home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фон Сект: фактор жажды реванша


«Когда я анализировал ход этой войны уже в мирные дни, меня поразило предвидение генерала фон Секта, которое в то время другие военные не смогли оценить должным образом. Сект представлял будущую войну как сражения между небольшими профессиональными армиями, в которые войдет элита национальных вооруженных сил: пикирующие бомбардировщики, танковые части, воздушно-десантные войска. Пехота же, сформированная массовым призывом, должна играть по сравнению с ними подчиненную роль. Ход этой войны подтвердил, что Сект был абсолютно прав. Никто не смог предугадать, что разумное сочетание современных видов вооружения так быстро приведет к успеху», — написал в своей книге «Ни страха, ни надежды» генерал Фридо фон Зенгер, описывая свои впечатления от молниеносного разгрома французов, голландцев, бельгийцев и английского экспедиционного корпуса в мае-июне 1940 года.

Отцом немецкой революции в военном деле стал генерал Ганс фон Сект, возглавивший оборону Веймарской республики в 1920 году. В самые горькие времена, когда Германия капитулировала в Версале перед коалицией из Англии, Франции и США, а кайзеровская армия распалась. Фон Сект решил: нужно свести к минимуму пагубность капитуляции и создать вооруженные силы будущего. Что позволялось иметь Веймарской Германии? Рейхсвер в сто тысяч бойцов — сущую горстку. Без авиации и танков, тяжелых орудий и химических арсеналов. По сути дела, Германия тех времен оказалась в положении РФ после 1992 года. Генерал Сект с самого начала подхватил направление развития штурмовых частей 1918 года и принялся сооружать мобильную, элитно-профессиональную армию, где каждый боец владеет несколькими специальностями. Вот как написал в своем исследовании американец Герберт Моллой Мэйсон:


«...Шоферы должны уметь обслуживать полевые орудия, повара — стрелять из пулеметов, квартирмейстеры обязаны владеть оружием не хуже стрелков, сержанты могут командовать взводами, а лейтенанты — батальонами. В 1921 г. Сект заметил: «Будущее — за относительно небольшими мобильными высокопрофессиональными армиями, которые будут действовать значительно эффективнее благодаря авиации».

Блестящий стратег и тактик, Сект уже тогда вынашивал идею метода ведения войны, который позднее получил название «стратегия блицкрига», и придавал огромное значение действиям военно-воздушных сил...»

(Г.М.Мэйсон. «Прорыв в небо. История Люфтваффе» — Москва, «Вече», 2004 г., сс. 57-58).

Как видите, идеология армии по Секту весьма отличается от картины вооруженных сил времен СССР и даже РФ. У нас-то в армии существовали и существуют оравы «как бы военных», не умеющих даже стрелять: всяких канцеляристов, музыкантов, технарей, свинарей, строителей. У нас раздуты офицерские штаты. Наша армия по сути состоит из призванных ополченцев, плохо обученных, зачастую — с низким боевым духом, по-варварски относящихся к оружию и боевой технике. Немцы пошли по более разумному пути.

Секту не помешал даже запрет на германские ВВС. Он создал при своем штабе летный центр, куда собрал опытных авиационных командиров. Распределив пилотов по военным округам, реформатор создал своеобразные авиаячейки. Летать они не могли и сначала занимались пропагандой возможностей ВВС среди военных, проводили игры с участием воображаемых авиагруппировок и разрабатывали основы тактики будущих Люфтваффе. Секту удалось изменить и психологический климат в рейхсвере. Ушло прочь отчуждение офицеров от рядовых и сержантов, присущее кайзеровской (и позднесоветской) армии. Было покончено с прусской бессмысленной муштрой, превращавшей солдата в бездумный живой автомат. Все делалось по уставу, без всякой «дедовщины». Оно и понятно: Сект создавал части, где нет больших различий между командирами и бойцами. Все должны быть инициативными и изобретательными профессионалами. Всех должно связывать боевое братство.

На стотысячный рейхсвер требовалось всего 4 тысячи офицеров. А потому отбор был жестким. На службу принимали лишь тех, кто хорошо владел иностранными языками, умел водить автомобиль и пользоваться современными средствами связи, знал историю и обладал высоким уровнем культурного развития. Чтобы получить следующий чин, командир держал устный и письменный экзамен. Если он его не сдавал, то увольнялся, освобождая место более профессиональным людям. Таким образом, офицерам приходилось все время учиться, а не в карты дуться и к бутылке прикладываться. И таким же тщательным был отбор рядового состава. Кроме того, новобранцы попадали в удобные казармы, получали сытную пищу. Сект резко сократил объем бесполезных муштры и шагистики, отдавая предпочтение настоящим боевым учениям и интенсивным спортивным тренировкам. В итоге получалась боеспособная армия, а не полууголовный сброд, в каковой превратилась СА уже при Брежневе, не говоря уж о так называемой «российской армии».

Чтобы армия всегда оставалась на высоте, Сект постоянно проводил полевые маневры. В них проверялась эффективность работы дивизионных штабов, отрабатывалось взаимодействие разных родов войск, вскрывались недочеты и «узкие места». При этом немцы по-своему обошли версальские запреты. Им не разрешалось иметь танков — и вот роль последних играли автомобили, обшитые фанерой «под танки», а то и просто муляжи, толкаемые солдатами. Имитировалась и авиация: специальные воздушные отряды, приданные каждой дивизии. Авиаторы имитировали воздушные атаки, отрабатывая действия по заказу наземных войск. Летчики учили сухопутчиков умело маскировать технику, укрываясь от воздушных разведчиков. В ходе учебных сражений батальонные командиры звонили на несуществующие аэродромы с просьбой выслать воздушную разведку и засечь координаты опорных пунктов обороны противника. После начинались воображаемые атаки воображаемых бомбардировщиков, громивших узлы сопротивления врага. Подобным методом отрабатывалось истребительное прикрытие наступающих немецких частей с воздуха. Так немцы учились взаимодействию ВВС и сухопутных сил.

И действительно: отличное взаимодействие между артиллеристами, танками, пехотой и летчиками стало визитной карточкой гитлеровской армии. В сравнении с немцами отечественные генералы смотрятся бледновато: они не научились нормальному взаимодействию между ВВС и сухопутными силами ни в Отечественную, ни в Афганистане, ни в Чечне. И западникам пришлось учиться этому уже в ходе реальных боевых действий. А вот немцам не помешало даже отсутствие реальных танков и самолетов. Они смогли с толком использовать игры.

Можно назвать еще один источник немецкого вдохновения: опыт Красной Армии в Гражданской войне 1918-1922 годов. Да-да, немцы его очень хорошо изучили. Ведь именно красные дали миру урок высокоманевренной войны с глубокими обходами и охватами противников, с операциями стратегической конницы — по сути дела предтечи больших танково-моторизованных соединений. Красные подсказали немцам прием «размягчения» вражеского тыла с помощью развертывания в нем диверсионно-саботажного подполья и партизанских отрядов — ведь именно так шла борьба коммунистов с адмиралом Колчаком, с Деникиным и Врангелем, с англо-французскими и японскими интервентами.



Военный порыв 1916 года: штурмовые батальоны | Крещение огнем. Вторжение из будущего | Враги шаблонов