home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Последователи Веры Бахаи

Историю своей веры бахаисты отсчитывают с мая 1844 года. Секта зародилась в Иране, основывается на принципах ислама и иудаизма.

   Православная Церковь считает, что вера бахаи[22] основывается на принципах отрицания христианства. Сами бахаисты считают себя наследниками христианских религий (как, впрочем, и всех прочих), часто цитируют Христа и Библию в своих проповедях. Кроме того, численность последователей «Вемирной Веры бахаи» превышает шесть миллионов человек по всему миру (больше, чем мормонов или же иеговистов), причем Россия сыграла первейшую роль в развитии данного вероучения. Учитывая все вышеизложенное, было бы несправедливо не рассказать об этом религиозном течении.

Основателем Веры Бахаи считается юноша по имени Сейид Али Мухаммад (1819-1850) сын торговца. В 1844 году в городе Ширазе, на юге Ирана, он принял титул Баб (Врата) и объявил себя ожидающим посланником Бога, который должен подготовить людей к появлению Великого Пророка – то есть, взял на себя функции Иоанна Крестителя из христианского учения. Согласно бахаистской литературе, последовавшее за этим восстание бабитов, о котором в советской энциклопедии написано: «Бабидские восстания – народные антифеодальные восстания в Иране (в Мазендеране, Зенджане, Нейризе и др.) под руководством бабидов в 1848-52, объективно направленные также против начавшегося закабаления Ирана иностранным капиталом. Участники: крестьяне, ремесленники, низшее духовенство, торговцы», на самом деле является борьбой религиозных и светских властей против нового культа.

После подавления восстания, девятого июля 1850 года, Баб был публично казнен в городе Тебризе.

Начиная с 1853 года руководство общиной взял на себя Бахай-Улла (1817-1892), в миру – Мирза Хусейн Али, сын одного из министров при дворе персидского шаха. Именно Бахай-Улла и сформулировал основные принципы новой религии, получившей название «вера бахаи» (ударение на последней букве).

Согласно заветам нового пророка:

1. Бог един для всего человечества.

2. Все богооткровенные религии едины в своей основе.

3. Человечество едино в своем многообразии.

4. Любые разделяющие людей предрассудки, будь то расовые, национальные, классовые, политические или религиозные, должны кануть в лету.

5. Мужчины и женщины должны иметь равные права и возможности.

6. Религия призвана находиться в гармонии с разумом и наукой.

7. Каждый человек способен и обязан самостоятельно искать истину.

8. Социальные и духовные проблемы могут быть решены только с учетом духовных принципов.

9. Миру нужен международный вспомогательный язык.

10. Необходимо создание всемирной федерации народов для достижения всеобщего мира и согласия на планете.

Хочу напомнить, что эти идеи были высказаны в середине прошлого века, когда не то что в Азии, в Европе женщин за людей еще не считали, ученые оживленно обсуждали признаки, которые отличают туземцев в колониях от Homo sapiens, а уж про Организацию Объединенных Наций даже у фантастов идеи не возникало (впрочем, писателей-фантастов тоже еще не существовало). Многие из принципов бахаи можно считать прогрессивными и не утратившими актуальности по сей день.

Во второй половине девятнадцатого века, не смотря на противодействие со стороны властей бахаизм начал стремительно распространяться по сопредельным странам. Общины бахаистов жили на полулегальном положении до тех пор, пока в 1889 году российский суд не признал независимый характер Веры Бахаи как самостоятельной религии и выступил в защиту ее последователей. Именно в России, в Ашхабаде появился первый в мире храм Бахаи (построенный по архитектурным канонам мусульманских мечетей). Таким образом, если для христианства Россия стала третьей родиной, то для бахаизма – второй. Этак еще через пару тысячелетий очередная мировая религия просто обязана зародиться именно на наших просторах. «Бог предопределил для России такое значение, с которым ничто не может сравниться », – как говаривал Бахай-Улла.

Еще одной интересной особенностью бахаистов можно считать обычай ежегодно проводить перевыборы руководителей всех уровней – причем выдвижения каких-либо кандидатур не производится. Просто каждый из верующих пишет на бюллетене фамилию того человека, которого считает достойным выборного поста. Победитель выявляется относительным большинством голосов.

Бахаисты считают, что объединяют в себе все мировые религии и основными задачами на сегодняшний день определили распространение по всему миру принципов своего вероисповедания и... всеобщего образования.

Трудно понять, почему в нашей стране так мало знают о Вере бахаи. На самом деле это одна из мощнейших мировых конфессий: она объединяет больше ста тысяч общин в почти двух сотнях стран. Литература Бахаи переведена на восемьсот языков. Материальным воплощением могущества секты является усыпальница Баба на горе Кармель в Хайфе. По приблизительным оценкам, строительство этого комплекса обошлось почти в четверть миллиарда долларов. Подобных памятников архитектуры в честь своей веры бахаисты успели поставить по всей планете около десяти.

Вера Бахаи не предъявляет жестких требований к одежде своих последователей, сумме выплат в различные фонды, к миссионерской деятельности. Основной путь распространения веры – литература. Так, только Санкт-Петербургская община издает свои брошюры тиражами по сто тысяч экземпляров. Для сравнения посмотрите выходные данные книги, которую вы держите в своих уках и сделайте поправку на то, что данная книга предназначена не для одного города, а для всей страны.

Так что, даже странно, что литература последователей Веры Бахаи не появляется в наших почтовых ящиках с той же регулярностью, как рекламные газетные листки.

Методы вербовки:

1. В первую очередь активные секты христианского толка стремятся получить доступ к начальной образовательной школе. Для этого их эмиссары налаживают связи с директорами школ, пуская в ход уговоры, подкуп, подарки. Сектанты предлагают свои услуги по оборудованию классов, покупке учебников, организации мероприятий досуга. В зависимости от обстоятельств пропаганда ведется или исподволь – устраиваются конкурсы на религиозную тематику, религиозные песни включаются в программу занятий хоров и музыкальных кружков, в разных местах помещается наглядная агитация (тематические картинки, комиксы, плакаты), – или же проповедники просто получают учебные часы в расписании занятий.

В большинстве случаев родители, приходя в школу и видя на стенах, например, зарисовки из жизни святого Иосифа, не придают этому большого значения, списывая все на возникшую в последние годы моду на Церковь, занявшую нишу коммунистической пропаганды. Руководство школ тоже предпочитает прикидываться дурачками, утверждая, что речь идет о Христе, а христианство – исконно российская религия. К тому же, школы, получившие «покровительство» какой-либо богатой секты, всегда выглядят опрятнее, в них меньше проблем с наглядными пособиями (особенно «религиозного» толка), больше порядка.

Если вас действительно беспокоит возможность попадания ребенка в христианскую секту, то на подобные «мелочи» при посещении школы стоит обращать особое внимание, равно как и на то, что за предметы преподают вашему малышу и какое содержание скрывается за странными названиями типа «История духовности» или «Правила поведения». Не обольщайтесь тем, что вы можете разрешить или запретить своему ребенку посещать те или иные занятия – расписание обычно составляется таким образом, что миновать религиозную тему нереально. Например, «Час чистоты духа» оказывается в середине дня, и школьнику волей-неволей придется или сидеть на уроке, или шляться по пустым коридорам до тех пор, пока он не наткнется на какой-нибудь кружок «Христианской песни».

Выбор нужно делать сразу: или переводить ребенка из «красивой» школы в другую, похуже, но без религиозных тематик, или смириться с тем, что через некоторое время малыш начнет задавать наивные вопросы типа:

– Папа, а почему ты не молишься перед едой?

– Мама, а почему ты смотришь богопротивные передачи?

– Папа, а почему ты не подаешь на облегчение участи бедных?

– Мама, а почему ты работаешь в субботу?

– Папа и мама, вы прислужники дьявола, да?

Единственной альтернативой подобным подозрениям может стать регулярное посещение православной церкви. Вступать же в какие-либо религиозные споры с собственным дитя не стоит: если вам удастся убедить его в своей правоте, у него будут проблемы с сектантскими воспитателями в школе, если не удастся – возникнет отчуждение между ребенком и вами. Ограничивайтесь высказываниями типа «Каждый понимает веру по-своему» и демонстрируйте терпимость к его убеждениям.

Ребенка, воспитанного в какой-то вере со школьных лет, в дальнейшем уже трудно в чем-то переубедить. В качестве утешения можно сказать лишь, что верующие люди хуже поддаются воздействиям зомбирующих сект, а так же то, что современные крупные и богатые секты, способные содержать целые школы, обычно не приносят вреда физическому состоянию последователей. Исключение составляют только иеговисты, запрещающие своим приверженцам соглашаться на переливание крови.

2. Следующая полоса ловушек для молодежи расставлена вокруг высших и среднетехнических учебных заведений. Сектанты в принципе нацелены на вербовку перспективных, образованных и обеспеченных людей, поскольку с бедняков брать нечего. Деятельность проповедников крутится частью вокруг самих учебных заведений, но главным образом возле общежитий, где у студентов больше свободного времени, и где живут в основном приезжие, испытывающие некоторую неуверенность в незнакомом городе, далеко от дома.

Для привлечения молодежи служат безалкогольные кафе, различные клубы по интересам, начиная с откровенно теологических и вплоть до компьютерных или «групп изучения тайн египетских пирамид». Главное – эти места досуга должны быть привлекательны для молодежи. Для молодых людей проводятся лекции – опять же не на религиозные темы, а на темы, интересные для нового поколения; организуются кружки художественной самодеятельности.

Здесь к потенциальным жертвам присматриваются, и если вы не слишком развязны, не показываете себя откровенным пьяницей или наркоманом, у вас есть шанс получить приглашение на «Вечер знакомств», «Конкурс знатоков», какую-нибудь экскурсию, а то и приобрести дешевую путевку в лагерь отдыха.

Вот как описывает свое пребывание в баптистском молодежном лагере моя родственница, проведшая в нем две недели августа 1999 года:

   «Путевку мне предложила моя подруга, у нее мать – баптистка. Утром мы собрались у Баптисткой церкви на Поклонной горе,[23] и нас на автобусе отправили в сторону Выборга.

Лагерь расположился в лесу, на берегу очень красивого озера. Нас поселили в коттеджах, по четыре человека в комнате. Кормили сытно и вкусно. К каждой группе из четырех-пяти человек был прикреплен воспитатель, который знакомил с правилами пребывания в лагере и следил то ли за нашим поведением, то ли за нашей безопасностью. Никому младше двадцати пяти лет не разрешалось выходить за территорию без сопровождения «инструктора», и даже пару шагов до магазина напротив ворот – за зубной пастой или кусочком мыла – нас провожал воспитатель. Старше двадцати пяти лет у нас не было никого, поскольку смены, как я узнала позже, собирались из ребят примерно одного возраста.

Еще нам рекомендовали всегда иметь с собой Библию и ходить в косыночке, но у меня не было ни того, ни другого, и за все время меня никто ни разу не попрекнул.

Правда, на второй день среди нас была выбрана девушка – самая красивая, – ее вывели перед всеми, сказали: «Вы посмотрите на нее! Она вся размалевана, одета, как падшая женщина, ведет себя как блудница! Она позорит своим видом наш лагерь и весь род человеческий!» – после чего девушку с позором выгнали из лагеря. После этого случая мы стали вести себя более скромно.

Любые танцы запрещались, но особой тягости этот запрет не вызывал – хватало развлечений и без этого. Днем в основном занимались спортивными играми – волейбол, теннис. Вечером больше времени уделялось общению и самодеятельности: каждый или участвовал в различных шарадах, инсценировке песен, розыгрышах, или сам их придумывал, режиссировал. Ставились сценки из спектаклей, выдумывались различные шутки и дразнилки в пику самым надоедливым рекламным роликам. Темы разрешались любые, но если какая-то сценка казалась излишне грубой, то после нее мы обычно обсуждали, как в такой ситуации должен себя вести истинный христианин.

Еще нам рекомендовали писать друг другу записки – кому, в ком, что нравится. Я с собою целый ворох привезла: кому-то нравится, как я разговариваю, кому-то, как быстро я понимаю шутки, кому-то, как я играю. Почерки разные. Понимаю, что эти бумажки ни к чему, но выбрасывать рука не поднимается.

Еще про нас снимали видеофильмы. Только не общие, а для каждого отдельно смонтирована видеокассета, на которой запечатлены именно его инсценировки и шарады, его игра на спортплощадке, его разговоры с друзьями.

Когда пришло время, расставаться не хотелось до слез. В последний вечер мы организовали «пионерский» костер, просидели вокруг почти всю ночь. Мне предлагали креститься, но я так и не решилась. Отношение ко мне после этого не изменилось ничуть.

После прощального костра мы полдня проспали, потом пришел автобус, и вечером мы были уже в городе. Тем, кому далеко добираться до дома, разрешили переночевать в храме, и многие воспользовались случаем еще немного побыть вместе. Утром я вернулась в Кронштадт».

Наверное, эта история в значительной степени отвечает на вопрос, как современный, образованный человек становится баптистом. Религиозная составляющая в этом вопросе отнюдь не главная, хотя постепенно и продвигается в сознание новообращенного. Вера и Добро с большой буквы для попавшего в общину сливаются в единое целое, и становится не жалко части своего заработка или имущества для распространения подобного образа мышления. Человек хочет сделать немного лучше весь мир, изменить его по образу и подобию того места, где он познакомился с новой религией, по образу и подобию тех, кто находился рядом с ним в эти счастливые дни.

Следующий, завершающий этап – поддержание в верующем подобной искренней веры. Достигается это с помощью легких гипнотических методик: молитвенные собрания, совместные песнопения, праздники, внутренний круг общения. При сборе большого количества соратников, во время празднества или богослужения возникает чувство эмпатии, когда каждый верующей как бы «подзаряжается» от общего религиозного экстаза, лишний раз убеждается в правильности своего духовного выбора, поддерживает свою веру на должном уровне.

Немалую роль в осознании верующим правильности нового образа жизни играет отказ от употребления спиртного, наркотиков, табака – тут его не могут попрекнуть в неправильном поведении даже противники религии. Правда, помимо алкоголя из жизни верующего исчезают молодежные праздники и посиделки, танцы, современная музыка, кино – да и вообще целый пласт культуры, пусть даже она и называется массовой. У сектанта резко сужается круг интересных тем, по самым разным вопросам он начинает давать религиозные советы или ссылаться на святые книги, из лучших побуждений он начинает поучать родственников и знакомых правилам праведного образа жизни. Постепенно он становится все более труден в общении, чем вызывает неприязнь как к себе, так и ко всем сектантам в целом.

При всем этом новообращенный не бросает работы, не уходит из дома, не рвет отношений с родственниками. Он остается, но только становится заметно другим человеком.

   Хочется особо обратить внимание на тот контингент молодежи, который попадает в руки сектантов. Вопреки уверениям наркологов и криминалистов, желание «напиться, уколоться и забыться» отнюдь не является доминирующим в молодежной среде. Очень многие подростки предпочитают как раз безалкогольное, интеллектуальное общение, им хочется поговорить об искусстве, о науке[24] , о чувствах с большой буквы. Это наиболее перспективная, активная часть подрастающего поколения. Однако в наши дни, после уничтожения государственной сети пионерских лагерей, домов культуры, районных клубов – куда им пойти, где встретиться, где отдохнуть? Особенно в зимнее время, когда на берегу реки у костра не полежишь?

– Есть такое место! – отвечает целая армия чистых и аккуратных, вежливых, вкусно пахнущих и румяных иеговистов, мормонов, баптистов, адвентистов, пятидесятников. Они всегда рядом – у общежития, возле института, у библиотеки или столовой, они не попытаются всучить вам «травку» и не предложат «принять на грудь» в ближайшей «кафешке». Они всегда рады вас видеть, у них всегда есть теплое помещение, у них припасено большое количество тем для разговора и они всегда готовы предложить интересное занятие и увлекающемуся живописью, и любителю поэзии, и тому, кого интересует видео.

Такая вот перспектива: чем меньше шансов у вашего ребенка попасть в криминальную «группу риска», чем лучше он образован и воспитан, чем больше подает надежд в лучшем смысле этого слова – тем выше его шансы оказаться в секте.

3.Миссионерские секты

Хотя деятельность настырных бродячих проповедников наиболее знакома по работе иеговистов, которые ходят по квартирам, пристают к людям на улицах, в поездах, на вокзалах и аэропортах, однако они примером миссионерской секты служить не могут: у «Свидетелей Иеговы» достаточно средств для строительства своих центров, баз и лагерей отдыха (и вербовки), для выпуска книг, журналов, фильмов. Чаще упор на миссионерскую деятельность делают как раз бедные секты, которые не могут позволить себе организовать молодежный лагерь или выпускать какое-либо иллюстрированное издание. Между тем бродячий проповедник почти не требует затрат, но работает куда эффективнее журналов и листовок.


Церковь Иисуса святых последнего времени | Как спасти ребенка от секты | Секта Иннокентьевцев