home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Паб

Джордж Амброз держал большую каменную кружку пива в обеих ладонях. «И эту гадость называют пивом! – думал он. – С тех пор как я здесь, о настоящем пиве приходится только мечтать!»

Импортное спиртное на Церере тоже продавалось, но стоило так дорого, что Джорджу оставалось лишь стиснуть зубы и утешаться пивом местного разлива.

Паб был вовсе не плох и напоминал Амброзу бар «Пеликан» на Селене. Ко всему прочему там радовали глаз близнецы в ярких бикини. Девушки работали за стойкой бара под зорким взглядом владельца заведения. Увы, «Пеликан» находился в 260 миллионах километров отсюда – почти неделя полета даже на самом быстром корабле.

Единственное пивное заведение на Церере тоже располагалось в природном гроте. Пол отшлифовали, но стены и потолок мало кого интересовали, и их оставили нетронутыми. «Стыдно бросать заведение в столь удручающем состоянии, когда мы переедем жить на орбитальную базу!» – подумал Джордж. Паб ему очень нравился. Почти все было сделано из астероидных материалов. Джордж сидел на старом ящике от оборудования, покрытом твердым пластиком. Стол, на который Амброз положил свои мощные руки, был отшлифованным куском камня, как и чашка. Некоторые посетители заведения пили из матовых алюминиевых кружек, но Джордж предпочитал камень. Гордостью паба являлась стойка бара из настоящего дерева, привезенная сюда владельцем заведения. «Может, не такой уж он дурак! – размышлял Джордж. – По крайней мере достаточно умен, чтобы зарабатывать больше меня и многих других на Церере и в Поясе!»

Амброз оглядел толпу. Вокруг стойки толпились мужчины и женщины. Многие стояли вдоль стен с напитками в руках, потому что мест для всех не хватало. За столиком Джорджа сидели две женщины и крупный парень, но они были ему незнакомы. Троица оживленно болтала и не замечала никого вокруг.

Странные тут люди, подумал Амброз. Искатели и шахтеры всегда представлялись ему грубыми типами с натруженными руками, как в старых фильмах. Однако эти парни в большинстве своем – выпускники колледжей, хорошо образованные, добрые семьянины. Женщины наряду с мужчинами умели управлять космическими кораблями и работать с оборудованием для бурения. Конечно же, никто из них не использовал кирку или лопату, тем не менее они прекрасно умели справляться с различными трудностями. Однако в последнее время на Церере появились и люди другого типа: неприятные скользкие типы, которые держались в стороне от остального населения. Казалось, у них нет определенного занятия, хотя они утверждали, что работают на «КСХ». Эти темные лошадки слонялись вокруг, словно чего-то выжидая.

В дальнем конце паба парочка ребят распаковывали музыкальные инструменты и подсоединяли их к усилителям. Найлз Рипли улыбнулся друзьям и с трубой в руках поспешил в их сторону. Джордж встал с места и неуклюжей походкой направился к бару за добавкой. Несколько парней поздоровались с ним, и, пока Синди ходила за пивом, между ними завязалась небольшая беседа. Или Минди?.. Джордж так и не научился определять, кто из них кто. Взяв у девушки очередную полную до краев кружку, он вернулся к своему столику.

Рипли, который аккомпанировал другим музыкантам, наконец встал и заиграл соло. Звуками его музыки наполнился весь грот. Труба эхом отзывалась в каменных стенах. Люди принялись вскакивать с мест, подтанцовывать и хлопать в такт мелодии. Когда он закончил, все дружно зааплодировали и потребовали продолжения.

Вечер незаметно подходил к концу. Джордж забыл о корабле, на который копил деньги, о том, что рано утром вставать и ремонтировать главный дистанционный манипулятор «Вальсирующей Матильды»… В скором времени он планировал покинуть Цереру и продолжить добычу руды, на которую заключил контракт. Надо уложиться в срок, иначе придется платить штраф «Астро». Забыв обо всем, Большой Джордж сидел в гуще толпы, размышляя под музыку, и время о времени подходил к бару за добавкой.

Уже давно пробило полночь, когда группа музыкантов наконец закончила свое выступление. Ребята стали убирать инструменты и акустическое оборудование. Посетители, усталые, но довольные, покидали паб. Близнецы, как всегда, незаметно ретировались. На самом деле к ним никто не приставал: они были доступными девицами только в виртуальной реальности.

Джордж протиснулся через толпу и направился к Рипли.

– Дружище, позволь угостить тебя пивом?

Рипли закрыл футляр инструмента и поднял взгляд на Джорджа.

– Лучше пепси-колой, – улыбнулся он.

– Отлично, Рип! Одну минутку!

Около стойки бара стояли еще несколько людей с напитками в руках, очевидно, не намереваясь расходиться по домам. Среди них было четверо новичков. Они тихо переговаривались между собой о чем-то серьезном. У каждого на груди висел значок с логотипом «КСХ».

– Еще пиво для меня и колу для Рипли! – громко сказал Джордж.

– Колу? – засмеялись парни. Рипли улыбнулся.

– Не могу пить спиртное после полуночи. Утром предстоит работа на орбитальной базе.

– Ага, конечно, – саркастически отозвались четверо. Джордж недовольно нахмурился. Эти дураки, видно, здесь совсем недавно, если не знают, что импортируемая кола стоит гораздо дороже любого пива.

– Ну и вечерок ты сегодня устроил! – восхищенно сказал Джордж, обращаясь к Рипли.

– Да. Кажется, всем понравилось.

– А ты когда-нибудь думал о карьере профессионального музыканта? Слишком хорошо играешь, чтобы прозябать на астероидах!

Инженер отрицательно покачал головой.

– Нет, я играю только для души. Если бы думал заниматься музыкой серьезно, то, наверное, выбрал себе другую профессию.

– Ха! У меня чуть барабанные перепонки не лопнули от твоей дурацкой музыки! – сказал один из парней.

– Да! Слишком громко играешь! – презрительно заявил другой.

– Извините, ребята. Может, в следующий раз сыграю на флейте.

Блондин подошел к Рипли.

– Я тебе сейчас покажу «следующий раз»!.. А как насчет моей головы, которая теперь просто раскалывается, а?

Высокий, атлетического телосложения, с короткими светлыми волосами, собранными на затылке в смешной хвостик, парень был достаточно молод, но учить его приличным манерам было уже поздно.

Улыбка Рипли стала более натянутой.

– Думаю, что смогу найти вам парочку таблеток аспирина, – вежливо сказал он.

– Да пошел ты со своим аспирином! – рявкнул парень и плеснул содержимое своего бокала в лицо растерянному инженеру.

Рипли растерялся. Он недоуменно смотрел, как пиво, стекая по лицу, капает на рубашку.

– Эй, парень, это ты зря сделал! – процедил сквозь зубы появившийся в толпе Джордж.

– Я не с тобой разговариваю, рыжий, а с этим наглым умником!

– Он – мой друг, так что, думаю, тебе стоит немедленно принести ему свои самые искренние извинения.

– А я думаю, тебе стоит отойти отсюда подальше, а то и ты схлопочешь!

Джордж самодовольно улыбнулся. Вот это уже интересно!

– Мистер Рипли не из того сорта людей, которые ввязываются в драки. А вдруг он поранит себе губу и не сможет играть на трубе? Нелегко тогда придется его обидчикам! Здешние ребята не простят такую выходку!

Парень осмотрелся. Паб почти опустел. Горстка зевак остановилась у выхода, наблюдая за происходящим. Владелец бара отошел к другому концу стойки; выражение на его лице было тревожным и любопытствующим одновременно.

– Меня не волнует, кого тут чего прощает, и ты меня тоже мало волнуешь! – прорычал блондин.

Трое его товарищей встали с ним рядом. Джордж быстрым движением руки схватил парня за шиворот и поднял вверх. В глазах типа вспыхнуло удивление от неожиданной силы соперника. Остальная троица застыла на месте.

– Ладно, дружище, давай не будем затевать драку, – сказал Рипли, осторожно дотронувшись до свободной руки Большого Джорджа.

Амброз перевел взгляд с блондина на трех его товарищей и усмехнулся.

– Да уж. Нет смысла ломать мебель в нашем единственном пабе о чью-то тупую голову!

Разжав кулак, он швырнул парня на пол и медленно направился в сторону двери. Как Джордж и предполагал, в следующую секунду все четверо набросились на него сзади. Однако вряд ли они имели представление о том, что такое драка в условиях малой гравитации.

Джордж резко развернулся и ударил кулаком одного из наглецов. Тот отлетел на несколько метров в сторону и с глухим звуком упал. Двое оставшихся попытались одновременно скрутить Амброзу руки, но он без труда справился и с ними. Инициатор ссоры, используя прием карате, попытался ударить Амброза по лицу, однако был схвачен за ногу и брошен прямо в барную стойку. С грохотом ударившись о декоративную витрину, парень со стоном сполз на пол.

– Эй, Джордж, мое имущество стоит немалых денег! – закричал владелец заведения.

Однако Джордж не слышал его: он уже был занят поднявшимися на ноги тремя типами. Все трое бросились на него одновременно, однако свалить Амброза с ног было не легче, чем каменную статую. Размахнувшись, он с громким ревом отшвырнул одного из нападавших на пол, а двоих других с силой столкнул лбами и кинул к стене.

Наступила тишина. Около его ног лежали двое мужчин без сознания, третий стонал, лежа лицом на полу у стойки. Владелец заведения склонился над разбитым стеклом и громко возмущался.

– Так-так, кому-то придется заплатить за это хулиганство!

– Джордж, с тобой все в порядке? – спросил Рипли.

Амброз заметил в его руках складной стул.

– Что ты собираешься с ним делать? Отправишь обратно на Землю в качестве посылки? – засмеялся он.

Рипли тоже засмеялся, и они покинули паб. Когда через минуту музыкант вернулся за забытым футляром с трубой, владелец паба разговаривал по телефону с Крис Карденас – единственным квалифицированным медиком на Церере. В руках он держал кредитную карту одного из пострадавших: вопрос о компенсации ущерба был решен.


Даже проработав пять лет в совете директоров «Астро», Панчо Лэйн считала себя недостаточно опытной. Предстоит еще многому учиться! – говорила она себе каждый день.

И все же у нее постепенно выработались свои привычки, набор определенных правил поведения. Она старалась проводить как можно меньше времени в офисах «Астро» и как можно больше – в обществе инженеров и астронавтов. Когда-то и сама Панчо была простым астронавтом и даже не предполагала, что поднимется по служебной лестнице, будет читать доклады на заседаниях совета директоров, изучать документацию и заниматься прочими бюрократическими делами. Лучше работать среди рабочих и техников, пачкать руки. Она предпочитала запахи машинного масла и пота утонченным ароматам духов и интригам в корпоративных офисах.

Одно из установленных ею для себя правил гласило: принимать решения только после детального изучения всей информации, а приняв их – тщательно выполнять. Другое правило: лично сообщать плохие новости, а не искать для неприятной работы посыльных.

И все же она медлила с ответом Ларсу. Панчо знала, что новости его расстроят, поэтому позвонила Аманде. Пять лет назад они вместе вели «Старпауэр-1» к Поясу Астероидов и едва не погибли в результате коварных интриг Хамфриса. Им пришлось беспомощно смотреть на смерть Дэна Рэндольфа, погибшего от радиации. «Организовал» его смерть Мартин Хамфрис, Панчо не забыла об этом.

Теперь магнат предлагал Ларсу продать «Гельветию», тем самым вынуждая его покинуть Пояс. Хамфрис собирался стать единственным поставщиком товаров для старателей. Панчо намеревалась бороться, сделать «Астро» сильным конкурентом «КСХ» и отчасти – с помощью компании Фукса. Увы, у противника возможностей больше…

Злясь на себя, девушка пересекла офис «Астро» в Ла-Гуайре и, сев за стол в своем кабинете, позвонила Аманде. Панчо не обращала внимания на открывавшийся прекрасный вид из окна. Зеленые горы, укрытые сверху облаками, и спокойное лазурное море не радовали ее. Закинув ноги в ботинках прямо на стол, она начала диктовать компьютеру письмо подруге.

– Мэнди, боюсь, у меня плохие новости. «Астро» не в состоянии предложить вам с Ларсом аналогичную сделку. Совет директоров никогда за это не проголосует. Прости, дорогая! Если прилетите с Фуксом на Селену – обязательно найдите меня. Надеюсь, мы сумеем провести вместе некоторое время и отвлечься отдел! Пока.

Закончив, Панчо удивилась, обнаружив, что почти полчаса сидит перед экраном, погрузившись в собственные мысли и забыв отправить письмо на Цереру.

– Отправить! – приказала она.


Главный штаб Международной Ассоциации Астронавтов все еще официально находился в Цюрихе, но основные офисы располагались в Санкт-Петербурге. В результате глобального потепления растаяли почти все ледники Швейцарии, снежные шапки Альпийских гор превратились в мощнейшие источники наводнения. Сотрудники МАА, перебравшиеся в Россию, жаловались на вынужденный переезд и неутихающий кризис парникового эффекта.

Однако, к их удивлению, Санкт-Петербург оказался красивым, хоть и немного суетливым городом, а вовсе не серым погибающим гигантом, каким они его себе представляли. К этому району планеты природа была милосерднее: зимы стали гораздо теплее и короче, снег начинал падать только в декабре, а лето приходило уже в апреле. Русские строили дамбы и плотины через Финляндский залив и Неву, чтобы сдерживать нарастающий уровень океана.

Позднее зимнее солнце безуспешно боролось с грязновато-серым слоем снега на крышах. День выдался хороший. Закинув руки за голову, Эрик Зар посмотрел на блестящую гавань вдалеке и подумал, что неплохо бы окончить все дела к обеду и провести выходные вместе с семьей в Кракове.

Эти приятные планы нарушил вошедший в кабинет Франческо Томазелли. Итальянцы считались веселым и улыбчивым народом, однако Томазелли всегда выглядел хмурым и недовольным. Зар, который порой чувствовал себя шекспировским Юлием Цезарем, считал коллегу нервным и втайне называл его «спагетти» из-за худобы.

– В чем дело? – спросил Эрик, надеясь, что проблемы не помешают его радужным планам на выходные.

Томазелли опустился в одно из кресел и нахмурился еще больше.

– Еще один корабль искателей пропал в Поясе.

Зар тоже нахмурился. Он активировал компьютер и вызвал на экран последнюю сводку данных о маршрутах судов в Поясе Астероидов. Исчезло судно под названием «Звезда Востока». Его маяк-астроориентатор погас, телеметрические данные отсутствовали.

– Уже третий корабль за последний месяц! – сказал Томазелли.

– Они находятся на краю света, летают в одиночку. Когда на корабле случаются неполадки, рядом никого нет. А что ты ожидал? Такова реальность, – сказал Зар, разведя руками в стороны.

Томазелли покачал головой.

– Когда на корабле неполадки, как ты говоришь, это отражается на данных телеметрии. Пилот отправляет сигнал бедствия, спрашивает совета, просит помощи, в конце концов!

Зар пожал плечами.

– Были случаи гибели экипажа в результате отказа систем корабля. Бог знает, что там могло случиться!..

– Но эти корабли даже не подавали сигналов бедствия. Они просто исчезли. Раз – и нет!

– Суда, о которых ты говоришь, успели зарегистрировать какие-нибудь астероиды? – немного помолчав, спросил Зар.

– Только одно – «Фея озера». Через две недели после ее исчезновения заявка была аннулирована, и астероид зарегистрировало судно «Космических систем Хамфриса» под названием «Шанидар».

– Ничего странного в этом не вижу.

– Всего две недели!.. Такое впечатление, что корабль «КСХ» ждал исчезновения «Феи озера», чтобы взять астероид себе.

– Ты драматизируешь, Франко. Это же обвинение в пиратстве!

– Надо провести расследование.

– Расследование? Как? И кто должен его проводить? Хочешь, чтобы мы отправляли туда поисковые группы? У нас нет ни лишних средств, ни судов для таких целей.

Томазелли молчал, в его глазах читались задумчивость и упрек.

– Хорошо, Франко. Сделаем так: я поговорю с людьми Хамфриса. Посмотрим, что они скажут, – нахмурился Зар.

– Естественно, они станут все отрицать.

– Но ведь и отрицать нечего! Нет ни единого доказательства каких-либо противозаконных действий с их стороны.

– Я проверю все заявки, которые подали корабли «КСХ» за последний месяц.

– Зачем?

– Чтобы узнать, находились ли они поблизости от исчезнувших кораблей или нет.

Зар хотел кричать от злости на дотошного коллегу. Глупый подозрительный итальянец везде видит мошенничество и обман, интриги и преступные планы! Однако вместо этого он сделал глубокий вдох и сказал более спокойным тоном, чем сам от себя ожидал:

– Хорошо, Франко. Проверяй заявки, а я поговорю с людьми Хамфриса в понедельник утром, когда вернусь после выходных.


предыдущая глава | Старатели | cледующая глава