home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


23

Ларс Фукс провел не более пяти минут, решая, что делать дальше. Джордж и его напарник нашли астероид углеродного типа средней величины. Согласно последним телеметрическим данным МАА, они начали разработки как раз в тот момент, когда оборвалась связь. Все попытки связаться с их судном оказались бесполезными.

«Доказательства! – думал Фукс, изучая информацию на главном экране. – Если я смогу обнаружить местонахождение „Матильды“ и найти доказательства того, что судно атаковали, правительству Земли придется начать серьезное расследование обстоятельств исчезновения и других кораблей».

Ларс вызвал на экран координаты астероида… и его рука застыла над кнопкой запуска программы.

«Хочу ли я, чтобы МАА знала, куда я направляюсь?» – спросил себя Фукс. «Нет!» – последовал четкий и ясный ответ. Тот, кто уничтожает корабли искателей, наверняка имеет информацию об их местонахождении. Фукс и раньше в этом не сомневался: чтобы вычислить курс, достаточно использовать телеметрические данные, которые автоматически отправляет в главный штаб каждый корабль.

Фукс понимал, что должен лететь «тихо». Даже Аманде не следует знать, где он. Мысль о возможном риске не волновала его. Что хорошего в том, что МАА известны его перемещения? Все равно, когда корабль попадает в беду, никто не приходит на помощь. Пояс Астероидов слишком велик. Если возникнет трудная ситуация, выпутываться предстоит самому. А телеметрические данные лишь сообщат МАА время и место гибели…

Большую часть дня Фукс занимался отсоединением радиомаяка и установкой его в маленький аварийный челнок, имевшийся на борту каждого корабля. В челноке могли прожить около месяца до шести человек. Такими «мерами безопасности» ограничивались в МАА. На самом деле это было бесполезно и даже смешно. Спасательные капсулы и челноки могли реально помочь только в системе Земля – Луна; там через несколько часов их подбирали спасательные корабли. Но в Поясе Астероидов о спасении нельзя и мечтать: расстояния слишком велики, а спасательных судов и вовсе нет. Старатели понимали, что, покинув Цереру, они остаются один на один с бескрайним пространством.

Фукс усмехнулся, вспомнив, сколько функций встраивали в пульт управления подобных спасательных капсул: огромную компьютерную память, дополнительное место для экипажа и даже любовное гнездышко с микрогравитацией.

– Ты будешь приманкой, – пробормотал Фукс, устанавливая радиомаяк в маленький челнок. – Пусть думают, что это «Старпауэр-1», а я тем временем отправлюсь к астероиду Джорджа.

Наконец Фукс завершил работу и занял место пилота. Его мысли вернулись к жене. Сказать ли ей про планы? Есть вероятность, что сообщение перехватят люди Хамфриса. Очевидно, они уже внедрились в МАА. Может, диспетчеры на Церере тоже втайне работают на него.

«Если что-нибудь случится со спасательной капсулой, Аманда решит, что я погиб. Что она станет делать? Мстить, оплакивать меня – или побежит в объятия Хамфриса? Этого-то он и добивается. Вот зачем ему моя смерть! Уступит ли ему Аманда, если будет думать, что меня больше нет?»

Он ненавидел себя за эти мысли, но не мог выкинуть их из головы. Лицо исказила злость. Ларс так сильно стиснул зубы, что свело челюсть, быстро нажал кнопки клавиатуры и выпустил капсулу в открытый космос на длинную параболическую траекторию, в бесконечное путешествие по Поясу.

Второе решение потребовало еще большей силы воли: он не отправил жене сообщение о своих планах.

«Теперь я один», – подумал Фукс и задал курс к астероиду, на котором работал Джордж Амброз в момент своего таинственного исчезновения.


Диана Вервурд читала любимый отрывок из Библии: притчу о неверном управителе.

Когда у нее возникали сомнения в собственных действиях, она всегда заглядывала в Евангелие от Луки. Это придавало ей сил. «Мало кто понимает истинный смысл притчи», – думала она, читая древние слова на настенном экране в гостиной своей квартиры.

Работник в итоге был изгнан, когда его господин узнал об обмане, но суть в том, что украденное слугой было не так уж и велико и не требовало мести. На протяжении всех лет работы у своего господина слуга отложил достаточно денег, чтобы вести в дальнейшем безбедное существование. Небольшой секрет, о котором хозяин и не подозревал…

Вервурд задумчиво откинулась в любимом кресле-массажере, которое принимало форму тела. Сначала оно принадлежало Мартину Хамфрису, но Вервурд посоветовала ему купить новое. Магнат попросил помощницу избавиться от старого кресла. Она перевезла его к себе в квартиру.

С помощью голосовой команды компьютер показал ее личный банковский счет. Цифры мгновенно высветились на экране. «Что ж, неплохо для простой девчонки из Амстердама!» – поздравила она себя мысленно. На протяжении этих лет Диана избегала обычных женских просчетов: торговли собственным телом, пристрастия к наркотикам, роли любовницы какого-нибудь богача.

Она произнесла еще одну голосовую команду, и компьютер выдал перечень ее астероидов. Всего лишь несколько небольших камешков, но они превосходно поставляли руду и неустанно увеличивали банковский счет. Налоги отняли бы немалую часть этих доходов, однако ни одно правительство не может требовать налоги с того, чего у тебя формально нет!

Мартин, конечно же, полагал, что эти астероиды принадлежат «КСХ». При таком-то объеме собственности пропажа каких-то нескольких штук совершенно незаметна. К тому же если он захочет проверить, то даст поручение помощнице. И ничего не узнает об этой мелкой краже.

Вервурд стерла с экрана перечень своего тайного имущества, и на мониторе вновь появились строки из Евангелия от Луки.

«Через пару лет я смогу спокойно оставить работу, – сказала себе Вервурд. – Все будет отлично, если действовать без перебора и не спускать с Мартина глаз. Как только я поддамся ему как женщина, мои дни в империи „КСХ“ будут сочтены».

Диана посмотрела на свое отражение в зеркале и улыбнулась. «Может, я и подпущу его, когда решу уволиться. „Выходное пособие“ не помешает. Или по крайней мере небольшой прощальный подарок. Мартин в принципе человек не жадный…»

Она отвернулась от зеркала и, посмотрев на экран, начала читать: «Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и маммоне…»

«Возможно, – подумала Вервурд. – Но я не служу Мартину Хамфрису. Я просто работаю и получаю неплохие деньги. Я служу только себе!»

Она очистила экран. Отрывок из Библии исчез, и на его месте возникла репродукция картины с изображением матери с младенцем.


«Вальсирующая Матильда» | Старатели | Досье: Джойс Такамайн