home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Картина седьмая

Современная комната. Учительница Лидия Ивановна только что пришла, причесывается. У дверей стоит одетый Гене, с шапкой в руках. На полу – Собака.

Лидия Ивановна (несколько автоматически). Но все-таки что-то надо делать с математикой, ты, надеюсь, сам понимаешь. Я попрошу Варвару Ивановну, пусть даст тебе дополнительные.

Гена. Я хожу на дополнительные.

Лидия Ивановна. Ну, значит, нужно прикрепить к тебе кого-нибудь из ребят, Васильева или Свету Коган, Света прекрасно знает математику… Вот черт, куда я дела расческу? Когда надо, ничего не найдешь.

Собака несет расческу.

Спасибо, Полкан.

Гена. Я с Васильевым не могу и с Коган тоже.

Лидия Ивановна. Почему? Я давно замечаю, что ты существуешь в классе отшельником, тебе давно следует влиться в коллектив, заняться общественной работой. Этот индивидуализм до добра не доведет. Ну скажи, почему ты не ходил вместе со всеми в поход по маршруту пытливых и неутомимых?

Гена. Я не пытливый. И мне каждый день заниматься надо. Если день или два не позаниматься…

Лидия Ивановна. Хорошо, допустим… Но почему с таким же упорством не заняться математикой? На скрипке ты можешь часами играть, а математике не желаешь пяти минут уделить.

Гена. Но скрипку я люблю, а математику нет.

Лидия Ивановна. Вот интересно! Люблю, не люблю. Мало ли кто что любит. В жизни, знаешь, много придется делать того, что не нравится, не хочется… (Вдруг.) Не отвлекайся на собаку! Полкан, па место! (Продолжает.) Жизнь не может состоять из одних удовольствий. Это было бы слишком просто: хочу – не хочу. (Вздыхает.)

Гена (поняв ее вздох). А вы не уйдете, Лидия Ивановна?

Лидия Ивановна. Ну с чего ты взял, куда я уйду? (Сама задумывается.)

Гена. Не уходите, а то все скажут: из-за меня.

Лидия Ивановна. Глупости, ну при чем тут ты?… Ну ладно, у меня какой-то безумный день сегодня, я ничего не успела. Обещай мне, что не будешь больше болтаться по улице. Пойдешь прямо домой. Да? Мороз такой, темпо, а ты шатаешься. Хорошо, что я тебя встретила, а то так бы и ходил. Обещаешь?

Гена. Хорошо.

Лидия Ивановна. И подумай о контакте с классом. Это хуже всего: считать, что все плохие, один ты хороший…

Гена. Вы не уйдете, Лидия Ивановна?

Лидия Ивановна. Посмотрим, посмотрим. Иди.

Звонок в дверь, будто играют «чижик-пыжик».

Входит веселый Володя. Собака радуется.

Володя. Привет, учителка! Ох ты, тепло-то как! До чего надоела эта зима, холод этот собачий! Извини, Полкан!… А-а, простите, у вас гости? Погоди, да я тебя знаю! Фингал все-таки подставили тебе? (Лидии Ивановне.) Приятель Анны-Марии.

Лидия Ивановна. Раздевайся. Какой фингал, почему? Ты еще и дрался, Пирогов? С кем?

Гена. До свиданья, Лидия Ивановна.

Лидия Ивановна. Хорошо, иди. Завтра поговорим.

Володя. Потерял Анну-Марию? Зря. С ней не пропадешь… Черт, что за холод! Я не поздно, Лид?…

Лидия Ивановна. Ничего. Я сейчас. (Провожает Гену.)

Володя достает пробирки, бутылку вина, возится у магнитофона. Лидия Ивановна возвращается.

Володя. Замри! Закрой глаза, открой рот!

Лидия Ивановна. Да пу, мне сегодня не до шуток!

Володя. Ну замри, я тебя прошу.

Лидия Ивановна. Если бы ты знал, какой у меня сегодня был день! Я ему вообще чуть заявление по бросила па стол. Нет, ничего из меня не выйдет, не умею я…

Володя. Ну замри, Лидочка, на секунду! Сейчас сразу все станет о'кэй!

Лидия Ивановна. Да ну тебя. (Нехотя закрывает глаза.)

Володя. Прекрасно! (Бросает что-то в пробирки, там идет реакция, включает магнитофон – слышится пение птиц.) Нет, нет, глаза не открывай! Выпей – и все. (Подносит рюмку.)

Но бойся. Вот и лето. Ты в лесу. Чувствуешь? Пахнет травой, земляникой, смолой…

Собака (возбужденно). Сюдесно! (Нюхает.) Зайсы, зайсы, где-то зайсы!…

Лидия Ивановна. Фу, какое сладкое! Что это?

Володя. Это марсала, настоящая итальянская марсала, нарочно к тебе принес, чтобы Кланя за заграничные бутылки не ругала. Ну, ты чувствуешь? Лето, лето!

Собака. Настоясее!

Лидия Ивановна. Ты эту химию прекрати! Потом три дня пе выветрится!

Володя. Но ведь лето! Чувствуешь?

Лидия Ивановна. Если бы! Я чувствую только, что я устала.

Володя. Бог ты мой, но ведь надо только захотеть, понимаешь? Ну, это… захочи, захоти, черт, как сказать?

Лидия Ивановна. Пожелай.

Володя. Да, пожелай, и все будет…

Лидия Ивановна. Ох батюшки! Ну когда ты станешь взрослым, а?

Володя (в тон). Ох батюшки, а когда ты станешь маленькой, а? (Выключает магнитофон, садится.)

Лидия Ивановна. Ты представить не можешь, сколько сил уходит на какие-то дурацкие мелочи! Чтобы заниматься делом, просто времени но остается. Нет, я не гожусь в учительницы, надо все бросить и уйти… Ну что ты?

Володя (меланхолически). «Я пришел к тебе с приветом, рассказать, что солнце встало»…

Лидия Ивановна. Ты есть хочешь? Яичницу? Будешь? У меня с утра крошки во рту не было. (Выходит.)

Володя. Нот, спасибо, ешь… (Бормочет.) «Рассказать, что солнце встало…». Эх, Полкан! Вот Анне-Марии бы только намекнуть про лето – весь снег вокруг растаял бы!

Собака. Это тоцно.

Входит Лидия Ивановна.

Лидия Ивановна. Что ты бормочешь?

Володя. Так, ничого. Песенку сочиняю для Анны-Марии.

Лидия Ивановна. Опять Анна-Мария!

Володя. Был у нас когда-то на улице такой Детский человек… Я не рассказывал?

Лидия Ивановна. Нет. Расскажи. (Сама уходит, оставив дверь открытой.) Я слышу, слышу, рассказывай! И убери пока свое лето со столика…

Володя. Ладно, в другой раз… (Ходит, поеживается.) «Я пришел к тебе с приветом, рассказать, что солнце встало…». Пахнет снегом, а не летом… снегом, снегом, а не летом… итальянская марсала… (Берет свое пальто и шапку.) Пока, собака. Полкан скулит, Володя уходит. Лидия Ивановна возвращается, смотрит, пожимает плечами. Шлепает Собаку, чтобы не скулила.


Картина шестая | Девочка, где ты живешь? (Радуга зимой) | Картина восьмая