home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

– Ивале и Агафону пока не буду ничего объяснять, – решил Быстров, поднимаясь по крутым ступеням к замку. – Нет, я им безоговорочно доверяю, но мало ли что может случиться по пути к «Тезею». Вылетаем сегодня же. Только тебе придется подумать, как нас доставить в космопорт. Доставить по возможности незаметно.

– Останься хотя бы до завтра, – Олибрия замедлила шаг и добавила: – Пожалуйста. У вас есть еще время, а мне дорог каждый час, проведенный с тобой. Я знаю, поисками Ариетты занимается маркиз Леглус. Его люди рыщут в другой планетной системе: нам удалось подбросить им ложную информацию.

– До завтра? Очень соблазнительное предложение, – капитан «Тезея» неожиданно повернулся и, обняв пристианку, прижал ее спиной к чешуйчатой колонне.

Она шутливо вскрикнула, положила руки ему на плечи и спросила:

– На мое соблазнительное предложение ты ответишь: «да»?

– Я хочу ответить «да», но ведь кроме людей Леглуса, могут быть другие недобрые люди, которые подобрались к цели ближе, чем ты предполагаешь.

– Не думаю, – пристианка мотнула головой. – Я догадываюсь, как утекла информация о существовании Ариетты: через врача, который когда-то пытался ее лечить. Видимо сразу после смерти Фаолоры врача взяли в оборот слуги Леглуса и он не выдержал, кое-что вспомнил. Поэтому сейчас поиски Ариетты происходят в системе Совен-двенадцать. Но наследница давно в другом месте. И ты должен ответить мне: «да», – она стала на цыпочки и прикоснулась своими мягкими губами к его.

– Ты умеешь уговаривать, – целуя ее, прошептал Быстров.

– Мне так хочется лететь вместе с тобой, – отозвалась пристианка. – Помнишь наше путешествие к Цебре?

Глеб кивнул, лаская ее теплое тело, скрытое тонким платьем.

– Очень хочу, – продолжила Олибрия. – И мое присутствие заметно бы облегчило твою задачу: Ариетта и люди, которые ее охраняют, знают меня и знают, что Фаолора доверяла мне всегда. Только теперь я не могу покинуть Присту – герцог Саолири сразу воспользуется этим.

– Ты должна помочь Ольгеру. Ты нужна здесь. А безопасность наследницы – теперь моя забота.

– Я передам тебе шкатулку с важными документами: свидетельствами, что Ариетта – дочь императрицы. Мы долго думали с Ольгером и решили, что документы должны быть при Ариетте. К тому же их держать у меня теперь небезопасно. Еще в шкатулке будет информпластина. На ней координаты настоящего месторасположения наследницы. Пластина настроена на меня, Ольгера и с недавних пор на тебя: если ее попытается активировать кто-то другой, данные мгновенно уничтожатся. Поэтому будь с ней особо осторожен. Запустишь ее уже на корабле через бортовой компьютер – коды я согласовала.

– Ты все продумала, моя госпожа, – дверь растворилась, и Глеб шагнул в коридор. – Еще бы мне знать, как я провезу шкатулку на «Тезей». Насколько я знаю, имперская печать, которой наверняка заверены документы, сразу будет обнаружена сканерами космопорта.

– Не будет. Это необычная шкатулка. Иначе я бы не хранила ее у себя. И давай обсудим оставшиеся детали завтра утром. Я очень хочу есть, – пристианка, сжав руку Быстрова хищно стукнула зубками. – Благо обед уже на террасе. А еще хочу подготовиться к вечеру. Сделать его таким, чтобы он надолго запомнился тебе и мне.

Войдя в гостевой зал, просторный и розовый от бликов подсветки, графиня прошла вдоль ряда снежно-белых скульптур. Остановилась там, где на полупрозрачных плитах пола живыми пиктограммами выделялись знаки ее предков, и подумала, что к вечеру здесь нужно все изменить. Следуя традиции, она имела права делать такие изменения на один день в году, и пожелала: пусть этот праздничный день будет сегодня. До вечера оставалось еще семь часов, и Олибрия решила, что еще успеет придумать новую изысканную обстановку, а роботы сумеют воплотить ее замыслы.

В своих фантазиях графиня на минутку забыла даже о Быстрове, дожидавшимся у начала малахитовой лестницы на второй ярус.

– Госпожа Олибрия, обед на террасе, как вы и приказали, – раздался сверху учтивый голос Орэлина.

– Идем, – пристианка взяла под руку Глеба, и они взбежали на второй этаж.

– Господин Арканов и Ивала смотрят оранжерею. Пригласить их к столу? – Спросил Орэлин.

Его теплые карие глаза со вниманием смотрели на хозяйку замка.

– Через десять минут. Пусть развлекутся видом цветов с Дарлиана, а я пока переоденусь, – Олибрия быстрым шагом направилась к двери с женской фигурой, оплетенной не то змеями, не то стеблями каких-то растений.

Створка беззвучно исчезла в стене, а Олибрия замерла на пороге и, обернувшись к землянину, подозвала:

– Глеб!

Капитан «Тезея» подошел к ней вплотную.

– Обещай мне… – начала она полушепотом. – Обещай, что если что-нибудь случиться со мной, то все вопросы, касающиеся Ариетты ты будешь решать с герцогом Ольгером.

– С тобой ничего не может случиться, – тяжело произнес Быстров. – Не смей думать об этом!

– Нет, ты пообещай! – в голосе пристианки послышались стальные нотки.

– Я обещаю, – Глеб склонил голову и твердо повторил: – Но с тобой ничего плохо не случиться.

Олибрия стала на цыпочки и поцеловала его, впервые не стесняясь присутствия чопорного Орэлина.

– Жди на террасе. Я мигом. Хочу удивить тебя и А-А новым нарядом, – графиня скользнула в комнату и дверь с рельефом затворилась.

Быстров зашагал дальше по коридору, озадаченный такими неожиданными и неприятными мыслями пристианки. Сначала он хотел направиться в оранжерею за Ивалой и Аркановым, но передумал, свернул на террасу, полукругом охватывающую восточную часть замка. Втянул в себя воздух насыщенный пряными ароматами, исходившими от блюд, что были обилии расставлены на столе. Взял с вазочки пухленький плод маио и облокотился на перила. За спиной мелодично просигналила о чем-то система автоматического управления замком.

Вид сада графини восхищал в любое время года. Прекрасны были и безупречно-белые фигуры стражей, возвышавшиеся над деревьями, похожими на земные ивы. Радовало обилие цветов у розового пруда с морской водой и гладкие, как зеленый шелк газоны вокруг фонтанов. Повернувшись к арке, державшейся на тончайших, очень высоких колонах, Быстров надкусил кисловатую мякоть маио и тут услышал голос Олибрии:

– Глеб, иди-ка сюда!

Торопливо выскочив в анфиладу, он едва не столкнулся с Аркановым и шутливо наказал ему:

– Смотри, Аркадьевич, без нас тут деликатесы не слопай!

– О, Глеб Васильевич, извольте не волноваться – изжога у меня от местной стряпни, – рассмеялся А-А, пропуская друга.

– Господин Быстров, графиня зовет, – известил появившийся в другом конце анфилады Орэлин.

И тут же снова раздался голос пристианки, доносившиеся из покоев на втором этаже.

– Глеб, помоги мне! – потом последовал ее слабый вскрик.

Почуяв неладное, Быстров бросился по коридору. Добежал до двери с рельефом и, едва она растворилась, влетел в комнату.

Олибрию он обнаружил, лежащей ничком на полу. Из-под левой лопатки графини торчала иридиевая рукоять кинжала, и по голубому платью расплывалось пятно крови.

– Господин Быстров, что же это?… – услышал Глеб за спиной испуганного Орэлина.

– Аркадьевич! Ивала Ваала! – призвал землянин и опустился рядом с Олибрией.

Когда он осторожно приподнял ее и повернул к себе, пристианка была жива. Ее влажные глаза, смотрели на него словно две вишенки, из груди вырвался тихий хрип.

– Я люблю тебя… – едва слышно произнесла графиня.

– Скажи, кто это сделал? – наклонившись к ее лицу, прошептал Быстров. – Ты только скажи!

– Шкатулка… – Олибрия сделала слабое движение глазами в сторону скорбно застывшего Орэлина. – Скажи… я тебя люблю…

– Я тебя люблю, – повторил Глеб, крепко сжимая край ее платья.

Пристианка тут же вздрогнула, зрачки ее, расширившись и помутнели.

– Она умерла, – констатировала Ивала Ваала. – И убийца где-то здесь. Он не мог так быстро уйти!

В руке Ваалы появился пистолет. Мельком оглядев комнату, галиянка бросилась к двери в спальню. Агафон и слуга графини вытянулись в ожидании. Быстров, аккуратно положил пристианку на бок и встал.

– Здесь никого нет, – Ваала вышла из спальни, опустив масс-импульсное оружие. – И возникает вопрос, кто мог ее убить? Кто мог это сделать так быстро? Я слышала голос Олибрии за две минуты до того, как вошла в эту комнату.

– Разве в замок может проникнуть посторонний? – Глеб резко повернулся Орэлину.

– Такое почти исключено, – ответил пристианец – его лицо побледнело, от чего густые брови яснее выделялись над неспокойными глазами. – Система безопасности замка очень надежна и отслеживает перемещение всех объектов, как живых, так и неживых. При появлении объектов, не занесенных в каталог как «разрешенные», сразу подается сигнал тревоги, и блокируются внешние двери замка. Обмануть систему невозможно, даже используя наилучшие маскировочные средства.

– Значит, удар в спину этим кинжалом нанес «объект дозволенный». Олибрия, Олибрия! – Быстров опустился на колени рядом с ней. – Принцесса моя… Неужели, ты что-то чувствовала в последние минуты? Почему ты взяла с меня эту странную клятву? «Обещай, если что-то случится со мной…!»

– О какой клятве ты говоришь? – спросила Ваала.

Глеб не ответил, продолжая о чем-то напряженно думать, разглаживая волосы мертвой пристианки.

– Господин Быстров, позвольте дать вам совет? – Орэлин сделал шаг вперед, и когда землянин повернулся к нему, продолжил: – Вам и вашим друзьям лучше покинуть замок как можно скорее. У вас нет времени, чтобы разбираться в произошедшем с моей госпожой.

Слова Орэлина долетели до Быстрова будто не сразу. В какой-то момент они показались землянину неуместными, даже возмутительными. Глеб хмуро посмотрел на пристианца и вытащил пачку сигарет. Но, передумав курить, бросил ее на пол.

– Этот браслет, – слуга графини наклонился и приподнял руку Олибрии, – засвидетельствовал ее смерть, и о случившемся уже знают в Имперской Ложе. Скоро сюда прибудет службы Права и – Безопасности. В убийства, конечно, обвинят вас.

– Глеба?! Вы с ума сошли, уважаемый Орэлин! – воскликнул Агафон Арканов. – Разве вы не видели, как Глеб Васильевич входил в эту комнату? Когда он вышел с террасы, Олибрия была жива – ведь вы сам сказали, что она его позвала.

– И все-таки обвинят меня, – возразил Арканову Глеб. – Все очень просто: в таком обвинении есть интерес герцогов Флаосара и Саолири. А если такой интерес есть, то любые алиби – мои, ваши – ничего не стоят. Влиятельные господа найдут способ предоставить против нас улики.

– А ты прав… – проговорила Ваала. – Как я сразу не подумала о таком повороте! Нужно выметаться отсюда!

– Как быстро прилетит служба Безопасности? – Глеб вытер испачканные кровью руки и поднялся с коленей.

– Через пять-семь стандартных минут. В таких случаях они являются очень быстро, – сказал Орэлин. – Вы прибыли на личном флаере?

– К сожалению нет, в космопорту брали такси, – растерянно отозвался Агафон. – И как же мы уйдем отсюда за пять минут? Мы не успеем даже выйти из сада госпожи Олибрии.

Арканов сделал еще один шаг в комнату. От жалкого вида графини и крови на полу у него на лбу выступил пот. Он горестно вздохнул и отвернулся к стене.

– В ангаре замка есть два флаера… – Орэлин хрустнул пальцами и в упор посмотрел на Быстрова. – Но если я их предоставлю, получится, что вам помог бежать я. Некоторые влиятельные люди могут подумать, что я с вами в сговоре.

– Мы свяжем вас, уважаемый Орэлин. Если хотите, для достоверности нанесем заметные побои, – предложила Ваала. – Только нужно действовать скорее! Чужой флаер еще и запустить надо! Вы знаете код доступа к личной технике графини?

– Да, – промедлив пару секунд, ответил пристианец.

– Тогда скорее в ангар! – призвала Ивала. – Глеб! Ты слышишь?! Немедленно уходим!

Быстров еще раз склонился перед Олибрией и прошептал:

– Прости… Прости, что не углядел. И прости мое трусливое бегство… Я обязательно найду негодяя, сделавшего это с тобой, – после краткого прощания с пристианкой, Быстров выпрямился и поспешил в коридор.

– Скорее! – Ваала, стоявшая уже с Орэлином у начала лестницы, призывно махнула рукой.

– Идемте, Глеб Васильевич, – поторопил Арканов. – Мы можем найти настоящих убийц, только оставаясь на свободе.

Капитан «Тезея» направился за А-А, но вдруг замер, вспомнив о вещи, без которой его бегство из владений графини было бессмысленным.

– Орэлин! – крикнул он в след уходящему слуге. – Вы что-нибудь знаете о шкатулке, которую должна передать мне Олибрия?

– Нет, – обернувшись, отозвался пристианец. – На этот счет госпожа не давала указаний.

– Черт! – Быстров ударил ладонью по колонне. – Хорошо подумайте, Орэлин! Вспомните, вы где-нибудь видели необычную шкатулку, которой очень дорожила графиня?!

– Не знаю, господин Быстров, – пристианец покачал головой. – Конечно, у Олибрии много вещей, которыми она очень дорожила, но в замке семь этажей и более полусотни комнат. Сейчас мы ничего не сможем найти. Вы знаете, хоть как она выглядит?

– Нет, – стиснув кулаки, выдавил Глеб.

– А что в ней должно находиться? – слуга графини поднял бровь.

– Важные документы, – нехотя ответил капитан «Тезея». – Документы императрицы.

– Провалилась бы ваша шкатулка! За нами уже прилетели! – прислонившись лбом к окну, Ивала Ваала наблюдала за посадкой двух темно-красных флаеров.

Из них высыпало с десяток вооруженных людей в синей с бардовыми лацканами форме.

– Ишь, соколы ясные! – галиянка вытащила масс-импульсный пистолет и проверила индикатор заряда – он был пока на зеленом поле.


предыдущая глава | Сверкающий ангел | cледующая глава