home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

«Тезей» клюнул носом и хищной птицей понесся к границе атмосферы.

– Давай, Аркадьевич, голубчик, пусти им волновую помеху! Мы должны уйти! – Глеб пробежался пальцами по кнопкам нижней части панели.

Рубку наполнил металлический голос автомата контроля пространства:

– Внимание! Неизвестный корабль класса «дальний разведчик»! Вы вошли в охраняемую зону без запроса! Немедленно поднимитесь на разрешенную орбиту и пройдите процедуру идентификации! В противном случае ваши действия будут расценены как недружественные для планеты Сприс – вы будете атакованы!

– Господин Быстров! – Орэлин, приподнявшись в кресле, вытянул палец к главному экрану.

Глеб уже успел заметить: над выгнутым горизонтом планеты замигал красный треугольник. Его острие указывало вниз, на невидимую пока область.

– Активировались данные на информпластине, – пояснил капитан. – Компьютер указывает нам цель. Надеюсь, конечную цель.

– В навигационную систему поступили координаты точки посадки, – пропела машина приятным контральто. – Капитан, прикажите следовать обозначенным курсом.

– Нет, только держать указатель, – ответил Быстров. – Я поведу корабль сам. Арнольд! – он повернулся к андроиду.

– Слушаю, кэп! – робот вышел из ниши и замер в ожидании приказа.

– Давай, друг, приготовь нам среднюю броню, походные ранцы, парализаторы и что-нибудь из тяжелого ручного вооружения – если придется стены ломать. И одну «Фата Моргану». Обязательно «Фату Моргану» в мой ранец.

– С радостью, кэп! – Арнольд бросился к арсеналу, его тяжелые шаги загромыхали в коридоре.

– Мы высадимся и попытаемся захватить принцессу силой? – глухо спросил слуга Олибрии.

– Увы, у нас нет времени на переговоры и теперь, поскольку мы обнаружены, я не вижу другого решения. Пойдем только мы втроем: Ивала Ваала, Арнольд и я, – склонившись над консолью, ответил землянин.

– Сейчас, моа-моа только понюхаю, – шутя отозвалась Ивала.

– Господин Быстров, очень вас прошу, позвольте мне присоединиться, – голос Орэлина дрогнул, и ладонь нервно сжала амулет. – Все-таки я здесь единственный пристианец, и вы должны понять, что я не смею остаться в стороне, когда решается судьба Пристианской Империи. Господин Быстров… – он глубоко вздохнул и, теребя кожаный шнурок, продолжил, – если меня не будет с вами, то при любом исходе… меня потом будет мучить чувство глубокой вины.

– И вы поймите, Орэлин, мы идем не на легкую прогулку, – Глеб заметил, как от орбитальной базы отделилось несколько точек. – Наша цель захватить принцессу и вывести ее из убежища, наверняка охраняемого опытными бойцами. И нет никакой гарантии, что кто-нибудь из нас вернется оттуда.

– Я все понимаю, господин Быстров. Вероятно, принцессу охраняют имперские гвардейцы, но я, как уже говорил, до службы у Олибрии служил в военном флоте и участвовал в боевых действиях. Клянусь перед Вратами Эдвана, я не стану для вас обузой!

Быстров не ответил. Уводя корабль от перехватчиков, находившихся в нескольких тысячах километров, он направил «Тезей» вниз. Войдя в плотную атмосферу, разведчик затрясся словно выброшенная с шоссе на обочину машина. Экраны едва успевали гасить потоки раскаленного газа, температура обшивки подпрыгнула на две тысячи единиц. Перехватчикам, не имевших защитного поля, такой маневр было не по силам. Пока не по силам: ниже в плотных слоях атмосферы «Тезей» не мог сравниться с ними ни в скорости, ни в маневренности. Глеб понимал, что он должен оторваться от преследователей сейчас или судьба его будет целиком в руках сприсианских пилотов.

Цифры на индикаторе высоты таяли с непостижимой быстротой, меняя оттенок от зеленого к красному. В несколько секунд «Тезей» прошил слой рыхлых облаков, и перед его острым носом возникла поверхность Сприса будто развернувшаяся внезапно на экране картинка: волнистое море и берег какого-то материка или большого острова.

– Тысячу двести до поверхности! – выдавая испуг, произнес Орэлин.

– Не мешайте капитану! – предостерегла его Ивала.

Быстров ответил молчанием, его глаза цепко следили за перехватчиками, ползущими по экрану радара.

– Девятьсот! Уходите на горизонталь! – выкрикнул пристианец.

– Рано, – не согласился Глеб, его указательный палец потянулся к кнопке ракетного пуска.

Едва индикатор высоты показал 200, Быстров изменил вектор тяги, сместил защитное поле и нажал кнопку. Пущенная ракета тут же взорвалась ослепительно-белым шаром. Арканов застонал от навалившейся перегрузки, а пристианец скрипнул зубами. Сначала Орэлину, показалось, что «Тезей» вошел в океан рядом с береговой линией, где пузырилась, кипела вода от чудовищной мощи мьюронного заряда. Но позже, едва зрение пристианца восстановилось, он обнаружил, что разведчик, каким-то волшебством целый, летит вдоль скалистого берега, едва ли не касаясь волн.

– Зачем вы это сделали, господин Быстров? – слуга Олибрии обтер пот, крупными каплями стекавший по вискам.

– Вы имеете в виду ракетный пуск? – Глеб разглядел впереди слева узкую прореху в скалах и направил разведчик к ней. – Видите ли, на моей родной планете есть такой рыжий зверь с длинным пушистым хвостом – лис.

– Очень хитрый зверь, – заметил Агафон Аркадьевич, уже разгадавший замысел Быстрова.

– Так вот, он когда на него охотятся, он умеет заметать следы и всяким плутовством уходить от погони. Их перехватчики и служба контроля пространства, если проследят нашу траекторию похожую на неуправляемое падение, должны заметить что она заканчивается взрывом на поверхности океана. Вполне возможно, что сприсиане подумают: неизвестный корабль был неисправен и упал в океан, – объяснил капитан «Тезея». – Пока просканируют место мнимого падения, мы улетим далеко и, может быть, потеряемся для их систем слежения или хотя бы выиграем время.

– А вы хитрый зверь, господин Быстров. Лис! – пристианец издал короткий смешок. – Но мы действительно могли разбиться или пострадать от собственной ракеты.

– Мьюронный взрыв только помог нам изменить траекторию. А разбиться… Вряд ли. Ведь вы, Орэлин, когда вынуждены куда-то бежать, не боитесь, что врежетесь головой в дерево или стену. А почему? Потому что уверенно чувствуете себя на ногах. Вот и я достаточно уверенно чувствую корабль, чтобы бояться разбить вдребезги его и наши грешные головы, – Глеб активировал внутреннюю связь и спросил: – Арнольд, что у тебя? Мы десантируемся через десять-пятнадцать минут.

– Все готово, капитан, – на включившемся мониторе возникла могучая фигура андроида. – Только, извините, я при вашем крутом маневре на ногах не удержался и снес полки, – Арнольд застенчиво улыбнулся и кивнул на покосившийся стеллаж арсенальной камеры; на полу валялись металлические контейнеры, газовые баллоны и несколько плазменных трубок.

– Ты разбросанное подбери и двигайся ко второй шлюзовой камере, – приказал Быстров, его пальцы без перерыва касались сенсоров управления словно клавиш рояля.

«Тезей», послушный воле капитана, летел по извилистому ущелью, на дне которого белел водный поток. Сизые скалы поднимались с двух сторон метров на пятьсот, и за ними не было видно малиново-красной Алтеры. Тень местами казалась столь густой, что Быстров всерьез обеспокоился: он мог не разглядеть препятствие впереди или очередной поворот каменного лабиринта. Но подниматься выше Глеб не хотел, опасаясь снова попасться на прицел планетарной системы слежения и перехватчиков. А красный треугольник, обозначавший место убежища наследницы, тем временем стремительно уплывал вправо, и дальномер показывал, что расстояние между разведчиком и заданной информпластиной целью растет.

Через пять минут полета ущелье разошлось, под днищем корабля засверкала гладь огромного озера полного небольших островов. «Тезей» снова вышел на курс: треугольник, упиравшийся острием в таинственную область на северо-западе, вернулся к центру главного экрана.

– Люфтваффе хреновы, отстали, – сообщила Ивала, когда точки перехватчиков исчезли с радара. – Видно кружат над местом взрыва ракеты и нас оплакивают горькими слезами. Видите, как все просто, товарищ Орэлин. Нужно всего лишь не мешать капитану Быстрову.

Пристианец не мог возразить. Сведя густые брови, Орэлин разглядывал озеро и острова, похожие на цветочные кораблики, которые он делал для Олибрии ко Дню Эрлэ. Они словно плыли навстречу «Тезею», несомые ровным, стремительным ветром. Иногда между островами водная гладь шла широкими водоворотами или бурлила по непонятной причине. Для пристианца такое движение в озере казалось странным, и он вглядывался вперед, стараясь определить, что происходит в серо-голубых водах.

Неожиданно прямо по курсу разведчика водоворот лопнул фонтанами брызг, и над поверхностью озера на полторы сотни метров поднялся неровный столб, увенчанный бугристой шишкой. Быстров едва успел бросить корабль влево, избегая столкновения. В экраны бокового обзора было видно, что «Тезей» провожают взглядом огромные глаза, посаженные над оскалившейся пастью.

– Стальная Алона! – воскликнула галиянка, инстинктивно отшатнувшись от экрана. – Эта тварь будет не меньше чудовищ с Рэгда!

– Ты не читала в справочнике о местной фауне? – Глеб направил корабль к берегу.

– Нет. Могу посмотреть, что нас здесь еще ожидает, – Ивала протянула руку к консоли.

– Не успеешь – мы на подлете к цели.

Под днищем «Тезея» проплывал лес сверху похожий на смятый ковер. Местами его поверхность разрывали слоистые скалы, напоминавшие то серые пирамиды, то ступени, поднимавшиеся высоко над вершинами деревьев. Треугольник-целеуказатель начал мигать, число на дальномере потеряло еще один разряд.

– Госпожа Ивала, сейчас мы пролетим над приютом наследницы, – сказал Быстров. – Твоя задача вытащить вид на него из памяти компьютера и распечатать на картобланке. Нам нужен точный план местности.

– Есть, Глебушка, – пассом левой руки Ваала оживила монитор и соединила его с оптическими контролерами.

Через три минуты лес внизу прервался обширной поляной с прудиком и изящным сооружением розового камня, которое трудно было разглядеть из-за высокой скорости. Пролетев над поляной, корабль развернулся и, замедлившись, по крутой дуге пошел назад, к скале, которую приметил Глеб на подлете к цели.

– Что вы задумали на этот раз, господин Быстров? – поинтересовался Орэлин, видя, что разведчик устремился прямо к каменному массиву.

– Спрятать корабль, – отозвался землянин.

Он резко сбросил скорость и направил «Тезей» к темной щели, видневшейся у основания скалы. Это место похожее на широкий грот вполне могло укрыть корабль от поисковых систем перехватчиков.

– Теперь молитесь, чтобы «Тезей» здесь поместился, – проговорил Быстров.

– В этом месте, так похожем на могилу, – Арканов без удовольствия смотрел на приближающиеся мрачные стены. – Если корабль обнаружат и ударят сверху, нас завалит обломками скалы. В лучшем случае мгновенно раздавит, в худшем мы протянем несколько месяцев в этом склепе.

– Аркадьевич, если я посажу корабль в лесу, на полянке для пикника, то нас обнаружат гарантировано и исход выйдет вряд ли более веселым. Так что разумнее в могиле спрятаться, чем рядом с ней погибнуть, – ответил Глеб.

Когда темная стена с крапинками кварца коснулась носа «Тезея», Быстров медленно развернул корабль и опустил его на щебень. Тысячетонная машина качнулась и замерла под небольшим наклоном.

– Все, экипируемся! У нас мало времени! – Быстров вскочил с кресла и широким шагом направился к шлюзу.

Орэлин, опережая Ивалу Ваалу, бросился за ним.

– Все готово, кэп! – радостно пробасил Арнольд, открывая тяжелую дверь. – И в арсенале прибрал, выровнял эти гребаные полки, и оружия, броня как заказывали.

– Господин Быстров, нижайше прошу, – пристианец замер, глядя на Пири-1612 похожий на метрового стального таракана, – позвольте мне с вами. Я не смею остаться в стороне, когда другие за меня идут послужить Империи.

Глеб поднял с пола комплект неокомпозитной брони, придирчиво осмотрел его и поднял взгляд к пристианцу.

– Уверен, графиня Олибрия мое бы участие в миссии одобрила бы… – пробормотал Орэлин.

Ивала, чуть оттеснив пристианца, взяла другой комплект брони – лилового цвета с наноинжинерным покрытием – со сноровкой развернула его и просунула голову в овальное отверстие.

– Убери руки, маньяк! – отскочив к стене, взвизгнула галиянка.

– Золотце мое, я только хотел помочь с замком! – обескуражено ответил Арнольд, но руки все-таки отпустил и стыдливо прикрыл глаза. Прикосновение к груди госпожи Ваалы, пока было для него самым приятным воспоминанием за сегодняшний день.

– Наряжайтесь, господин Орэлин, – Быстров протянул ему свободный комплект брони. – Шлем не забудьте, газовый фильтр, разгрузку и эту штуку, – он подвинул ногой валявшийся у порога парализатор.


предыдущая глава | Сверкающий ангел | cледующая глава