналы не только России.

Во время приема, который проходил в Белом и Николаевском залах Зимнего дворца, император обратился к героям «Варяга» и «Корейца» с речью:

«Я счастлив, братцы, видеть вас всех здоровыми и благополучно вернувшимися. Многие из вас своей кровью занесли в летопись нашего флота дело, достойное подвигов наших предков, дедов и отцов, которые совершили их на «Азове» и «Меркурии». Теперь и вы прибавили своим подвигом новую страницу в истории нашего флота, присоединили к ним имена «Варяга» и «Корейца». Они также станут бессмертными[18].

Уверен, что каждый из вас до конца своей службы останется достойным той награды, которую я вам дал. Вся Россия и я с любовью и трепетным волнением читал о тех подвигах, которые вы явили при Чемульпо. От души спасибо вам, что поддержали честь Андреевского флага и достоинство Великой Святой Руси.

Я пью за дальнейшие победы нашего славного флота. За ваше здоровье, братцы!»

За этот бой командир крейсера «Варяг» Всеволод Федорович Руд – нев был награжден орденом святого Георгия 4-й степени и произведен во флигель-адъютанты. Однако в 1905 году за «отказ а содействии при аресте матросов» он был уволен в отставку с производством в контр-адмиралы. Именем Руднева названы гора и бухта в заливе Петра Великого.

Боевыми наградами были отмечены и все офицеры. Нижние чины команд «Варяга» и «Корейца» стали Георгиевскими кавалерами. 10 июля 1904 года была учреждена медаль «За бой «Варяга» и «Корейца» при Чемульпо». Ею были награждены все члены команд героических кораблей. Для этой медали была придумана оригинальная лента, представлявшая собой расположенный вертикально Андреевский флаг.

История морского боя при Чемульпо интересна такой деталью. Контр-адмирал С. Уриу после боя потребовал от командиров европейских стационеров в Чемульпо выдачи русских моряков в качестве военнопленных. Но те отклонили такое унизительное для них требование японского адмирала. Экипажи крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» получили возможность беспрепятственно возвратиться в Россию.

Слава о «Варяге» пошла по России. Подвиг экипажа крейсера был вполне сравним со стойкостью защитников Порт-Артурской крепости. Песня «Наш гордый Варяг» сразу же стала одной из самой любимой на российских просторах:

Наверх, вы, товарищи, все по местам!

Последний парад наступает!

Врагу не сдается наш гордый «Варяг»,

Пощады никто не желает!

Все вымпелы вьются и цепи гремят,

Наверх якоря поднимают.

Готовые к бою орудия в ряд

На солнце зловеще сверкают.

Свистит и гремит, и грохочет кругом,

Гром пушек, шипенье снарядов,

И стал наш бесстрашный и гордый «Варяг»

Подобен кромешному аду.

В предсмертных мученьях трепещут тела,

Вкруг грохот и дым, и стенанье,

И судно охвачено морем огня,

Настала минута прощанья.

«Прощайте, товарищи! С Богом, ура!»

Кипящее море под нами!

Не думали мы еще с вами вчера,

Что нынче умрем под волнами!

Не скажут ни камень, ни крест, где легли

Во славу мы русского флага,

Лишь волны морские прославят одни

Геройскую гибель «Варяга».

Впоследствии «Варяг» был поднят японцами, отремонтирован и включен в состав императорского флота под названием «Сойя». В 1916 году Россия выкупила крейсер, он был укомплектован командой Гвардейского экипажа и под прежним названием «Варяг»[19] совершил переход из Владивостока на русский Север в Мурманск, для усиления военной флотилии Северного Ледовитого океана.

В марте 1917 года «Варяг» ушел на ремонт в Англию. После Октябрьской революции и сепаратного выхода России из Первой мировой войны по приказу Адмиралтейства большая честь экипажа вернулась домой. Британское правительство объявило «Варяг» собственностью королевского военно-морского флота Великобритании, арестовало остававшуюся на нем часть команды, приказало разоружить русский крейсер и продать его на слом.

При буксировке корабль во время шторма был выброшен на камни в Ирландском море близ города Лендалфут. Поскольку никаких возможностей снять крейсер с камней не было, то он спустя несколько лет был разобран на металл. В ответ на запрос Советского правительства официальным Лондоном было заявлено, что «Варяг» был торпедирован немецк ой лодкой и затону л в Ирландск ом море.

В память о героях морского боя при Чемульпо в годы русско-японской войны были установлены памятники во Владивостоке на морском кладбище (туда в 1911 году были перевезены из Кореи останки погибших моряков крейсера «Варяг») и в городе Туле, на родине командира корабля-героя В. Ф. Руднева.

Внезапность нападения японского флота на порт-артурскую эскадру и ее значительное ослабление сделало начало войны не в пользу России. Хотя русская Тихоокеанская эскадра сохранила свою боеспособность и могла продолжать борьбу, командующий эскадрой вице-адмирал О.В. Старк отказался от активных действий на море. Указаний свыше он на то не имел, а взять на себя инициативу оказался не в состоянии.

Таким образом для начавшей войну Японии сложилась самая благоприятная обстановка. Русский флот, представлявший серьезную угрозу, находился в бездействии. В корейских портах Цинампо и Чемульпо началась беспрепятственная со стороны противника высадка первых эшелонов 1-й японской армии генерала Тамесады Куроки. Транспортный поток из портов Японских островов шел непрерывно.

Командующему Соединенным флотом вице-адмиралу Хейхатиро Того не приходилось особо заботиться о переходе транспортов: он был хозяином положения на Желтом море.

14 февраля японские войска заняли Сеул, близ которого впервые столкнулась с русскими казачьими разъездами. Казачья сотня, встретившись на дороге с кавалерийским эскадроном японцев, обратила его в бегство и преследовала до самых городских ворот Сеула. Но на более серьезное дело сотенный командир не пошел, поскольку имел приказ не ввязываться в бои, а только вести наблюдение за действиями противника.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ КУРОПАТКИНСКАЯ СТРАТЕГИЯ ПОДГОТОВКИ К ВОЙНЕ | Неизвестные страницы русско-японской войны. 1904-1905 гг. | ГЛАВА ДЕВЯТАЯ КУРОПАТКИН – ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ. ГИБЕЛЬ АДМИРАЛА МАКАРОВА.