home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

Странники напряженно смотрели, как Бартон исправляет их чертеж.

- Здесь не так, - буркнул он и зачеркнул карандашом целую улицу. - Здесь была аллея Лутона. И эти здания нанесены неверно. - Он задумался. - Здесь была небольшая пекарня с зеленой вывеской. Собственность некоего Оливера. - Он взял список людей и провел по нему пальцем. - Его вы тоже упустили.

Кристофер стоял позади, заглядывая через плечо.

- Не работала ли там молодая девушка? Кажется, я ее припоминаю: полная, в очках и с толстыми ногами. Она была его племянницей или что-то в этом роде. Джулия Оливер.

- Верно. - Бартон закончил исправления. - Ваш план, по крайней мере, на двадцать процентов был неверен. Наша работа над парком показала, что нужно быть очень точным.

- Не забывайте о том большом старом коричневом доме, - возбужденно вставил Кристофер. - Там была собака, небольшой короткошерстный терьер, он однажды укусил меня за лодыжку. - Он наклонился и пощупал ногу. - Шрам исчез во время Перемены. - На лице его появилось странное выражение. - Я не помню, что меня сюда кусали. А может...

- Скорее всего, действительно кусали, - сказал Бар-тон. - Я помню короткошерстного шпица с этой улицы, и приму его во внимание.

Доктор Мид стоял в углу комнаты, печальный и потрясенный. Странники крутились вокруг длинного стола, передавая друг другу схемы и списки. Здание бурлило жизнью. Здесь находились все Странники - в халатах, пижамах и шлепанцах. Все были возбуждены: пришло их время.

Бартон встал из-за стола и подошел к доктору Миду.

- Вы с самого начала знали об этом, поэтому и собрали их всех у себя.

Доктор Мид кивнул.

- Всех, кого сумел найти. Но Кристофера я пропустил.

- Почему вы это сделали?

Лицо доктора скривилось.

- Они не принадлежат этому городу. И...

- Что "и"?

- Я знал, что они настоящие. Видел, как они бродят по Миллгейту - беспомощно, бесцельно, думая, что сошли с ума. И я собрал их здесь.

- Но теперь все, больше вам уже ничего не сделать.

Мид сжимал и разжимал кулаки.

- Я должен был действовать, должен был остановить этого сопляка. Он за все заплатит, мистер Бартон. Он будет страдать, как никто другой.

Бартон вернулся к столу с чертежами. Хильда, предводительница Странников, подозвала его к себе.

- Мы все исправили. Но вы уверены в своих воспоминаниях? У вас нет никаких сомнений?

- Никаких.

- Поймите, наши воспоминания мутны и искажены. Они далеко не так отчетливы, как ваши. В лучшем случае, мы помним лишь малые фрагменты города до Перемены.

- Вам повезло, что вы отсюда уехали, - буркнула какая-то молодая женщина, внимательно разглядывая его.

- Мы видели парк, - заметил седовласый мужчина в очках. - Ничего подобного нам не удавалось.

- Ни у кого из нас нет идеальной памяти, - вставил другой мужчина, задумчиво стряхивая пепел с сигареты. - Только у вас, мистер Бартон, у вас одного.

В комнате повисло напряжение. Все Странники прервали работу и окружили Бартона плотным кольцом.

Странники работали здесь давно. Было их немного, и в отношении ко всему городу они составляли небольшую группу, однако сейчас их лица были полны решимости. Они понимали, что делают, и не хотели, чтобы кто-то разрушил их планы.

- Я хочу вас кое о чем спросить, - спокойно сказала Хильда. В руке у нее дымилась забытая сигарета. - Вы сказали, что уехали в 1935 году, когда были ребенком. Это правда?

- Да, - подтвердил Бартон.

- И все время вас здесь не было?

- Верно.

По комнате прокатился тихий ропот, и Бартон почувствовал себя неуютно. Сжав в руке съемник, он ждал.

- А вы знаете, - продолжала Хильда, старательно подбирая слова, - что дорогу, ведущую в город, перекрывает барьер?

- Знаю, - ответил Бартон.

Все смотрели на него.

- Как же вы попали в долину? Этот барьер отделяет нас от остального мира.

- Это правда, - признал Бартон.

- Выходит, кто-то помог вам попасть сюда. - Хильда вдруг отбросила сигарету. - Кто-то, обладающий огромной силой. Кто это был?

- Не знаю.

- Вышвырнем его отсюда! - сказал один из Странников, поднимаясь на ноги. - Или еще лучше...

- Подожди, - жестом остановила его Хильда. - Мистер Бартон, мы годами работали над этим планом и не можем рисковать. Возможно, кто-то прислал вас сюда, чтобы вы нам помогли или помешали. Одно мы знаем точно:прибыли вы сюда не самостоятельно.Кто-то вам помог, и вы до сих пор в его власти.

- Вы правы, - согласился Бартон. - Кто-то помог мне пройти через барьер. И вполне вероятно, этот кто-то продолжает манипулировать мною. Но это все, что я знаю.

- Прикончим его, - предложила стройная шатенка и спокойно посмотрела на него. - Это единственный способ убедиться. Если он не хочет сказать, на кого работает...

- Вздор! - возразил полный мужчина средних лет. - Он восстановил парк, верно? Исправил наши чертежи.

- Исправил? - Взгляд Хильды потускнел. - А может, испортил? Откуда нам знать, что он их исправил?

Бартон облизал губы.

- Минуточку, - начал он. - Что я могу вам сказать? Если я сам не знаю, кто меня сюда впустил, то как могу сказать это вам?

Доктор Мид встал между Бартоном и Хильдой.

- Заткнитесь и послушайте оба, - проскрежетал он. Голос его звучал решительно. - Бартон ничего не может вам сказать. Может, он подставлен и прислан сюда, чтобы разрушить ваши планы. Возможно. Он может быть искусственным созданием, суперголемом, но нам этого не определить, по крайней мере, сейчас. Возможно, потом, когда произойдет реконструкция, - если, конечно, она вам удастся, - вы узнаете правду. Но не сейчас.

- Потом будет слишком поздно, - бросила стройная шатенка.

- Да, - согласился доктор Мид. - Слишком поздно. Как только вы начнете, все зашевелится и остановить процесс будет невозможно. Если Бартон враг - вам конец. - Он угрюмо усмехнулся. - Даже сам мистер. Бартон не знает, что он сделает, когда придет нужное время.

- Куда вы клоните, доктор? - спросил худощавый Странник.

Доктор Мид ответил прямо:

- Вам придется попробовать, независимо от того, нравится вам это или нет. У вас просто нет выбора. Он единственный, кто может осуществить реконструкцию. В течение получаса он восстановил весь парк, а вы за восемнадцать лет ничего не сумели сделать.

Воцарилась мертвая тишина.

- Вы бессильны, - продолжал доктор Мид. - Все вы. Подобно мне, вы все изменены, а он - нет. Вы должны ему верить. Вам придется либо пойти на это, либо сидеть со своими негодными картами и ждать, ждать до самой смерти.

Долгое время все молчали. Странники были потрясены.

- Да... - сказала наконец шатенка, отодвинула чашку с кофе в сторону и откинулась на спинку стула. - Доктор Мид прав, у нас нет выбора.

Хильда по очереди взглянула на побледневших мужчин и женщин. На всех лицах было одно выражение - бессильная отрешенность.

- Хорошо, - сказала она. - Тогда - за работу. И чем быстрее, тем лучше. У нас очень мало времени.

Они быстро разобрали деревянный забор и очистили поверхность склона, вырубив кедры и кусты. В течение часа было убрано все, что могло закрывать обзор, и открылась долина с Миллгейтом, лежащий на дне.

Бартон беспокойно расхаживал вокруг, размахивая съемником для покрышек. Карты и планы были аккуратно разложены на земле. Они представляли прежний город; не было упущено ничего, что могло бы иметь значение. Странники стояли вокруг карт, лицами внутрь круга, вверх и вниз по склону летали бабочки, доставляя вести из долины и обратно.

- Нас сдерживает ночь, - сказала Хильда Бартону. - Пчелы не летают, мухи тоже спят.

- Вы имеете в виду, мы не будем знать, что творится внизу?

- Да, вы правы, ведь на бабочек рассчитывать не приходится. Как только взойдет солнце, прилетят пчелы, они лучше нам подходят...

- Что нового о Питере?

- Ничего. Они потеряли его. - Она беспокойно огляделась. - Говорят, что он исчез внезапно, без предупреждения. Не осталось никаких следов.

- Они знали бы, направляйся он сюда?

- Если он и пойдет сюда, то под защитой. Сначала он отправил бы пауков, чтобы те соткали сети для бабочек. Они панически боятся пауков, а он в своей мастерской размножил их сотни. У него там банки специально для этого.

- На что еще мы можем рассчитывать?

- На котов, если они, конечно, явятся. Они не организованы и делают только то, что хотят. Приходят, когда сами пожелают. По-настоящему можно рассчитывать на пчел, но они будут здесь только через несколько часов.

Внизу огни Миллгейта мерцали, накрытые утренним полумраком. Бартон взглянул на часы - половина четвертого. Холодно и темно, небо закрыто слоем зловещего тумана. Ситуация не из лучших. Бабочки потеряли Питера, а он не терял времени, и уже успел убить девочку. Он хитер: знает, как избавиться от бабочек даже в это время. И выслеживает именно его, Бартона.

- Как он оказался замешан в это? - спросил Бартон;

- Кто, Питер? - Хильда покачала головой. - Мы не знаем. У него огромная сила, и нам никогда не удавалось приблизиться к нему. Его контролировала Мэри: у нее тоже была огромная мощь. Мы никогда не понимали их, ведь мы, Странники - всего лишь люди, изо всех сил пытающиеся вернуть наш город.

Стоявшие кругом Странники готовы были приступить к первой попытке. Бартон занял свое место и быстро соединился с остальными. Все смотрели на разложенные на земле чертежи, покрытые капельками росы. Их освещал рассеянный туманом свет звезд.

- Эти планы, - сказала Хильда, - нужно воспринимать, как символы, соответствующие территории там, внизу. Чтобы у нас получилось, нужно применить главный принцип U-кинетики:символ равнозначен тому, что он изображает.Если символ верен, тогда его можно трактовать, как объект, который он представляет. Всякие различия между ними несущественны.

U-кинетика - вполне подходящее название для этой архаической магии: воздействие на истинные объекты с помощью их символов или названий. Планы Миллгейта были эквивалентом самого города, и всякое воздействие на них отражалось на городе. Как восковая фигура представляет некую особу, так эти чертежи представляли город. Если они верны, неудачи быть не должно.

- Начинаем, - тихо сказала Хильда.

Она махнула рукой, и группа принялась монтировать объемную модель на части карты.

Бартон хмуро уселся на свое место, стуча съемником по земле и глядя, как макетчики создают идеальную копию прежнего города. Дома возникали один за другим и после покраски размещались на своих местах. Однако его мысли блуждали где-то в другом месте. Он думал о Мэри, и с растущим беспокойством пытался угадать планы Питера.

Начали поступать первые донесения от бабочек, Хильда выслушала их, стиснула губы и, помолчав, обратилась Бартону:

- Плохо дело.

- Что случилось?

- Нет ожидаемого результата.

Беспокойный шепот пробежал, по кругу Странников. Все больше зданий, улиц, магазинов, частных домов и маленьких жителей города занимали свои места на плане.

- Обойдите район Дадли-стрит, - распорядилась Хильда. - Реконструкция мистера Бартона раскинуласьужена три или четыре квартала от парка. Большая часть этого района уже восстановлена. Бартон удивился:

- Как это получилось?

- Зрелище парка вызывает у людей воспоминания о прежнем городе. Проломив слой иллюзий в одном месте, вы начали цепную реакцию, которая в конце концов захватит всю территорию города.

- Возможно, этого хватит.

- В обычных условиях хватило бы, но сейчас происходит что-то странное. - Хильда повернула голову, чтобы выслушать от бабочек новую серию рапортов. Беспокойство ее усилилось. - Это плохо, - буркнула она наконец.

- Что плохо? - спросил Бартон.

- По последним данным круг вашей реконструкции начинает сужаться. Ее нейтрализовали.

- Вы думаете, нас остановят? - с тревогой спросил Бартон. - Что-то противостоит нам?

Хильда не ответила. Серые бабочки вились вокруг ее головы, и она повернулась лицом к Бартону, чтобы их выслушать.

- Это становится все серьезнее, - сказала она, когда бабочки улетели.

Впрочем, слова были лишними, все говорило ее лицо.

- Значит, можно не стараться, - с горечью заметил он. - Если все так плохо...

- Что происходит? - вмешался Кристофер. - Не действует?

- Мы встретили сопротивление, - ответил Бартон. - Им удалось нейтрализовать нашу восстановленную сферу.

- Все еще хуже, - тихо добавила Хильда. - Что-то поглощает нашу U-энергию. Сфера начала сжиматься. - По ее губам скользнула ироничная улыбка. - Мы поставили на вас, мистер Бартон... и проиграли. Ваш прекрасный парк исчезает. Он красив, но недолговечен. Нас заставляют отступать.


предыдущая глава | Марионетки мироздания | cледующая глава