home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

Голубовато-стеклянная гладь налетела с жуткой быстротой. Откуда-то справа появилось белое пятнышко, и тут же пристианку словно встретила взрывная волна. В уши ударил могучий гул, и по телу прошла колючая боль. Ариетта выронила пистолет и схватилась за лицо, которое обожгло не то холодом, не то огнем. Когда она отняла руки от глаз и попыталась открыть их, то увидела голубоватую мглу, стайку полупрозрачных существ с длинными хвостами и какое-то образование, похожее на гигантское дерево или ветвистый кристалл, поднимавшийся снизу и нависавший широкими лапами вверху. «Мне повезло! – мелькнула мысль в гудящей голове. – Я чудом не задела эти ветви. Немного влево или вправо и вода бы трепала мое мертвое тело. Но я жива!». Открыв глаза шире, наследница огляделась: вода вокруг вода казалось розовой. Дочь Фаолоры не сразу догадалась, что это растворяется кровь милькорианцев, пропитавшая ее платье. Затем она лихорадочно нащупала ремешок и убедилась, что сумочка с документами – ее единственным сокровищем – цела.

– Скорее на поверхность! – решила Ариетта, чувствуя, как вода все губительнее сжимает грудь.

Принцесса взмахнула руками и, отгоняя полупрозрачных существ, устремилась вверх. От недостатка воздуха кружилась голова, перед глазами возникали и таяли темные пятна. Потом пятна стали багровыми, и кровь застучала в висках так, что пристианке захотелось крикнуть. Она ударилась плечом о твердый выступ подводного дерева-кристалла, рванулась изо всех сил, уже теряя направление и испытывая страх. Вдруг поверхность разошлась над ней, открывая синее небо и два жарких солнца. Здесь воздух влетел в ее легкие, тугой, тяжелый, так что наследнице показалось, будто захрустели ребра. Она крикнула, ударяя по воде руками и поднимая брызги. А в следующую секунду услышала озабоченный голос на всеобщем:

– Держитесь, госпожа! Вот же чудо! Держитесь!

Ариетта повернула голову и увидела надувное суденышко с двумя смуглыми почти нагими милькорианцами.

– Давайте руку! – старательно наклоняясь, крикнул один с татуировкой из нескольких цифр на щеке.

– Неужели вы выпали из сфероида?! Как это могло случиться? – недоумевал его приятель возле шипевшего на холостом ходу двигателя.

– Не выпала – сама прыгнула, – отозвалась принцесса, не подавая руки и отплывая в сторону. – Видите ли, я делаю это иногда для развлечения.

– Но вы ранены, госпожа. У вас кровь, – человек с татуированной щекой все еще стоял на коленях, с любопытством разглядывая Ариетту.

– Пустяк. Считайте, что у меня месячные, – она отбросила с лица мокрые волосы и усмехнулась.

Больше всего принцессе хотелось сейчас, чтобы ее оставили в покое. Она потянула край липнувшего к ногам платья и отплыла немного еще. В груди Ариетты снова шевельнулась злость, злость на этих так некстати появившихся людей. Она испугалась, что с ней опять случиться что-нибудь вроде превращения и попыталась успокоится, размерено вдыхая воздух и подставляя лицо фальшивым, но горячим солнцам «Сосрт-Эрэль».

– А вы знаете, что какие-то шутники недавно выпустили в озеро краснозубых нерхоров? – спросил милькорианец, стоявший на коленях.

– Знаю, – отозвалась наследница, хотя понятия не имела кто такие «краснозубые нерхоры». – Я как раз и занимаюсь их ловлей. Пожалуйста, плывите своей дорогой!

– Мы вас предупредили, госпожа. Если что – кричите, пока мы ушли слишком далеко, – другой милькорианец тронул сенсор двигателя, суденышко поплыло к островам, оставляя белопенный след.

Удовлетворенно вздохнув, Ариетта направилась в другую сторону. До берега было не слишком далеко, и она надеялась доплыть за минут двадцать, ориентируясь на место, где синие скалы смыкались с изумрудно-зеленым лесом. Перевернувшись на спину, дочь Фаолоры мерно работала ногами и наблюдала за цепочками пролетавших вверху сфероидов и флаеров. Потом она прикрыла глаза, вернулась мыслями к своему превращению. Наверное, об этом необъяснимом явлении знали только два человека во всей вселенной: старший медицинский советник Рэосрос и… сама императрица, душа которой давно бродила за светлой гранью Эдвана. Причем, когда Рэослос доложил императрице об однажды произошедшем с Ариеттой, Фаолора несколько дней пребывала в самых грустных размышлениях, почти не выходя из комнаты в южной резиденции и связываясь кем-то по туннельному каналу. А потом она улетела на Присту, не взяв Ариетту с собой, хотя прилетала именно за дочерью. И в следующий раз наследнице не было разрешено покидать Сприс, сама императрица больше не появлялась на планете, ставшей для ее ребенка ничем иным, как местом заточения.

– Она просто отказалась от меня, – прошептала Ариетта, быстрее работая ногами. – Она меня бросила, будто я не ее дочь, а чужой выродок. И я не слишком грустила, когда узнала, что ее больше нет в живых.

Конечно, все дело было в этих ужасных превращениях, которые никак не мог объяснить ни всезнающий Рэосрос, ни, наверное, кто-нибудь еще более мудрый, доверь Фаолора ему эту тайну. «О, если бы я могла контролировать то, что происходит со мной, – думала пристианка. – Если бы я по своему желанию умела подавлять эту особую, нарастающую толчками тревогу или злость и сама вызывать их по желанию, то все было бы по другому – моя тайна осталась известна только мне одной и людям, которым я могла бы ее доверить. Мне нужно научиться этому!».

Неожиданно принцесса ощутила, как ее спины коснулось что-то мягкое, и по телу прошла холодная дрожь. Ариетта негромко вскрикнула, рывком перевернулась и увидела под собой в прозрачной воде множество безобразных лап бурого и зеленого цвета. Вспомнив предупреждение о каких-то «нерхорах», она сильнее заработала руками и ногами, устремляясь к близкому берегу. Лишь через полминуты поняла, что «лапы» качавшиеся в прозрачной воде были необычными водорослями.

Выбравшись на мокрый камень, наследница отдышалась, убрала мокрые волосы с глаз и осмотрела ближайший участок берега. Слева неровными ступенями поднимались синие с черными прожилками скалы, кое-где поросшие рыжей травой. Справа начинался небольшой лесок с удивительно зелеными деревьями, каких она не видела ни на Сприсе, ни на Верлоне, ни даже в мнемофильмах по галактической географии. За лесом над краешком песчаной отмели на большой высоте нависали террасы с садами и шарообразными зданиями, возле которых висело несколько флаеров.

Дочь Фаолоры, вылила воду с сумочки, выжала край платья, обтягивавшего ее словно вторая кожа, и пошла по мелководью к лесу. Издали она заметила нескольких мохнатых боруанцев, складывающих на поляне кучку камней. Обойдя их, Ариетта устроилась под кустом в траве. Отсюда просматривалась часть озера и голубой свод, под которым курсировали летающие машины. Ни сверху, ни с воды пристианку никто не мог заметить – ее надежно прикрывали ветки с гроздями мелких цветов. Скрестив ноги и закрыв глаза, принцесса задумалась над тем, что делать дальше: искать Быстрова или на время затаиться в тихом уголке огромной «Сосрт-Эрэль», превосходящей населением ее родной Сприс во много раз? Только мысли не шли, тонули в глубинах сознания, на принцессу внезапно навалилась такая усталость, что она легла на спину и заснула почти мгновенно.


* * * | Сверкающий ангел | * * *