home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


31

По лицу Карденас Джордж прочитал, что новости отнюдь не утешительные.

Как только корабль приземлился на Церере, Фукс и Нодон отвезли раненого в офис Кристин. Нодон нес в руках пластиковый медицинский контейнер с замороженной рукой. Жители астероида собралась возле клиники. Некоторые из простого любопытства, но большинство, узнав о ранении Большого Джорджа, бросили дела и примчались, чтобы увидеть его. Амброза все любили. Карденас вежливо выпроводила зевак.

Фукс наконец подошел к жене. Она бросилась ему на шею и крепко обняла.

– Ларс, милый, с тобой все в порядке?

– Да. Ни царапины!

– Я так за тебя беспокоилась!

– Как видишь, досталось лишь Джорджу.

Карденас провела диагностическое сканирование пострадавшей руки, затем взяла у Нодона контейнер с замороженной конечностью и исчезла в лаборатории, оставив Джорджа лежать на койке. Рядом стояли Аманда, Фукс и Нодон.

– Вас действительно атаковал другой корабль? – спросила Аманда, еще до конца не веря в произошедшее.

Джордж помахал тем, что осталось от левой руки.

– Не термиты же сгрызли!

– Я отправил полный отчет о событиях в штаб-квартиру МАА на Землю, – сказал Фукс.

– Да, они прислали подтверждение. Сюда летит их представитель, чтобы взять тебя, Джорджа и вас, мистер Нодон, на Селену. Там проведут специальные слушания.

– Слушания? Отлично!

– На Селене.

– Еще лучше! Мы прижмем Хамфриса в его собственном логове.

– А Джордж сможет лететь?

– Почему бы и нет? – отозвался тот.

В этот момент вернулась Карденас, лицо ее было мрачным.

– Плохие новости, да? – спросил Джордж, сразу поняв, в чем дело.

Карденас покачала головой.

– Боюсь, что рука слишком пострадала. Нервные окончания сильно повреждены, а к тому времени, когда долетите до Селены, деформируются окончательно.

– Здесь ее срастить нельзя? – спросил Амброз.

– Я не хирург, Джордж. На самом деле я даже не врач, просто иногда приходится заниматься практической медициной. Зато на Селене есть отличные специалисты по регенерации тканей. Взяв парочку твоих клеток, они нарастят руку за несколько месяцев.

– А нельзя это сделать с помощью наноботов? – спросила Аманда.

Карденас бросила на женщину странный взгляд. В нем читались и злость, и вина, и разочарование.

– Регенерация возможна и с применением наноботов, – строго сказала она, – но я не могу этим заниматься.

– Но ведь вы лучший специалист по нанотехнологиям, нобелевский лауреат! – сказал Фукс.

– Все это в прошлом. К тому же я поклялась, что никогда больше не стану заниматься нанотехнологиями.

– Поклялись?! Кому?

– Себе.

– Я не понимаю…

Очевидно, у Карденас шла внутренняя борьба.

– Сейчас не время рассказывать грустную историю моей жизни, Ларс, – промолвила она после длительной паузы.

– Но…

– Отправляйтесь на Селену. Там очень хорошие специалисты. Не волнуйся, Джордж, тебе нарастят руку!

Амброз добродушно улыбнулся.

– Надеюсь, только после слушаний. Пусть болтуны из МАА полюбуются!

– Не забывай про Хамфриса! – напомнил Фукс.


Всю ночь Ларс и Аманда занимались любовью. Ни слов, никаких разговоров о случившемся, ни планов на будущее. Ничего, кроме необузданной животной страсти.

Позднее, лежа в постели в полумраке комнаты, Фукс подумал о том, что занимался с женой любовью так, словно видит ее в последний раз. Да, он многое понял. Первая встреча с неминуемой смертью научила его, что жить надо так, словно в каждую следующую секунду можно ее потерять.

«У меня нет будущего! – сказал он себе в тишине. – Пока идет война с Хамфрисом, я не вправе ни на что рассчитывать и должен жить так, словно этот день последний, чувствовать каждый миг, ничего не ожидать и быстро реагировать на происходящие события. Лишь так я смогу избежать страха. Только забыв о будущем, я сумею справиться с настоящим».

Он вспомнил про замороженные зиготы, хранившиеся на Селене. «По крайней мере в случае моей гибели Аманда сможет родить нашего ребенка. Если захочет, конечно…»

Аманда притворялась, что спит, но она тоже размышляла. Чего добьется Ларс этим заседанием на Селене? Даже если Хамфриса признают виновным в атаках на корабли, ничего не изменится. Что могут с ним сделать?! Каков бы ни был результат, Мартин лишь еще больше разозлится.

Может, тогда Ларс забудет дурацкую идею о войне с «КСХ»? Нет, вряд ли. Он продолжит борьбу, пока его не убьют. Пока не станет таким же кровожадным, как они.

«Сколько бы я ни умоляла, все зря. Ларс отдаляется, становится чужим. Даже в постели он уже другой…»


предыдущая глава | Старатели | cледующая глава