home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 34

Квиты

Выжать рожь на черниговских пашнях,

Волгу-матку разлить по бутылям,

С питухов барыши загребая...

Н. Клюев

Даже опытный разведчик может ошибаться, если слишком доверится правилам игры.

Несколько дней Квит был уверен, что подхватил паранойю: спиной и затылком он ощущал неотступную слежку. Прежде чем провалиться в свой короткий, взбаламученный сон, он прятал пистолет с досланным патроном под подушку. Среди ночи он вскакивал, подкрадывался к окну гостиницы и наблюдал из-за занавески тусклую, едва подсвеченную фонарями площадь.

Из-за правого плеча бронзового Ильича смотрела мертвенная магнетическая луна и нервировала чувствительного Квита. Днем, проезжая по городу, он больше смотрел в зеркало заднего вида, чем на дорогу. По пути осторожно оглядывался и «фотографировал» случайных прохожих и, наконец, убедился, что за ним и в самом деле следят. Так терпеливо и нагло ведут себя самые высокооплачиваемые мировые спецслужбы. Эмиссары тайного ордена повсюду следовали за ним на тихих машинах с черными стеклами. Они, как пауки, караулили его в ночных дремотных переулках, затканных лунной пряжей. А по утрам бодро встречали у дверей гостиницы и вели до управы. А однажды вечером он обнаружил в багажнике своего автомобиля осьмушку белого порошка, упакованную в целлофановый пакетик: элегантный привет от «свояков», демонстрирующих свою власть и тайную осведомленность. Квит давно пристрастился к наркотикам, но предпочитал аристократический кокаин, от которого его орлиный профиль уже начал терять свои античные очертания. А если за него взялись спецслужбы или люди из внутреннего надзора, пиши пропало. Из медноклювого орла он быстро превратится в зайца-тумака, с прогорклым мясом и шкурой, не годной даже для стариковских онучей. Доведенный до озверения неназойливой постоянной слежкой, он решил положить конец издевательствам и встретить врагов с открытым забралом. Проехав Сосенцы насквозь, он вышел из машины в тихом безлюдном проулке, заросшем чистотелом и одуванчиками. С горьким прощальным чувством он в последний раз вдохнул воздух свободы и растроганно посмотрел по сторонам. Вдоль дороги паслись козы, на старушечьих окошках цвели герани, в черемуховых палисадах свистели птахи. Стоя на обочине, Квит терпеливо и обреченно ждал, пока из-за поворота выползет тяжелая, приседающая на ухабах колымага.

«Хвост» затормозил метрах в тридцати. Жабры двух черных джипов одновременно встопорщились, и в белую лунную пыль высадились люди в черном.

«Зловещая классика», – привычно съязвил Квит и приготовился к худшему.

– Ну что, корешок, поехали, – устало предложил Квиту старшой, похожий на усталую Смерть.

В машине ему завязали глаза гуттаперчевой повязкой и крепко, но предупредительно поддерживали во время поворотов и торможений.

– Куда едем, командир?

– С тобой хочет поговорить одно влиятельное лицо.

– Так сказали бы по-человечески, зачем «скотч клеить»?

– Не обижайся, друг, в таком деле нельзя без китайских церемоний.

Повязку сняли. Парни в черном козырнули Квиту и исчезли в коридорах мрачного дворца.

Усталая Смерть, дыша в спину, повела Квита внутрь особняка. Квит вертел головой, удивляясь невиданной роскоши. Коридор был облицован полированной яшмой, пол набран из плашек африканского чараита. Стены украшали мозаики из янтаря, оникса и малахита, словно здесь проживала сама «хозяйка медной горы». В недрах замка царили прохлада и вечная ночь, поэтому вдоль стен светились бра из драгоценных камней.

У огромного пылающего камина в высоком золоченом кресле, спиной ко входу, сидела женщина. Квит не видел ее лица, только острые локотки и тщательно уложенные, точно стеклянные пряди белокурых волос. Локти могут много сказать опытному физиономисту. Вытянутая, заостренная форма локтевого сустава свидетельствовала о врожденной истерии и сексуальной неуравновешенности, но не более того.

Дама встала с кресла. В глазах зарябило от высокого пламени за ее спиной. Силуэт в яркой огненной подцветке был похож на летучий абрис модной дивы, но лицо показалось Квиту маской-пародией на Донну Бес, и тут он узнал ее...

– Госпожа Плотникова, рад вас видеть, – забормотал ошарашенный Квит.

Борис ослабил ворот рубашки. «Да, если смотреть с этого ракурса, то она – вылитая Бес-Донна, тот же вырожденческий профиль и неестественно преувеличенные женские прелести. Гм, а в ней что-то есть! Что ж... Это будет еще одна игра!»

– Так сказать, чем обязан?

– Поймай его!

– Кого?

– Чеглокова. Этот дурак скачет вокруг города козлом ряженым. Найди его! Плачу любые деньги! И еще – мне нужна вся оперативная информация о состоянии дел в городе и вокруг. Я знаю, что казарму с китайцами собираются подпалить какие-то отморозки из местных. Я сама с ними разберусь, у меня отличная «личка», как ты уже успел убедиться, но мне нужны списки главарей.

– О, Мадонна! – вырвалось у Квита.

– Отставить! Твоего гонорара хватит на то, чтобы приобрести домик на Майорке для тихой обеспеченной старости. Я жду ответа!

– Мадам, даже если я никогда не стану майором, домик на Майорке будет служить мне утешением, ибо сказано: «Где богатство ваше, там будет и среде ваше».

Ангелина поморщилась:

– Ладно, эрудит, если справишься, возьму к себе.

Квит быстро прикидывал выгоды, в его голове с треском крутился арифмометр и щелкали костяные счеты, подводя итог его вычислениям. После неудачного захвата офиса благотворительницы он разочаровался в идее справедливости и теперь стоял, как витязь на перепутье, выбирая нового хозяина. Наконец, цилиндры арифмометра в его голове, звякнув в последний раз, остановились. В глазах Квита пробежала строка бесконечных нулей, и в мозгу блеснула мысль: «Соглашайся!»

– Я согласен, госпожа...

– Продажная шкура! – ласково сказала Геля и погладила его по влажным кудрям, – а мне, дружок, нужны лично преданные люди.

– Я готов предаться вам лично. – Квит подобострастно поцеловал ручку благодетельницы, прикидывая свой следующий бросок.

Тренированное воображение уже рисовало декорации следующего акта: лазурный берег, жгучее небо Александрии или кудрявые пальмы Антильских островов, но действующие лица этой драмы уже назначены. Он – породистый, загорелый, похожий на смуглого принца с хищной улыбкой на тонких, извилистых губах. Она – пресыщенная дамочка бальзаковского возраста, в белой шляпе и белом купальнике с развевающимся парео на тугих, загорелых бедрах. О, это будет всего лишь несчастный случай: купающейся миллионерше встретилась голодная рыба-пила, а может быть, соскучившийся осьминог задушил ее в своих объятиях. Уголок газетной хроники в разделе курортных происшествий и следом – полное забвение. В битве жизни побеждает хитрейший. Терпение – вот признак истинного лидера.

Квит окончательно распустил и сбросил гароту. Взвинченные нервы требовали разрядки, к тому же его отношения с хозяйкой особняка зрели с водевильной быстротой.

– Поправь шнурок там, на спине, а то режет, – томно попросила Ангелина. – Нет, еще ниже...

И Квит принялся терпеливо развязывать кожаные тесемки на теле хозяйки. Черный корсаж из блестящей кожи обливал гуттаперчевые силиконовые мячики. Талия была стиснута шнуровкой, и Квит неуверенно потянул за ремешок, подсознательно ожидая подвоха: может быть, шума спускаемого бочка, может быть, оплеухи со стороны хозяйки.

Но Геля сама была рада сбросить черную сбрую. Тело у нее было прохладное и шероховатое, как шляпка гриба, и Квит долго не мог воодушевиться.

– Признайся, ты хотел меня? Хотел? – страстно мяукнула Геля.

Квит шипел от хищного сладострастия. Все же он считал себя рыцарем и с дамами обходился вежливо, но духи Донны Бес вызывали у него почти аллергию, да и предстоящая игра в «ведьму и инквизитора» мало радовала его.

На следующее утро Квит аккуратно вскрыл файлы местных силовиков и выудил списки зачинщиков городского беспорядка. Многое поставлено на карту, чтобы пренебрегать предложением этой кошки в сапогах, которая легко может сделать его маркизом Карабасом.


Глава 33 Крестный отец | Звезда волхвов | Глава 35 Час между волком и собакой