home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Картина восьмая

Зоомагазин. Прилавок, на нем аквариум, над ним клетка с попугаем. Еще клетки, но в них никакого движения, полумрак. За прилавком Продавщица пьет кефир с бубликом. Катя только что вошла, все рассматривает, задрав голову.

Продавщица. Чего тебе, девочка?

Катя. Мне? Ничего, спасибо. Я просто смотрю.

Продавщица. Просто смотреть не разрешается. Если все будут приходить и смотреть, чего выйдет?

Катя. А что?

Продавщица. А то, что выйдет зоопарк, а не магазин.

Катя. Ну и что?

Продавщица. А то, что зоопарк – это зоопарк, а магазин – это магазин.

Катя. Обязательно надо что-нибудь покупать?

Продавщица. Ну!

Катя. А если нет денег?

Продавщица. Вот именно! Вот это самая ужасная черта у детей: ходить по магазинам без денег! И ходют, и ходют, и смотрют!…

Катя. А вдруг я приду, посмотрю – и мне какая-нибудь птичка или рыбка так поправится, что я потом целый год буду деньги копить?…

Продавщица. Так. Ты что, может, умней меня?

Катя. Ну что вы! Я просто так зашла, на минутку. Я мальчика ищу, не заходил к вам мальчик такой, со скрипкой?

Продавщица. Так, со скрипкой! Я тебе уже сказала, здесь не зоопарк и тем более не концерт. Все! (Ест.)

Катя (поворачивается, чтобы уйти). А почему у вас так тихо, темно?… Они спят?…

Продавщица (чуть не давится). Девочка!

Катя. Да, тетя?

Продавщица. Посмотрела?

Катя кивает.

Спросила?

Катя кивает.

Нету тут твоего мальчика?

Катя. Нет.

Продавщица. Все. До свидания.

Катя. До свидания. Но почему вы…

Продавщица. Почему? Потому что оканчивается на «у»!

Катя берется за ручку двери, но тут в клетке оживает Попугай, он вертится, бьет крыльями и внезапно кричит оглушительным, через микрофон, голосом.

Попугай. Ну как можно, как можно, как можно! Просто черт знает что! Ну как можно так разговаривать с детьми! Это же ужас какой-то! Ужас! Ужас! Ужас!… Я вас уволю, немедленно уволю! Все! Хватит с меня! Подавайте заявление по собственному желанию! Черт знает что! Полундр-р-ра!

В плетках – писк, шум, вспыхивает свет, птицы летают, в аквариуме загорается огонь, оттуда рыбья голова разевает пасть на Продавщицу.

Стой, Анна-Мария, вернись! Просим прощения, просим прощения, просим прощения!… Уволить! Немедленно! Мне надоела эта глупая тетка! Мне надоела эта паршивая торговля! Голубятники! Спекулянты! Полундра!

Продавщица (совершенно невозмутима). Это мы еще посмотрим, как вы меня уволите! У пас, слава богу, профсоюз есть! Управу-то па вас живо найдут! (Кате.) Вот вечно так разоряется, а чего разоряется, и сам не знает. На горло берет. Как будто мы сами без горла. (Вдруг вскакивает и дико орет на попугая.) Дети! Осточертели они, эти дети! Целый день и ходют, и ходют, и смотрют! Да увольняй! А то работы не найдем! Была бы шея! Дурак! Попка!

Попугай. Ой! Ой! Ой! Ой! Кар-р-р-рдиомип! Валокоррдин! Сердце! (Падает па дно клетки.)

Все затихает и меркнет, рыбу Продавщица хлопает сачком по голове, сама садится на место.

Продавщица. Вот то-то! А то раскудахтался! (Вдруг Кате, шепотом.) Да, чуть не забыла! Эй, девочка! Собачку беленькую не надо? Хорошенькая собачка у одного человека есть. Шпиц. Щеночек еще. Беленькая-беленькая. Шарик зовут. А? Не надо?

Катя. Нет, нет. Не надо. (Убегает.)


Картина седьмая | Девочка, где ты живешь? (Радуга зимой) | Картина девятая