home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Среда, 15 июля и до конца месяца

На следующий день Давиденко с утра разыскал бывший секретарь комсомольского комитета предприятия Пшеничный.

– Мне поручили разобраться с твоим заявлением в партком.

– Не нужно мне «тыкать», я с вами телят не пас.

– Ты не на много старше меня и начальник небольшой. Стерпишь! Побеседовав со многими в отделе, я пришел к выводу и доложу Коваленко, что ты воспользовался оплошностью своего начальника и решил занять его место. Бриль неправ, но он думал об интересах предприятия. Ты завалил работу, а он легкомысленно взял все на себя. Попутно в своем заявлении ты облил грязью своих возможных конкурентов за место начальника: Голевского, Ковтенко, Корниенко…

– А теперь выслушай меня. Собственных выводов у тебя никогда не было и не будет, поэтому они меня не интересуют. Вчера на совещании у Сергеичева подвиг Бриля был оценен по достоинству. Сергеичеву и решать, кто будет начальником ИВЦ.

Что-то в лице Пшеничного изменилось, он захлопнул блокнот, который для чего-то открывал, и без слов удалился.

После обеда последовало продолжение. Давиденко вызвали к главному инженеру КБ Цеплакову.

– Виталий Семенович, партком попросил меня побеседовать с вами о ситуации, которая сложилась в ИВЦ. К сожалению, я не мог присутствовать на вчерашнем совещании у Владимира Георгиевича, но он тоже не против, чтобы я еще раз подробнее рассмотрел этот вопрос. Вы можете коротко повторить, как возникла проблема, так как я о вашей заводской АСУ не очень информирован.

До назначения на должность главного инженера Цеплаков был секретарем парткома. В парткоме его сменил бывший зам Коваленко, а на иерархической лестнице администрации предприятия главный инженер КБ был на полступеньки ниже директора завода. Сегодняшняя беседа у Цеплакова означала, что Сергеичев его сдал на милость парткому и Бондаренко.

В кабинете Цеплакова уже находилось несколько человек. Расслабленные позы говорили о том, что они будут участвовать в беседе. Среди них Виталий узнал только Зарубова и Савченко.

Давиденко коротко повторил историю перехода на ЕС ЭВМ: как прекратили разработку на «Минск-32», как забрали ЭВМ ЕС-1033 для САПР, коллизию с пятилетним планом.

Цеплаков вставил реплику шутливым тоном:

– Так это Зарубов во всем виноват, это он прозевал заявку и отобрал машину.

– Машину отбирал Владимир Георгиевич, а задержка строительства машзала для САПР не по моей вине, – поспешил оправдаться Зарубов.

Давиденко завершил свое сообщение, Цеплаков подвел итог:

– Думаю, никто не сомневается, что факты изложены правильно. Вопрос только в их трактовке. Все мы знаем, что наша жизнь не укладывается в формальные рамки планов. Виталий, может, действительно, проще было отчитаться, а потом догнать?

– Николай Иванович, если бы речь шла о тридцать втором или даже тридцать третьем числе месяца, то не было бы проблемы. У нас, как у всех, такое было и не один раз. Но наверстать два года за год немыслимо.

– Может, стоило напрячься? Вдруг бы получилось.

– Из-за того, что Анатолию Петровичу трудно было съездить на неделю в Москву, стоять на ушах год всему отделу в сто пятьдесят человек и без надежды на успех. Да мы уже стоим на ушах все пять лет, что я работаю на ИВЦ.

– Нужно понимать, что человек пенсионного возраста, прошел войну, ему не так просто. Нужно ему помогать.

– Да я готов был ехать в Москву вместо него. Два года назад я уже корректировал план у заместителя министра, причем в тот раз формальных оснований было меньше. Три недели мотаться по Крыму силы есть, а неделю пожить в министерской гостинице и покататься на лифте с этажа на этаж, нету. Спросите лучше у него, чем он руководствовался. Защитой интересов предприятия здесь и не пахнет.

– Все понятно, Виталий Семенович! Мы тут еще немного посовещаемся в узком кругу и вынесем вердикт.

Давиденко понял, что он свободен.


Вторник, 14 июля | ИВЦ: жаркое лето 81-го | * * *