home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

«Сосрт-Эрэль» считалась одной из самых крупных нейтральных станций. Семья Герх галактической расы милькорианцев основала ее в пять тысяч двести одиннадцатом году Эры Соома. Сначала здесь, возле безжизненных планет и астероидов появилась заурядная база, контролировавшая добычу редкоземельных металлов. Однако дела у семьи Герх пошли так хорошо, что через пятьсот лет база значительно выросла, стала заметным центром сырьевой торговли, расположившимся недалеко от зон влияния пяти разных цивилизаций. А еще через четыреста лет Герхи методом плазмено-шаровой технологии прямо в космосе отлили полую сферу из золота диаметром около восьми километров, что, собственно и стало станцией «Сосрт-Эрэль». Первый раз побывав во владениях богатой милькорианской семьи, Быстров, тогда не слишком знакомый с галактическими нравами, недоумевал, что такое огромное сооружение выполнено из золота с не менее ценными добавками. Позже землянин понял, что золото в системе звезды Шеоир было одним из самых доступных металлов, и построить подобную станцию из стали вышло бы дороже.

Последние шестьсот лет металлодобыча в окрестностях «Сосрт-Эрэль» почти не велась, взамен шла бойкая торговля многими видами товаров. Здесь прочно основались пираты и негодяи всех мастей. Сюда часто заглядывали шпионы и агенты спецслужб многих космических цивилизаций. Художники, поэты и дураки черпали здесь свое вдохновение, а женские особи самых экзотических рас щедро дарили любовь.


– Три минуты до точки выхода! – оповестила Ваала, хищно следившая за показаниями навигатора.

– Весь вопрос, с какой скоростью нас вышвырнет, – нажав две кнопки, Агафон свернул на экране пасьянс и вернулся к контролю энергообеспечения.

Ариетта, сидевшая справа от Быстрова, с любопытством наблюдала то за ловкими движениями капитана, то за цветными разводами гиперслоя, вот-вот готового лопнуть и выпустить корабль в привычный мир, сверкающий созвездиями, окрашенный нежными мазками туманностей.

На главном экране появилась пятно, похожее на медузу с фиолетовой бахромой – точка выхода. В следующее мгновенье на всех обзорных панелях красовалась система Шеоир. Сама материнская звезда блестела голубыми лучами справа внизу. Станции «Сосрт-Эрэль» пока не было видно, зато правее по курсу появился газовый гигант Герх-Эсси, названый в честь главы известного семейства милько.

– Нехорошая скорость, – Глеб мгновенно оценил ситуацию. – При самом удачном раскладе цинтрида на торможение не хватит. Обо что тормозить будем?

– Об встречные астероиды или станцию, – сверкнув звездочками зрачков, предложила Ивала.

Орэлин реплику галиянки расценил как неудачную шутку. По его мнению, недостаток топлива означал невозможность сбросить скорость до причальной и совершить маневр по сближению. Иначе говоря, означал катастрофу.

– Об атмосферу, – вполне серьезным тоном предложил А-А.

– Правильно, об атмосферу, – капитан положил пальца на сенсоры.

Зелено-бурый Герх-Эсси сместился на несколько меток, быстро увеличиваясь в размерах.

– Как можно затормозить об атмосферу? – проявил беспокойство Орэлин, догадавшись, что намеренья Быстрова далеки от шутки. – Не разумнее ли запросить помощь на станции? За определенную плату они бы могли организовать заправку. Хотя вряд ли кто рискнет помогать нам на такой сумасшедшей скорости.

– Не разумнее, – отверг Глеб. – За такой трюк они запросят как минимум двести тысяч экономок, не считая стоимости цинтрида. Герх-Эсси примет нас как пухленькая подушка совершенно бесплатно. Космические корабли моей родной планеты всегда пользуются таким простым способом торможения, а остальная галактика, я смотрю, с жиру бесится.

– Да, только господин Быстров забыл добавить, что фашистские корабли Земли не развивают скорость выше одной десятитысячной световой и выглядят, как маленькие чудовища, изрыгающие огонь, – Ваала издала короткий смешок. – С одним я имела несчастье встретиться – ой, сколько осколков было! Будто бы он из глины сделан.

– Ваала, – Глеб погрозил ей пальцем. – Рискуешь рассердить меня.

– Не забывай, наша девочка: этот великолепный разведчик – «Тезей», вашего галиянского производства, усовершенствован именно земными умами, – Агафон постучал себе пальцем по лбу. – И скоро на Земле все будет по-другому. Я же сказал: электрогравитационные приводы у нас изобретут через год-два. Знаю даже где: в нашем Зеленограде.

– Агафон Аркадьевич! – Быстров был вынужден снова вытянуть указательный палец и назидательно погрозить. – Чтобы я больше не слышал этих пророчеств!

– Если я когда-нибудь стану императрицей, – поглядывая на капитана, произнесла Ариетта, – то обязательно придумаю, как помочь вашей планете. Мы вместе придумаем. Установим для начала дипломатические связи и быстренько поднимем Оценку Этики выше красного порога.

– Какая же вы благодетельница! – усмехнулась галиянка и мысленно добавила: «Тебя, с твоей дурной головой, и на Присте не сильно ждут!».

– Приготовились! – скомандовал Глеб, прерывая в зачатке неприятный разговор. – Через двенадцать минут войдем по касательной в атмосферу. Будет болтанка и большая перегрузка.

– Даже при инерционных компенсаторах? – удивился Орэлин.

– Смягчат на девяносто семь процентов, – капитан повернулся к Арканову и сказал: – Аркадьевич, готовь защиту первой степени.

– Я-то приготовлю, но не забывай: у нас пробой прочного корпуса, – напомнил Агафон, склонившись над терминалом. – Порвет корабль на куски.

Герх-Эсси налетал словно другая вселенная. Его рыхлое тело занимало половину обзорных экранов. За бурыми облаками, тянувшимися на десятки тысяч километров, проступали зеленые полосы аморфных образований. Граница атмосферы нахлынула неожиданно, ударила раскаленной волной. Обзорные экраны сразу затянуло красным туманом, неистово запели генераторы защитного поля. Если бы не надежный энергетический кокон, обнимавший разведчик, то корпус его мгновенно испарился от трения о газовое покрывало.

– Васильевич, цинтрид в защиту утекает, – предупредил Арканов.

– Все равно выйдет заметная экономия, – Глеб с напряжением следил за наклоном корабля и подступающим гигантским облаком.

Через несколько секунд затрясло. Затрясло так, что Орэлин побледнел и вцепился в подлокотники. Белки глаз пристианца пошли красными прожилками.

– Все в порядке, – Быстров подмигнул испуганной Ариетте.

– У меня сейчас зубы повылетают! – вскрикнула Ваала, не разделяя спокойствия капитана.

Перегрузка нарастала с каждой секундой, и экипаж разведчика, уже не проявляя никаких эмоций, распластался в креслах. Медленно текущие мгновения были мучительны. Перед лобовым экраном вырастала черная стена, разрываемая яркими сполохами.

– Там словно пропасть Краак! – едва шевеля губами, прошептал Орэлин. – Без конца, без света, без надежды!

– Входим в ночную область, – услышав его, ответил Быстров.

Прямо по курсу тьму разорвала ослепительная вспышка. Вниз потянулись огненные рукава.

– Ох, твою же мать! – выругался Арканов. – Вот это молния!

Через десять секунд космолет перестало трясти. Перегрузка спадала, и Ариетта вздохнула полной грудью.

Огненной пылинкой «Тезей» покидал атмосферу гиганта Герх-Эсси.

– Ну вот, господин Орэлин, а вы говорите «как можно затормозить об атмосферу», – Быстров ткнул пальцем в строку на мониторе. – Скорость снизилась в четыре с половиной раза. Теперь топлива хватит. Через несколько часов будем на «Сосрт-Эрэль». Перегрузок больше не предвидится: в рубке находиться не обязательно. Желающие могут готовиться к прогулке по станции: приодеться, составить список покупок.

В каюты удалились только Ваала и пристианец. Арканов вернулся к пасьянсу, а дочь Фаолоры предпочла наблюдать за работой капитана.

– Я тоже хотела бы осмотреть станцию, – сказала Ариетта, когда Быстров закончил цифровой диалог с навигатором.

– Ваше Высочество, мы же договорились. В безопасности вы будете, только оставаясь на корабле, – Глеб устало откинулся на спинку кресла и повернулся к наследнице. – «Сосрт-Эрэль» – не очень хорошее место. Помимо того, что там полно всякого сброда, на станции могут оказаться люди, разыскивающие непосредственно вас. И нравы здесь… Не те нравы. Скажу вам по секрету, каких то двести-триста лет назад на Присте считалось, что человек побывавшей на «Сосрт-Эрэль», крепко скомпрометировал себя самим этим посещением. Для таких людей двери высоких домов были закрыты.

– Но времена меняются, господин Быстров. И я хочу посмотреть, что же здесь такого плохого, – настояла дочь Фаолоры.

– Нет, – землянин качнул головой. – Не надо увеличивать число наших проблем.

– Капитан, – Ариетта встала и подошла к нему. – Ну пожалуйста, – она обвила его шею руками.

– Если бы меня просила так сама принцесса, я бы сдался, – заметил Агафон, отвлекаясь от пасьянса.

Глеб долго смотрел в ее зеленовато-серые глаза, в которых таилось что-то завораживающее, похожее на морские глубины и на блеск стальных клинков. Потом, взяв ее руки, сказал:

– Ваше Высочество, вам нельзя покидать «Тезей». Давайте закроем эту тему.

– Господин Быстров, – Ариетта приблизила свое лицо к его, – и я скажу вам по секрету: какие-то тысячи лет назад на Присте императрица имела право казнить любого без суда, ограничившись личным разбирательством. Как бы мне хотелось вернуть это святое право, – ее пальцы стиснули и отпустили горло землянина.

– Вы так и не выяснили, кто пользовался передатчиком? – дочь Фаолоры отошла к боковому экрану обзора, наблюдая за россыпью астероидов, проплывавших вдали. – Все еще подозреваете меня?

– Чтобы подозревать, нужны основания. Честно говоря, госпожа Ариетта, лучше бы это были вы, чем кто-то другой, – ответил Глеб и пояснил: – Если не вы, то значит, в нашем маленьком экипаже есть большой мерзавец. Мерзавец очень коварный, пока ничем себя не выдающий. Поэтому, нам следует быть вдвойне осторожными. А вы так настойчиво проситесь на «Сосрт-Эрэль». Я почти уверен: в коротком послании, ушедшем через туннельный передатчик, было что-то вроде: «Встречайте „Сосрт-Эрэль“!

– Я подозреваю галиянку, – поглядывая на пустой коридор, сказала наследница. – Ее вполне могли нанять люди герцога Саолири, сразу после того как Олибрия послала ее к вам на Исифиоду. Или… Вы никогда не думали, что она может тайно исповедовать веру Детей Алоны. Может быть, она давно служит этой темной секте, вернувшейся через тысячи лет из Краака. Убить графиню у нее тоже был мотив. Догадайтесь сам, какой.

– Ваше Высочество, вы имеете право на любые домыслы, но, пожалуйста, держите их при себе, – Глеб лишь на секунду представил, что было бы, если б Ивала услышала сказанное принцессой и напомнил ей: – Вы же обещали, что не будете искать ссоры с галиянкой.

– Да, – Ариетта кивнула и, помрачнев, уставилась в обзорную панель. – Простите, у меня дурное настроение. Пожалуй, я пойду к себе в каюту.

– Трудно мне, Агафоша, с ней. Ох, и трудно! – признался Быстров, когда дочь Фаолоры скрылась за поворотом коридора.

– Что сделаешь – бабы… – отозвался Арканов, возя по экрану семерку пик. – И сдается мне, эта венценосная баба видит в тебе своего принца.

Золотой шар «Сосрт-Эрэль» находился точно в перекрестье главного экрана. От округлых боков, залитых светом Шеоир и ослепительно блестящих, расходились телескопические причалы, предназначенные для крупных звездолетов. Небольшие корабли вполне могли парковаться в просторных ангарах станции, которых имелось в достатке – никак не меньше семи сотен. Пространство на подлете к детищу семьи Герх было полно планетарных катеров, буксиров и небольших космолетов самых разных конструкций.

Чтобы получить разрешение на парковку на большинстве нейтральных станций не требовалось идентификация: достаточно было выбрать один из свободных номеров, который закреплялся за кораблем на время стоянки. В остальном и корабль, и его экипаж оставались инкогнито. Этим удобным либеральным правилом с удовольствием воспользовался Быстров. Не долго думая он выбрал из списка на мониторе строку «Аэлеэн 3 770» и подтвердил выбор, касанием сенсора.

– Очень приятно, Аэлеэн три семьсот семьдесят, – сахарным голосом пропел диспетчерский автомат. – Под габариты вашего судна подходит площадка в секторе Итаа номер восемьсот тридцать три. Десять тысяч экономединиц за парковку, по сто за каждый час стоянки. Устраивает или подыскать место дешевле?

– Сойдет, – отозвался Глеб, ни раз убеждавшийся, что экономия на парковках выливается в кучу самых непредсказуемых неприятностей. – Задавай направление.

Через несколько минут «Тезей» проглотила золотая громада «Сосрт-Эрэль».


предыдущая глава | Сверкающий ангел | cледующая глава