home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10

Первым ее заметил Бартон. Он сел прямо, спрятал за спину съемник и настороженно уставился на девочку.

- Ты кто? - Он пытался разглядеть ее, но из-за темноты видел плохо. Только когда она приблизилась, он ее узнал. - А, ты из тех детей, что я видел у пансионата. Ты дочка доктора Мида.

- Точно, - сказала Мэри и села на скамейку напротив. - Можно мне посидеть на одной из ваших скамеек?

- Они не наши, - ответил Бартон. До него постепенно доходило, что они сделали. - Они принадлежат городу.

- Но ведь вы их создали, верно? Здорово... Никто здесь такого не может. Как вам это удалось?

- Мы не создавали их.

Бартон трясущимися руками вынул сигарету и закурил. Они с Кристофером переглянулись со страхом и недоверием: неужели действительно удалось? Неужели они и вправду воссоздали старый парк, часть бывшего города?

Бартон коснулся скамейки под собой. Она была настоящей, и они с Кристофером прочно сидели на ней. И девочка, не имевшая с этим ничего общего, тоже сидела. Нет, это не галлюцинация. Все трое сидели на скамейке, и это было лучшим доказательством.

- Ну, - буркнул Кристофер, - что вы об этом скажете?

Бартон расплылся в улыбке.

- Я не думал, что у нас получится.

Кристофер смотрел широко открытыми глазами, и ноздри его дрожали, как у лошади.

- Это все ваш дар. - Он уважительно посмотрел на Бартона. - Вы знали, как это сделать, как добраться до настоящего города.

- Мы сделали это вместе, - ответил Бартон.

Мысли его уже успокоились, но тело еще не восстановило свои силы. Чувствовал он себя совершенно опустошенным, даже руку с трудом мог поднять. Голова у него болела, а во рту ощущался тошнотворный металлический привкус.

Но они сделали то, что задумали.

Мэри была в восторге.

- Как это у вас получается? Я никогда раньше не видела, как вещи возникают из ничего. Только Он может совершить такое, да и то не всегда.

Бартон устало покачал головой. Он слишком ослабел, чтобы разговаривать об этом.

- Не из ничего. Все это здесь было, а мы его только вытащили.

- Вытащили? - Глаза девочки вспыхнули. - Вы хотите сказать, что заброшенные магазины были просто иллюзией?

- На самом деле их здесь не было. - Бартон постучал по скамейке. - Вот это настоящая вещь. Настоящий город. А все остальное - иллюзия.

- А что это вы держите в руках?

- Это? - Бартон поднял съемник. - Я воссоздал и его, раньше это был клубок шнура.

Мэри внимательно посмотрела на него.

- Для этого вы сюда и приехали? Чтобы воссоздавать вещи?

Это был хороший вопрос. Бартон встал, чуть покачиваясь.

- Пойду-ка я. На сегодня хватит.

- Куда вы идете? - спросил Кристофер.

- К себе. Нужно отдохнуть, обдумать кое-что, - ответил Бартон и потащился к тротуару. - Я вконец вымотался, нужно чего-нибудь съесть и отдохнуть.

Мэри вдруг вскочила со скамейки.

- Вам нельзя подходить к пансионату.

Бартон заморгал.

- Почему, черт побери?

- Там Питер, - ответила она и подошла к Бартону вплотную. - Это плохое место, вам нужно избегать его любой ценой.

Бартон исподлобья глянул на нее.

- Я ничуть не боюсь этого сопляка, - буркнул он и воинственно взмахнул съемником.

Мэри тронула руку Бартона.

- Вы совершите большую ошибку, если вернетесь туда. Вам нужно пойти куда-нибудь, где можно переждать, пока все решится. Я должна с этим разделаться! - Она задумалась. - Идите в Дом Тени, мой отец позаботится о вас. Там вы будете в безопасности. Идите прямо к моему отцу и ни с кем больше не разговаривайте. Питер туда не придет, это за линией.

- За линией? За какой линией?

- Здесьегосфера, а там вы будете в безопасности, пока я все узнаю и решу, что делать дальше. Я сама еще не все понимаю. - Она мягко повернула Бартона на сто восемьдесят градусов и толкнула вперед. - Идите же!

Глядя им вслед, она убедилась, что они пересекли линию и идут к Дому Тени, а сама побежала в центр города. Нужно было спешить: Питер мог уже заподозрить неладное, начать искать своего голема и гадать, почему его еще нет.

Осторожно похлопав себя по карману, она в ту же секунду почувствовала прикосновение шершавой ткани. Для нее по-прежнему было странно находиться в двух местах одновременно.

Впереди показалась Джефферсон-стрит. Мэри бежала изо всех сил; волосы растрепались, она тяжело дышала. Одной рукой она придерживала карман, чтобы ее малое воплощение не выпало и не разбилось.

Вот, наконец, и пансионат. На веранде несколько человек наслаждались прохладой и тишиной. Мэри свернула в аллею и, обогнув пансионат, помчалась через поле к сараю, что зловеще чернел на фоне ночного неба. Присев в тени за кустом, она попыталась оценить ситуацию.

Питер наверняка был внутри, в своей мастерской, полной клеток, банок и кувшинов с мягкой глиной. Мэри внимательно осмотрелась, ища какую-нибудь бабочку, чтобы послать ее на разведку, но ни одной не заметила; впрочем, шансов прорваться у них почти не было.

Осторожно открыв карман, она вынула из него свое десятисантиметровое воплощение, и новая картинка сменила образ жесткой ткани. Закрыв глаза, Мэри сосредоточилась на големе и ощутила прикосновение огромной ладони.

Переключая внимание с одного тела на другое, она могла манипулировать своим воплощением. Почти сразу же голем оказался в области интерференции.

Усевшись в тени, Мэри постаралась свернуться клубком - эта поза позволяла максимально сосредоточиться на големе.

Голем без приключений пересек область интерференции и осторожно подошел к сараю. Там была небольшая лесенка, которую Питер смастерил специально для големов. Стена сарая, сделанная из огромных неструганых досок, уходила вверх, вершина ее исчезала в темноте неба.

Наконец Мэри увидела лесенку. Когда она начала подниматься, несколько пауков миновали ее, торопливо спускаясь на землю. Потом мимо пробежали несколько серых крыс.

Она поднималась медленно. Внизу, в гуще кустов и винограда, ползали змеи: на ночь Питер выпустил всех своих питомцев. Видимо, сложившаяся ситуация всерьез беспокоила его. Добравшись до входа, она сошла с лестницы; перед ней тянулся черный туннель, в конце его горел свет. Она была внутри. Бабочки никогда не залетали так далеко - здесь была мастерская Питера.

Голем остановился: Мэри переключила внимание на свое собственное тело. Ей было холодно, она буквально задеревенела. Ночь становилась все холоднее, и долго лежать так она не могла.

Распрямив руки и ноги, Мэри помассировала мышцы. Голем в сарае мог стоять долго, а ей нужно найти место, где можно сидеть, не замерзая при этом. Ей вспомнилось одно из кафе на Джефферсон-стрит, открытых всю ночь, там можно посидеть и выпить, горячего кофе, пока голем выполняет задание. Может, у них еще есть хлопья с сиропом, газеты и музыкальный автомат.

Мэри осторожно пошла сквозь кусты к полю. Вздрогнув от холода, она плотнее запахнула куртку. Обладание двумя телами было забавно, но слишком утомительно и, может, не стоило...

Что-то вдруг свалилось на нее с дерева - паук! Мэри быстро стряхнула его.

Упали еще несколько, острая боль пронзила щеку. Мэри прыгала, словно безумная, стряхивая их, но тут сквозь кусты прорвался серый поток и устремился к ней. Крысы!

Пауки падали уже целыми кучами, она отчаянно стряхивала их и кричала изо всех сил. Крыс становилось все больше, мерзкие твари вонзали в нее свои желтые зубы. Охваченная паникой, девочка бросилась бежать, крысы мчались следом, цепляясь, карабкаясь на нее, пауки бегали по ее лицу, между грудями, подмышками.

Споткнувшись, Мэри упала, и тут же вокруг нее обвился виноград. Все больше крыс - целые полчища - бросалось на нее, а пауки бесшумно сыпались со всех сторон. Извиваясь, она продолжала бороться, все ее тело стало одной большой болью. Липкая паутина оплела лицо и глаза, душила и ослепляла.

Встав на колени, она проползла немного и снова рухнула на землю под тяжестью грызунов. Они поедали ее заживо, местами добрались уже до костей. Мэри кричала, но паутина глушила крик, а пауки заползали в рот и нос - всюду, куда только могли.

Из окружающих кустов доносился шорох, и Мэри скорее чувствовала, чем видела, поблескивающие тела, окружающие ее со всех сторон. У нее уже не было глаз, не было ничего, чем бы она могла видеть или кричать. Это был конец.

Когда змеи заползли на ее лежащее ничком тело и вонзили в него зубы, она была уже мертва.


предыдущая глава | Марионетки мироздания | cледующая глава