home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3. В Стране дураков

Ну и дома! Все они стояли вкривь, да вкось и казалось многие вот-вот должны рухнуть. У одних двери были прорезаны чуть ли не под самой крышей, и подниматься туда приходилось по кривым лестницам; у других печные трубы располагались вдруг посреди стены…

— Что за дурацкие дома! — изумился Питер. — Такое и во сне не приснится!

Желтая Книга фей

— Никогда, — охотно согласилась с братом Мэри. — Взгляни-ка туда! Вообще ни одной двери, только окна!

— Обрати внимание: зато в доме напротив — сплошь двери. а окон совсем нет, — рассмеялся Питер. — Хоть бы одно!

Ничего не скажешь, в необычное место попали близнецы, да и обитатели здешние оказались ему под стать. Вскоре дети повстречали кое-кого из них. Жители Страны дураков все как на подбор оказались кругленькими, толстенькими, головастенькими, и все до одного — с огромными голубыми глазами.

— Будто взрослые дети! — недоуменно проговорила Мэри.

Одеты дураки тоже были странно. Сама по себе одежда походила па обычную, но владельцы, казалось, понятия не имели, как ее носить. Куртки чуть ли не у вех были напялены задом наперед, да еще и застегнуты не на ту пуговицу. У одного левая нога была в ботинке, а правая — в сапоге. Дети уставились на него, с трудом удерживаясь, чтобы не расхохотаться в голос.

Желтая Книга фей

— Ладно, Мэри, некогда над ними потешаться, — рассудительно заметил Питер, на самом деле давясь от смеха. — Наше дело — спросить дорогу в Страну великанов — и вперед!

И вот они остановили первого встречного. Забавный был дурилка — в матросской бескозырке, нахлобученной задом наперед. На ветру ленточки хлопали его по носу, заставляя беспрестанно моргать.

— Доброе утро, — вежливо обратился к нему Питер. — Простите, не могли бы вы подсказать нам, как пройти в Страну великанов?

Дурилка уставился на них, поморгал-поморгал — и ничего не ответил.

— Глухой, наверное, — предположила Мэри. И задала тот же вопрос, но громче: — Простите, вы не знаете, как пройти в Страну великанов?

— Это далеко, — внезапно выпалил дурилка и зачастил, будто его вдруг прорвало: — Но если пойдешь, да все идти будешь, так уж придешь обязательно.

Такой ответ Питера никак не устроил.

— Спасибо, конечно, но все-таки — по какой дороге идти?

— Ну, дорога — она всегда одна, если, конечно, верная, — расплылся в улыбке дурилка.

— Конечно, — согласился Питер, у которого уже всякое терпение кончилось. — Но какая же дорога верная?

Дурилка долго смотрел на Питера, словно увидел что-то странное и любопытное, а потом сдул с носа ленточку и почесав в затылке.

— Ах! — серьезно и почему-то печально выпалил он и снова замолчал, причем надолго.

— Что «ах»? — хором спросили близнецы, совсем ничего не понимая.

— Да просто «ах!», — ответил дурилка и улыбнулся так многозначительно, будто сказал что-то умное.

Вконец раздосадованный Питер за руку потянул Мэри прочь.

— Ну и болван, — ворчал он. — Неужели не мог просто объяснить про дорогу — безо всяких там подмигиваний да дурацкой болтовни!

— Да уж, не умник конечно, — рассмеялась Мэри. Обернувшись, девочка увидела, что дурилка смотрит им вслед, а ленточки так и плещутся на ветру, то и дело хлопая его по носу. — Ладно, Питер, не расстраивайся, спросим кого-нибудь другого.

Дети зашагали дальше — улица перед ними так вихляла, будто сама не знала, в какую сторону вести. Возле одного кривоносого домика с двумя печными трубами, торчавшими из боковой стены как пушки на старинном корабле, развешивала на просушку белье девчушка-дурашка.

— Нет, ты только посмотри! — Мэри даже остановилась. — Видел ты что-нибудь нелепее? Она же его не сушит, а коптит!

У девчушки была полная корзина свежевыстиранного белья, которое она как попало набрасывала на веревки. Налетевший порыв ветра тут же сбросил две простыни на траву, — дурашка подобрала их и снова накинула на веревку.

— У тебя что, прищепок нет? — не выдержала Мэри, удивленная такой явной глупостью. Она-то ведь столько раз помогала маме и знала, что и как надо делать!

— Есть, — недоуменно отозвалась дурашка, подняв на ребят свои голубые глазищи. — Так ведь зачем они? Только хлопоты лишние.

— Ну нет! — возразила Мэри. — Совсем наоборот! Сама подумай: один раз прищепила, зато потом ни разу с земли поднимать не придется.

— Ох, и умная же ты! — восхитилась дурашка. — Она бросилась в дом и вскоре вернулась с полной коробкой бельевых прищепок, таких новеньких, что понятно было: ими явно никто ни разу не пользовался. Что с ними делать, девчушка никак понять не могла, и Мэри пришлось войти в сад и показать ей, как ими пользоваться. Дурашка с восторгом следила за каждым ее движением.

— Вот спасибо так спасибо! Теперь уж ни за что не попадает! Слушай, может, ты мне еще одно объяснишь: почему я белье вешаю чистое, а снимаю всегда грязное?

— Да ты сама посмотри, — вмешался Питер и указал на трубы, откуда валил густой черный дым. — Где у тебя веревки натянуты? Возле самых труб. А оттуда что летит? Сажа. Теперь тебе понятно?

Дурашка аж рот раскрыла.

— Ка-акой умный мальчик! — помолчав, протянула она. — Нет, я тебя обязательно должна отвести к нашему дурацкому голове! Он тут у нас самый главный, и ему с умными людьми вроде вас знакомиться ну прямо обязательно нужно!

— Может, и вправду сходим? — повернулся к сестре Питер. — Раз уж он тут главный, так, наверное, и дорогу в Страну великанов знает?

— Давай, — согласилась Мэри.

И вместе с девчушкой они направились дальше — в самый конец улицы, к дому, который возвышался надо всеми остальными и был бы очень похож на нормальный, не имей он такого множества дверей. Дурашка постучала в самую большую из них, и чей-то голос отозвался:

— Войдите!

Они отворили дверь и оказались в просторной комнате с огромным камином, возле которого сидел здоровенный верзила в пальто и укутавшись шарфами.

Желтая Книга фей

— Вам холодно?! — изумленно воскликнула Мэри. — На улице такая славная погода!

Хозяин свысока оглядел их и брюзгливо ответил:

— Конечно, холодно! И вы все время мерзли бы, живя в доме, где так дует. А этот паршивый камин! Что с ним ни делай — чадит, да и только!

В доме действительно гуляли сквозняки, а от дыма детям уж начинало пощипывать глаза.

— А зачем вам так много дверей? — спросил Питер, оглядываясь. В одной-единственной комнате он насчитал шесть дверей, и все они были плохо пригнаны. — Неудивительно, что у вас все время сквозит.

— Так причина в этом? — спросил с искренним удивлением дурачина. — Надо же, никогда бы не подумал! Ты, наверное, очень, очень умен.

— Не такой уж я умный, — ответил Питер. — Я самый обыкновенный, но надеюсь, немного здравого смысла у меня есть. Если вы уберете часть дверей и заделаете проемы, то в комнате будет жарко, как в бане, а камин перестанет чадить.

— Но еще лучше выйти на улицу в такой чудный день и погреться на солнышке, — добавила Мэри.

Верзила, не мигая, смотрел на них своими большущими голубыми глазами. Казалось, он крепко задумался. Затем улыбнулся и кивнул.

— Вы разумные дети, — заключил он. — Я бы попросил вас помочь мне кое в чем. А то сам я разобраться никак не могу.

— Мы тоже хотим попросить у вас помощи, — в свою очередь сказал Питер. — Не знаете ли вы дорогу в Страну великанов?

— Знаю, — ответил дурачина. — Никогда не был там, но дорогу знаю.

— Вы нам ее покажете?

— Но только если вы поможете мне, — не отступал от своего дурацкий голова.

— Хорошо. Что же вам нужно, — деловито спросил Питер. Все это уже начинало надоедать ему.

— Я здесь самый главный, — начал верзила. — И каждый день все приходят ко мне со своими жалобами, обидами и просьбами. Может быть, вы посоветуете моим людям, что и как надо делать?

— О да, они смогут! — вдруг пылко воскликнула маленькая дурашка. Она все время стояла в углу и слушала, а теперь вмешалась в разговор.

— Эти умные дети научили меня, как сделать, чтобы ветер не сдувал белье с веревки, и объяснили, почему после просушки оно все в саже. Они могут нам много в чем помочь, сударь.

— Хорошо, — остановил ее дурачина. Позвони, пожалуйста, в колокольчик и скажи людям, чтобы пришли к моему дому прямо сейчас.

Дурашка выбежала наружу, и близнецы услышали, как она звонит в колокольчик. Дурацкий голова встал и вышел из дому. Во дворе он сел на коврик и поманил детей пальцем, приглашая устроиться рядом.

Вскоре по кривым улочкам явилась целая толпа народу. Они расселись кольцом вокруг своего главы и уставились на него. После того как все насмотрелись друг на друга, один из жителей встал и поклонился.

— Сударь, у меня болят ноги. Что можно сделать? Не купить ли мне костыли?

Поглядев на его ноги, Питер с Мэри так и прыснули — Этот чудак умудрился надеть ботинки не на ту ногу!

Желтая Книга фей

— Да вы просто поменяйте ботинки местами, вот ноги сразу болеть и перестанут. Неужели вы правую ногу от левой совсем не отличаете? — спросил Питер.

Немного подумав, мужчина последовал совету. Несколько мгновений он постоял, прислушиваясь к своим ощущениям, а потом по его лицу начала медленно расползаться улыбка.

— Вот здорово! — воскликнул он. — Очень удобно. Теперь и ходить можно!

— Сударь, мне ничего не видно сквозь очки, — сказала маленькая толстенькая женщина, обернувшая шаль вокруг талии, вместо того чтобы накинуть, ее на плечи. Она протянула свои очки верзиле. Тот передал Питеру. «Очки как очки», — подумал мальчик и, надев их, обнаружил, что они все увеличивают. Очки для дальнозорких. Питер взглянул на толстушку. Непохоже, чтобы она плохо видела.

— Это очки моего дедушки, — охотно пояснила женщина. Я ношу их в память о нем, но при этом у меня что-то неладно с глазами.

Мэри чуть не прыснула со смеху. Ну и ну! Как можно носить чужие очки, считая, что они и тебе подходят?

— Послушайте, если вынуть стекла и смотреть просто через оправу, вы будете прекрасно видеть, — сказала девочка. Она, как и Питер, была вполне уверена, что со зрением у толстушки все в порядке.

Дурацкий голова, не мешкая, взял у Питера очки, разбил стекла о камень и, вынув осколки, вручил пустую оправу владелице. Толстушка с готовностью надела ее и пришла в неописуемый восторг.

— Вижу! — ликовала она. — Все вижу! Ох, как замечательно мне вылечили глаза!

Желтая Книга фей

И тут — изумлению близнецов предела не было! — все, кто был в очках, принялись бить стекла и вынимать их из оправ.

— А так лучше!

— Гораздо лучше!

— Как хорошо видно-то! — слышалось со всех сторон.

Питер и Мэри ничего понять не могли: мама не раз говорила им, что на чужих ошибках учатся; но зачем же превращать их в собственные, еще большие глупости?

— Простите, почтенный голова, что таким пустяком отнимаю у вас время, но меня постигло серьезное неудобство. Видите ли, как ни стараюсь, я никак не могу засунуть руку в карман, хотя там у меня лежит нечто важное, — выступил вперед еще один из жителей деревни. Пальто он ухитрился вывернуть наизнанку, так что карманы оказались не снаружи, а внутри.

— Снимите пальто, — со всей возможной серьезностью посоветовал Питер, — выверните и снова наденьте. Вот увидите карман окажется как раз там, где и должен быть.

Дурень послушался. И как только карманы действительно «нашлись», радости его не было предела. Он тут же принялся извлекать оттуда какие-то мелочи, внимательно рассматривать, будто видел их впервые…

— До чего же умно! — восхищенно загудели все вокруг. Один за другим все стали задавать детям вопросы — самые нелепые, какие только можно придумать. А Питер и Мэри на них отвечали — причем без особого труда. Когда же с этим было покончено, Питер вновь напомнил дурачине: — Вот мы вам и помогли. А теперь ваша очередь — покажите, пожалуйста, нам дорогу в Страну великанов.

Но тот словно не расслышал.

— Пора обедать, — раздумчиво произнес он. — Давайте-ка чего-нибудь перекусим.

Они снова вернулись в задымленный дом, и двое маленьких служанок накрыли па стол. Дети обратили внимание, что ножи дурашки положили слева, а вилки справа.

— Можно подумать, мы левши, — шепнула Мэри Питеру. Блюда па стол тоже подавались в обратном порядке. Сперва появился сладкий пудинг, а затем мясо и овощи!

— А теперь нужно немного вздремнуть, — сказал верзила, окончив обед; не раздеваясь, он лег в постель и тут же захрапел. Дети только возмущенно переглядывались. Сколько времени они здесь потратили! Почему он не выполнил обещания перед тем как уснуть?

— Давай-ка разбудим его, — не выдержал наконец Питер. И близнецы стали толкать дурачину под ребра, хлопать по плечу трясти, но все напрасно. Тот только перевернулся на другой бок и захрапел еще громче. Тогда Мэри заметила влажную губку которая лежала не где-нибудь, а в угольном ведерке и выжала на лицо верзиле… И все-таки он не проснулся!

— Без толку, — раздосадовано заключил Питер. — Думаю, он только притворяется спящим, чтобы не указывать нам дорогу. Этот тип себе на уме!

В тот день брат с сестрой так и не покинули Страну дураков, потому что хозяин проспал до шести вечера, а затем захотел ужинать. Он все задерживал и задерживал детей, пока те не рассердились окончательно.

— Нет уж, сударь! — взорвался вдруг Питер. — Мы-то уговор выполнили! Теперь ваша очередь! Если не знаете дороги в Страну великанов, так и скажите!

— Почему не знаю! — обиделся дурацкий голова. — Знаю! И не говорите со мной таким тоном, не то придется вас под замок упрятать.

— Это еще с какой стати? — в негодовании вскричала Мэри. Послушайте, да вы, наверное, вообще не знаете, что такое держать слово!

Верзила хлопнул в ладоши, и в комнате появились четыре человека. Стражники были одеты во что-то, напоминавшее полицейскую форму, но сидело все на них совершенно не так, как надо. Шлемы были им непомерно велики, так что из под них виднелись только подбородки.

Желтая Книга фей

Кители, как и у всех дураков, — задом наперед, а брюки чересчур короткие. Вместо тяжелых сапог на ногах у всех были причудливые ночные шлепанцы с голубыми помпончиками. Увидев это, Мэри от души рассмеялась.

— Заприте их на ночь, — распорядился дурень, и близнецов повели к маленькому круглому домику, предназначенному для арестантов. На единственном окне его была решетка, а на двери — большой засов.

— Вот тюрьма у них построена как надо, — мрачно заметил Питер, глядя сквозь решетку. — Плохи дела, Мэри. Нам отсюда не выбраться.

— Наверное, они не хотят, чтобы мы уходили, — предположила Мэри. — Мы оказались им полезны. Да, да, — с уверенностью продолжала она, — они решили продержать нас тут как можно дольше. Мы бы отвечали на их дурацкие вопросы и все за них исправляли.

Питер уставился на Мэри, а затем взволнованно заговорил:

— А ты права! Вот почему они не говорят того, что нам надо! Не хотят отпускать нас! Мы им полезны!

— Как же все-таки отсюда сбежать? — в отчаянии воскликнула Мэри.

— Никак, если они будут запирать нас здесь, — отозвался Питер, проверяя, насколько крепка решетка. — Они могут быть дураками в чем угодно, по своей выгоды не упустят.

Прижавшись друг к другу, дети, грустные, сидели в маленькой камере. Здесь были только тюфяк да стул. Больше ничего. Конечно, никакой возможности бежать. Они слышали, как переговариваются за стенами тюрьмы четыре их стража. И вдруг Питер улыбнулся.

Желтая Книга фей

— Чему ты улыбаешься? — с надеждой спросила Мэри.

— Придумал, как нам выкрутиться, — сказал Питер. — Послушай, — понизил он голос до шепота, чтобы никто из охраны и подслушивая, ничего не разобрал. — Завтра мы будем вести себя глупее, чем любой из дураков! Не станем отвечать на вопросы, а если и придется, то уж так глупо, чтобы все увидели: от нас никакой пользы! Тогда только они нас отпустят! Поняла?

— Молодец, — радостно согласилась Мэри. — Хорошо придумал. В конце концов, не покажись мы им умниками, они и не вздумали бы нас удерживать! Так и поступим, Питер, будем вести себя так же глупо, как они.

Вскоре они уснули и не просыпались до утра. Утром стражники отперли дверь и повели их в дом завтракать. Верзила вежливо поинтересовался, как им спалось.

— Как спалось? Ну, лично мне спалось с закрытыми глазами, — важно ответил Питер с таким выражением лица, что у Мэри невольно вырвался смешок. Дурацкий голова ничего не сказал, только с укором посмотрел на Питера и принялся за еду. Завтрак был не менее чудным, чем обед. Он начался с джема и тостов, затем были поданы бекон, яйца и наконец — овсянка!

— Я хочу, чтобы вы снова помогли мне как вчера, — сказал дурацкий голова, когда все позавтракали.

— Разумеется, — заявил Питер, взяв почему-то шляпу хозяина и напялив ее задом наперед. Он выглядел так нелепо, что Мэри просто распирало от смеха. Ей тоже хотелось совершить какую-нибудь глупость, например, снять носки и надеть вместо перчаток на руки, но уж больно много мороки. Да верзила, скорее всего, ничего и не заметит.

Когда прозвенел колокольчик, снова собралось множество народу со своими жалобами и просьбами. Но на этот раз от близнецов не было никакого толку!

— Мои часы не ходят! — пожаловался один, протягивая большие часы. Питер не сомневался, что тот просто забыл их завести, но ничего не сказал. Он с серьезным видом взял часы, потряс их, перевернул, а затем вручил хозяину со словами: «Они и не пойдут», — и больше не произнес ни слова. Верзила бросил на него хмурый взгляд, но Питер притворился, будто не замечает.

— Я не могу застегнуть пальто, которое только что сшила, — пожаловалась какая-то дуреха и показала его всем. Мэри увидела, что она прорезала петли и пришила пуговицы на одной и той же стороне — конечно, пальто и не застегивалось.

Мэри взяла его и сделала вид, будто пытается что-то исправить. Затем покачала головой и снова вручила пальто незадачливой мастерице.

— Оно и не застегнется, — заключила Мэри и больше ничего не добавила.

В то утро они ничего не посоветовали здешнему люду, а их голова все заметнее и заметнее терял терпение. Наконец он вышел из себя.

— Я думал, вы умные! — разъярился верзила. — Я думал, вы знаете больше, чем мы! А вы глупее самого безнадежного дурака в деревне. Не знаю, как вам удалось провести меня вчера!

— Мы же говорили, что не такие уж умные, — ответил Питер. — Мы самые обыкновенные.

— Ну так вы для нас бесполезны, — заключил глава дураков. — Уходите-ка лучше!

— Этого мы как раз и хотим! — сказал Питер. — Где тут дорога в Страну великанов?

— Я вам ни за что не скажу, — злорадно ответил дурацкий голова. — Ищите сами.

Близнецы смотрели на него с отвращением. «До чего мерзкий тип!»

— Идем, Мэри, — сказал Питер, беря сестру за руку, — пошли скорее отсюда. И близнецы пустились в путь, совершенно не зная, туда они направляются, куда им надо, или нет. Вскоре, однако, деревня осталась позади, и брат с сестрой оказались на большой проезжей дороге. Кругом — ни души. Не теряя надежды и решимости, дети под палящим солнцем устремились вперед, но через некоторое время им пришлось остановиться. Дорога расходилась в стороны: направо, налево и прямо. Куда же дальше идти?

— Тут есть указатели, Питер! — обрадовалась Мэри, увидев стоящий неподалеку столбик с тремя дощечками. — Давай посмотрим, что там написано.

Они подбежали к столбику. На первой дощечке, указывающей направо, говорилось: «Дорога в Страну великанов».

— Отлично! — сказал Питер. — Нам сюда. — Однако, взглянув на вторую дощечку, указывавшую налево, прочитал: «Этот путь ведет в Страну великанов».

— Странно, — заметила Мэри, озадаченная. — Ведь не могут же обе дороги, идущие в разные стороны, привести в одно и тоже место.

Третья дощечка сообщала: «В Страну великанов — прямо».

— Кажется, все дороги ведут в Страну великанов, — промолвил Питер, вконец растерявшись.

— А может быть она такая огромная, что лежит во всех направлениях, — благоразумно предположила Мэри. — Давай выберем среднюю дорогу. Тогда почти наверняка не ошибемся. Если Страна великанов отсюда и направо, и налево, то она и посередине должна быть!

— Ты абсолютно права! — воскликнул Питер. И они пошли по средней дороге, строя догадки, что им может встретиться.

Желтая Книга фей


Глава 2. Приключения начинаются | Желтая Книга фей | Глава 4. Среди великанов