home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

– Ее не берет газ! – недоумевал милькорианец в комбинезоне, разодранном кусами флаера.

– Осторожней с ней! – предупредил агент Холодной Звезды, дожидавшийся у приоткрытой створки транспортной сферы.

Толпа отхлынувшая в панике от места происшествия, начинала возвращаться, образуя полукольцо. Кто-то с ужасом разглядывал обезглавленное тело, кровь на светло-сером покрытии стоянки и безобразные куски плоти. Кто-то пытался помочь раненому в плечо милькорианцу. Другие переговаривались короткими нервными фразами, составляя по фрагментам картину случившегося, и не в силах понять, почему бронированные машины безопасности «Сосрт-Эрэль» не садятся, чтобы пресечь беспорядки.

– Точно она? – полушепотом спросил Орэлина агент Нолхар, отвечавший за проведение операции.

– Да, – из-под кустистых бровей пристианец посмотрел на дочь Фаолоры.

Он натолкнулся на ответный взгляд столь дикий, что бывшему слуге Олибрии почудилось, будто сердце его сжала холодная рука. «Бездонный, черный Краак! – мысленно произнес он, отступая к шумевшей за спиной толпе. – Зачем я здесь?! Зачем я впутался во все это?!»

– Встретимся на дне Бездны, Орэлин, – произнесла Ариетта, не сводя с него глаз. – Моя душа найдет твою!

– Госпожа, не надо этой пафосной теософии, – Нолхар недовольно дернул носом. – Как я понимаю, вы – Десса Калей родом с Верлоны?

– Нет, – пристианка попыталась вырвать руку у державшего ее мужчины. – Я – Ариетта, дочь императрицы Фаолоры и законная наследница Имперского трона Присты!

Толпа, примыкавшая к торговым автоматам, зароптала громче.

– Каких чудес не бывает, – с усмешкой произнес Нолхар. – Прошу в машину, – он указал на сфероид, отдаленно похожий на тот, в котором принцесса добиралась к рынку Желтых Кхето с экипажем «Тезея».

– Вы должны были меня убить. Почему вы не убили меня?! – Ариетта остановилась перед старшим агентом в трех шагах, и казалось, что двое крепких милькорианцев не смогут сдвинуть ее с места.

– Убить вас?! – на лице Нолхара проступило истинное изумление. – Простите, но ваша жизнь много дороже жизни любого на этой станции. «Дороже всей „Сосрт-Эрэль“ и десятка подобных миров, – мысленно добавил он».

– То есть я вам нужна живой? – уточнила пристианка.

– Заходите в машину! – настоял старший агент.

– Если вы хотите, чтобы я поехала с вами, не трогайте этих людей, – Ариетта кивнула на Быстрова, лежавшего под обломками пластика, и Ваалу.

– Нам они не нужны. Действие газа кончится через несколько часов, в чувства их приведет служба безопасности станции. Прошу, – Нолхар пропустил наследницу и сопровождавших в сферу и вошел сам.

Машина поднялась над площадкой, описала дугу вокруг золотисто-хрустальной громады Символ-банка и устремилась к транспортному туннелю.


Едва последние сотрудники Холодной Звезды исчезли с места происшествия, на площадку опустились тяжелые машины безопасности станции. Из них неторопливо вышли милькорианцы в черной форме с мигающими значками на шлемах. По команде невысокого человечка с жезлом они оцепили место возле торгового автомата, значительно пострадавшего от стрельбы, и разбитый флаер. Через минуту показался транспорт медицинской службы, точно капелька неба сверкающая синевой.

Агафон Аркадьевич, лежавший под обломками рекламного щита метрах в пятнадцати от Быстрова, стянул с себя пластиковый брус и отполз в сторону. От газа Арканов почти не пострадал – желтое облако не задело его, зато обрушившаяся пенно-металлическая конструкция привалила так, что в голове до сих пор звенело, а перед глазами метались темные пятна. Болела спина, пальцы отчего-то были измазаны кровью.

Когда люди в черной форме приблизились к нему, Агафон вжался в плиты, и сердце пропустило несколько ударов. Безопасники прошли мимо, то ли не заметив землянина, то ли приняв за одного из пострадавших прохожих, к которым они не испытывали интереса. Затем Арканов продолжил пятиться подальше от искореженного автомата, морщась от боли и волоча за собой сумку, пока не зацепился брюками за какую-то штуку с острым краем. Штукой оказалась полуметровая золотая арматурина, срезанная лучом. «На развитие института или по голове кого ударить, – решил А-А и сунул ее в сумку, в горячке не слишком отдавая отчет своим действиям».

Отползая в обход ларька с прохладительными напитками, Арканов не заметил, как выбрался на тротуар и услышал над собой голос на всеобщем:

– Вы ранены, господин?

Агафон поднял голову и увидел синекожего человека в балахоне.

– Нет. Досталось малость. Обломками привалило, – пояснил землянин и встал на ноги.

Синекожий пошел дальше, а Арканов стоял еще минут десять недалеко от места, где экипаж «Тезея» попал в засаду. Агафон видел, как Быстрова и Ваалу отнесли в бронированную машину внутренней безопасности: это означало, что друзья его живы и будут задержаны для разбирательства или каких-то более неприятных процедур. Куда делись Ариетта и Орэлин, землянин не знал. Послушав разговоры зевак и задав несколько вопросов, он выяснил, что пристианку неизвестные увезли на сфероиде еще до того, как вмешалась служба внутренней безопасности. Исчезновение Орэлина ему так и не смог объяснить никто из свидетелей – уж слишком неприметной фигурой казался слуга Олибрии.

Раненых и троих убитых погрузили в машину медслужбы. Она тут же взмыла над площадью и исчезла в жерле туннеля. Толпа стала расходиться. Арканов постоял еще немного, обдумывая дальнейшие действия. Выбор не был большим: он мог направиться к Нрогу Барму – большому специалисту девз-систем и давнему другу, заглянуть в «Ледяной Рог», где собирались корсары, с некоторых пор питавшие большое уважение к Быстрову или вернуться к Розману. До магазинов Розмана отсюда было дальше всего, но только Вили мог оказать серьезную помощь в произошедшей катастрофе.

Агафон пошарил по карманам, зная и без того, что они пусты. Золотая арматурина, лежавшая в сумке и тянувшая килограмм на пять, не стоила здесь ничего, даже четвертинки стоимости проезда до района Желтых Кхето, и А-А пошел пешком.

Лишь часа через два, пройдя по пятьдесят шестой кольцевой и опустившись на несколько ярусов вниз, он добрался до лазурных зданий торгового комплекса. Вили Борисович встретил его у дверей лифта, мрачный как поминальный камень и сказал сразу:

– Я знаю, Агафоша. Все знаю. В новостях смотрел.

– Вот так. А мне дурные сны снились. И ты нас отпускать не хотел, – Арканов прошел в кабинет и плюхнулся в толстое кресло.

– Может водочки? А-то я уже открыл, – Розман придвинул початую бутылку «Немиров» и тарелку с маринованными грибами и колбасой. – Как же ты выкрутился?

– Сам не знаю, – Арканов пожал плечами. – Васильевич же меня всегда бережет, настойчиво держит за собственной спиной. Говорит, мол, я – мозги. А он, надо понимать, пушечное мясо. Рюмку дай.

Розман достал два хризолитовых стаканчика и наполнил их водкой.

– Ивала и Глеб у безопасников, – поднося к губам крепкий напиток, сказал Агафон. – Их газовой гранатой положили. Уверен, что живые. Борисович, мы должны их вытащить. Ведь вытащим?

– Обязательно вытащим, – заверил Розман. – Вот сейчас выпьем немного и… поедем к Герхам. Хотя я должен их жадному семейству хренову кучу денег, – он опрокинул в рот стаканчик и поймал пальцами скользкий гриб. – А с госпожой Дессой что? С пристианцем?

– Дессу увезли на сфероиде, но не безопасники. Не знаю кто. Милькорианцы, которые собственно нас и подсидели. А Орэлин… у меня такое подозрение, что он и привел нас к такому исходу, – Арканов со стуком поставил стаканчик на стол. – Едва началась стрельба, он вперед побежал, будто его там ждали. Потом я его не видел.

– Скажи мне все-таки, Агафоша, куда вы влезли и что это значит? – Розман прищурился, покручивая пробку на столешнице. – Я-то не совсем глупый: понимаю, что все дело в той даме – Дессе Калей. Сначала я думал, что вы запутались в паутине обычной имперской интриги, которые любит разрешать Глеб Васильевич. Но тогда милькорианцы здесь при чем? И при чем здесь Союз Кайя? Вы что насолили всей галактике?

– Дело очень заковыристое, Вили. Не знаю, как тебя посвящать в него без одобрения Васильевича, – А-А растеряно посмотрел на дно хризолитового стаканчика.

– Ты в общих чертах обрисуй. Спрашиваю не только из любопытства: ведь я должен знать, как построить разговор с Герхами, – Розман налил еще немного водки. – Как говорится, предупрежден – значит вооружен. Ты же хочешь, чтобы я был вооружен?


* * * | Сверкающий ангел | * * *