home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Три недели спустя

Присяжных избрали путем жеребьевки; никому из них не разрешили отказаться от исполнения своего долга. Адвоката Фукс отвел: он защищался сам. Владелец бара согласился выступить в роли государственного обвинителя.

Суд, который прошел в пабе, занял всего лишь сорок пять минут. Практически все, кто на тот момент находился на Церере, втиснулись в грот, чтобы собственными глазами увидеть сие событие. Стулья и два стола перенесли к барной стойке, чтобы предоставить место обвиняемому и советникам. Шесть разных свидетелей рассказали почти одно и то же: Фукс попросил Бушанана отправиться на Селену для проведения официального расследования обстоятельств смерти Рипли. Тот выхватил лазерный пистолет, и Фуксу пришлось защищаться. Даже оба дружка покойного подтвердили, что именно так все и произошло.

Продырявленный бокал Фукса послужил вещественным доказательством намеренного использования пистолета. Единственный вопрос, который чрезвычайно интересовал обвинителя, заключался в следующем: почему Фукс пришел в паб с потенциально опасным инструментом?

– Я знал, что Бушанан убил Рипли.

– Подобные отговорки недопустимы! В данный момент на скамье подсудимых находитесь вы, мистер Фукс! – резко оборвал судья.

– Мне сказали, что этот человек сидит в пабе с несколькими товарищами и представляет угрозу для окружающих.

– Поэтому вы принесли с собой опасный инструмент? – спросил обвинитель.

– Я предполагал, что он может пригодиться, если дело дойдет до потасовки; я не намеревался использовать его для убийства.

– Но именно это вы и сделали!

– Да. Когда он выстрелил в меня, я отреагировал мгновенно, не задумываясь. Это самозащита.

– Очень эффективная, надо сказать, – проворчал судья.

В вердикте почти никто не сомневался. Убийство было признано неумышленным и непреднамеренным, Фукса оправдали. По окончании заседания обвинитель, он же владелец паба, заявил, что всем присутствующим бесплатно раздадут напитки.

Аманда была счастлива, однако Фукс несколько дней ходил хмурый.

– Это еще не конец, – сказал он ей однажды ночью, когда они ложились спать.

– Ларс, милый, не расстраивайся! Ты просто защищался!

– Я бы на самом деле полетел с ним на Селену; впрочем, я не сомневался, что мерзавец не согласится.

– Милый, не твоя вина, что он мертв! Все знают: тебе пришлось убить, чтобы самому не погибнуть. Не вини себя, пожалуйста!

– А я и не виню, – повернулся он к жене.

В комнате царил полумрак, поэтому он не увидел удивления в ее глазах.

– Я не чувствую ни малейшей вины за убийство этого подонка, – произнес Ларс тихим, но твердым голосом. – Я заранее знал, что мне придется убить. Он – законченный негодяй.

Удивление в глазах Аманды сменилось испугом.

– Но Ларс…

– Никто бы и пальцем не пошевелил. Я знал, что, кроме меня, никто не заставит его ответить за преступление.

– Знал?! Ты все заранее?..

– Да, я хотел убить его! – с пылом сказал Ларс. – Он заслужил смерть!

– Ларс… я никогда не видела тебя таким!

– Меня интересует, какова будет реакция Хамфриса. Очевидно, переговоры о покупке «Гельветии» остались в прошлом. Бушанан являлся лишь частью его плана. Интересно, что он предпримет дальше?

Аманда почти не слышала его слов. Она с ужасом думала о том, что муж превратился в мстителя. Ларс отправился в паб, чтобы убить человека. Это его совсем не пугало и не волнует до сих пор! Боже, что же делать? Как остановить превращение в зверя некогда самого доброго и нежного человека? Ларс не заслуживает такого! Нечестно, несправедливо позволить ему превратиться в монстра!

Все тщательно обдумав, она нашла единственный выход из ситуации.

– Ларс, почему бы тебе открыто не поговорить с Мартином?

– Открыто?! С ним?

– Да, лицом к лицу.

– На таком расстоянии это все равно невозможно.

– Тогда полетим на Селену.

– Я не хочу, чтобы ты к нему приближалась!

– Мартин не причинит мне вреда, – сказала она, проведя рукой по широкой груди мужа. – Единственный мужчина, которого я люблю, – это ты! В этом плане можешь не опасаться ни Мартина, ни какого-либо другого мужчину во всей Вселенной.

– Я не хочу, чтобы ты летела на Селену! – твердо заявил Фукс.

– Но мы не можем лететь на Землю: придется пройти многонедельный период восстановления организма.

– Да. Центрифуги…

– Если хочешь, я останусь здесь, а ты отправляйся на Селену один и поговори с ним.

– Я не оставлю тебя здесь одну!

– А…

– Ты полетишь со мной. Хорошо, я поговорю с Хамфрисом – если он, конечно, согласится на встречу.

Аманда улыбнулась и поцеловала мужа в щеку.

– Мы должны положить этому конец, пока не началась настоящая война.

– Надеюсь, – отозвался он, обняв ее. – Очень надеюсь.

«Ну вот, – подумала Аманда, – теперь он больше походит на самого себя».

Однако Фукс продолжал размышлять. Хамфрис хочет получить Аманду. Вот что ему в действительности нужно!


– Летит сюда?! – переспросил Мартин Хамфрис, не веря собственным ушам. – На Селену?

Диана Вервурд слегка сдвинула брови.

– С мужем, – отметила она.

Хамфрис встал с кресла и едва не запрыгал вокруг стола от радости. Несмотря на хмурое лицо помощницы, он ощущал себя ребенком в ожидании праздника.

– Аманда летит на Селену! Аманда летит на Селену!

– Фукс планирует поговорить с вами лицом к лицу, – сказала Вервурд. – Сомневаюсь, что он позволит жене приблизиться к вам меньше чем на километр.

– Пусть попробует! – усмехнулся магнат.

Он повернулся к электронному окну на стене за рабочим столом и нажал несколько кнопок на наручном мини-компьютере. Изображение на экране сменилось. Хамфрис просмотрел несколько картин и остановился на изображении деревни у склона Альпийских гор. Вдалеке виднелась маленькая церковь и сказочные снежные вершины.

«Как давно это было! – подумала Вервурд. – В Альпах нет снега еще со времен Великих Лавин».

– Фукс летит сюда, чтобы признать свое поражение. Он попытается выклянчить хоть какую-то часть десяти миллионов, а Аманду везет с собой намеренно, так как понимает, что на самом деле мне нужна она.

– Думаю, следует посмотреть на ситуацию более реалистично, – сказала Вервурд, подойдя к столу.

– По-твоему, я – не реалист?

– Полагаю, Фукс собирается обсудить продажу своей компании. Сомневаюсь, что жена является частью сделки.

Хамфрис рассмеялся.

– Это лишь твои догадки, а я думаю совсем иначе. Главное, что думаю я!

Вервурд едва сдержалась от сарказма. «Он помешался на этой женщине, действительно помещался! – Диана мысленно усмехнулась. – Что ж, грех не воспользоваться его сумасшествием».


предыдущая глава | Старатели | Досье: Оскар Джиминес