home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


26

На следующее утро, лишь только первые лучи солнца окрасили горизонт в нежно-розовые тона, Морис уже стоял перед дверью каюты Люси. Он и сам не заметил, что уже давно называл так свою собственную каюту. Сможет ли он снова жить в ней, когда Люси вернется к своей упорядоченной лондонской жизни, с горечью думал он. Долго ли будет тонкий запах лимонной вербены преследовать его в беспокойных снах?

Морис устало зевнул. Ночью он и не пытался заснуть, глядя на мерцающие вдали огни «Аргонавта». Но видел только огромные, как у раненой лани, глаза Люси, с болью взглянувшие на него, и слышал только ее приглушенный стон.

Неужели она поверила, что он способен выполнить жестокие условия своего ультиматума? Он диктовал в полной уверенности, что адмирал будет вынужден принять их. Ведь его беспокоила только собственная репутация порядочного человека, ради сохранения которой он пошел бы на любые жертвы. Он не допустит, чтобы на него легла тень позора дочери.

Морис ничуть не сомневался, что Люси будет осуждена чопорным светским обществом. Никто и не задумается о том, что она оказалась беспомощной жертвой обстоятельств. В великосветских гостиных будут злорадно вспоминать о ее легкомысленной матери. Пожалуй, еще станут искренне сочувствовать несчастному адмиралу.

Стоило Морису представить, что еще до наступления рассвета Люси сможет прильнуть к груди своего отца, как сильная боль пронзила его сердце. На мгновение ему стало нечем дышать, но он превозмог эту страшную боль таким же отчаянным усилием воли, которое помогло ему не сойти с ума во время долгого заточения в темноте.

«Что ж, – невесело сказал он себе, – похоже, у меня нет выбора. Так или иначе придется с ней расстаться. Даже если я получу каперское свидетельство, оно только снимет с меня вину за несодеянные преступления в прошлом. А как быть с настоящим? Вот и получается, что мне нечего предложить этой девушке, кроме бродяжнической жизни пирата, полной опасности». Морис осторожно постучал в дверь. Не получив ответа, он вошел в неприветливую тишину комнаты. Как он и ожидал, постель была пуста и не смята, как будто девушка уже встала или вообще не ложилась спать.

Люси неподвижно стояла у иллюминатора, снова одетая в перешитые обноски Тэма. Ее светлые шелковистые волосы были аккуратно разделены надвое и стянуты шнурками. Никакого намека на ту очаровательную, роскошно одетую женщину, которая встретила его этой ночью. У Мориса снова защемило сердце от чувства непоправимой утраты.

Он с трудом заставил себя заговорить:

– Я вынужден снова запереть вашу каюту. Для вашей безопасности, разумеется.

Люси не проронила ни слова. С таким же успехом он мог обращаться к статуе.

Тогда он небрежно бросил на стол дневник ее матери.

– Я подумал, что это поможет вам скоротать время. Я нашел его в сейфе вашего отца… Но не читал его, – добавил он, понимая, что она ему не поверит.

Люси даже не пошевелилась.

– До свидания, мисс Сноу.

Он вышел и тщательно запер каюту своей пленницы, после чего направился к себе. «Что же, она поверила в то, что я последний негодяй», – с горечью подумал Морис.


* * * | Поцелуй пирата | * * *