home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Прощай, оружие?

Основная причина, по которой гражданам дано право свободного владения оружием – это использование его, в случае необходимости, в качестве последнего средства, чтобы защитить себя от государственной тирании.

Томас Джефферсон, третий президент США

Конституция США разрешает гражданам свободной страны иметь оружие и пользоваться им для самозащиты, и основатели страны недвусмысленно высказывались по этому поводу. Томас Джефферсон писал своему другу в Англию, что «всегда быть вооруженным – это право и долг каждого человека». В письме Джорджу Вашингтону он же отметил: «ни один свободный человек не будет лишен права пользоваться оружием». Патрик Генри говорил: «Цель каждого человека – быть вооруженным». Джеймс Мэдисон подчеркивал, что тираны «боятся доверять людям с оружием... Владение оружием – это преимущество американцев практически над любой другой нацией».

В наше время в США совершается до 40 миллионов преступлений в год разной степени тяжести – от краж простых шнурков и расчесок до убийств и изнасилований [12]. Чисто инстинктивно и эмоционально напрашивается, казалось бы, один выход: сократить свободный доступ граждан к оружию и внедрить жесткие правила на пользование оружием. Однако, несмотря на внедрение новых законодательных мер по контролю над оружием (gun control), которых на сегодняшний день в стране уже насчитывается более двадцати тысяч, уровень преступности в стране не торопится падать [10]. Казалось бы, логика тут простая: чем меньше население будет иметь доступ к оружию, тем ниже будет уровень преступности. Однако в реальной жизни этого не происходит. Как раз все развивается с точностью до наоборот!

Законодательство, регулирующее право населения иметь оружие, различается от штата к штату. Некоторые штаты не имеют практически никаких ограничений; некоторые обязывают своих граждан иметь специальное разрешение; некоторые требуют помимо разрешения еще и подтверждение навыков владения оружием; некоторые штаты практически запрещают простым гражданам носить оружие. Отдельные города также могут иметь свои порядки регистрации и получения оружия. Балтимор, Детройт, Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Филадельфия и Вашингтон находятся среди городов, имеющих наиболее строгие оружейные законы. Суммарное население этих городов (без пригородов) на 1998 год составляло 14,6 миллионов человек, то есть приблизительно 5 % от общего населения США. По данным ФБР, в этих городах за тот же год в сумме было совершено 2399 убийств, что составило более 14 % от общего числа убийств по стране за тот же период времени [10]. Вашингтон хочется отметить особенно. Этот город имеет одни из самых строгих в стране запретов на распространение и владение оружием, являясь при этом криминальной столицей США [12].

Несмотря на кажущуюся нелогичность этой статистики, она тем не менее легко объяснима. Очевидно, что чем строже наказание за преступление и чем выше вероятность его раскрытия, тем меньше шансов, что преступление будет совершено. Если у потенциальной жертвы окажется оружие, то «раскрытие» такого преступления практически гарантировано, а «наказание» может оказаться моментальным и трагическим, причем даже до того, как преступление совершено! Другими словами, это предотвращенное преступление. По этой простой причине преступник всегда ищет беззащитную жертву. А если он знает, что жертва может дать отпор, то он скорее всего и рисковать не будет. Наличие оружия в руках потенциальной жертвы может избавить ее от нападения, возможно, даже без единого выстрела, а для любителей статистики это будет означать на одно преступление меньше.

Сторонники контроля над оружием часто приводят аргумент, что если у населения будет свободный доступ к оружию, то любой человек, будучи в плохом настроении, сможет взять пистолет и застрелить соседа под горячую руку. Любопытно было бы узнать: авторы этого утверждения в плохом настроении стали бы стрелять своих соседей? Сомнительно! Почему же они такое поведение проецируют на других? Почему, к примеру, автомобилист под плохое настроение не начинает давить прохожих направо и налево? При таком однобоком мышлении, естественно, также полностью игнорируется тот факт, что у соседа тоже может быть оружие, и одно только осознание этого может заставить агрессора дважды подумать, есть ли смысл вообще что-то предпринимать.

К сожалению, неслучившиеся или предотвращенные преступления практически не освещаются: нет убийства, и, если полицию никто не вызвал, нет и огласки, – следовательно, нет истории для прессы, рассказывать не о чем, да и галочку не поставишь. Вот если бы убийство произошло, то оно стало бы еще одним аргументом в пользу политики контроля над оружием. Каждый день телевизионные новости буквально смакуют любое происшествие, любое убийство, освещая его во всех подробностях и разбирая каждую мельчайшую деталь. Между тем совершенно очевидно, что преступника, пожелавшего приобрести оружие, не остановят никакие запреты и законы: он либо обратит свой взор на черный рынок, либо украдет, либо нелегально ввезет, но так или иначе найдет способ добыть оружие в обход любых законов. Зато благодаря контролю над оружием законопослушному гражданину будет сложнее приобрести пистолет и защитить себя от нападения.

Очень часто приходится слышать возражения, что есть страны, в которых вообще нет свободного доступа к оружию, а уровень преступности в этих странах очень низкий. Однако в этом случае необходимо учитывать исторические традиции каждой конкретной страны. В США рынок оказался наводнен огромным количеством оружия в силу того, что на протяжении многих десятилетий оно было свободно доступно всем желающим. После ввода ограничений колоссальные партии легального в прошлом оружия хлынули на черный рынок, где оно все еще было доступно, но уже далеко не всем желающим. В свете этого, любые меры по ужесточению контроля над оружием ограничивали именно права простых граждан на владение оружием, а черный рынок как продолжал снабжать оружием преступников, так и продолжает это делать. С другой стороны, в странах, где традиционно существовали ограничения на доступ к оружию, соответственно и количество этого самого оружия во много раз меньше, что и обеспечивает в целом более низкий уровень преступности. Но даже и в таких странах отмена ограничений на доступ к оружию может сотворить чудеса. Идеальным примером тому послужила Эстония, где граждане теперь могут приобрести любое гражданское и даже боевое оружие в личное пользование. Это принесло поистине фантастические результаты: преступность в стране не только упала на 80%, но и штат полиции был сокращен вдвое!

Профессор Джон Лотт, автор книги «Больше оружия – ниже преступность», приводит данные о том, что порядка двух миллионов преступлений в год предотвращается благодаря тому, что потенциальная жертва имеет оружие. Даже по оценкам Национального института юстиции (National Institute of Justice), правительственного учреждения, количество предотвращенных преступлений насчитывает полтора миллиона в год только благодаря наличию у оборонявшихся оружия! Однако сравним это с официальными заявлениями средств массовой информации. Если верить теленовостям и газетным заметкам, то в год количество преступлений, предотвращаемых наличием оружия у потенциальной жертвы, равно... пятидесяти! Более того, Исследовательский центр СМИ (Media Research Center) предоставил следующие данные от 5 января 2000 года: в выпусках теленовостей количество сюжетов в пользу контроля над оружием превосходит количество сюжетов против него в 10,3 раза [12]! Так стоит ли удивляться тому, что граждане просто не имеют объективной информации и элементарных фактов?

Как это ни печально, сегодня трудно кого-либо удивить перестрелками в школах и вузах США. Большинство таких происшествий влечет за собой истеричные крики «долой оружие!», которые частенько приводят к принятию новых ограничительных мер. Однако сокрытие некоторых фактов подобных происшествий полностью искажает картину инцидентов.

16 января 2002 года Питер Одигизува (Peter Odighizuwa), студент юридического колледжа Appalachian Law School (штат Виргиния), открыл огонь, убив декана, профессора и одного студента, и ранил еще трех человек. Два других студента – Майкл Гросс и Трэйси Бриджес – сумели остановить преступника. Каким образом? Если верить газете Los Angeles Times, то они «схватили стрелявшего». Тоже самое утверждает и New York Times. Удивительным образом из 280 новостных блоков, переданных по всей стране, только четыре (!) сообщили о таком «незначительном» факте: Гросс и Бриджес остановили преступника с помощью имевшегося у них самих оружия! (Интересно, а как еще двое безоружных могли схватить вооруженного убийцу?) В подавляющем большинстве репортажей эта маленькая деталь была «случайно» забыта. На вопрос «почему из репортажа была опущена столь важная подробность?» представитель Los Angeles Times ответил: «Описание инцидента было точным, и ключевым стало именно то, что преступника схватили. Совершенно не обязательно, что именно человек с оружием сыграл ключевую роль в обуздании преступника». Блестяще, не правда ли?

В 1968 году в США был принят Указ о контроле над вооружением (US Gun Control Act of 1968, или US GCA'68), который стал первым в истории США актом массового и жесткого ограничения законных конституционных прав граждан. Не имея никаких идей относительно того, как этот закон лучше оформить, из-за отсутствия прецедента в американской истории, его инициаторы обратились к внешнему источнику. Да еще к какому! Вот всего лишь несколько разделов для сравнения:

1. Указ US GCA'68:

• ...ввел термин «Спортивное оружие»;

• ...действует только на рядовых граждан и не распространяется на правительственные структуры;

• ...ограничивает возраст лиц, которым разрешено иметь оружие и боеприпасы, соответственно 18 и 21 годами;

• ...дает право министру финансов решать, какое оружие разрешено и какое запрещено иметь гражданам;

• ...дает бюрократам право контролировать разрешенные виды боеприпасов.

2. Внешний источник:

• ...выделял спортивные разновидности оружия;

• ...обязывал граждан, желающих приобрести оружие, зарегистрироваться у нацистского служащего и пройти проверку;

• ...предполагал, что немецкие граждане изначально агрессивны, поэтому только правительственные структуры освобождены от выполнения настоящего указа;

• ...давал нацистам неограниченное право решать, какое оружие разрешено и какое запрещено иметь гражданам;

• ...давал бюрократам право контролировать разрешенные виды боеприпасов;

• ...запрещал иметь оружие лицам, не достигшим 18-летнего возраста.

Совершенно очевидно, где находятся корни этого «внешнего источника». Точное его название – нацистский Указ об оружии 1938 года. Отдельные разделы GCA'68 не просто аналогичны, а откровенно скопированы и переведены слово в слово из нацистского Указа! Окончательно убедиться в том, что это не простое совпадение, позволяет отрывок из письма, датированного 12 июля 1968 года. Это письмо было отправлено Льюисом Коффином, работником Библиотеки Конгресса, сенатору Томасу Додду: «...мы прилагаем перевод Указа об оружии 1938 года, выполненный доктором [европейского законодательства] Уильямом Сольом-Фекете, а также ксерокопию присланного Вами оригинального текста на немецком языке». Таким образом в конце июня 1968 года – за 4 месяца до принятия GCA'68 – сенатор Томас Додд лично имел на руках копию оригинального текста нацистского Указа об оружии на немецком языке – Указа, который фактически положил начало гитлеровской политике и ее последствиям.

Социалистические Штаты Америки

Адольф Гитлер

Не являются ли новые меры американских политиков попытками полностью разоружить американский народ? Ведь если поправка № 2 к Конституции о самозащите падет, то все остальные права граждан рухнут одно за другим, как карточный домик, как фишки домино. История показывает, что правительственный геноцид всегда начинался с массового разоружения населения. Примеров предостаточно. Во всех случаях статья или закон резко ограничивали свободный доступ граждан к оружию.

Социалистические Штаты Америки

Первая страница нацистского Указа об оружии от 11 ноября 1938 года

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Османская империя, Турция, 1915-1917 годы. 1,5 миллиона армян убиты после принятия в 1911 году статьи 166 Уголовного кодекса.

СССР, 1929-1953 годы. 20 миллионов человек стали жертвами сталинских репрессий после принятия в 1929 году статьи 182 Уголовного кодекса.

Фашистская Германия, 1933-1945 годы. Миллионы людей убиты после принятия Указа об огнестрельном оружии и боеприпасах 1929 года и Указа об оружии 1938 года.

Китай, 1949-1976 годы. 20 миллионов антикоммунистов и прореформистов пали жертвами режима Мао Цзэдуна после принятия статей 186-187 Уголовного кодекса в 1935 году и Закона о безопасности в 1957 году.

Уганда, 1971-1979 годы. 300 тысяч христиан и политических конкурентов убиты после принятия Указа об огнестрельном оружии 1971 года.

Камбоджа, 1975-1979 годы. Более 1 миллиона представителей интеллигенции убиты после принятия статей 322-328 Уголовного кодекса.

Томас Джефферсон удивительным образом предвидел подобное развитие событий. Нельзя недооценивать важность заявления, вынесенного в эпиграф кэтой главе: оружие дается не столько для отпугивания воров и грабителей, сколько для защиты собственной неприкосновенности от насилия со стороны государства! Но сегодня об этом мало кто помнит. И, как результат, США пугающими темпами выходят на финишную прямую к тоталитарному режиму, следуя по пути своих предшественников.


Глава 2 Свобода и Конституция | Социалистические Штаты Америки | Глава 4 Современная Америка: Конституция или Манифест?