home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть вторая

   Христианские секты[13]

Сразу оговорюсь, что целый ряд сект, использующих в своей философии имя Христа, но при вербовке последователей применяющих методики зомбирования (Белое братство, Церковь единения) отнесены к третьему типу сект, и о методах противостояния им нужно говорить особо.

   С точки зрения стороннего наблюдателя – атеиста, буддиста или человека неверующего, – разницы между христианскими сектами и православными, католическими или протестантскими церквями нет никакой. Все они поклоняются одному богу, чтят одни и те же священные книги, верят в одну и ту же загробную жизнь, разделенную на рай и ад. Различия в оплате труда священника, наличии или отсутствии икон, в том, есть на кресте распятый человек или нет, изготовлен крест из рябины или из любого другого материала, считается выходным днем воскресение или суббота – все это со стороны кажется несущественным[14] .

Все христианские секты проповедуют здоровый образ жизни без алкоголя, табака и наркотиков, распутства или мотовства. Целомудрие, здоровая семья, воспитанные дети, вера в Бога – вот цели, которые они провозглашают. Нередко родители только радуются, когда их ребенок находится в подобном обществе, а не попадает в дурную компанию. И тем более шокирующей оказывается ситуация, когда подросток вдруг отказывается от образования и карьеры, предпочитая этому изучение богословских книг, начинает учить родителей правильному образу жизни, категорически отказывается от любой медицинской помощи, рвет свои документы и уходит жить куда-то «на природу» или погибает при несложной операции только потому, что отказывается от переливания крови. Требования платить деньги на поддержание секты по сравнению с подобными случаями – пустяк.

Кроме того, деятельность христианских сект с ужасающей частотой сопровождается человеческими жертвами. Из курса школьной истории каждый из нас слышал о фактах самосожжения старообрядцев, однако у большинства сложилось впечатление, что происходило это невероятно давно, во времена патриарха Никона, в семнадцатом или уж восемнадцатом столетиях. Давайте вспомним кое-что из истории нашей страны нашего века.

Незадолго до первой мировой войны на одной из станций Вятско-Двинской железной дороги, что в Вятской губернии, объявился невесть откуда и быстро прижился некий странник Христофор Зырьянов, который начал активно проповедовать старообрядческую веру и вскоре обрел немало сподвижников.

Своим последователям Христофор объяснял, что вот-вот, со дня на день настанет конец света, а потому этот мир нужно стремиться покинуть как можно скорее, пока не успели нагрешить, дабы «...не рисковать вечным блаженством в царствии небесном!».

Поверивших новоявленному проповеднику соратники топили в лужах, после чего закапывали, не ставя на могилах крестов и не оставляя иных примет. Вот как рассказывает об этом одна из скитниц, Галина Земцова: «Как правило, их завязывали полотенцами и вниз лицом опускали в воду, потом сверху прижимали руками, чтобы не всплывали». Смерть носила мученический, изуверский характер. Например, «когда утоплялась Елена Лузянина, то очень сильно билась ногами...»

Елене было всего двадцать пять лет...

Зимой, когда лужи замерзали, сектантов обычно истребляли в специальной угарной избе, но бывали и исключения. Двадцатилетнюю Олимпиаду Крюкову, например, заживо сожгли на костре на глазах одной из странниц, Зои Чазовой.

В 1932 году скит в Градовских лесах обнаружили власти, Христофор Зырьянов попался и был отправлен в ссылку, откуда сумел убежать и основал новый скит на реке Лузе, в двадцати километрах от одноименного поселка.

Однажды местный крестьянин Иван Ситников повез в больницу своего ослепшего восьмилетнего внука. В ожидании приема он разговорился с кем-то из христофоровцев, и тот уговорил Ситникова обратиться за помощью совсем к другому «целителю». Христофор пообещал полное выздоровление, потом, посулив мальчику «райские яблоки», отвел его на реку и утопил в проруби.

Вернувшись в скит, проповедник показал тело несчастного верующим и объявил:

– Смотрите, отрок совершил подвиг, чтобы получить венцы небесные, а вы, взрослые, не решаетесь!

Так подробно и детально о событиях, происходивших в секте, можно говорить потому, что материалы о ней находятся не в стародавних летописях, а в архивах НКВД. Следствие обнаружило 60 тел, имена 47 погибших удалось установить. Около половины умерщвленных – моложе 30 лет, из них 14 человек от 15 до 23 лет, трое детей. Истинное число жертв неизвестно.

Богоугодного старца удалось унять лишь в середине нашего столетия.

В 1908 году в Федосеевском монастыре в Балте постригся в иеродиаконы Иван Левизор, получивший новое имя Иннокентий. В мае того же года при стечении многих тысяч паломников было организовано перенесение святых мощей отца Феодосия в один из храмов монастыря. Во время церемонии Иннокентий демонстрировал чудеса исцеления, выступая как бы в роли посредника между усопшим Феодосием и прихожанами. Спустя некоторое время иеродиакон начал рассказывать о чудных видениях, в которых он беседовал с самим Иисусом Христом. Постепенно вокруг нового пророка начали группироваться его почитатели, принявшиеся разносить благую весть о божьем избраннике в другие края. Число последователей росло.

Вскоре сообщения о новом пророке, его развратном образе жизни, пьяных оргиях, драках его мироносиц-сожительниц достигли ушей Синода, в Балту отправилась специальная комиссия для расследования, и в 1912 году проштрафившегося инока перевели в Мурманский монастырь Олонецкой губернии для «...испытания в вере».

Примерно в то же время последователи Иннокентия, купив большой участок земли в Херсонской губернии на берегу Черного моря, начали строительство подземного монастыря «Новый Иерусалим».

Иннокентию в холодных Мурманских стенах не понравилось, и он отправил своим «апостолам» приказ собирать народ и идти на его освобождение.

И вот в декабре (!) 1912 года распродавшие все имущество во имя нового храма люди в чем были, в том и пошли в студеный Олонецкий край освобождать своего пророка. Нищие, в дырявой одежде, голодные, с детьми они шагали и шагали по снегу во имя Господа и его посланца. Как писал корреспондент газеты «Русское слово»: «Они гибли от холода, тесноты и грязи буквально сотнями. Особенно велика была смертность среди детей».

К началу февраля (!) к монастырю собрались огромные толпы ежедневно умирающих людей. Глядя на это, настоятель монастыря плюнул на все правила и указы, и 5 февраля отдал Иннокентия паломникам. Тысячная толпа, окружив пророка, медленно двинулась вперед с иконами, крестами и пением «Спаси, господи, люди твоя!», а за ними на дороге оставались трупы, трупы, трупы...

Терпение властей лопнуло, 9 февраля около города Каргополь толпа была остановлена войсками и казаками, люди загнаны в вагоны и по железной дороге под конвоем отправлены к месту жительства. Иннокентия арестовали и замуровали в Петрозаводскую тюрьму.

«Святость» монаха стоила жизни нескольким тысячам людей, большинство которых умерли во время зимнего перехода на север, а еще несколько сот – в подземном монастыре от скученности и антисанитарии. Точное число по вполне понятным причинам определить невозможно.

В декабре 1917 года революция дала свободу «узнику совести», и Иннокентий объявился в Бессарабии (современная Молдавия), где попытался вновь сплотить свою паству. Через год его зарезали в пьяной драке.

Секта существует по сей день и – видимо, в память о «великом походе» без продуктов и врачебной помощи – запрещает своим последователям обращаться к медицине. Согласно канонам их веры, болезни насылает Бог, и физическими страданиями верующие искупают свои грехи. Заодно верующим запрещается ходить в кино, театр, слушать радио; детям – посещать школу.

Иван Мурашко поначалу исповедовал баптизм, потом пятидесятничество, но как-то все неудачно – никак не удавалось ему добиться достаточно высокого положения. В 1931 году он начал проповедовать уже свою, собственную религию. Дела стали налаживаться, и в 1932 году он созвал «съезд» последователей новой веры, которая там же и получила имя «Евангельские христиане святые сионисты». В начале 1935 года Мурашко призывает последователей собраться вместе и, построив «царство Христово», ждать «второго пришествия».

В 1936 году больше ста крестьянских семей продали хозяйства, землю, скот и двинулись под город Сарны Волынского воеводства. Здесь и был основан Новый Иерусалим, как назвали сектанты свое поселение.

Приезжие с семьями поселились в бывшей графской конюшне – около пятисот человек. Спали на нарах, все вместе, бани не имелось, медицинских работников тоже. Все это привело к появлению болезней и, в частности, чесотки. Мурашко объявил эту болезнь «богоугодной», чесотку не только не лечили, но и старались обязательно ею заболеть, заражали всех членов семьи, молились и просили Бога, чтобы он скорее отметил своей благодатью – послал чесотку.

Первыми не выдержали дети и стали умирать. Последователи начали потихоньку роптать. Мурашко не рискнул дожидаться полного прозрения обманутых людей, прихватил всю кассу и весной 1938 года удрал в Аргентину. Зря испугался – секта не распалась и продолжает здравствовать. В 1948 году новый глава мурашковцев Любовь Ушенко даже бросила «второй клич» – вновь призвала сторонников собраться в одном месте.

Эта история особо злободневна тем, что в последние годы появились несколько новых Христов, которые проповедуют каждый свои откровения и время от времени призывают сторонников собраться в «еще не оскверненные человеком места» и построить очередной «Новый Иерусалим». Так, набрав себе паству, бывший милиционер Сергей Тороп, принявший новое имя Виссарион, бросил клич продавать квартиры и имущество и ехать в Хакасию, под Минусинск, строить «город Солнца». Другой святой город, но уже рядом с Онежским озером, хочет поставить некий Александр Христос из Мурманска. Знакомый сценарий, не правда ли?

Напоследок упомяну духоборов, ассоциирующихся для большинства людей с именем великого русского писателя. Некогда Лев Толстой возглавлял движение помощи им, несчастным, вынужденным под давлением правительства и злобного духовенства покинуть Родину и эмигрировать в Канаду – где они существуют до сих пор, издают газету «Искра» и время от времени грозятся вернуться на земли предков. Так вот, в 1836 году в Молочноводской коммуне духоборов был обнаружен подвал, оборудованный орудиями пыток и усыпанный человеческими костями. Особая следственная комиссия обнаружила останки четырехсот человек, многие из которых были заживо зарыты в землю.

По сравнению с такими фактами скопцы, отрезающие детородные органы; хлысты, отрицающие брак и проповедующие любовь всех со всеми (хлыстом был Распутин – факт, в комментариях не нуждающийся); свидетели Иеговы, запрещающие переливание крови даже при угрозе летального исхода, или адвентисты седьмого дня, всего-навсего требующие выплаты десятины в церковную кассу, выглядят сущими ангелами – белыми и пушистыми.

Говорить о каждой секте в отдельности невозможно, поскольку по самым скромным подсчетам зарубежных специалистов только христианских течений в мире насчитывается порядка трех тысяч, а Христов за последние двадцать лет являлось миру аж пятнадцать человек (или Богов?). Поэтому автор назовет несколько самых распространенных конфессий, на примере которых и попытается проанализировать методы вербовки, наиболее типичные для сект средней степени опасности, к каковым относятся религиозные общины, вербующие сторонников с помощью убеждения, уговоров и с редким использованием легких гипнотических методик.

По методикам вербовки православные секты условно можно разбить на четыре большие группы:

1.Замкнутые секты

Не ведут активной вербовки новых членов, часто сами отгораживаются от постороннего внимания.


Заключение | Как спасти ребенка от секты | Староверы