home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Два года спустя

Фукс вышел на поверхность Цереры и осознал вдруг, что впервые за долгие месяцы надел скафандр. От него даже пахло новизной: Ларс надевал его всего два раза. Тело отвыкло от груза снаряжения, скафандр сидел как-то неуютно.

Впервые он полетел в космос пять лет назад на «Старпауэре-1». Миссия в Пояс Астероидов тогда едва не провалилась. В те дни Фукс, молодой выпускник университета, мечтал о докторской диссертации по космической геохимии. Однако к учебе он не вернулся, а женился на Аманде, стал искателем и, как многие другие, принялся обшаривать Пояс в поисках своей удачи. Прошло почти два года с тех пор, как Ларс оставил это занятие, чтобы возглавить проект по строительству постоянной жилой базы на орбите астероида.

Новая торговая компания, зарегистрированная в соответствии с правилами в Международной Ассоциации Астронавтов, получила название «Гельветия». Фукс являлся главой «Гельветии», а Аманда – заведующей финансовым отделом. Панчо Лэйн числилась заместителем директора новой компании, однако лишь изредка посещала Цереру. «Гельветия» оптом скупала у «Астро» различные товары и продавала их старателям. Фукс закладывал минимальную прибыль, заставляя и Хамфриса снижать цены. Конкуренция становилась все острее, кто-то из двоих рано или поздно неизбежно должен был покинуть Пояс.

Старатели предпочитали иметь дело с Фуксом. К радости Ларса, «Гельветия» процветала даже несмотря на то, что он считал себя новичком в бизнесе. Фукс часто не раздумывая предоставлял кредиты в обмен на заверения людей выплатить долг при первой же возможности. Печатям и договорам он предпочитал дружеское рукопожатие и честное слово. Аманда критиковала такие методы ведения дел, но все же доверие всегда оправдывалось. «Мы богатеем!» – радовался Фукс, наблюдая за тем, как увеличивается банковский счет.

Глядя на унылую, испещренную кратерами поверхность Цереры, он осознавал, как одиноко и пустынно это место во Вселенной, как далеко оно от цивилизации. Звезды усеивали небо так густо, что среди них терялись все знакомые созвездия. Старая добрая Луна и голубая Земля были невероятно далеко, даже Солнце выглядело маленьким и тусклым из-за огромного расстояния. Странное, чужое небо…

Поверхность Цереры была темной, холодной, покрытой тысячами мелких кратеров. Горизонт лежал так близко, что складывалось впечатление, будто стоишь на тонкой платформе, а не на твердом теле. Иногда казалось, что если сейчас не ухватиться за что-нибудь, то упадешь в неизведанную пучину бескрайнего космоса.

Почти потеряв голову от пьянящего чувства безмерности пространства, Фукс поднял голову и увидел еще незаконченную базу на орбите. Гигантская конструкция висела над горизонтом, слегка мерцая в тусклом солнечном свете. Для кого-то – просто соединение обветшалых, использованных и списанных кораблей, но для многих – малая частица человеческой цивилизации в этом диком, неизведанном крае Солнечной системы.

Тусклый луч света в небе сверкнул отчетливее – на небольшом космическом судне к астероиду летели Панчо и Рипли. Фукс ждал приземления корабля, стоя около воздушного шлюза, ведущего в жилой комплекс под поверхностью.

Шаттл исчез за горизонтом, но через несколько секунд показался с другой стороны так близко, что стали видны тонкие подпорки и купол жилого модуля. Панчо настояла на том, что будет пилотировать судно самостоятельно, желая «вспомнить прошлую сноровку». Корабль мягко опустился на гладкую посадочную платформу в сотне метров от шлюза.

Фукс без труда понял, какая из двух вышедших фигур в скафандрах Панчо. Высокая, стройная, атлетически сложенная девушка угадывалась даже в снаряжении. Впервые за последний год она прибыла на Цереру. Ей приходилось совмещать работу в совете директоров «Астро» и «Гельветии» одновременно.

Активировав линию связи, Фукс услышал ее разговор с Рипли – главным инженером строительства базы.

– … что вам действительно нужно – так это новый набор сварочного лазерного оборудования, – говорила Панчо. – Ваше старье уже никуда не годится.

Фукс не рискнул пойти им навстречу: в столь малой гравитации он передвигался слишком неуклюже. Вместо этого он взял пульт управления снаряжением и сжал его в руке. Подпрыгнув над поверхностью, Ларс проплыл над головами Панчо и инженера и едва не коснулся обшивки корабля. Когда он опустился на поверхность рядом с ними, вверх устремились клубы астероидной пыли.

– Господи, Ларс, когда ты только научишься управлять системами скафандра? Летать тоже надо аккуратно! – пошутила Панчо.

Ларс улыбнулся.

– Извини. Мало практики.

Несмотря на плотные тяжелые подошвы, поверхность Цереры казалась неровной и каменистой.

– Да ты вообще никогда не практиковался, дружище!

Ларс предпочел сменить тему разговора.

– Итак, мистер Рипли, сможет ли ваша команда выполнить план с учетом последних поправок?

– Не волнуйтесь, справимся! – улыбнулся инженер.

Найлз Рипли, американец с нигерийскими корнями, получил хорошее образование и считался отличным специалистом в своей области. Кроме того, он увлекался джазовой музыкой и в свободное время играл на трубе. Искатели и шахтеры очень любили его импровизации, однако порой находились и недоброжелатели, особенно в барах, где продавались горячительные напитки. Добродушный малый умело обходил острые углы, стараясь не сердить драчунов игрой на своей любимой трубе. И все же на Церере он пользовался всеобщим уважением и любовью.

– Закончим в срок, – сказал Рипли. – Даже учитывая последние поправки.

– Тогда ваша команда получит еще и премию, несмотря на постоянные жалобы по поводу «изменчивости» плана!

Панчо прервала их добродушное подшучивание.

– Я говорила старине Рипли, что работа пойдет быстрее, если использовать усовершенствованные лазерные установки.

– Нам такие траты не по карману, – сказал Ларс. – Бюджет проекта и так немалый!

– «Астро» могла бы предложить аренду на выгодных условиях.

Фукс тяжело вздохнул.

– Об этом надо было думать два года назад, когда мы только начинали проект!

– Два года назад лазерные установки такого типа были слишком громоздкими и не столь эффективными. Наши специалисты совсем недавно создали модели маленькие и компактные, их можно присоединить к мини-трактору. К тому же они почти не требуют топлива. Есть и ручные инструменты, которые, конечно же, обладают меньшей мощностью, но вполне пригодны для разных работ.

– Панчо, мы прекрасно справляемся и с тем оборудованием, которое есть.

– Ладно, только не говори потом, что я тебе не предлагала. В ее голосе слышалось разочарование.

– Мы ведь и так молодцы, как считаешь? – Фукс махнул рукой на видневшуюся на горизонте базу.

Некоторое время Панчо молча смотрела на плавно скользящую в небе базу, походившую на колесо: несколько космических кораблей, соединенных друг с другом длинными переходами. Сооружение медленно вращалось вдоль своей оси по мере продвижения вдоль горизонта.

– Если честно, дружище Ларс, мне это напоминает кладбище старых автомобилей в Лаббоке, – сказала Панчо.

– Кладбище старых автомобилей?

– Да. Или летающую свалку.

– Свалку?!

– Не слушай ее, Фукс! – рассмеялся Рипли. – На самом деле Панчо все понравилось. Она просто шутит!

– Подожди. Все еще впереди.

– Расскажи-ка подробнее об этих ручных лазерных установках. Какова их мощность? – сменил тему Рипли.

– Они могут разрезать стальной лист толщиной три сантиметра.

– За какой промежуток времени?

– Всего за несколько наносекунд. Прибор работает в импульсном режиме. Сталь не плавится, лазер разрезает ее ударной волной.

По дороге к люку они еще немного поболтали о последних новостях. База исчезла из виду. Далекое бледное Солнце поднялось выше, и в звездном небе появился зодиакальный свет – длинные тонкие руки потянулись из середины солнечного диска. Это сияла пыль – микроскопические астероиды, оставшиеся со времен зарождения планет.

– Надо обговорить все дела, – сказала Панчо, когда они подошли к воздушному шлюзу.

Девушка подняла руку и, нажав кнопку на рукаве, переключилась на другую частоту. Теперь Рипли не мог слышать их разговора.

– Ты попросил снизить цены на монтажные платы снова, но мы и так уже снизили до предела, Ларс.

– Хамфрис пытается продавать еще дешевле.

– «Астро» не может торговать себе в убыток! Совет директоров не поддержит такое решение.

– Хамфрис все еще член вашего совета? – с саркастической улыбкой спросил Ларс.

– Да. Он обещает больше не понижать цены.

– Врет. «Космические системы Хамфриса» предлагают монтажные платы и другое оборудование, а также технические услуги практически за гроши. Он пытается вытеснить меня с рынка.

– А как только добьется этого, поднимет цены по максимуму.

– Естественно. Тогда у него в Поясе будет монополия.

Шлюз был слишком мал для трех одетых в скафандры людей; Рипли пропустили вперед.

– Ларс, на самом деле Хамфрису нужна «Астро». Он уже давно пытается прибрать к рукам корпорацию Рэндольфа.

– И получить монополию над всеми крупными операциями в космосе. Не только в Поясе, но и во всей Солнечной системе, – пробормотал Фукс, чувствуя, как внутри нарастает гнев.

– Именно.

– Надо помешать его планам во что бы то ни стало!

– Извини, я не могу продавать товары ниже себестоимости. Совет директоров на такое не пойдет.

Фукс устало кивнул.

– Значит, надо найти другой выход.

– Какой?

– Хотел бы я знать!..


предыдущая глава | Старатели | cледующая глава