home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


30

Очнувшись, Джордж увидел склонившихся над собой Фукса и Нодона. Юноша широко раскрыл испуганные глаза, на лице Фукса отражалась крайняя озабоченность.

– Значит, я не в раю, да? – пробормотал Амброз, пытаясь улыбнуться.

Голос звучал слабо и как будто издалека.

– Пока нет, – ответил Фукс.

Джордж огляделся по сторонам и увидел, что лежит в одной из кают «Старпауэра», уже без скафандра.

«Либо они связали меня, либо я действительно так слаб, что не могу пошевелиться».

– Что случилось?

Нодон взглянул на Фукса, облизнул пересохшие губы и ответил:

– Негодяй ударил по нашей лазерной установке. Зеркала наведения разбились и… осколками вам отрезало руку.

Последние слова парень выпалил в спешке, как будто стыдился их.

Джордж удивленно посмотрел вниз и увидел, что левая рука заканчивается чуть ниже локтя и перевязана пластиковым бинтом.

Странно, он не почувствовал ничего, кроме удивления. Рука почти не болела, страха не было. «Наверное, меня напичкали обезболивающими препаратами».

– Остальная часть твоей руки находится в холодильнике, – сказал Фукс. – Мы идем к Церере на максимальной скорости. Я сообщу о случившемся Крис Карденас.

Джордж закрыл глаза и вспомнил, как рука пролетела мимо в направлении открытого люка. Он взглянул на Нодона.

– Ты остановил кровь, да?

Юноша кивнул.

– А еще он бросился в открытый космос и поймал твою руку. Несколько секунд я думал, что потерял и его, – добавил Ларс.

– Ты правда это сделал?! Спасибо, дружище!

Нодон почти покраснел от смущения.

– Кажется, вы здорово попали в тот корабль! – сказал он, сменив тему разговора. – Ему сразу же стало не до нас.

– Это хорошо.

– Будем на Церере через четырнадцать часов, – сказал Фукс.

– Да.

Джордж не мог говорить. Дальним уголком сознания он понимал, что должен кричать от боли. Однако лекарства убрали болевые ощущения, убрали даже чувства. В данный момент он хотел лишь, чтобы его оставили в покое и дали поспать.

Слава богу, Фукс понял это.

– Ну ладно, отдыхай, а мы пойдем, – сказал он. – Как только починим одну из антенн, я пошлю в МАА подробный отчет.


– Опять этот Фукс! – возмутился Гектор Уилкокс. Эрик Зар и Франческо Томазелли сидели в креслах напротив.

Зар выглядел определенно растерянным, Томазелли – взволнованным и возмущенным.

Кабинет Уилкокса впечатлял роскошью. Впрочем, для генерального консула МАА подходил только такой кабинет. Стройный, одетый в безупречный коричневый костюм, Уилкокс сидел за рабочим столом и разглядывал гостей. Он, несомненно, гордился собой. Уилкокс имел в подчинении множество людей, которые проделывали за него всю работу. Бюрократы занимались формулированием новых правил безопасности и регистрацией судов в Солнечной системе. Он взошел по служебной лестнице ступень за ступенью, ни разу не оступившись, и являлся для своих подчиненных образцом дотошности и упорства.

Теперь предстояло иметь дело с обвинением в пиратстве, и это крайне раздражало Уилкокса.

– Фукс отправил подробный отчет, – сказал Томазелли, сверкая темными глазами.

– Он заявляет, что его корабль атаковали, – добавил Зар.

– Атаковали не только его корабль, – поправил коллегу Томазелли, – но и корабль его товарища. Один из людей на борту серьезно ранен.

– Напал частный корабль?

– Да, так он говорит, – сказал Зар, и его круглое краснощекое лицо стало еще краснее обычного.

– Какие доказательства?

– Судно серьезно пострадало, – ответил Томазелли, прежде чем Зар успел снова открыть рот. – Раненого везут на Цереру.

– О каких кораблях идет речь? – спросил Уилкокс с явным недовольством.

Зар нервно провел рукой по волосам.

– Корабль Фукса называется «Старпауэр-1». Другой корабль, который якобы атаковали, – «Вальсирующая Матильда».

– Он тоже летит сейчас к Церере?

– Нет, – ответил Томазелли. – Им пришлось покинуть его. Все трое на борту «Старпауэра»: Фукс и два члена экипажа «Матильды».

Уилкокс бросил на итальянца кислый взгляд.

– И этот Фукс обвиняет «Космические системы Хамфриса» в пиратстве?

– Да, – одновременно ответили Зар и Томазелли.

Уилкокс постучал пальцами по столу и задумчиво посмотрел в окно.

Впереди виднелась набережная Санкт-Петербурга. Жаль, что это не Женева или Лондон. Так хочется убраться подальше от этого офиса, двух идиотов и дурацкого обвинения в пиратстве!.. Пиратство! Ха! В двадцать первом веке! Просто чушь какая-то. Искатели в Поясе Астероидов затеяли между собой вражду, а теперь пытаются втянуть в свои склоки и МАА.

– Полагаю, необходимо расследовать происшествие, – нехотя сказал он.

– Фукс уже подал иск, – заметил Томазелли. – Он просит провести слушания.

«Придется председательствовать на этих слушаниях, – подумал Уилкокс. – Что ж, по крайней мере будет над чем посмеяться».

– Он должен прибыть на Цереру через несколько часов, – сказал Зар.

Уилкокс посмотрел на недовольное лицо Зара, затем повернулся к Томазелли.

– Вы должны отправиться на Цереру.

– Я буду проводить слушания там? – спросил итальянец, заметно оживившись.

– Нет, – последовал строгий ответ. – Вы допросите этого человека и его товарищей, а затем привезете их сюда. Возьмите с собой нескольких миротворцев.

– Солдат?!

Уилкокс холодно улыбнулся.

– Я собираюсь всем показать, что МАА серьезно относится к данному вопросу. Если эти люди действительно подверглись нападению пиратов, мы должны предоставить им защиту, не так ли?

– Один из них серьезно ранен. К тому же все трое долго жили в условиях низкой гравитации, и им потребуется несколько недель на адаптацию к земным условиям.

Уилкокс нахмурился, едва сдерживаясь от возмущения.

– Хорошо, – сказал он. – Тогда везите их на Селену.

– Я буду вести слушания там? – спросил Томазелли.

– Нет, – резко ответил Уилкокс. – Я буду их вести!

– Вы полетите на Селену? – удивился Зар.

– Я занимаю столь высокий пост в МАА не за тем, чтобы избегать трудностей, – отрезал Уилкокс, высокомерно подняв брови.

Конечно же, это была наглая ложь, но Уилкокс почти верил в собственные слова, а Зар был готов принимать все, что говорил ему начальник, за чистую монету.


предыдущая глава | Старатели | cледующая глава