home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Алим. Телеграмма

Алим вернулся домой пораньше. Вечер только-только вступал в свои права. Из хома доносилась весёлая пикировка Риглы с Илькой. Это было их любимым времяпровождением. Алим поначалу думал, что они ругаются. Но оба уверяли, что нет. Теперь он не вмешивался. «Поругалки» проходили бурно и радостно.

Оказалось, что, кроме них, его дожидалась Инога. И Ригла с Илькой обсуждают принесённую ею новость. По смущённо-встревоженной физиономии секретарши Алим так и не понял, хорошая весть или плохая.

Оказалось — хуже не придумаешь. В длинной подробной телеграмме Атран просил помощи. Как другу — ему нужно помочь. Но дело касалось судьбы института...

Несколько лет назад Институт Темноты вырвался вперёд. С невероятным трудом удалось выровнять положение. Сейчас оба института шли наравне, готовились к созданию второго поколения разумных испытателей. И оба столкнулись с проблемами. Но Алим помнил: отставание в любой момент может вылиться в закрытие его института. Ничья в соревновании — тоже не гарантия. Нужно первое место. Только оно даёт защиту. Что же делать? Послать лучших целителей на Северо-Запад — это одновременно и ускорить их программу, и затормозить свою. Что делать? С кем посоветоваться?

— Инога, поспеши на почту, срочно вызывай сюда Ардину, — решил, наконец, Алим.

На следующий день появилась Ардина. Её привёз охотник на боевом куле. Алим вызвал Корпена и поведал жене о телеграмме. Потом — о беседе с Атраном несколько лет назад. Корпен уточнил детали. Позднее, наедине, Алим рассказал о своих размышлениях и выводах.

— Почему ты раньше не сказал мне? — поинтересовалась Ардина.

— Зачем волновать? Достаточно того, что я знаю.

— А ещё кто?

— Больше никто.

Ардина надолго задумалась.

— Ты правильно сделал, что вызвал меня. Задача, для которой им нужны целители, она как, очень важна для проекта?

— Нет, — ответил через минуту раздумий Алим. — Но она очень важна в психологическом плане.

— Твои целители справятся с этой задачей?

— Думаю, да.

— Если справятся, посылай. А мы подготовим общественное мнение, чтоб получить максимум политического капитала. Нет, не так. Посылай в любом случае. А я продумаю оба сценария. Да, именно так! Чем бы ни кончилось!

Уверенность Ардины уменьшила тревогу Алима. Теперь главной заботой была честь института. Отбросив все дела, он на сутки засел в информатории. Сведения о жекторе были неполны и противоречивы, к тому же годичной давности. Но специалисту и намёки говорят о многом.

На второй день Алим вызвал Иранью. Сосредоточенно работать с источниками целительница так и не научилась, поэтому всю информацию Алиму пришлось пропускать через себя. Объяснять непонятные места, переводить таблицы и диаграммы в понятные образы. Так и провели весь день — Алим на контактном пятне сети, на его верхнем пятне — Иранья, и четыре инфора на остальных входах нейросети. (Сеть растёт долго, веками. На сети информатория Полигона созрело всего пять входов.) К вечеру все устали неимоверно. Алим согласился, что взял слишком высокий темп, когда проспал на следующий день до обеда.

— Ничего страшного. Начальство не опаздывает, начальство задерживается, — утешила его секретарша. Алим уставился на неё невидящим взглядом и впал в транс.

— Что-то не так? — забеспокоилась Инога.

— Да-да. Именно так! То есть, не так! Вчерашний день пошёл насмарку. Вызови, пожалуйста, Иранью.

Инога поднялась к световому отверстию, оглушительно свистнула и замахала рук-ками. Через минуту в грот степенно вплыла запыхавшаяся Иранья, и вроде как потемнело. Алим взглянул вверх. Так и есть! В световое отверстие заглядывают два десятка заинтересованных физиономий. Ну и пусть!

— Я сегодня долго думал, — не моргнув, начал он. — Меняем весь план. Ты поедешь не одна. Отбери двух целителей потолковей и двух инфоров. От инфоров многого не требуй. Если вторые веки сделать смогут — уже хорошо. Их главная задача — перенимать опыт. Есть у тебя такие?

— Как не быть?

— Вот и ладушки! А все дела сдай заместителю из инфоров. Если такого нет — сейчас назначим. Вопросы есть?

Вечером того же дня на Северо-Запад ушла телеграмма: «Готовим бригаду...» И дальше — длинный-длинный список вопросов на жаргоне целителей.

Почему-то бригада подобралась из одних девушек. Началась предстартовая подготовка. Гнёзд нейросети катастрофически не хватало. Инфоры и целители сидели друг на друге в два этажа. Алим просто зверствовал. Вдобавок в нём вновь проснулись сомнения насчёт целесообразности поездки. Суть сомнений он держал при себе, но эмоцию погасить не мог. Девушки думали, что он сомневается в их способностях, и очень волновались. Особенно — молодые инфорочки.

Пришёл ответ на телеграмму и вызвал жаркие споры. Алим даже не делал вид, что понимает, о чём речь. Главное — что понимают спорщики. Его задача — натаскать группу по общим вопросам проекта: по физике светочей и сонара, по теории световосприятия глаза, по основам биохимии. И прочая, и прочая, и прочая... Группа должна произвести впечатление широкоэрудированных специалистов. Иранья университетов не кончала, но она большей частью будет занята инструментами. Прикидываться эрудитками придётся инфорочкам.

Подошёл день отъезда. Пользуясь случаем, библиотекари загрузили инфорочек заказами на монографии и научные обзоры. Чтоб подчеркнуть важность миссии, Атран заказал большого пассажирского шалота. Провожать высыпал весь институт.

— Мне столько не свезти, — испугался водитель. И долго возмущался, когда узнал, что пассажиров всего двенадцать.

В последний момент Алима посетила дельная мысль. Он отозвал Иранью в сторону.

— Обязательно заверни в Центральный госпиталь. Разыщи Убана. Ему нет равных, а без нейрокорректора вам всё равно не обойтись. Договорись, что вызовешь его телеграммой, когда настанет заключительный момент работы. Обставь визит попышней, льсти побольше. Он это любит. Мол, два крупнейших института на него уповают и без его помощи прогресс остановится.

Договорить не успел. Хор затянул прощальную «Уходит охотник в свой дальний путь». Шалот поднялся над грунтом, загомонили провожающие, пассажиры бросились занимать места. Алим присосался рядом с Ираньей, продолжая инструктаж.

Отделился от шалота километрах в десяти от Полигона. Хотел прокатиться до дома на волне, но волны бежали в другую сторону. Алим пошёл на небольшой глубине, любуясь игрой света. На душе было легко и радостно. Неопределённость положения куда-то ушла, и он замурлыкал старинную прощальную песню:

Уходит охотник в свой дальний путь.

«Прощай», — говорит жене.

Быть может, придётся ему отдохнуть,

Уснув на песчаном дне...

Обидно, конечно, что институт на год-другой остался без трёх лучших целителей. Но главная задача сейчас — дыхательный пузырь. Это работа генетиков, и только их. Зато если Иранья справится... Атран убедится, что старая дружба не забывается. Гмм... А слава института прогремит на весь мир, что тоже неплохо!

Тут Алим задумался, попросил бы он помощи у Атрана в аналогичной ситуации? В старой логике всё просто и понятно. Путь через полмира — три месяца. Введение в курс дела — ещё месяц-другой. Дорога назад — три месяца. Если есть шанс самому справиться с проблемой за год, помощь звать нет смысла. В альтернативной логике всё выглядело куда сложнее. Целесообразность уступала место эмоциям, описать которые в логических терминах не удавалось. Например, личная привязанность — по терминологии самого Атрана. Можно оценить её в баллах, но оценка будет субъективна. Ясно одно: Атран долго колебался. И, раз уж послал телеграмму, значит, дело плохо. Намного хуже, чем если б он мыслил в классической логике. Но почему — хуже? В чём причина этого «хуже»? Что за тайна скрывается за этим «хуже»?

Зайдя в тупик, Алим подошёл к вопросу с другой стороны: а послал бы он бригаду на помощь Атрану, если б не было личной разблокированной эмоциональной сферы и личной дружбы? Ответ ему не понравился. Холодная классическая логика приводила к нерациональному решению. Это было настолько страшно и неожиданно, что даже в животе похолодело. Рушились основы мироздания.


Атран. Тупик | Процент соответствия | Целители. Институт Темноты