home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


34

Свидетель обвинения?! До глубины души пораженный предательством Люси, Морис резко откинулся на спинку скамьи. Господи, лучше бы его повесили без суда и следствия, чем слышать это!

Кевин крепко сжал его плечо.

– Мои комплименты. – Видя всю меру отчаяния брата, сам совершенно растерянный, он старался шутить. – Не каждому удается вызвать к себе такую ненависть женщины.

Постепенно волнение в зале улеглось, и все обратились в слух, когда Люсинда Сноу заняла свидетельское место. С величием принцессы, присутствующей при наказании простолюдина, осмелившегося коснуться ее шлейфа, восседала она на жестком казенном стуле, чопорно сложив на ридикюле руки, затянутые в ослепительно белые перчатки. Морис метнул гневный взгляд на адмирала, ожидая увидеть на его самодовольной физиономии выражение торжества. Однако тот выглядел не менее пораженным, чем сам Клермонт.

Морис недолго недоумевал. Вероятно, адмирал недоволен тем, что его дочь оказалась в центре внимания грубой толпы, тем самым давая повод для двусмысленных толков, которые могут бросить тень на его безупречную репутацию. Видимо, Люси решилась на этот рискованный шаг, не предупредив адмирала. Клермонт только обескураженно покачал головой, сам удивляясь тому, что даже в такую минуту его восхищает смелость Люси.

– Мисс Сноу, – приступил к допросу очаровательной свидетельницы судья, – узнаете ли вы в подсудимом человека, который в октябре прошлого года обратился к вашему отцу с просьбой принять его на должность вашего телохранителя?

Последние слова вызвали несколько насмешливых выкриков из толпы.

– Разумеется, Ваша Честь, это именно тот человек.

Она посмотрела спокойным, ничего не выражающим взглядом на Мориса, который встретил его с твердостью, надменно скрестив руки на широкой груди.

– Вы известны своим незаурядным умом, – скрипучим голосом продолжал судья, – поэтому, полагаю, вы с самого начала стали подозревать этого мнимого телохранителя в его зловещих намерениях?

– Вовсе нет, сэр, поскольку он не давал к этому ни малейшего повода.

Люси произнесла эти слова четким голосом, и все в зале насторожились, предчувствуя развитие новой интриги.

– При поступлении на эту должность мистер Клермонт поклялся защищать мою жизнь, как свою собственную, – громко продолжала Люси. – И в дальнейшем он проявил себя настоящим рыцарем.

Судя по выражению крайнего замешательства на маленьком птичьем личике судьи, это были не те ответы, которые он рассчитывал услышать от свидетельницы обвинения. Морис тоже терялся в догадках, не понимая, куда клонит Люси.

По залу пробежал недоуменный шепот, а судья тем временем искал под мантией носовой платок, чтобы промокнуть вспотевший лоб. Наконец он откашлялся и несколько овладел собой.

– Ну, видите ли, мисс Сноу, мне не хотелось бы задевать ваше самолюбие, но мы имеем основания полагать, что подсудимый просто искусно притворялся порядочным человеком в ожидании минуты, когда он мог бы осуществить свой коварный замысел.

– О нет, сэр. Будучи и в самом деле порядочным человеком, он выказывал глубокое уважение моей скромной особе и дважды спас меня от реальной опасности, когда я подверглась нападению хулиганов на улицах Лондона.

Морис понял, что происходит нечто непредвиденное. Он искоса посмотрел на адмирала, который застыл, как изваяние, забыв убрать со своего всегда бесстрастного и надменного лица кривую усмешку.

Недоумевающий судья снова промокнул обильный пот, стекающий ему на лоб из-под парика.

– Уверен, что таким образом подсудимый пытался завоевать ваше доверие и усыпить бдительность, мисс Сноу, чтобы затем ему было легче похитить вас.

Тогда Люси повернула голову и посмотрела прямо на Мориса. Ее огромные серые глаза лучились такой нежностью, что у него больно сжалось сердце. «Что за дьявольские шутки выкидывает эта невероятная женщина? – ошеломленно подумал он. – Она вполне способна довести меня до разрыва сердца и этим сэкономить Короне средства на мою казнь!»

И вдруг Мориса осенила страшная догадка. Он вскочил. Стражники с остервенением вцепились в него, пытаясь оттащить назад.

– Не делай этого, Люси! Черт побери, я не стою твоей любви!

Почти одновременно с его отчаянным криком раздался разъяренный рев адмирала:

– Люсинда! Больше ни слова! Сейчас же замолчи!

Она медленно обвела взглядом затаивший дыхание зал и незаметно вздохнула, примиряясь с необходимостью обнародовать свое заявление при этом скопище равнодушных, но жадных до любой сенсации людей. Она загадочно улыбнулась.

– Мистер Клермонт отнюдь не похищал меня, – отважно солгала она во всеуслышание. – Я сопровождала его по своей воле.

Зал разразился неистовыми криками, пронзительным свистом и улюлюканием. Дождавшись, когда судья восстановит хоть какое-то подобие порядка, Люси извлекла из ридикюля грязный сверток и высоко подняла его над головой.

Ее голос ликующе зазвенел:

– Повторяю, я добровольно покинула свой дом и пошла за этим человеком, когда узнала его трагическую историю, которую подтверждают эти документы. Целых шесть лет эти бумаги искусно прятали. Я прошу судей ознакомиться с этим каперским свидетельством. Вы сможете убедиться, что мистер Клермонт начал свою карьеру как добропорядочный владелец торгового судна под именем Ричарда Монтроя. И только безмерная алчность и подлый обман Люсьена Сноу вынудили его вести жизнь презренного изгнанника, пирата, которого мы все знали как капитана Рока.

– Ты лжешь, блудница проклятая!

Вне себя адмирал вскочил с места и выхватил что-то из-за пояса.

С этого мгновения время перестало существовать для Мориса. Все происходящее он вспоминал позже как отдельные застывшие картины и образы, которые навсегда запечатлелись в его мозгу с удивительной яркостью. Блестящее дуло пистолета, нацеленное прямо в грудь Люси. Ее побледневшее недоумевающее лицо с широко раскрытыми глазами. Пронзительный предостерегающий вопль Тэма с галерки. Судья, прячущийся за высокую спинку своего кресла. Отчаянный прыжок Кевина к адмиралу.

В этот миг Морис вырвался из хватки стражников, сдирая своими цепями кожу с ладоней. Не будь он скован по рукам и ногам, то сбил бы Люси с ног, спасая ее от выстрела. А так он смог только закрыть ее своим телом. Раздался выстрел.

Его грудь пронзила острая боль. Он закачался и упал. Люси метнулась вперед, чтобы подхватить его, и они оба повалились на пол. Своим хрупким телом она смягчила его падение.

Она положила голову Мориса себе на колени, судорожно пытаясь остановить кровь, хлещущую из раны. Обжигающие слезы падали на холодный лоб Мориса. Ее искаженное невероятным страданием, мокрое от слез лицо прижалось к его губам, напоминая соленый вкус моря, которое он так любил.

Серый туман заволакивал все вокруг, кроме любимого лица Люси. Слабеющими руками он сжал ее запястья и нежно улыбнулся.

– Пожалуйста, мисс Сноу, – с трудом прошептал он, – не надо… выговоров. Я только… делал… свою работу…

Он потянулся дрожащей рукой к лицу Люси, но оно стало быстро скрываться за плотной завесой. Потеряв сознание, Морис бессильно уронил руку и уже не слышал ее пронзительного крика, полного невыносимой боли.

Выстрелив, адмирал как-то странно стал оседать, его лицо исказила судорога, он силился приподняться, но внезапно рухнул замертво.

Пуля адмирала прошла через грудь Мориса, не задев сердца.


предыдущая глава | Поцелуй пирата | cледующая глава