home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22

Крещение огнем

Правдива смерть,

а жизнь бормочет ложь.

Н. Гумилев

Спаленный любовной горячкой, Севергин гнал по трассе к далекой, окруженной алым заревом Москве. Так ломится буланый лось в период гона, оставляя на суках клоки окровавленной шерсти. Позади него остались выжженные версты и дымящиеся развалины; все, что он строил с надеждой и терпением, ласкал, берег и повивал смыслом, обесценилось и стало пеплом.

Официальной версией его поездки в Москву была доставка в криминалистическую лабораторию образца загадочного вещества. Неофициальной – желание увидеть Флору, и он имел полное право увидеть ее, чтобы, согласно служебному долгу, сообщить, что найдено тело ее сестры.

– Таких изысканных снадобий давно нет в обиходе нынешней церкви, – пожимала изящными плечиками главный эксперт. – На спектрометре нам удалось обнаружить раритетные вещества, годящиеся разве только для музейных коллекций. Судите сами: египетская мастика, кипарисовая смола, базилик, фиалковый и имбирный корень, кардамон, масло мускатное, бергамотовый бальзам и гвоздичное масло, вытяжка из померанцевых яблок и майорана. Кроме того, афонский ладан, аравийский тимьян, сирийское розовое масло, зерна лотоса и настоящий мускус. Эти вещества сходны с обнаруженными на Туринской плащанице.

– Значит, все-таки обряд?

– Да, эти масла применялись в древности для религиозных таинств, в виде тонкого помазания особой кисточкой. Но, насколько мне известно, «объект» был покрыт им довольно густо.

– Ритуальное убийство? – предположил Севергин.

– Если остановиться на этой версии, то придется предположить, что мы имеем дело с древней сектой с обширными связями в Греции и Святой Земле. Подобные вещества стали редкостью еще несколько столетий назад.

Севергин поблагодарил очаровательного консультанта и торопливо вышел из лаборатории. Теперь он должен был дождаться вечера, чтобы встретиться с Флорой. Жгучее муравьиное масло Купальской ночи покусывало в паху и в подмышках. И едва отворились двери и на пороге возникла она, Севергин шагнул к ней и стиснул ее плечи. Он подумал, что так легче будет сказать ей о смерти Лады, не глядя в глаза, но, чувствуя каждую ее жилку.

– Флора, прости... Мне тяжело говорить, – он обнял ее, не решаясь поцеловать.

Он смотрел на большой аквариум за ее спиной, где в эту минуту все замерло и окостенело. Остановили свои медлительные танцы жабы, настороженно подняли головы и застыли гладкие аспидно-черные ужи.

– Молчи, я все знаю...

Осторожно поддерживая за плечи, Егор проводил ее до дивана.

– Я могу забрать ее тело или надо ждать окончания следствия? – после долгого молчания спросила Флора.

– Пока не знаю... На теле твоей сестры обнаружено церковное миро. Скажи, она была крещеной?

– Нет. Ни она, ни я не крестились в церкви, но мы приняли крещение огнем.

– Я ничего не знал о таком обряде.

– Он намного старше крещения водой, ему несколько тысячелетий. «Крес» по-славянски огонь, а «кресенье» – возжжение внутреннего огня... Огонь Сварожичь горит в сердце всякого человека и каждой звезды, – прикрыв глаза, говорила Флора, словно читала скорбную молитву.

– Прости, Флора, я лучше пойду, – сквозь сжатые челюсти простонал Егор.

Неуверенно ступая, Флора проводила его до дверей:

– А знаешь, почему я выбрала тебя? – внезапно спросила она. – Все оказалось так просто. Ты позвонил и назвал свою фамилию: Севергин. Твое родовое имя идет от Сварога, Творца всей Поселенной. «И после Сварога княжил его сын именем Солнце, его же рекут Даждьбог, бе муж силен и славен...» Твой Род, твое мужество отмечено солнечным огнем и чистотой... А ты думал, я всех гостей встречаю голая?

– Теперь я понимаю, что это был только символ, что-то вроде «нагой истины».

– Все в нашем мире – лишь символы... Прощай, мой Яхонт-Князь.

– Прощай, царица Флора.


Глава 21 Схимник | Звезда волхвов | Глава 23 Падшее зерно