home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

— Нет! — закричал Спингарн, и его голос прогремел среди груды костей и ревущих гигантов. — Нет, Хок! Не бросай гранаты! Они нам пригодятся, приятель!

Этель подлетела к Спингарну, тряся его и бормоча скороговоркой со страхом и недоверием:

— Они пустые — должно быть, входят в фактор Смены Сцен! Агент Управления по борьбе с катастрофами утверждал, что Сцены меняются случайным образом, — может произойти все что угодно! Это новая Игра! Мы переберемся на них через барьер! Но гиганты!…

Спингарн все же успел убедить Хока. Старый сержант, с пылающим взглядом маньяка, еще не остыл, но, подчиняясь приказу Спингарна, погасил запал гранаты.

Когда огромные корабли приблизились, стала видна запутанная паутина, которая удерживала огромные шелковые мешки, наполненные горячим воздухом. Спингарн мог разглядеть мельчайшие детали ярких геометрических узоров на ближайшем шаре. Он видел также привязанную снизу деревянную гондолу — вместительную раскрашенную корзину. Одна часть его мозга была занята вычислением полей, которые понадобятся для осуществления физических манипуляций со Сценами на поверхности планеты. Он молниеносно определил силы, необходимые для тою, чтобы в течение нескольких секунд были разбросаны огромные пласты земли, накопившиеся за миллионы лет. Не зная почему, он был уверен, что тут все совершенно не правильно! В Сценах Талискера снова ощущалось присутствие таинственной силы, так как ни один человек не мог создать машины таких размеров!

Но практичная половина разума Спингарна уже размышляла над тем, каким образом лучше всего использовать шары.

Гигант, первым освободившийся от действия молекулярно-дисперсионного поля, начал расчесывать свою мокрую бороду.

— Спингарн! — закричала Отель, увидев это. — Они убьют пас!

— Скорее всего, капитан, так и будет! — решил Хок. Спингарн понял, что потерял несколько драгоценных секунд.

— Ты не можешь опустить шар? — спросил он Этель.

Ближайший шар мягко раскачивался на одном месте в десяти-двадцати метрах над ними. Он с тем же успехом мог находиться на другой стороне планеты. Этель! Если бы ей удалось выпустить немного воздуха, чтобы снизить его, то они могли бы спастись!

Этель поднялась на тонких крыльях в холодный воздух. Она поднималась плавно и с таким изяществом, что мгновенно стала желанной для Спингарна. Хок закричал было «Ура!», когда она забралась в ярко раскрашенную деревянную гондолу, но напряженное выражение лица Спингарна остановило его.

Если бы они могли опустить шар!

— Что мне делать, Спингарн? — крикнула девушка. Ее небольшой вес заставил гондолу слегка опуститься, но огромный шелковый шар, наполненный воздухом, не приблизился к земле. Он качался с возмутительным постоянством в двенадцати метрах над амфитеатром.

— Они идут! — испуганно сказала Этель. Однако Спингарн уже почувствовал, что поле исчезает. Чудовища с недоумением трясли головами и освобождали конечности из-под тел соплеменников. Они совсем окоченели и удивлялись, обнаружив себя лежащими на земле. Постепенно они осознали присутствие армады ярко раскрашенных шаров, но пока только чесались и ворчали друг на друга.

— Выпусти из шара немного воздуха! — закричал Спингарн. К счастью, Этель быстро освободила клапаны, которые регулировали поток горячего воздуха. Шар резко опустился, и гондола оказалась почти точно над вплавленным в метеорит сержантом. Этель упала на Спингарна, и только благодаря присутствию духа Хок успел схватиться за медный поручень, расположенный вокруг гондолы, и не дал слабому ветру унести шар. Гиганты наблюдали, как трещали сухожилия Хока от усилий удержать воздушный шар. Их разум прояснился, и они поняли, что пропустили появление новой Сцены — и увидели своего врага.

— Гиганты! — крикнула Этель. — Быстрее, Спингарн!

Он освободился из ее объятий и бросился па помощь Хоку. Но именно Этель быстро нащупала пальцами отверстие на краю гондолы и скоординировала их усилия. Вместе они с трудом втолкнули в корзину тяжелый метеорит. Гиганты освобождались от паутины в своих мозгах; они поднялись на ноги и стали искать какого-нибудь вожака, чей разум способен разобраться в происходящих событиях. Затем одна шаркающая гора мяса оглядела плетеные клетки; другой гигант указал на армаду, парящую над амфитеатром; третий начал вопросительно скулить, глядя на мучительные движения Хока, когда сержанта перетаскивали в гондолу.

— Бааа-л-ууу-аа-дд? — заревел один из гигантов.

Поднялся бешеный рев, но пока никто не торопился схватить убегающую троицу. Спингарн надеялся, что поле, искривившее электромагнитные импульсы в мозге, могло вызвать остаточное оглупление. Однако период беспомощности гигантов и их неспособности разобраться в ситуации продолжался дольше, чем он предполагал. Если только архаичное судно удастся поднять в воздух!

— Я не могу! — всхлипывала Этель. — Я не знаю, как им управлять!

Спингарн прыгнул в гондолу, пока Этель крутила медные рычаги. Дым черным облаком вырвался из примитивной железной топки. Но как управлять рычагами?! Как нагреть воздух в шаре? И долго ли гиганты будут глядеть в восхищенном удивлении на армаду воздушных шаров?!

— Отойди, капитан-дьявол! — скомандовал Хок. — Эти штуковины — хлеб для саперов! Сам Великий Герцог смотрел, как один из тех французских фокусников сделал точно такую же машину. Вот, мой капитан, бросайте их в чудовищ… — Он протянул Спингарну гранату, которую нянчил, словно ребенка. —… Будьте готовы, мисс, шар сейчас поднимется!

Гиганты поняли смысл происходящего, как только раздалось фырканье машины. Хок нагнулся, чтобы открыть широкое поддувало топки. Воздух загудел, раздувая затухающие угли. Черный дым тут же стал серым, затем почти белым, и огромная шелковая оболочка, покрытая геометрическими узорами, начала надуваться.

— Бросай в них гранаты, Спингарн! Угости их вулканическим порохом, приятель!

Спингарн взял ручную гранату и подождал, пока ее короткий запал не начал шипеть и разбрасывать искры. Затем приказал девушке укрыться. Гиганты двигались угрожающим плотным строем к воздушному шару. Черная круглая граната три раза перекувырнулась в холодном утреннем воздухе. Ближайшие гиганты, вспомнив смертоносную дисперсионную бомбу, отпрянули назад. Граната подлетела к ним, и в то же мгновение канаты воздушного корабля начали трещать, натягиваясь под весом Хока и метеорита, к которому он был приварен.

— Мы летим, парень! — кричал сержант Хок. — Ура! Ура! Смерть врагам королевы Анны! Ура!

Взрыв гранаты сотряс воздушный шар и отбросил его метров на шесть в сторону. Осколки металла просвистели мимо воздухоплавателей, но ни один не попал в оболочку шара. Один осколок щелкнул по метеориту, заставив Хока застонать. Под крики и вой гигантов воздушный корабль медленно плыл вперед, гондола раскачивалась из стороны в сторону, потеряв равновесие из-за находящейся в ней массы железа.

Спингарн был оглушен, но болевой шок прошел. То, что он видел, не было галлюцинацией.

Вернулся Гораций.

Робот небрежно наблюдал за ними, высунув голову из-за края гондолы и одной рукой вцепившись в медный поручень.

— Доброе утро, сэр!

— Боже! — произнёс Спингарн. — Где ты был?!

Этель тоже обернулась. Она что-то говорила, но все были оглушены взрывом гранаты.

Спингарн понимал, что, увидев Горация, она удивилась не меньше его. Затем и Хок присоединился к безмолвной сцене. Все они что-то кричали, но никто не понимал ни слова.

— Я слышу тебя, Гораций, — сказал Спингарн, — А других — нет.

— Хм… Это ультразвук, сэр. Не волнуйтесь. Вы все скоро оправитесь.

— Тогда скажи, где ты шлялся, когда был так нужен нам? — прорычал Спингарн. — Ты, бесполезный ящик с электроникой, заводная мартышка! Почему не пришел, когда гиганты уже приготовились распотрошить нас?!

— О нет, сэр! Это не входит в правила — таковы условия, сэр. Пока вы не измените вероятности ситуации, сэр.

— Что ты имеешь в виду? Мы изменили ее, сбежав?

— Нет, сэр.

— Значит, захватив воздушный шар? Робот наслаждался происходящим. Его лицо выражало восхищение.

— Тоже нет, сэр, хотя это так характерно для вас, сэр! Как ловко вы все устроили! Вы были проницательны, взяв с собой юную леди и отважного сержанта!

Спингарн почувствовал знакомую ярость, но робота невозможно заставить говорить кратко, точно так же, как воздушный корабль нельзя заставить лететь намеченным курсом. Гораций обладал наихудшими чертами своего племени — эгоцентричным педантизмом, любовью к необязательным фразам, многословием и нежеланием отвечать по существу.

— Говори немедленно, — заскрежетал зубами Спингарн. — Или ты будешь говорить, или тебя сдадут в лом.

— Очень хорошо, сэр! Сию секунду, сэр! Не надо меня в лом, сэр! Все дело в метеорите, сэр! — Хок смачно выругался в адрес железной массы. — Вы забрали громовой камень, сэр! Теперь гиганты погонятся за вами!

Спингарн потряс головой — у него восстановился слух. Он обдумал то, что сказал ему робот. Затем он услышал, что девушка кричит изо всех сил, и только сейчас смог понять, зачем она зовет его.

— Спингарн, гиганты и шары — они приближаются!

Он посмотрел вниз.

Красные, желтые, зеленые, голубые, черные, оранжевые, в цветочек и с кисточками, украшенные медными побрякушками, воздушные корабли качались под тяжестью гигантов. Из топок валили клубы дыма. Огромные оболочки все больше надувались. Канаты трещали от усилий удержать тяжелые гондолы. Земля внизу была покрыта умирающими и мертвыми телами.

Гиганты знали: одна Сцена закончилась, и Смена Сцен обещает им новую серию событий.

Спингарн потряс робота.

— Что все это значит?!

— Новая Сцена, сэр. Бой, — продолжал робот. — Сцен а повторяет одно из сражений Седьмой Азиатской Конфедерации. Как я полагаю, не настоящая битва, сэр, а небольшая стычка.


Глава 17 | Вероятностный человек | Глава 19