home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


54

Конференция закончилась. Делегаты встали из-за стола и направились к дверям. Хамфрис остался сидеть со сложенными руками, погрузившись в раздумья.

– Ты не спешишь домой? – поинтересовалась Панчо.

– Сейчас пойду.

Ставенджер вышел с Дитерлингом и его племянниками в коридор. Большой Джордж и доктор Карденас ушли еще раньше. Джордж первым вылетел из зала, как школьник с надоевшего урока.

– Не думаю, что Мэнди вернется, – сказала Панчо.

– Посмотрим, – сказал магнат, выдавив улыбку.

– Ага! Как же! Жди!

Она вышла из зала, оставив его одного.

Магнат включил настенный экран. На дисплее появился логотип Селены: очертания мужчины и женщины на фоне полной Луны. Лениво просматривая картинки в компьютере, он остановился на карте Пояса Астероидов: путаница орбит, напоминавшая гигантскую паутину.

«Итак, независимых старателей больше не трогать, – сказал себе Хамфрис. – Мы не будем посягать на них и их дурацкое правительство. Теперь это лишнее. Независимые будут продавать добытое либо мне, либо „Астро“. Третьего не дано».

Хамфрис сделал вдох и задумался. Пришло время настоящей борьбы: борьбы с «Астро». «А когда она завершится, корпорация Рэндольфа будет у меня в кармане, и я получу полный контроль над Поясом Астероидов. Полный контроль над всей Солнечной системой!»

Тут, словно по мановению волшебной палочки, в конференц-зал вошла Аманда.

Хамфрис заворожено уставился на объект своего вожделения. Она выглядела как-то по-другому, но все еще оставалась самой прекрасной женщиной, которую он когда-либо видел в жизни. Хотя что-то в ней изменилось. Ее взгляд почти лишал его мужества и присутствия духа. Глаза Аманды были спокойными: значит, она не плакала. «Аманда не льет слез по мужу!» – радостно отметил про себя Хамфрис.

– Мне не разрешили с ним поговорить, – сказала она таким тихим голосом, что он едва расслышал.

Девушка пересекла конференц-зал и приблизилась к нему.

– Слишком большое расстояние для разговора в реальном времени, – сказал Хамфрис.

– Они даже не приняли мой звонок. Сказали, что ему запрещено получать письма.

– Да.

– По твоему приказу!

– Да.

– Собираешься убить его?

Хамфрис избегал ее решительного взгляда.

– Полагаю, Фукса будут судить. Он убил слишком много людей.

– А дашь ли ты ему дожить до суда? – спросила Аманда ровным, без ноток упрека, голосом.

Чувствуя себя крайне неприятно, Хамфрис переступил с ноги на ногу, продолжая смотреть куда-то в сторону.

– Он настолько бесшабашный, что может попытаться сбежать из под ареста.

– Это бы тебя очень устроило, не так ли? Убийство при попытке к бегству?

Хамфрис подошел к ней ближе.

– Аманда, ты должна смириться. Все кончено. Фукс сам себе вырыл яму и…

– И теперь ты позаботишься о том, чтобы он исчез навсегда?

– Я в этом не виноват! – воскликнул магнат, почти поверив в свои слова.

Аманда молча смотрела ему в глаза. Что она пыталась там отыскать?!

– Чего ты от меня хочешь? – спросил Хамфрис. После секундной паузы она ответила:

– Пообещай мне, что не причинишь ему вреда.

– Старатели сами осудят его за убийства…

– Я понимаю. Речь не о том. Дай слово, что не причинишь ему вреда.

Хамфрис помедлил, затем холодно спросил:

– А что я получу взамен?

– Я отдамся тебе. Ты ведь этого хочешь, не так ли?

– Нет! – выпалил он, словно в горячке. – Выходи за меня замуж, Аманда! Прошу тебя, стань моей женой! Я люблю тебя! Я дам тебе все, что только пожелаешь! Весь мир брошу к твоим ногам!

Его голос звучал почти умоляюще.

– Я хочу лишь безопасности Ларса. Все, что произошло, – произошло по моей вине. Он пострадал из-за меня.

Хамфрис хотел сказать, что сделал все это только ради нее, но не смог. Стоя рядом с ней так близко, Мартин не мог заставить себя лгать.

– Ты действительно являлась одной из причин, Аманда, – но не единственной. Рано или поздно это все равно произошло бы.

– Ларс не оказался бы в центре борьбы!

– Возможно…

– Хорошо. Если хочешь – я выйду за тебя замуж, но только взамен на твое обещание оставить Ларса в покое.

В горле у Хамфриса пересохло. Он молча кивнул.

– Что ж, теперь у тебя есть все, чего ты хотел, правда? – спросила она без злобы в голосе.

Горечи в ее словах не было. В них вообще не было никаких эмоций…

Хамфрис наконец понял, что в ней изменилось. Аманда уже не была той наивной девушкой. Восторженность и веселье исчезли из ее прекрасных голубых глаз. Теперь в них сквозил расчет.

Он не мог найти слов.

– Ты ведь этого хотел, Мартин? – настаивала Аманда.

– Не так… – сказал он, едва узнав собственный голос. – Не как часть сделки.

Аманда пожала плечами.

– Уж так оно есть, Мартин. Мы не можем что-либо изменить. Я выйду за тебя замуж, только если ты пообещаешь не трогать Ларса. Это и есть сделка.

Хамфрис нервно облизнул пересохшие губы.

– Ему все равно придется предстать перед судом на Церере. Я не в силах этому помешать.

– Знаю.

– Тогда договорились.

– Нет, я хочу услышать. Дай мне слово. Здесь и сейчас.

Хамфрис выпрямился.

– Хорошо. Я даю тебе слово, Аманда, что не причиню Ларсу Фуксу никакого вреда.

– Ты не будешь отдавать приказы против него?

– Не буду. Обещаю.

Аманда вдруг почувствовала, что через секунду потеряет сознание.

– Хорошо. Я выйду за тебя, как только будет оформлен развод.

«Или как только станешь вдовой», – подумал магнат.

– Теперь твоя очередь дать обещание, – сказал он вслух.

В ее глазах вспыхнула тревога.

– Обещаю стать тебе хорошей женой. Этот брак будет настоящим, а не фиктивным.

Прежде чем он успел дотронуться до ее руки, она повернулась и покинула зал.

Несколько секунд Хамфрис чувствовал себя в некотором смысле отверженным и даже раздраженным. Однако постепенно начал осознавать: Аманда согласилась выйти за него замуж, согласилась любить его! Это не то романтическое соединение, о котором он мечтал все последние годы, но она пообещала! «Ничего, скоро она перестанет расстраиваться и грустить. Согласие она дала под давлением обстоятельств, поэтому вряд ли рада – пока что… К тому же давит чувство долга по отношению к Фуксу… Ничего, скоро все пройдет! Она привыкнет ко мне, полюбит. Обязательно!»

Внезапно Хамфрис громко расхохотался. Радость нахлынула внезапной волной, и он, словно сумасшедший или необузданный подросток, принялся танцевать от счастья прямо вокруг стола в конференц-зале.

– Аманда теперь моя! – кричал он, подпрыгивая. – У меня есть все, что я хотел! Вся Солнечная система принадлежит мне! Мне!


Большой Джордж с огромным облегчением сел на корабль, направлявшийся к Церере. Его радость не омрачало даже то, что судно принадлежало «КСХ».

– Нам повезло. Будем на Церере через четыре дня, – сказал он Крис Карденас, вынимая из холодильника порцию обеда.

Карденас придерживалась другого мнения.

– Зачем Хамфрис отправляет корабль к Церере на полной скорости? Ведь он почти пустой. Мы – единственные пассажиры, а груза и вовсе нет.

– Из разговоров экипажа я понял, что они едут за тем парнем, который поймал Фукса, – ставя обед в микроволновую печь, сказал Джордж.

В синих глазах Карденас вспыхнуло понимание.

– Ах вот в чем дело! Триумфальное возвращение героя-победителя!

– Не смешно, Крис! Мы должны судить Ларса, и ты прекрасно это понимаешь. Он убивал людей.

– Да, – отчужденно буркнула она.

В этот момент прозвучал сигнал микроволновой печи: еда подогрелась.

– Джордж, а нет ли способа спасти Ларса?

– Конечно, есть, – отозвался тот. – Приговорить к пожизненным каторжным работам или заморозить в крионе на сотню лет.

– Я говорю серьезно!

Джордж сел за маленький столик и открыл упаковку с супом.

– Не знаю, как еще ему помочь. Разве что позаботиться о том, чтобы суд был справедливым. Ларс нажил себе слишком много врагов, Крис.

– Мне бы хотелось найти способ спасти его.

Уже уплетая за обе щеки, Джордж попытался сменить тему разговора.

– Мы сделаем для Ларса все возможное… Я тут подумал, почему бы тебе не заставить нанобитов обогащать руду прямо на астероидах, а?

– Тогда лишатся работы и куска хлеба многие шахтеры.

– Пожалуй, – согласился Амброз. – А если они будут покупать акции компаний, занимающихся подобными нанотехнологическими операциями? Они смогут стать чертовыми капиталистами, а не шляться по астероидам в поисках удачи!


Харбин лично – в сопровождении двух вышибал – отвел Фукса с «Шанидара» в подземный город на Церере. Его вели без наручников, но он знал, что является пленником.

По пути к поверхности астероида Фукс смотрел на все еще не законченную базу на орбите, медленно вращающуюся на усеянном звездами небе. «Закончат ли ее когда-нибудь? – думал он. – Будут ли жить там, как когда-то мечтали мы с Амандой?»

Аманда… При мысли о жене душевные силы покидали его. «По крайней мере она будет в безопасности». Однако в голове звучал насмехающийся голос: в руках Хамфриса ей действительно ничего не грозит. Старый гнев поднялся вновь… и тут же рассеялся. В душе осталось л ишь чувство безнадежности. «Он ее выиграл, а я навсегда потерял…»

Пленника ждала группа из четырех мужчин и трех женщин. Ларс узнал их: бывшие соседи, друзья.

– Мы заберем его, – сказала Джойс Такамайн, у которой, как всегда, было осунувшееся усталое лицо. Взгляда Фукса она избегала.

– Заберете куда?

– Ему предписан домашний арест, – сухо ответила Такамайн. – Он будет ожидать возращения главы нашей администрации у себя в квартире, а затем предстанет перед судом по обвинению в пиратстве и убийствах.

Харбин кивнул в знак согласия и позволил им увести пленника. «Все кончено! – подумал наемник с облегчением. – Я выполнил свою работу. Пришло время получить награду».

Он направился к офису «КСХ», расположенному недалеко в пыльном коридоре. Там улыбающаяся молодая женщина встала из-за стола и лично проводила троицу в апартаменты, расположенные еще глубже в лабиринте тоннелей. Вышибалам выделили одну комнату на двоих, Харбину – отдельные апартаменты.

Его ждало сообщение от Дианы.

«Странно, она должна выглядеть счастливой, – подумал Харбин, – радоваться нашей победе, триумфу…» Однако лицо Вервурд было слишком серьезным, почти мрачным.

– Дорик, я отправила за тобой скоростной корабль. Прилетай на Селену как можно скорее. Фукс пойман, но остается еще много дел. В нашей жизни грядут перемены. Когда приедешь, все тебе расскажу.

Экран погас. Харбин несколько минут, раздумывая, смотрел на дисплей. Ни слова поздравления, вообще ни одного теплого слова… «Впрочем, она никогда не говорила, что любит меня. Я и не ждал любви – прежде».

Харбин устало опустился на кровать, открыл чемодан и принялся искать таблетки, которые могли вернуть спокойствие душе. По крайней мере на некоторое время.


предыдущая глава | Старатели | cледующая глава