home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«Вальсирующая Матильда»

Желудок Амброза жалобно застонал. Джордж медленно выпрямился, что не так уж легко сделать в тяжелом скафандре, и посмотрел вокруг. «Матильда», как гигантские гантели, висела над его головой в усеянном звездами небе. Жилой модуль и технический отсек находились на противоположных концах конструкции, медленно вращаясь вокруг двигателя.

«Да, прошло уже слишком много часов с тех пор, как ты ел, дружище! – мысленно сказал он ноющему желудку. – Что ж, придется подождать, пока не заработаешь себе на пропитание!»

Астероид, на поверхности которого стоял Джордж, принадлежал к углеродному типу, был богат гидратами, минералами и органическими соединениями. Наверное, на Селене за него дадут хорошенькую сумму. Однако на первый взгляд так не сказать: кажется, что это просто необработанный кусок пустой породы, испещренный кратерами и покрытый камнями. Сила тяжести здесь с трудом удержала бы на поверхности и перо.

«Мы на расстоянии миллионов километров от цивилизации, – думал Амброз, – одни в холодной темноте. Хорошо хоть Турок со мной! – Напарник Джорджа находился на борту „Матильды“ за пультом управления. – Ползаю тут на карачках и потею, как юнец на первом свидании!»

И все же Амброз был доволен. Свободен как птица! Он едва сдерживался, чтобы не запеть от радости. Впрочем, с вокальными данными лучше не экспериментировать. Турок испугается: бедняга не привык к таким выходкам.

Джордж саркастически покачал головой и вернулся к работе. Он устанавливал лазерную установку для бурения, соединяя модуль электропитания с агрегатом, аккуратно очищал медные зеркала от прилипающей пыли и закреплял их в нужной позиции. Это был тяжелый физический труд, даже несмотря на то, что в столь низкой гравитации оборудование было почти невесомым. Поднять руки, нагнуться, выпрямиться – простейшие движения требовали невероятных усилий и гораздо большего напряжения, чем можно себе представить. Наконец Джордж завершил установку оборудования и навел лазерные зеркала на выбранный для бурения участок. Через несколько минут сверхпроводник модуля электропитания зарядился и был готов к использованию.

Джордж собирался отрезать куски астероида и перевозить их на «Матильде» на Селену. Искатель, который зарегистрировал астероид, станет получать прибыль только после того, как Амброз начнет поставлять руду для продажи, а тот уже намного отставал от графика, потому что старая лазерная установка то и дело выходила из строя. Нет руды – нет денег: таков принцип работы. «И нет еды!» – грустно подумал Джордж. Почти как игра на выживание: сможет ли он переправить приличную партию руды на Селену, прежде чем холодильник полностью опустеет?

Амброз вспомнил далекое детство в Аделаиде и почти забытый стишок про одиночество, ночь и звезды. Еще раз проверил фокус лазера. Да, голод, ночь, звезды… Тут этого добра полным-полно! Пустой мертвый мир… «Может, в твоих глубинах и золотишко припрятано?» – снова подумал он об астероиде. Хотя на Селене гораздо дороже ценится вода. Цена на золото давно упала, и почти все ювелиры на Земле, наверное, обанкротились.

– Джордж! – послышался голос Турка в наушниках. – Что?

Напарника на самом деле звали Нодон, однако Джордж решил, что парню не помешает подходящее прозвище, и упорно называл его Турком.

– Радар системы дальнего разрешения зафиксировал неподалеку какое-то движение.

– Движение?!

– Тело имеет значительную скорость и направляется в нашу сторону.

Обычно немногословный Нодон говорил быстро и взволнованно. За все время полета он не использовал фразы длиннее двух-трех слов.

– Ладно, следи за мониторами. Может, это корабль.

– Скорее всего так и есть.

– Сообщения от него поступали?

– Нет.

– Хорошо. Поприветствуй гостей и попроси представиться. Я начинаю бурение.

– Да, сэр.

Парень был всегда очень вежлив и безмерно уважал Джорджа.

Перебирая в уме, кто или что может приближаться к «Матильде», Джордж включил активатор, и лазер глубоко врезался в каменную поверхность астероида. В темном безвоздушном пространстве не раздавалось ни звука, не ощущалась даже вибрация большой неуклюжей машины. Мертвая скала начала бесшумно трескаться вдоль тонко очерченной линии. Режущий лазер ИК диапазона врезался в поверхность, но тонкий красный луч оставался невидим, пока вверх не поднялось достаточное количество пыли, способной отражать свет.

«С применением наноботов работа пошла бы гораздо быстрее! – мечтательно подумал Джордж. – По возвращении надо переговорить об этом с Крис Карденас. Микроскопические наноботы смогли бы разделять и сортировать различные химические элементы, а нам бы оставалось только собирать их и загружать на корабли».

Джордж откалывал тяжелые, величиной с двухэтажный дом куски астероидного камня по мере продвижения лазерного луча, затем скреплял их вместе и переправлял в объемный грузовой отсек «Матильды», оборудованный специальными узлами крепления для подобного груза. Он оттащил три таких куска к устройству подъема в корабль и чувствовал себя суперменом.

Массивные, хотя и невесомые глыбы руды имели внушительный вид, однако Джордж потел при малейшем движении в тяжелом скафандре.

– Чувствую себя куском грязи! – возмутился он вслух. – И пахну соответствующе!

– Это корабль, – сообщил Нодон по линии связи.

– Уверен?

– Да, вижу его на экране монитора.

– Тогда поприветствуй их еще раз и попроси назвать себя.

Амброз опустился на поверхность на расстоянии пятидесяти метров от того места, где лазер разрезал камень.

«Зачем кораблю понадобилось лететь в нашу сторону?! Что это вообще за корабль?!»


Дорик Харбин сидел за пультом управления «Шанидара». Его загорелое бородатое лицо не выражало ни одной эмоции, черные глаза неотрывно следили за экранами оптических датчиков. Виднелись отблески лазера, разрезающего каменную поверхность астероида, и огни «Вальсирующей Матильды». Информация Григория, как всегда, оказалась точной. Вот и корабль именно там, где он сказал.

В раннем детстве оставшись сиротой, Дорик Харбин уже давно был близко знаком со смертью. Когда мальчик впервые взял в руки автомат, то уступал ему в росте. Вместе с другими подростками он прошел ураганом по вражеской деревне. Отца убили еще до рождения Дорика, беременную мать изнасиловали. Мальчишки даже иногда злобно посмеивались над ним и говорили, что на самом деле Дорик зачат одним из насильников.

Он и его шайка оборванцев однажды напали на вражескую деревню и убили всех: мужчин, женщин, детей и младенцев. Харбин от злости расстрелял даже деревенских собак, а потом поджег дома. Они поливали тела живых и мертвых людей бензином. Некоторые раненые притворялись мертвыми, чтобы избежать страшной участи, но и это их не спасло.

Харбину до сих пор иногда слышались по ночам предсмертные крики…

Когда миротворцы в голубых касках прибыли в регион, чтобы положить конец этнической резне и восстановить мир, Харбин убежал из деревни и примкнул к отрядам национальной освободительной армии. Прожив долгие месяцы в горах, прячась от миротворцев, он пришел к выводу, что так называемая освободительная армия – не что иное, как банда головорезов и изменников, обкрадывающих собственный народ, нападающих на беззащитные деревни своих же сородичей.

Он снова сбежал. На это раз – в лагерь беженцев, где хорошо одетые чужаки из благотворительных организаций раздавали еду. Впрочем, проходимцы из близлежащих деревень по-прежнему продавали беженцам гашиш и героин. В конечном итоге Харбин присоединился к миротворцам, набиравшим в свои ряды добровольцев среди местного населения. За сравнительно легкий труд они предлагали стабильную заработную плату. Его хорошо обучали, тренировали, а главное – отлично кормили и платили деньги. Юноше попытались привить понятия дисциплины и чести, однако время от времени Харбин не мог унять свой характер и так часто попадал на гауптвахту, что сержант закрепил за ним прозвище «уголовник».

Сержант пробовал усмирить дикую жестокость Харбина, сделать из него достойного солдата. Тот брал еду и деньги, пытался понять странные правила и принципы, которым его учили… но урок давался с трудом. Например, когда человека можно убить, а когда – нет? За несколько лет службы в жалких нищих регионах Азии и Африки Харбин уяснил только одно: убей ты или убьют тебя!

Дорика выбрали для курса специальных тренировок и с небольшой группой других миротворцев отправили на Луну для наведения порядка среди вышедших из-под контроля колонистов. Начальники даже позволили некоторым избранным, особо отличившимся прежде, употреблять наркотики, которые «помогут адаптироваться к условиям низкой гравитации». Харбин понимал: это просто взятка, дабы волонтеры оставались довольными и беспрекословно подчинялись всем приказам.

Бороться с упрямыми защитниками Лунной Базы приходилось в скафандрах. Миссия миротворцев провалилась, хотя лунным колонистам едва удалось избежать больших потерь. Солдаты вернулись на Землю – если не поражение, то уж точно унижение. Следующим местом службы Дорика Харбина стал Дели, в котором в связи с массовым голодом произошел бунт среди населения. Там-то он и перестал быть миротворцем. Харбин спас свой отряд от визжащей толпы мятежников, но убил столько «невооруженных мирных граждан», что командование международных миротворческих сил уволило его со службы.

Снова оставшись «никому не нужным сиротой», Харбин расстался с военными организациями. Он научился управлять космическими кораблями и сразу уяснил, насколько они хрупкие. Один-единственный лазерный выстрел способен вывести судно из строя. Можно убить экипаж, находясь на расстоянии тысяч километров от объекта, и жертвы даже не успеют понять, что их атакуют.

В конце концов Харбина пригласили в офис «КСХ». Это произошло, когда он во второй раз прилетел на Лунную Базу. Шеф службы безопасности магната, русский по имени Григорий, сказал, что хочет предложить трудную, но чрезвычайно высокооплачиваемую работу, которая по силам только смелому и хладнокровному человеку.

– Кого нужно убрать? – спокойно поинтересовался Харбин.

Григорий изложил суть задачи: избавляться от независимых искателей и шахтеров в Поясе Астероидов. Тех, кто работал по контракту с «КСХ» или «Астро», не трогать, всем остальным – «препятствовать».

Харбин усмехнулся, услышав это слово. Такие, как Григорий, могут использовать деликатные слова и выражения, но от этого смысл не меняется: убивать! Когда жертв будет достаточно, остальные либо покинут Пояс, либо подпишут контракт с «КСХ».

Этот корабль тоже должен погибнуть…

– Говорит «Вальсирующая Матильда»! – послышалось по внешней линии связи.

На экране возникло лицо юного бритоголового азиата. На щеках парня виднелись татуировки.

– Назовите себя, пожалуйста!

Харбин не хотел отвечать. Зачем? Чем меньше разговоров с жертвой, тем меньше знаешь о них, а это к лучшему. Точно так же, как в компьютерных играх, в которые приходилось играть во время тренировок с миротворцами: уничтожь цель и заработай дополнительные очки. В этой игре очками были деньги – международные доллары. За деньги можно купить почти все: красивый уютный дом в безопасном местечке, дорогое вино, податливых женщин, наркотики, помогающие избавляться от воспоминаний прошлого.

– Мы занимаемся разработками, – сказал юноша, и в его голосе послышались высокие нотки. – Объект уже зарегистрирован в МАА.

Харбин сделал глубокий вдох. Желание ответить едва не перевесило все остальное. «Не важно, что ты там делаешь и кого зарегистрировал! – мысленно сказал он. – Ничто уже не изменит твоей судьбы».

Мольбы и слезы не смоют предначертанного в книге смерти…


К тому времени когда Джордж совершил восьмую по счету переправку руды, усталость навалилась на его плечи, как все эти вместе взятые глыбы камня. Голод мучил все сильнее.

Амброз выключил лазер и активировал линию связи с «Матильдой».

– Я возвращаюсь, – сказал он.

– Хорошо, – отозвался Турок.

– Уже сварился в этом скафандре. К тому же надо перезарядить модуль электропитания.

– Понял.

Джордж отстегнул модуль электропитания и понес его в руках к люку корабля. Модуль был в два раза больше Джорджа; несмотря на невесомость, приходилось нести его с максимальной осторожностью: подобная масса могла раздавить человека даже в условиях отсутствия гравитации. Закон инерции еще никто не отменял!

– Что делает наш незваный гость? – спросил Амброз, когда приблизился к внешнему люку и принялся закачивать в шлюз кислород.

– Идет прямо по курсу.

– Сообщения поступали?

– Нет.

Это беспокоило Джорджа, однако, когда он наконец снял скафандр и поставил громоздкий модуль электропитания на перезарядку, первой его мыслью была мысль о еде.

Джордж плавно переместился к холодильнику.

– Нодон, увеличь тягу, – сказал он и направился к мостику, – пока я ем, мне необходимо ощущение собственного веса.

– Одной шестой «же» хватит?

– Угу, вполне достаточно.

К Джорджу вернулось приятное чувство тяжести. Он вынул скудную расфасованную порцию пищи из холодильника. Надо было взять с собой побольше еды…

Внезапно из кабины пилотов раздался крик Нодона. Зазвучал сигнал, предупреждающий о падении давления. Все люки в корабле закрылись в аварийном режиме. Свет погас, судно погрузилось в полную темноту.


предыдущая глава | Старатели | cледующая глава