home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Политкорректность – генеральная линия партии

Современное определение расиста: это тот, кто выигрывает спор у либерала.

Питер Браймлоу, писатель («Чужая нация»)

Политическая корректность как понятие зародилось в 1980-х годах и предусматривало, что определенные идеи, выражения и методы поведения, которые в то время были абсолютно законными, должны быть запрещены либо особыми постановлениями, либо общественным мнением. Люди, публично обвиненные в политнекорректности, становились объектом преследования масс или даже властей. Рациональное объяснение политкорректности заключалось в предотвращении нанесения обид. Для этого предлагалось запретить методы поведения или выражения, способные оскорбить определенные слои населения: гомосексуалистов, женщин, небелокожих, инвалидов, глупых, толстых и страшных. Таким образом, называть вещи своими именами становилось неприлично. Свобода слова была вновь ущемлена, на этот раз абсурдными псевдонормами и направлениями типа аффирмации, феминизма, мультикультурализма и так далее. Обидчивые и чувствительные меньшинства стали диктовать свои условия. Резюмировать всю теорию политкорректности можно простым утверждением: белый человек мужского пола – причина всех бед на планете, и он не только является источником всего дурного, но и должен постоянно чувствовать за собой эту вину, стыдясь своего белого происхождения и всех грехов, совершенных его белыми предками за всю историю цивилизации.

Аффирмация (Affirmative Action, дословно – утверждающие действия) была введена 1960-х годах, планировалась всего лишь на одно поколение и предусматривала определенные льготы меньшинствам при поступлении в учебные заведения и приеме на работу. Причина введения этой программы крылась в ошибочном утверждении, что неравноправие в обществе удерживало негров от того же темпа развития, что и белых, и одно небольшое «ускорение» выведет их на один уровень с белыми, после чего программу можно свернуть. Как и следовало ожидать, основанная на ложных предпосылках, программа дала сбой. Сегодня, спустя 40 с лишним лет, аффирмацию не только не отменили, а установили как постоянную программу действий. Между тем равенство так и не наступило, несмотря на буквально драконовские меры по отношению к белому населению. По-видимому, неравноправие и угнетение здесь совершенно ни при чем. На самом деле аффирмация – это прямая дискриминация белого человека, особенно мужчины, поскольку все, кроме него, получали дополнительные льготы. Более того, эта программа является унизительной как раз для тех, кому она якобы призвана помочь, поскольку она фактически утверждает, что они слишком глупые для самостоятельного достижения целей в жизни. Если аффирмация чего и добилась, то прямо противоположного эффекта: привыкшие к постоянной помощи, меньшинства теперь и в самом деле разучились пользоваться своими силами и своей головой, и явление это только прогрессирует. Таким образом, идея равных прав была незаметно подменена концепцией равных результатов, то есть обычной уравниловкой. Оказывается, предоставлять льготы определенным кучкам населения – это не расизм, а устанавливать для всех равные права согласно Конституции – расизм! Совершенно очевидно, что между расами есть различия помимо цвета кожи, и отрицать это – все равно что утверждать, будто Земля плоская. Теоретики политкорректности же уверяют нас, что между расами различий нет, но в то же время, на одном дыхании, они вводят аффирмацию, как раз эти самые различия и подчеркивающую. Где логика?

Феминизм как одно из движений политкорректности возник на базе мысли, что мужчины являются доминирующей силой в обществе, а несчастные женщины постоянно дискриминируются, подвержены гнету со стороны коварных мужчин и вообще являются низшей ступенью общества в результате всемирного заговора против них. Но факты, разумеется, не вполне подтверждают это:

• женщины контролируют 65 % богатства в США;

• женщины тратят в 4 раза больше денег, чем мужчины;

• женщин, учащихся в вузах США, на 20 % больше, чем мужчин;

• женщин больше в обществе, чем мужчин: 52 % против 48 %;

• 94 % смертей на рабочем месте происходят с мужчинами;

• женщины в среднем живут на 10% дольше мужчин;

• женщины получают больше материальной помощи в вузах США, чем мужчины;

• 85 % преступников в стране воспитывались в семьях без отца;

• 85 % бездомных составляют мужчины [5].

Американское общество раковых заболеваний (American Cancer Society) предоставило следующую информацию:

Социалистические Штаты Америки

Совершенно непонятно, что же еще нужно феминистам и феминисткам для полного счастья? Кроме того, феминизм совершенно искажает картину нормальных отношений между мужчиной и женщиной в цивилизованном обществе. Выражение «слабый пол» они принимают не как комплимент, а как оскорбление. Зачастую любая попытка помочь – придержать дверь или подать пальто – женщине, по несчастью для мужчины оказавшейся феминисткой, выливается в истерику, вроде «как ты смеешь думать, что я не в состоянии справиться самостоятельно?!»

Очень часто приходится слышать, что женщины меньше зарабатывают, поскольку, по статистике, на каждый заработанный мужчинами доллар женщины получают 70 центов – это ли не прямое доказательство ущемления прав женщин? Действительно, такие данные имеют место. Однако это тот самый случай, когда решение задачи подогнано под ответ. Если взять среднеарифметическое всех зарплат работающих женщин и сравнить со среднеарифметическим всех зарплат работающих мужчин в США, то действительно получится соотношение порядка 0,7:1. Но если сравнить зарплату равных по квалификации женщины и мужчины, занимающих аналогичную должность, то картина получается совершенно иная, и разница в зарплатах куда-то исчезает. Такой незначительный факт, как соответствие квалификации женщин в целом более низкооплачиваемым должностям, в расчет, естественно, не берется. Ведь ни для кого не секрет, что в технической области работает большинство мужчин, в то время как в гуманитарной области большинство составляют женщины, и совершенно очевидно, что программист или электронщик в среднем зарабатывает больше историка или секретарши. Не является секретом и тот факт, что в более опасные и, соответственно, высокооплачиваемые профессии идут в основном мужчины. А также, несмотря на всю эмансипацию, бизнесменов в США пока еще намного больше, чем «бизнес-леди».

Почетное место в теме феминизма, да и политкорректности в целом, занимает такое понятие, как сексуальные домогательства, или харассмент (sexual harassment). То, что планировалось как логичное и разумное решение, сегодня достигло полного абсурда. Изначально постановление о харассменте запрещало человеку, находящемуся выше на социальной лестнице (например, начальнику или учителю), использовать свое положение для удовлетворения сексуальных потребностей. Этим и надо было ограничиться.

Однако уже давно предпринимаются попытки расширить определение харассмента до пределов, перекрывающих не просто здравый смысл, но и свободу слова. Одна из предложенных формулировок харассмента включает в себя «изречения сексуального характера, которые имеют целью создание угрожающей, устрашающей или неблагоприятной обстановки». Действительно, более аморфное и расплывчатое определение придумать трудно. Под него попадает практически все: от простого комплимента и оценивающего взгляда до конкретных предложений переспать. Невинные объятия и одаривание подарками и безделушками тоже теперь можно расценивать как домогательства: ведь мужчина, дарящий подарки, по мнению феминисток, обязательно делает это с целью получить сексуальное вознаграждение взамен. Вот далеко не полный перечень действий, которые либо могут по новому определению создать «неблагоприятную обстановку», либо уже имели прецеденты наказания:

• облизывание губ и зубов и провокационные манеры употребления пищи (University of Maryland at College Park считает такие действия неприемлемыми);

• стояние слишком близко, замечания об одежде (большинство средних школ США включают это поведение в список оскорбительных);

• посещение спектакля «Ромео и Джульетта» (по мнению учительницы Джейн Хардман-Браун, этот спектакль «чересчур гетеросексуальный»);

• слишком продолжительный взгляд (University of Toronto обвинил профессора в нескромном и продолжительном взгляде на студентку);

• недостаточно продолжительный взгляд (Barnard College New York опасается, что ученица может почувствовать дискриминацию, если на ней недостаточно долго задерживается взгляд преподавателя, а значит, ей как женщине не уделяется достаточно внимания);

• забывание женского имени (University of Pennsylvania расценивает это как дискриминацию);

• прилюдное восхищение человеком противоположного пола (Министерство образования Миннесоты утверждает, что подобные действия могут обидеть других и вообще являются «гетеросексистскими»);

• самоунижающий юмор (по словам Робина Моргана, бывшего издателя журнала «Мисс», если самоунижающий юмор со стороны мужчины привел к сексуальному контакту, даже начатому женщиной, то этот мужчина в радикальном феминистском понимании виновен в домогательстве).

Комментарии, как говорится, излишни.

Мультикультурализм (Multiculturalism) – еще одно политкорректное направление, которое утверждает, что различные культуры могут мирно жить вместе одной большой дружной семьей, стоит только избавиться от расистов, фашистов, сексистов, шовинистов и прочих «истов». Абсурдность этой теории неоднократно подтверждалась историей: разные культуры не могут мирно сосуществовать! В одной культуре за адюльтер казнят, в другой – нет; в одной культуре ворам отрубают руки, в другой – нет; в одной культуре старость уважают, в другой – нет. Невозможно одновременно наказывать и не наказывать, уважать и не уважать – поэтому в том или ином случае одна из культур окажется ущемленной. И так везде, где взгляды различных культур на один и тот же вопрос расходятся. Мультикультурализм – это миф, который был навязан Америке и который не имеет под собой абсолютно никакой логической основы.

Расовые и национальные различия, закодированные на уровне генов, отнюдь не означают, что одна раса лучше, а другая хуже. Тысячелетия развития цивилизации невозможно аннулировать ни одним идиотским законом, и если представителям негроидной расы исторически требовались для выживания физическая сила и ловкость, то белому человеку важнее были умственные способности. Эти различия сегодня и находят свое отражение в том факте, что IQ у белого человека в среднем на 15 единиц выше, чем у негра [31]. Поэтому мы разные – и не только в цвете кожи дело. В силу этого также вполне естественно защищать интересы своей расы и объединяться с себе подобными. Однако произнести эти прописные истины вслух в США нельзя, поскольку ярлык «расист» сегодня раздают с поразительной щедростью, и это самое безобидное, что грозит осмелившемуся назвать белое белым, а черное черным, простите за каламбур. Бороться против политкорректности в США практически невозможно. Любые попытки привить здравый смысл заканчиваются плачевно.

РЕАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

Профессор социологии Ричард Зеллер (Richard Zeller) проработал в Университете Боулинг Грин (штат Огайо) более 25 лет. Все чаще к нему обращались студенты с жалобами на политкорректное давление на них со стороны преподавателей: если мнение студента не соответствовало политкорректному мнению преподавателя, то студенту не светила хорошая оценка. Зеллер решил взять дело в свои руки и преподать курс о политнекорректности, в котором он намеревался разоблачить систему политкорректности и разъяснить в доступной форме все зло этой политики.

Семь раз профессор подавал прошение на создание такого курса на различных факультетах, и все семь раз он получал отказ. Глава факультета женских наук (Women's Studies) Катлин Диксон (Kathleen Dixon) потрясающе сформулировала причину отказа: «Мы запрещаем любой курс, утверждающий, что мы ограничиваем свободу слова». Определенно стоит задуматься над глубочайшим смыслом этой фразы.

Глава факультета этнических наук, комментируя свой отказ, заявил, что настроения, которые продвигает профессор Зеллер, позволят студентам «почувствовать правоту взглядов, утверждающих, что геноцид – это хорошо, расизм – еще лучше, а эксплуатация женщин и бедных слоев населения – единственно правильный путь».

Однако отказом уважаемому профессору и навешиванием на него ярлыков дело не ограничилось. Теперь каждый, кто разделял его точку зрения, просто сочувствовал или даже общался с ним, будь то другой профессор, преподаватель или студент, автоматически попадал в немилость к администрации университета. Профессор получал откровенные угрозы, а на гигиенических салфетках, оставленных у крыльца его дома, было написано «Зеллер, ты умрешь!» Профессор уволился с должности, сменил место жительства и перевелся работать в другой университет.

Рассказанная история – всего лишь один конкретный пример явления, которое сегодня в США приобрело масштаб эпидемии, особенно в учебных заведениях, практически в каждом из которых наблюдается похожая картина. Студенты вынуждены писать то, что противоречит их взглядам на жизнь, идти на компромисс со своей совестью только ради того, чтобы получить хорошую оценку. Любое несогласие с такими понятиями, как аффирмация или мультикультурализм, любое написание слова «он» без сопровождающего «она» автоматически снижают оценку. Психику человека ломают в самом уязвимом возрасте, пока он учится в школе.

РЕАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

В США продается одежда, на которой изображена пара мужчин, взявшихся за руки, с подписью Gay Pride (гомосексуальная гордость). Эту одежду с гордостью носят гомосексуалисты. А вот другой пример. 16 января 2001 года Эллиот Чеймберз (Elliot Chambers), 16-летний ученик школы города Вудбери, штат Миннесота (Woodbury High School), пришел в школу в свитере с изображением взявшихся за руки парня и девушки и подписью Straight Pride (гетеросексуальная гордость). Эллиота вызвала замдиректора школы и сообщила, что к ней обратилась представительница школьного общества педиков и лесбиянок с заявлением, что такой свитер является для них оскорбительным. Эллиот не внял «предупреждению», и на следующий день его вызвал уже директор школы и категорически запретил приходить в школу в свитере с такой оскорбительной надписью. Родители, пришедшие поддержать сына, тоже не сумели объяснить директору про свободу слова.

Средства массовой информации активно шагают в ногу со временем. Настрой прессы виден не только в том, под каким углом освещаются те или иные события, но и в невозможности даже той мизерной части журналистов, которые претендуют на объективность, работать нормально. Материал, осуждающий либерализм, политкорректность, аффирмацию, за очень редким исключением никогда не попадает в печать и пресекается либо главными редакторами, либо вышестоящими структурами.

В 1953-м году Джона Суинтона (John Swinton), бывшего главного редактора газеты New York Times, попросили произнести тост во имя независимой прессы в престижном нью-йоркском пресс-клубе. Вот фрагмент его «тоста»:

«На сегодняшний день мировой истории такого понятия, как независимая пресса, в Америке не существует. Вы это знаете, и я это знаю. Среди нас нет никого, кто посмел бы высказать в печати свое личное мнение, а если и посмел бы, то заведомо зная, что оно никогда не будет опубликовано. Мне каждую неделю платят деньги за то, чтобы я держал свое личное мнение при себе. Вам тоже платят деньги за аналогичные вещи, и если кто-то из вас будет настолько глупым, что напечатает свое личное мнение, он сразу же окажется на улице в поисках новой работы. Если бы я позволил себе напечатать в газете свое мнение, то не прошло бы и суток, как остался бы без работы. Или, что вполне вероятно, был бы попросту убит. Работа журналиста заключается в сокрытии правды, в откровенной лжи, в искажении фактов, в очернении, в подлизывании к монстру, чтобы продать эту страну с целью прокормить его. Вы это знаете, и я это знаю. Что за чушь – тост за независимую прессу? Мы – инструменты и вассалы богачей за кулисами. Мы – марионетки: они дергают за ниточки, а мы пляшем. Наши таланты, наши возможности и наши жизни являются чужой собственностью. Мы – интеллектуальные проститутки, шлюхи. Больше ничего!»

Эта речь была произнесена более полувека назад, но ее актуальность с тех пор ничуть не уменьшилась. Скорее, наоборот. Сегодняшняя американская пресса, искаженная цензурой, напоминает одну гигантскую газету «Правда» советских времен. Основная цель средств массовой дезинформации в США – это пропаганда, в том числе и политкорректности, и прочих либеральных идей любой ценой. Ричард М. Коуэн (Richard M. Cohen), главный продюсер политических новостей корпорации CBS, сказал: «Мы будем подавать новости в выгодном нам ракурсе и рассказывать о том, что мы считаем нужным». Ричард Салант (Richard Salant), бывший президент отдела новостей той же CBS, так же недвусмысленно заметил: «Наша работа заключается в том, чтобы подать людям не то, что они хотят, а то, что, на наше усмотрение, они должны получить».

Удивительно, но сегодня цензура в американской прессе достигла даже рекламы, то есть оплаченной информации! Предупреждения вроде «информация, содержащаяся в данном фрагменте, является оплаченной рекламой и не отображает мнения работников газеты» уже недостаточно. Теперь даже реклама должна быть строго в определенных рамках.

РЕАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

В 2001 году одним из кандидатов на пост мэра Лос-Анджелеса являлся Антонио Вийараигоса (Antonio Villaraigosa), мексиканец по происхождению, который находится в достаточно близких отношениях с президентом Мексики – Винсенте Фоксом. Он принимал активное участие в «убийстве» одобренного подавляющим большинством избирателей Калифорнии предложения 187 о лишении нелегальных эмигрантов социальных льгот. Это предложение было именно убито, а не направлено в суд, куда обычно поступают сомнительные предложения. Сделано это было исключительно потому, что суд с определенной долей вероятности признал бы это предложение конституционным ввиду того, что нелегальные эмигранты самим фактом нахождения на территории США нарушают закон – какие им еще льготы?

Американская патриотическая организация «Американский патруль» (American Patrol) сделала рекламу, рассказав правду о кандидате, который отстаивает интересы вовсе не Калифорнии, а государства к югу от нее. В газете Los Angeles Daily News было проплачено и забронировано рекламное место, и газета с рекламой готовилась к выходу в печать. Однако в номере газеты рекламы не оказалось. Вместо этого Daily News прислала в American Patrol факс о том, что газета не может разместить такую рекламу на своих страницах.

В качестве причины приводилось какое-то абсолютно надуманное нарушение авторских прав газеты Los Angeles Times, которая и оказывала давление на Daily News. В факсе также содержалась просьба изменить содержание рекламы, но что конкретно изменить, в нем не сообщалось. В конечном итоге, под давлением American Patrol газета Los Angeles Times призналась, что никак не могла пропустить такую политнекорректную рекламу в дочерней газете и вынуждена была «запороть» ее.

Социалистические Штаты Америки

Копия рекламы, подготовленной для газеты Daily News.

Эпиграф: «Факты не прекращают существования лишь из-за того, что их игнорируют». (Алдус Хаклси)

Заголовок рекламы: «Нужен ли Лос-Анджелесу мэр, подчиняющийся Мехико?»

Однако то, чего удалось избежать в 2001-м году, произошло четыре года спустя: Антонио Вийараигоса все же стал мэром Лос-Анджелеса. Последствия не заставили себя ждать. Никого не стесняясь, 25 мая 2005 года в интервью мексиканской газете «Эль Универсаль» новоиспеченный градоначальник заявил прямо, что важнейшую роль в его политике будет играть Мексика. По-видимому, уровень преступности, нищеты, разрухи и оборота наркотиков в Лос-Анджелесе еще не достаточно высок для этого некогда райского уголка, поскольку ничем другим объяснить дальнейшие комментарии мэра не удается: «Мы начинаем новую эру. Вместо того чтобы закрыть границу, как того желает Шварценеггер (губернатор штата Калифорния. – В. Ф.), мы должны рассматривать нашу общую границу как прекрасную возможность для общения... Наступил очень важный момент истории – не просто вспомнить о наших корнях, но и начать взаимовыгодные отношения...»

Учитывая то, что восточный Лос-Анджелес сегодня и так уже не отличить от Тихуаны или другого латиноамериканского гетто ни внешне, ни по контингенту, то же самое вскоре ждет и весь город, а вслед за ним и Калифорнию. И произойдет это в самом ближайшем будущем – ведь штат уже более чем на 50 % стал латиноамериканским. Поток нелегальной иммиграции из стран третьего мира (главным образом, Латинской Америки), достигший на сегодняшний день невиданного размаха, принес с собой и более серьезную проблему – в США стали вновь возникать очаги таких заболеваний, как туберкулез и полиомиелит, считавшихся практически искорененными в стране. По данным службы иммиграции и натурализации (Immigration and Naturalization Service – INS), в стране сейчас проживает свыше 11 миллионов нелегальных иммигрантов, и их приток составляет свыше полумиллиона в год. Налогоплательщикам это «удовольствие» обходится в 25 миллиардов долларов ежегодно – и это если принимать в расчет только материальную составляющую.

В тему цензуры попадает еще одно абсурдное понятие – hate crime, то есть преступление на почве ненависти – судя по всему, в противовес всем остальным преступлениям, совершаемым исключительно на почве любви. Так или иначе, этот термин должен был означать преступление против иных социальных групп по причине самого факта принадлежности жертвы к этой группе: представителя одной расы против представителя другой, представителя одной сексуальной ориентации против представителя другой, представителя одной религии против представителя другой и так далее. Получалось, что если белый убил белого или негр – негра, то это, судя по всему, являлось преступлением на почве любви, а вот если белый убил негра, то это уже становилось преступлением на почве ненависти. Истинный же подтекст этого понятия стал предельно ясен, когда выяснилось, что действует оно чаще всего в одном направлении: белый против негра, гетеросексуал против гомосексуалиста...

Многим в Америке знакомо имя Мэттью Шеппарда (Matthew Sheppard), молодого гомосексуалиста, которого забили до смерти двое пьяных в штате Вайоминг. Эта история в течение очень долгого времени мелькала в передовицах газет и среди основных тем выпусков новостей. Но говорит ли что-нибудь американцам имя Джесси Дирхайзинга (Jesse Dirkhising)? Именно так звали мальчика из штата Арканзас, изнасилованного и потом убитого двумя гомосексуалистами. Эта история была практически полностью проигнорирована американской прессой. Сам факт того, что гомосексуалисты оказались преступниками, а не жертвами, сделал эту историю абсолютно неинтересной и бесполезной для политкорректных СМИ.

То же самое наблюдается и с межрасовыми преступлениями. Когда двое белых мужчин прицепили негра к машине и волокли его, пока негр не погиб, эта история долгое время была главной темой дня во всех газетах и выпусках новостей. А вот еще одна история. 15 декабря 2000 года в городе Уичита, штат Канзас, двое мужчин ворвались в дом, захватили пятерых обитателей, ограбили их, изнасиловали женщин, после чего выстрелили каждому из них в спину. Только одна женщина чудом выжила и абсолютно голая прошла почти милю в морозную погоду с пулей в спине, чтобы позвать на помощь и рассказать о произошедшем. За пределами города никто никогда об этой истории, естественно, не слышал. Дело в том, что это кровопролитие было осуществлено не белыми скинхедами, не куклуксклановцами и даже не неонацистами. Оно вообще не было совершено белыми людьми. Белыми были как раз жертвы. А убийцами оказались два чернокожих брата – Реджиналд и Джонатан Карр (Reginald and Jonathan Carr). Эта жестокая расправа не была расценена как убийство на почве ненависти и даже не явилась чем-то, заслуживающим внимания. С точки зрения национальной прессы этого происшествия вообще могло не быть.

Политика двойных стандартов достигла поистине своего апогея. Прогрессирующий черный и цветной расизм повсеместно и достаточно успешно замалчивается, зато белый расизм вплетается туда, где его и в помине нет и быть не может! Из примеров недавних лет особняком стоит случай, происшедший в городе Коунсил, штат Айдахо (Council, Idaho), поскольку именно он как нельзя лучше характеризует полностью вывернутые наизнанку понятия о справедливости в американском Зазеркалье...

РЕАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

28 октября 2000 года матч по американскому футболу закончился скандалом, когда иногородний судья Кеннет Манли (Kenneth Manley) принял несколько спорных решений в пользу команды гостей. Фоторепортер Кимберли Рэй (Kimberly Rae) сделала несколько снимков оскандалившегося судьи. Горе-арбитру не понравилось столь пристальное внимание к своей персоне, и он схватил фотоаппарат, надетый на шею Кимберли, и принялся с силой его выдергивать. Крики женщины о помощи услышал ее муж Лонни Рэй (Lonny Rae). Он оттолкнул разбушевавшегося судью и помог супруге высвободиться из лап двухметрового негра Манли, который затем скрылся в раздевалке. Лонни, увидев ссадины и порезы от ремня на шее у супруги, естественно, пришел в ярость и, подойдя к раздевалке, крикнул: «Скажите этому ниггеру выйти оттуда, я с ним сейчас разберусь!» Рэй вызвал полицию, и делу был дан ход.

В течение шести недель все было тихо. Затем Лонни Рэя вызвали в полицию, и с этого момента начался театр абсурда: Рэй был... арестован за злостное хулиганство – обвинение, которое впоследствии было ужесточено до преступления на почве ненависти, наказуемое сроком до пяти лет лишения свободы и штрафом в 5000 долларов!

Местная пресса вошла в режим повальной истерии, заклеймив Лонни Рэя позором и повесив на него ярлык расиста. Поступить на работу в этом районе страны он так и не смог. Досталось и его супруге Кимберли, которую местная газета окрестила «антихристом». Та самая газета, которая отправила Кимберли в качестве репортера на злополучный матч и хозяин которой, не задумываясь, уволил ее, когда рекламодатели пригрозили отказаться от рекламы, если она останется в этой газете работать...

Адвокат Эдгар Дж. Стил (Edgar J. Steele), ярый борец против политкорректности, защитник прав белого человека (даже само это словосочетание звучит абсурдно!) и автор блестящей книги «Оборонительный расизм», представлял интересы Лонни Рэя совершенно бесплатно, из соображений принципа и справедливости и, хоть и не без труда, все же сумел добиться оправдательного приговора.

Тем временем черному Кеннету Манли, который атаковал беззащитную белую женщину, вообще никакого обвинения предъявлено так и не было. И вряд ли будет.

Сегодня в Америке защищать честь белого человека – значит быть расистом, независимо от контекста. Да что там защищать? Сам отказ белого человека участвовать в собственном геноциде расценивается как расизм! Если человек хочет жить среди себе подобных, то это – расовое и национальное самоопределение, это поощряется. Однако если человек этот белый, то такого расизма мы допустить не можем ни в коем случае, мы ему обязательно в глотку впихнем какую угодно отраву, лишь бы она была не белого цвета! Кстати, и расовое разнообразие теперь подразумевает, что все белые люди должны мыслить одинаково.

Как ни странно, в отдельную категорию попадают евреи, и по отношению к ним «расизм» заменяется на «антисемитизм». Само же понятие антисемитизма стало таким же размытым, как и «расизм», и антисемитами в США сегодня называют вовсе не тех, кто не любит евреев, а тех, кого не любят евреи (к сожалению, не помню имени автора этого удивительно меткого изречения). А не любят они в последнее время очень многих, и получить ярлык «антисемит» гораздо страшнее, чем «расист». В Канаде и некоторых странах Европы, включая Германию, за оскорбление еврея (заметьте – не казаха, не поляка, не араба, не ирландца, не негра, не латиноамериканца) предусмотрены уголовные статьи, и, видимо, не за горами принятие аналогичных мер в США. В этой связи очень показателен пример Эрнста Цунделя (Ernst Zundel), которого обвиняли по самым различным статьям, включая «публикацию ложных новостей», затем арестовали и содержали в одиночной камере в канадской тюрьме в течение двух лет, после чего депортировал и на родину в Германию, где он снова был арестован. Между тем весь состав «преступления» Цунделя заключается в том, что он поставил под сомнение достоверность Холокоста – гитлеровского геноцида против евреев в годы Второй мировой войны. Кстати, обвинение, по которому он был арестован в Германии, так и называется – «отрицание Холокоста», наказуемое сроком до пяти лет. Интересно, а за веру в летающие тарелки тоже могут два года в «одиночке» продержать? [32]

Министерство юстиции предоставило статистику за 1999 год, согласно которой 657 тысяч преступлений было совершенно неграми против белых, в то время как лишь 91 тысяча – белыми против негров. Учитывая, что негритянское население составляет приблизительно 1/7 часть всего населения США, получается, что вероятность совершения преступления негром почти в 50 раз превосходит вероятность совершения преступления белым. Подтверждает это и следующая статистика – опять же от Министерства юстиции США:

• 58 % всех арестованных за незаконное владение оружием в стране – негры;

• 64 % преступлений с особой жестокостью в стране совершаются неграми;

• соотношение разбойных нападений, совершаемых неграми и белыми-8:1;

• соотношение изнасилований, совершаемых неграми и белыми – 9:1;

• соотношение убийств, совершаемых неграми и белыми – 14:1;

• соотношение вооруженных ограблений, совершаемых неграми и белыми – 19:1.

Однако если ориентироваться на сообщения американских СМИ, то выходит, что большинство межрасовых преступлений совершают именно белые, хотя на самом деле подавляющее большинство таких преступлений совершается неграми. Одно преступление из 45 белых против негров считается преступлением на почве ненависти, в то время как лишь одно из 1254 преступлений черных против белых расценивается аналогичным образом! И это еще не все: официальная статистика поистине проявляет чудеса изворотливости, когда дело касается, к примеру, латиноамериканцев, поскольку не совсем ясно, к какой расовой группе их отнести: они вроде бы и не негры, но и не вполне белые. А между тем на их долю приходится очень высокий процент преступлений в стране, особенно на нелегальных эмигрантов. Выход правительственные статистики нашли блестящий: когда латиноамериканец является преступником, то учитывается как белый, но если он оказывается жертвой, то чудесным образом вдруг «темнеет» и попадает в отдельную статистическую группу. Если и дальше следовать этой, с позволения сказать, логике, то убийство мексиканца мексиканцем в статистике вполне может фигурировать как убийство негра белым. Красиво, правда?[31]

Любопытно, что благодаря политкорректности поговорка «почувствовать себя белым человеком» в Америке не просто теряет смысл, а приобретает полностью противоположное значение! Гордиться своим белым происхождением – это расизм. Признать, что между расами есть различия – расизм. Защищать интересы своей расы – это расизм, но только в том случае, если раса белая. Иначе это уже называется борьбой за свои права. Именно поэтому самым бесправным созданием в США сегодня является именно белый человек. Вернее, белый мужчина гетеросексуальной ориентации, нормальной комплекции тела с ненулевым интеллектом и не являющийся инвалидом. То есть подавляющее большинство мужского населения США.


Глава 10 Кто за кого отвечает? | Социалистические Штаты Америки | Глава 12 Выборы: глас вопиющего в пустыне