home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

«Волга», пофыркав, все-таки завелась. Тело Агафона Быстров и Шурыгин устроили слева на заднем сидении. Ивала, не выпуская оружия, села впереди и машина тронулась. Когда под колесами зашуршала грунтовка, на Рябиновой – это было видно в заднее разбитое стекло – начал собираться народ, поначалу перепуганный стрельбой, где-то вдалеке сверкнули милицейские мигалки.

– Глеб Васильевич, конечно, не мое дело, что здесь твориться… – начал Сашка, крепко сжимая кожаную оплетку руля. – Но… Но убит мой друг. Человек, которого…

– Саш, помолчи, – оборвал его капитан. – Агафон был и моим другом. Столько лет вместе. И вместе вылезали из худших передряг, а здесь тебе на… – он положил руку на мокрую, еще теплую коленку Арканова и сокрушенно качнул головой. – Что остального касается, то доедем до озера, и сам поймешь все. По крайней мере, многое. И откуда на тебя свалился электрогравитационный привод, и почему пистолеты делают в человеке такие огромные дыры, и почему все вокруг такие сволочи.

– Скажем прямо, – стряхнув капли с волос, Ваала повернулась к Шурыгину. – Люди, стрелявшие в нас, работают не в интересах этой планеты. Понимаешь?

– И госпожа Ариетта вовсе не человек. И ты тоже не с нашей планеты, – утвердительно произнес Сашка, встретившись с галиянкой взглядом.

– Догадливый мальчик, – Ивала заметила, как дернулась мышца на его щеке и добавила: – Прости.

– Вы-то, Глеб Васильевич, наш? С Земли, – Шурыгин следил в зеркальце за реакцией Быстрова.

– Со Щекино я родом. Можешь не сомневаться, – нехотя ответил Глеб.

Несколько минут все сидели молча, потом Ваала сказала:

– У меня плохое предчувствие. Возможно, они засекли «Тезей» и ждут нас в зарослях на берегу.

– Есть еще такой пистолет? – Шурыгин кивнул на оружие галиянки. – Если придется стрелять, я – не такая уж бесполезная единица. К вашему оружию как-нибудь приноровлюсь.

– Нет Саш, у нас такая же небесполезная единица сидит, – Глеб обнял пристианку, не понимавшую по-русски и все время молчавшую. – Тоже когда-то требовала пистолет. Ну вот, еще и милиция, – оглянувшись в заднее стекло, зияющее дырой, Быстров заметил УАЗик, мигавший синими огнями.

– Плохо дело, – отозвался Шурыгин. – Возле леса дорога разбитая. Мы застрянем или будем буксовать в грязи, а УАЗик догонит. Далеко нам еще?

– Как можно ближе к озеру, – Глеб нечаянно задел тело Арканова, и оно сползло к переднему сидению, вымазывая боковое стекло алыми полосами.

Капитан скрипнул зубами, в душе его словно бушевал черный ветер, завывал по-волчьи.

– Катер! – оповестила Ваала, увидев серебристую каплю над лесом. – Два катера! – добавила она, указывая пальцем южнее.

– Хреново это, – проговорил Быстров и перевел Ариетте на пристианский.

Положение ухудшилось тем, что возле леса «Волга» действительно пошла плохо: медленно, пробуксовывая и возя задком из стороны в сторону.

– Второй катер сел, – оповестила галиянка, которой в дырку в лобовом стекле было лучше видно происходящее: – Сел в лесу у поворота дороги. Первый идет на нас. Они будут стрелять, Глеб!

Ивала не ошиблась: небо озарил малиновый росчерк плазменной пушки. В двадцати метрах перед машиной Шурыгина зашипел в грязи сгусток пламени, мгновенно обращая влагу в облако пара и прожигая на полтора метра землю.

– Что делать, Васильевич? Назад? – спросил Сашка, ударяя по тормозам.

– Выходим из машины. Давайте под деревца, – распорядился Глеб.

Он понимал, что редкие осины и кусты – плохое укрытие, но они хоть как-то могли спрятать от оптики наведения орбитального корабля.

Вышили из машины быстро. Ваала побежала впереди, не спуская глаз с близкого леса, где сел второй катер, скорее всего имевший на борту десант. Шурыгин лишь на мгновение задержал внимание на остановившемся УАЗике и поспешил за галиянкой. Три милиционера в изумлении выскочивших из машины, ему представлялись чем-то теплым родным в сравнении с неведомым чудовищем, каплей ртути повисшем над дорогой.

Едва Ивала добежала до кустов, катер выстрелил второй раз. Плазменный сгусток ударил в Сашкину Волгу. Она превратилась в малиновый шар, рассыпающий яркие брызги и расползлась по земле кляксой расплавленного металла.

– Эх, Аркадьевич… – на мгновенье задержавшись, проговорил Быстров: на глазах тело его друга превратилось в дым.

Милиционеры, наконец, осознав серьезность происходящего, торопливо запрыгнули в машину, и УАЗик, развернувшись в жидкой грязи, двинулся назад к Льялово, но не проехал и полсотни метров – удар плазменной пушки превратил его в адское пламя.

– Сволочи, милиционеров не пожалели! – воскликнул Шурыгин, потрясая крепкими руками.

– Сюда, Саш! – Ваала схватила его за рукав и втащила в кусты.

– Милько совсем сошли с ума! – проговорил Быстров, еще озираясь на затухающий факел милицейской машины.

– И это все из-за меня, – Ариетта злобно глянула на висевший в небе катер, потом на недалекий лес, из которого вышло пять черных фигур. – Не надо было мне от них бежать еще на «Сосрт-Эрэль»! Тогда бы этого ничего не случилось!

– Тогда бы могло выйти намного хуже, – Глеб сильно сжал ее ладонь. – Кто знает, что изобрела бы Холодная Звезда, получив твою тайну. Явно ничего хорошего.

– У меня двадцать процентов батареи, Глебушка, – известила Ваала, подняв масс-импульсник. – Их пятеро, экипированы в тяжелый неокомпозит – хрен пробьешь. А с катера, похоже, по нам стрелять не будут – им наша птичка нужна только живой. Твои предложения?

– До озера километра три, – прикинул капитан, засучив рукав. – Я хотел подобраться как можно ближе к берегу. Сигнал с браслета отсюда до «Тезея» не достанет – толща воды не позволит.

– Я постараюсь превратиться! – встрепенулась дочь Фаолоры, поняв часть речи Быстрова и Ивалы, произнесенной на всеобщем. – Мне нужно сильно разозлиться и я их всех убью! Броня не спасет!

Отойдя от осины, принцесса повернулась к лесу, откуда двигалось несколько темных фигур, сжала кулаки, пытаясь пробудить в себе сотрясающее чувство, предшествующее превращению.

– Не надо, – Быстров положил ей руку на плечо. – Не надо, дорогая. Я попробую браслет.

Он дотронулся до гладкого диска на запястье, активировал ментальную волну. И… получил ответ, неожиданный, возникший слабым щелчком в голове. Диалог с бортовым компьютером был коротким, поскольку охранная схема не включалась, потребовалось лишь дать несколько стандартных команд.

– Есть! – выдохнул Быстров, прислоняясь спиной к осине.

– Что есть? – не понял Шурыгин, с напряжением глядя на черных людей, идущих от леса.

Он вдруг увидел, как над верхушками дальних деревьев появилась серебристая стрелка.

– Наш корабль, – пояснила Ваала.

Катер, до сих пор неподвижно висевший над дорогой, резко набрал высоту и пошел вдоль оврага. Тут же из леса поднялся второй орбитальный корабль. Красный росчерк плазменной пушки ударил в «Тезей».

– Всполошились, сволочи, – Глеб недобро усмехнулся. – И чего нам прятаться на родной планете?! – скомандовал он, тронул сенсор на браслете и запуская для бортового компьютера программу «Чужой. Обнаружить и уничтожить», затем скомандовал друзьям: – Все на землю! И не двигаться!

«Чужой. Обнаружить и уничтожить» была простая и действенная схема: мозг корабля определял все подвижные цели в установленном радиусе и поражал их наиболее эффективным способом.

– Наземь! – Быстров с силой нажал на плечо, замешкавшегося Шурыгина.

Сашка упал в мокрую листву. Он видел, как из серебристой стрелы корабля, приближавшегося и росшего на глазах, ударил ослепительно-белый луч. Фотонное орудие с первого импульса прожгло катер, поднявшийся над лесом. Милькорианская машина рухнула, ломая березы. Казалось, небо на миг потемнело и вновь вспыхнуло ручейком невыносимо-яркого света. Огненная река прошла по земле, оставляя глубокую, оплавленную борозду. Фигурки десантников в черном сгорели словно маленькие искорки. Со вторым катером битва продлилась чуть дольше. «Тезей» резко набрал высоту и исчез в облаках. Серую мглу в небе пару минут рассекали лучи света и вспышки. Затем что-то загрохотало, огненным болидом милькорианский катер пронесся над Льялово и упал за Клязьмой.

Коснувшись сенсоров браслета, Глеб дал кораблю новую команду, и встал.

Разведчик, получив незначительные повреждения от плазменных пушек, садился возле грунтовки, рядом с местом, где сгорела «Волга». Быстров, не теряя ментального канала, контролировал его посадку.

– Наш корабль, – пояснила Ваала, видя изумление и растерянность Шурыгина. – Правда, красивый?

– Да, – Сашка кивнул и двинулся к дороге за галиянкой.

Выпустив опоры под основаниями загнутых крыльев, звездолет открыл люк.

– Заходи Сань, нам нельзя задерживаться, – пропустив Ариетту, Быстров кивнул Шурыгину на трап.

– Я не полечу. Не могу, Васильевич, – он запахнул куртку и отвел взгляд к металлу, крепко спекшемуся с землей – тому, что осталось от Волги и Агафона Арканова. – Извините, но я никак…

– Тебе нельзя здесь оставаться. Неприятностей наживешь, – Глеб достал сигарету и щелкнул зажигалкой. – Я знаю, что говорю. ФСБшники сразу в оборот возьмут и те, что оттуда, – он поднял палец к дождливому небу.

– Обойдется как-нибудь. У меня здесь работа. Большая работа. Мне нужно идеи по электрогравитации осмыслить, воплотить, передать ребятам схемы. Мне много чего нужно, так сразу не объяснишь.

– Ты все-таки подумай. На Земле мы часто бываем, – капитан жадно затянулся, – а на небе возможности другие. Здесь ты пропадешь.

– Нет, извини, Васильевич.

– Пожалуйста, Сашка, летим, а? – Ивала обвила руками его шею. – Тебя что-то пугает?

– Я просто не могу, – он тоже обнял галиянку и потерся носом об ее бархатистую щеку.

– Залазь, хоть подбросим тебя, куда скажешь, – предложил Быстров.

– Васильевич, ты представляешь, какими глазами на меня народ смотреть будет, когда я выйду из вашей штуки? Давайте так: окажетесь еще в наших краях – найдете. Я телефон сейчас напишу, – он засуетился, полез в карман за блокнотом.

– Тогда подожди минутку, – капитан торопливым шагом вошел в шлюз и исчез за внутренней дверью.

– Фашист ты, Шурыгин, – вздохнула Ивала. – Честно говоря, я думала, что ты останешься с нами. Думала так со вчерашнего вечера.

Глеб появился, когда они целовались. Деликатно кашлянул и протянул Александру Владимировичу черный браслет.

– Это устройство связи, – пояснил капитан и вкратце объяснил, как ответить на поступивший сигнал.

Затем взял у Шурыгина блокнот и набросал на нем московский адрес:

– Если худо будет, обратишься к этим людям. Скажешь, Быстров прислал. От наших спецслужб и милиции они тебя укроют, от других – не знаю. И это возьми, – Глеб вложил ему руку полиэтиленовый пакет с наспех собранными деньгами. – Здесь с полмиллиона рублей и триста тысяч долларов. На ремонт Волги.

– Вы с ума сошли, Глеб Васильевич, – Сашка решительно оттолкнул цветастый пакет. – Денег мне не надо!

– Возьми, говорю, – настоял Быстров. – Для нас эта сумма, что стакан семечек, а тебе впрок пойдет. Может и жизнь спасти, если разумно распорядишься. И вообще, я бы на твоем месте, если душа к звездолетам так не лежит, сел на поезд и махнул в тайгу, в глухомань. Тебе спрятаться надо. Летающая машина марки «Волга» известно с чьими номерами – это только малая часть интереса к тебе. И то, что у Агафона нашего дачи куски человеческих тел, тоже на тебе, если милькорианцы это дело не замнут.

– Спасибо, Васильевич. Советы учту. Прощайте, – он крепко пожал руку капитану.

Попрощался с Ариеттой, стоявшей на трапе и не понявшей его слов. Потом, поцеловал Ваалу и пошел по дороге, обходя лужи.


* * * | Сверкающий ангел | cледующая глава