home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

– Арнольд, действуй! Первые цели – генераторы на мачтах! – услышав в наушниках голос Быстрова, Орэлин с ужасом подумал: «Неужели ни землянин, ни Ваала не видят десанта многолапых тварей?!».

– Есть, кэп! – браво выпалил андроид.

Продравшись сквозь заросли, он выскочил на поляну и дернул пусковой рычаг Пири. Шипастый шар, вокруг которого уже занялось свечение, разлетелся струями жидкого металла. И ближняя мачта, словно тонкая свеча, оплавилась на вершине, потекла каплями титана. Справившись с первым генератором, Арнольд открыл огонь по юго-западной мачте, той, где бесчинствовали солдаты кохху с лучевыми ружьями. Первым на появление андроида отреагировал робот-паук кохху. Постукивая суставчатыми лапами по камням, он вышел на ударную позицию. Граненая башня на его вершине повернулась, жерло деструктора нацелилось в андроида черным зрачком смерти.

– Арнольд! – предупреждающе вскрикнул Орэлин и метнулся вперед, пытаясь свалить преданного слугу команды «Тезея». От сильного толчка в спину гигант пошатнулся, но устоял. Только потеряв прицел, пальнул не в генератор, а куда-то между солдат кохху.

Робот-паук ответил мгновенно: Орэлин лишь увидел синюю вспышку и почувствовал, как просела земля под ногами.


В темнеющем небе шар генератора светился уже ярко. Иглы его ткали пелену защитного поля, пока еще рыхлого, но Быстров всерьез озаботился, что андроид не успеет расстрелять последнюю мачту, и тогда прорваться к убежищу принцессы станет невозможным или очень проблематичным.

– Их трое, – прошептала Ваала, отключив гарнитуру связи. – Пошли! Сейчас или никогда!

Галиянка бросила короткий взгляд, на верхушку мачты, светившуюся словно подернутая дымкой луна. Затем вогнала газовую гранату в ствол и, прицеливаясь, шагнула вперед.

Выстрел из гранатомета угодил между средних колонн. Северную часть здания с террасой тут же затянуло густым желтым дымом.

– Твой правый! – ответил Глеб, вырываясь из зарослей на поляну.

Теперь он видел: основная группа охранников Ариетты – человек семь-восемь – расположилась во впадине у озерка и вела яростный огонь по ложным бойцам кохху. Террасу защищало трое, и если эти трое не ввязались в бой наравне с остальными, то у них были причины держать позицию именно здесь. Оставалось только подбежать к ним на выстрел парализатора, если этому не помешает меткость пристианцев и прочность неокомпозитной брони.

Над головой Быстрова воздух разорвался от малиновых пунктиров – стреляли с Пири-1612. Одновременно с террасы, затянутой желтой дымкой, раздался лязг масс-импульсных винтовок.

Ваала упала в траву, кувыркнулась и тут же стала на ноги. Ответила из парализатора, но дистанция боя для ее гуманного оружия было слишком большой. Глеб перепрыгнул кочку, разлетевшуюся под ногами от чьего-то выстрела. Сместился прыжком влево и глянул в сторону мачты: две пунктирные линии прошли рядом с ней. Следующая попала в цель, прожигая металл. Слава Арнольду – генератор был уничтожен или критически поврежден.

Галиянка достигла клумбы раньше Быстрова. Упала между розеток с красными лепестками и вновь вскочила на ноги уже на другом краю цветочной полосы. Разряд ее парализатора тут же сложил пополам человека у колонны. Только справа из еще не развеявшихся слоев газа раздался лязг масс-импульсной винтовки. Ваала слабо вскрикнула и отлетела в траву.

– О, господи! Черт! – Глеб длинными прыжками пересек клумбу и выстелил в пристианца. Кожей почувствовал движение за фигурными столбиками, развернулся и со злостью нажал «спуск» – противник, забившись в судорогах, выронил оружие, упал на плиты.


«Я должен быть мертв, – мелькнуло в сознании Орэлина, – я давно должен быть мертв и плыть в черную пропасть Краак. Меня вообще не может здесь быть: мое тело, как и тело андроида должно рассыпаться на отдельные атомы. Но я почему-то стою на земле и отчетливо вижу Арнольда, с механической невозмутимостью бьющего из Пири по мачте у края скалы». Следующим открытием для слуги Олибрии стало то, что трава под ним, впереди, слева и справа была цела и даже не обожжена вовсе, словно шестиногий робот не производил уничтожающего выстрела из деструктора, который он отчетливо видел.

– Арнольд… – проговорил пристианец, присаживаясь за камнем и с ужасом глядя на чудовищную машину кохху и насекомоподобных солдат. – В нас стреляли из деструктора? Не говори, что этого не было.

– Было, господин, – подтвердил андроид, делая два шага вперед. – Шарахнули в нас, кажется дважды. Весело, правда? С нашим кэпом всегда весело.

Выстрел со стороны озера угодил Арнольду в плечо. Его слегка тряхнуло, броня лопнула, из-под нее вырвало куски искусственной плоти.

– Тогда почему мы живы? – вопросил Орэлин, отмечая, что лучевое оружие кохху до сих пор не причинило никакого вреда защитникам наследницы, а там, где недавно были затянутые дымом воронки, снова растет трава. – Арнольд, почему кохху не уничтожили нас? – повторил пристинец.

– Ну вы даете, господин Орэлин! Как же они нас уничтожат, если они ненастоящие? Вот ваши соотечественники вполне… – андроид снова дернулся – из его груди выбило фонтанчик жижицы, – вполне могут. Потому, что живые, слишком живые – чтоб их трижды перевернуло!

Арнольд присел за камнем. Сменил оружие и дал залп из плазмомета, выжигая траву и низкие кустики рядом с досаждавшими пристианцами.

– А кохху – не настоящие, – продолжил он. – Обычное кино из демонстратора, который Аркадьевич усовершенствовал и назвал «Фата Морганой». Я думал вы знаете, – не опуская плазмомет, андроид перевел огонь на площадку с флаерами.

– Демонстратор – источник живых голограмм! – осенила Орэлина простая мысль. – Это и есть ваша «Фата Моргана»?!

– В самую дырочку. Голограммы подчиняются интерактивной системе – вот что добавил Агафон, однажды покушав семечек. Мы с этой штукой на Елоне крепко нашкодили, – Арнольд, наконец, попал в ближний флаер.

Над поляной полетели огненные осколки, кого-то из пристианцев сбросило взрывной волной в воду.


Несколько секунд Быстров стоял, тяжело дыша и оглядывая террасу: на каменном полу лежало три охранника. Другие еще вели бой то ли с фальшивыми кохху, то ли с Арнольдом, но выстрелы звучали реже. Убедившись, что поблизости стражей резиденции нет, Глеб поспешил вернуться к Ивале.

Галиянка, раскинув руки, лежала в траве, чуть дальше валялся кусок ее шлема, вырванный выстрелом. Быстров опустился рядом с ней, закатил на ее запястье эластичный неокомпозит. Пульс его боевой подруги прослушивался отчетливо.

– Глебушка, – хрипло произнесла она. – Вскрывай аптечку. Боюсь, фашисты ребра мне поломали.

– Лежи, не двигайся! – предостерег капитан «Тезея», торопливо извлек из кармана титановую коробку и нашел в нем желтый шприц-тюбик.

– И чего мне лежать – нет времени, – Ваала, поморщившись от боли, привстала на локте. – Коли давай!

Быстров нашел вену выше запястья и осторожно ввел иглу.

– Ох, Родина и партия, мать вашу! – выругалась галиянка, снимая разбитый шлем. – Как мне голову не оторвало?! Как не унесло в светлое будущее?!

На правой скулой Ивалы виднелся выпуклый синяк, от виска стекала темная струйка крови. Глубоко вздохнув, галиянка рванула магнитную застежку, броня разошлась наполовину.

– Ты лежи здесь. И без геройства! – приподнялся, оглядывая южную часть поляны. – Сам принцессу выведу. Ясно!

– Дудки! Я правильно сказала? В смысле «хрен тебе»? – Ивала растерла кровь по щеке. – Кражу принцессы пропустить никак не могу. Так что идем.

Глеб собирался было оспорить неразумное решение, но Ваала, схватившись за руку землянина, встала.

На террасу выходило пять окон. Не слишком задумываясь, галиянка выбрала среднее и выстрелами с ближней дистанции разнесла прочный пластик. С полминуты она и Глеб вслушивались в звуки, доносившиеся из приоткрытой двери. Потом Ваала прыгнула в комнату и заняла позицию слева от шкафа, перехватив короткоствольную винтовку и готовая в любую секунду открыть беспощадный огонь. Быстров, мягко спрыгнув на ковер, сразу подбежал к двери и замер. Осторожно он заглянул в щель и прошептал в гарнитуру связи:

– Коридор пятнадцать шагов. Чистый. Три двери. Прямо, налево, направо. Наша левая.

– Готова! – отозвалась Ивала.

Выбежав в коридор, Глеб достиг чернопластиковой двери с платиновым вензелем и толкнул ее ногой. Дверь была заперта. Ваала трижды выстелила из винтовки – створка дернулась и беззвучно приоткрылась. Выдержав небольшую паузу, Быстров снова толкнул дверь и отскочил за стену.

– Пусто! – констатировала галиянка, не опуская парализатора и оглядывая небольшой зал, убранный зеленой драпировкой.

Капитан «Тезея» предостерегающе поднял палец. Ивала, прижавшись к ребристой облицовке, задержала дыхание. Тут же и она, и Глеб ясно услышали за соседней дверью чей-то тихий голос, похожий на плач или завывание. Его прервал треск винтовки Ваалы. Ударом ноги, Быстров распахнул пластиковую створку и первым ворвался в полукруглую комнату. Справа от него щелкнул парализатор галиянки – пожилой мужчина, загораживающий собой темноволосую девушку, вскрикнул и с искаженным ужасом лицом упал на пол. Ударом приклада галиянка отключила архаичный робот, тянувший молитву тоненьким голоском.

– Принцесса Ариетта? – осведомился Быстров, вскинув щиток шлема.

Незнакомка молчала, глядя на него зеленовато-серыми глазами, в которых смешалось отчаянье и ненависть.

– Ваше Высочество, – утвердившись, что перед ним именно та пристианка, изображение которой было в шкатулки графини, Глеб опустился на одно колено и неуклюже сложил руки знаком высшего почтения. – Мы исполняем волю герцога Ольгера и графини Олибрии.

– Вы врываетесь в мой дом, убиваете дорогих мне людей! Порождение бездны Краак – вы вернетесь, откуда пришли! – голос пристианки дрогнул от гречи, в зрачках будто сверкнули черные молнии.

Рука ее потянулась к предмету на столе, которого Глеб не мог рассмотреть за вазой с фруктами.

– Не двигайтесь, госпожа Ариетта, – Ваала направила на нее ствол.

– Послушайте меня, Ваше Высочество, вам угрожает серьезная опасность. Настолько серьезная, что вас не защитит ни все вооруженные силы Сприса, ни имперская гвардия. Мы пришли, чтобы увезти вас отсюда. Очень прошу, поверьте: мы не причиним вам зла, все наши жесткие действия продиктованы необходимость и отсутствием времени на объяснения, – нарушая имперский этикет, Глеб встал. – Пожалуйста, пройдемте с нами.

– Вижу, эта опасность исходит от вас. С вами не пойду! – наследница с презрением глянула на Ваалу и отступила к стене.

– Ваше Высочество, я еще раз прошу, довериться нам. Сейчас нет времени на объяснения, – попытался убедить ее Быстров

– Я не пойду с вами! – оборвала его Ариетта. – Можете меня убить! – дочь Фаолоры гордо вскинула голову.

– Тогда извини, – Ивала, направляя оружие в висок пристианки, нажала на «спуск».


предыдущая глава | Сверкающий ангел | * * *