home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8

Кристофер притушил масляную лампу, и комната погрузилась в полумрак. Он поставил лампу возле мотка шнура, но потом передвинул на край стола.

Бартон стоял у самого стола, вглядываясь в моток. До сих пор он не пробовал превращать вещи, для него это было совершенно внове. Однако он помнил, как выглядел съемник, помнил подробности ограбления, старого Нортрупа, вскакивающего с земли, и удар по голове вора. Помнил растянувшегося на тротуаре сицилийца, торжество, радостные лица собравшихся и тяжесть съемника, когда ему довелось подержать его в руках.

Он сосредоточился, собрал все воспоминания воедино и направил их на клубок коричневого шнура, лежащий на столе, представив вместо него съемник для покрышек. Большой, черный, металлический. И тяжелый.

Оба замерли, Кристофер даже затаил дыхание. Бартон стоял, концентрируя на клубке все свое внимание, всю свою психическую силу. Он думал о старом городе, настоящем городе, который вовсе не исчез и по-прежнему был здесь, вокруг него, окружал со всех сторон. Этот город продолжал жить, пусть даже под саваном мрачного тумана.

А под клубком шнура скрывался съемник Аарона Нортрупа.

Время шло, в комнате становилось холодно. Где-то вдали прозвонили часы. Трубка Кристофера погасла. Бартон вздрогнул, но отвлекаться не стал. Он думал обо всем, что касалось съемника, о его виде, звуке, осязательных ощущениях...

- Дрогнул... - прошептал Кристофер.

Клубок шнура колебался, словно его заволновало нечто нематериальное. Бартон напряг все силы. Все дрожало вокруг него - комната, тени, отбрасываемые предметами.

- Еще, - прошептал Кристофер. - Продолжайте, продолжайте.

И Бартон продолжал. Медленно и беззвучно клубок шнура начал исчезать, вскоре сквозь него уже была видна стена и пол. Потом исчезло все, кроме слабой тени.

- Я никогда не заходил так далеко, - удивленно шепнул Кристофер. - Никогда.

Бартон не ответил, концентрируя свое внимание на том же. На съемнике. Он должен был появиться, он открывал его, заставлял возникнуть. Он просто обязан был появиться.

Внезапно появилась какая-то длинная тень, гораздо длиннее клубка шнура. Почти в полметра длиной. Она мерцала, становясь все более отчетливой.

- Есть! - воскликнул Кристофер. - Проявляется!

И действительно, он проявлялся. У Бартона от напряжения уже мелькали перед глазами черные точки, но съемник проявлялся. Черный, матовый, он слабо блестел в свете масляной лампы. А потом...

Съемник с грохотом упал на пол.

Кристофер бросился к нему и поднял вверх, он весь дрожал и вытирал слезящиеся глаза.

- Удалось, мистер Бартон! Вы его вернули! Бартон сник.

- Да, - вздохнул он. - Это он. Такой, как я его помню.

Кристофер провел рукой вдоль металлического стержня.

- Старый съемник Аарона Нортрупа... Я не видел его восемнадцать лет, с того самого дня. У меня такое не получалось, но вы сумели, мистер Бартон.

- Я хорошо его запомнил, - ответил Бартон и вытер трясущейся рукой лоб. - Может, даже лучше вас, ведь я держал его в руке. Кроме того, у меня хорошая память.

- И вас здесь не было.

- Да, Перемена меня не коснулась. Я нисколько не изменился.

Лицо Кристофера посветлело.

- Теперь мы можем действовать вместе, мистер Бар-тон. Нас ничто не остановит. Мы можем вернуть весь город, часть за частью. Все, что мы помним.

- Я не помню всего, - буркнул Бартон. - Есть места, которых я вообще не видел.

- Но, может, их помню я? Вместе мы, наверное, помним весь город.

- Может, удастся найти в помощь еще кого-нибудь. Или найти карту всего города и по ней восстановить его. Кристофер отложил съемник в сторону.

- Я сделаю еще один Реверс, чтобы у каждого был свой. Сделаю их сотни, разных размеров и форм. Нося их... - он вдруг умолк, на лице появилось сомнение.

- Что случилось? - с беспокойством спросил Бартон! - Что-нибудь не так?

-- Реверс... - Кристофер поднял свое устройство. - Он не был подключен. - Он подкрутил лампу. - Вы вернули съемник без его помощи, - с трудом продолжал он, казалось, сразу постарев на несколько лет. - Все эти годы... все впустую...

- Нет, - сказал Бартон. - Вовсе нет.

- Не утешайте... - отмахнулся Кристофер. - Как вы это сделали?

Бартон не слушал, мозг его лихорадочно работал. Внезапно он вскочил на ноги.

- Мы должны узнать, - сказал он.

- Да, - согласился Кристофер, резко поднимаясь. Он бесцельно покрутил съемник в руках и подал Бартону. - Возьмите.

- Что?

- Он ваш, мистер Бартон, а не мой. Он никогда не принадлежал мне.

После мгновенного колебания Бартон принял съемник.

- Хорошо, - сказал он, - я возьму его. Я знаю, что нужно делать. Нас ждет много работы. - Он принялся ходить по комнате взад-вперед, держа съемник, как топор. - Мы сидели здесь достаточно долго, теперь немного походим.

- Походим?

- Посмотрим, можно ли что-то сделать прямо сейчас. В больших масштабах. - Бартон нетерпеливо помахал съемником. - Это только один предмет. Господи, это только начало. Мы должны восстановить весь город!

- Да, - медленно кивнул Кристофер. - Действительно, у нас много дел.

- Может, нам и не удастся. - Бартон открыл дверь и почувствовал дуновение холодного ветра; была уже ночь. - Идемте.

- Куда?

- Проведем опыт на чем-нибудь большом и важном.

Кристофер двинулся за ним.

- Вы правы. Реверс не играет роли, главное, что получается. Если вы можете делать это сами...

- На чем попробуем? - спросил Бартон, идя по темной улице и отмахивая съемником. - Нужно только знать, чем это было до Перемены.

- У меня было достаточно времени, чтобы вспомнить, что было по соседству со мной. Я сделал план этой части города. Вон там, - Кристофер указал на высокое здание, - был гараж и автомастерская. А дальше, вместо этих старых заброшенных магазинов...

- Чем они были? - спросил Бартон, ускоряя шаги. - Боже мой, как страшно они выглядят. Что там было? Что под ними скрывается?

- Вы не помните? - тихо спросил Кристофер.

Бартон задумался, ему пришлось взглянуть на окружающие холмы, чтобы сориентироваться.

- Я не уверен... - начал он и вдруг вспомнил.

Восемнадцать лет - долгий срок, но он никогда не забывал старого парка с пушкой. Он часто играл там, иногда ел ленч с матерью и отцом. Спрятавшись в густой траве, вместе с другими детьми играл в ковбоев и индейцев.

В тусклом свете он сумел разглядеть ряд покосившихся хибар, в которых когда-то размещались магазины. Вырванные доски, выбитые стекла витрин, кое-где - развевающиеся на ветру старые тряпки. Отвратительные гнилые дыры, в которых гнездились птицы, крысы и мыши.

- Они выглядят очень старыми, - спокойно сказал Кристофер. - Лет на пятьдесят-шестьдесят. Но до Перемены их здесь не было. Здесь был парк.

Бартон перешел на другую сторону улицы.

- Он начинался здесь, - показал он. - На этом углу. Как сейчас называется эта улица?

- Теперь это Дадли-стрит, - возбужденно ответил Кристофер. - Пушка стояла в центре, а возле нее была пирамида ядер. Это было старое орудие, еще с гражданской войны. Ли протащил его через весь Ричмонд.

Они стояли плечом к плечу, вспоминая, как все здесь выглядело прежде. Парк, пушка, прежний, настоящий город, который существовал до сих пор.

Наконец Бартон двинулся вперед.

- Пойду на тот конец. Он начинался на перекрестке улиц Милтона и Джонса.

- Сейчас это Дадли-стрит и Ратледж-стрит. - Кристофер оживился. - Я начну с этого конца.

Бартон дошел до противоположного края и остановился. В сгустившемся мраке он с трудом различал фигуру Уилла Кристофера. Старик помахал ему и крикнул:

- Скажите, когда начинаем!

- Сейчас! - ответил Бартон. Его охватило лихорадочное нетерпение. Потеряно много времени - восемнадцать лет. - Сосредоточьтесь на своем крае, а я начну с этого.

- Думаете, нам удастся? Ведь парк большой.

- Чертовски большой, - приглушенно ответил Бартон. Глядя на старые покосившиеся магазины, он напряг все свои силы. Уилл Кристофер с другой стороны тоже напрягся.


предыдущая глава | Марионетки мироздания | cледующая глава