home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Работа захватила Антона целиком. Проблемы Кольца временно отодвинулись на второй план. Не то, чтобы он их совсем забыл. Не было новой информации, над которой стоило бы ломать голову. Он явно нуждался в отвлечении, и он его получил.

Работа шла споро. Дома он разрабатывал математическую часть алгоритма, а в «бункере» – общую структуру программы. Когда через неделю пришло время объединить обе части, он с удивлением обнаружил, что на его рабочем месте устройства ввода-вывода на съемные магнитооптические диски отключены.

Антон обратился к Рону, чтобы подключить их, после того как убедился, что он лишен таких полномочий как пользователь телескрина. Поднялся небольшой переполох. Все трое, Дэвид, Лайон и Рон буквально ввалились в рабочую комнату Антона и учинили форменный допрос.

– Объясните, зачем вам магнитооптическое устройство? – по обыкновению первым начал Дэвид.

– Хочу перенести в рабочий компьютер то, что наработал дома.

– Мы ведь вам запрещали заниматься программой дома!

– Это не программа, а математическая модель. Контракт мне не запрещает заниматься математикой. Прочитайте его еще раз…

– В этом нет необходимости! Значит, в контракт будут внесены необходимые изменения… С вашего согласия, разумеется!

– Допустим, я согласен, если вас это так беспокоит. Но что сделать с диском. Я потратил на модель почти тридцать часов личного времени. Чтобы воспроизвести это здесь еще раз потребуется не менее пятнадцати… Ведь кроме идей, которые реализованы в модели, в ней есть еще обыкновенная рутина. В том числе возможны синтаксические ошибки… В чем смысл таких затрат…

– О смысле будем думать мы, ваше дело работать в соответствии с контрактом. Вы можете дать этот диск нам? Мы сами перепишем модель в библиотеку системы…

– Будьте так добры! – Антон протянул диск Дэвиду. Тот сразу передал его Рону.

– Через четверть часа Рон все сделает, а диск получите назад по дороге домой.

– Как вам будет угодно.

– Перед уходом домой зайдите, пожалуйста, к юристу.


Юрист попросил подписать дополнительное соглашение к контракту. Вне рабочего помещения запрещалась любая работа, имеющая какое-либо отношение к заданию. Запрещалось также вносить и выносить из «бункера» любые устройства для регистрации информации.

«Они помешались от страха промышленного шпионажа», – подумал Антон в машине. – «Впрочем, им виднее. Деньги у них есть, значит, знают, как их нужно зарабатывать». Все же решил принять меры, чтобы они не разузнали о его работе дома. Эти не постесняются выкрасть его телескрин. На проходной стоят такие ребята, хотя бы тот же Кол, – достаточно пошелестеть купюрой перед их носом и намекнуть, что сделать…

Антон признавал, что его поведение, мягко говоря, не совсем этично, но случай на Кольце заставил его пересмотреть некоторые принципы. Ведь не обязательно наносить ущерб кому-то, чтобы защитить от неожиданностей себя. Просто всегда нужна подстраховка на случай чьей-то подлости или глупости…

Прошла еще неделя напряженного труда. Полчаса велотренажера и контрастный душ– это все, что позволял себе Антон, кроме работы в эти дни. Сон сократил до шести часов. Такое напряжение принесло свои плоды – макет системы заработал. Можно было демонстрировать реальные изображения. Был бы он триайз, то «картинку» можно было бы подать на «третий глаз». Хозяева и Рон тоже не были триайз, поэтому требовался специальный шлем ВР, шлем виртуальной реальности с парой дисплеев, по одному для каждого глаза, чтобы создать стереоскопический эффект.

Стоило Антону высказать пожелание Рону, как через несколько минут комплект устройств для ВР был на столе Антона. Антон сразу определил, что техника выполнена по индивидуальному заказу. Причем на шлеме, самом важном устройстве комплекта, он не нашел никаких надписей или логотипов, по которым можно было бы установить фирму-изготовителя… Значит, найти второй идентичный комплект для дома будет невозможно. Антон огорчился. Все настройки системы, которые он сделает в домашних условиях для заказчика не подойдут. Это означает, что работа замедлится.

После некоторых раздумий он решил попробовать замерить главные параметры дисплеев шлема, чтобы подобрать наиболее подходящий из тех, какие можно купить в округе. Можно было бы написать программу автоматической настройки на параметры шлема ВР, но для этого может потребоваться неделя или две. У Антона оставалось всего две недели до срока…

Всю субботу Антон убил на поиски подходящего шлема ВР. Заявку на Телемаркет давать бесполезно. Параметры, которые ему требовались, не приводились в сертификатах и паспортах на продукцию, их нужно было замерять в эксперименте с помощью его портативного телескрина. Программу для таких измерений Антон подготовил.

В отделе мультимедиа самого крупного магазина электроники райцентра Антон перепробовал два десятка моделей и ничего подходящего не нашел. Продавец был разочарован:

– Уверяю вас, больший выбор вы не найдете даже в Москве. Здесь представлены все ведущие фирмы мира…

– Я недавно видел одну модель, и, к сожалению, мне нужна именно такая.

– Наверное, вы были в музее Слонима. Но этот чудак ничего не продает, он только покупает… Рыскает по всем магазинам и барахолкам. Не брезгует и городскими свалками…

– Кто такой Слоним?

– Разве вы не знаете?!

– Нет. Я не местный. Приехал недавно…

– Он коллекционер. Собирает всякую электронику… Открыл музей и пытается на этом заработать… Говорят, что даже бывают посетители. Местные вести передавали как-то интервью с ним…

– Как найти этот музей?

– Проще простого! Где Дом Быта знаете?

– Да.

– За ним большой барак, бывшие мастерские «Рембыттехники». Он там работал телемастером, потом выкупил. Мастерские перевел в другое здание, а в старом организовал музей…

– Спасибо! Зайду к нему.

– Бесполезно! Он ничего не продает! Вы уверены, что у нас ничего не подходит для вас?

– Да!

Музей Слонима представлял редкое зрелище. Тысячи старых радиоприемников, телевизоров, магнитофонов и более современных устройств были в хронологическом порядке размещены на полках стеллажей высотой в человеческий рост. Антон купил билет у седой старушки на входе, а экскурсоводом был хозяин музея. Тоже старик с большой лысиной, обрамленной седыми кудрями. Очки из толстого стекла в золотой оправе и белый халат делали его похожим на профессора из лаборатории чудес.

Он повел Антона в дальний конец музея, где попадались таблички с годом производства столетней давности. Однако в планы Антона не входило изучение истории техники. Он попросил извиняющимся тоном:

– Не могли бы вы сначала показать устройства для виртуальной реальности. Сегодня у меня очень мало времени. Я еще неоднократно побываю в вашем чудесном музее, чтобы осмотреть все подробнейшим образом…

– По музеям галопом не ходят! – ответил старый экскурсовод и обиженно затряс головой.

– Потом я вам объясню все обстоятельства, и вы мне простите мою торопливость. У вас действительно редкий музей!

– Да! Вы правы! Ко мне приехал журналист из Америки. Он будет делать репортаж о музее. Экспонаты моей коллекции будут представлены во Всемирном Музее Истории Техники в Нью-Йорке. Не все конечно… Уже отобрано больше десяти. Таких нет нигде в мире, и, заметьте, они действующие…

– Я вас поздравляю!

– Лучший комплимент для коллекционера – это внимание к его коллекции…

– Заверяю, что будут и такие комплименты!

– Хочется вам верить! Так что вы хотели смотреть в первую очередь?

– Шлемы для виртуальной реальности.

– Следуйте за мной, если вы настаиваете…

– Благодарю!

Старик пошаркивая довольно резво двинулся в другой конец павильона. Антон шел следом, не отставая. В музее не было других посетителей. Они подошли к полкам, где выставлены устройства для моделирования трехмерных графических объектов. Их была не одна сотня. Ничего себе! И откуда столько денег?!

– Вы заверяли, что все экспонаты действующие. Можно, я попробую их в работе!

– Это музей, а не лавка!

– Я не могу найти подходящее устройство для работы. Если такое есть у вас, то я хорошо заплачу за его прокат. Мне оно понадобится на две недели или меньше…

– А если оно придет в негодность?

– Я заплачу столько, что вы купите другое и еще останетесь с прибылью…

– Тогда купите сами! Зачем выбрасывать лишние деньги…

– К сожалению, я не знаю, какое мне подойдет, и нет времени на поиски.

– Вы не знаете, чего хотите!

– Вы правы. Как раз тот случай, – вдруг Антона осенило. – Предлагаю компромисс! Я сейчас у вас выберу подходящую модель, а вы мне поможете найти и купить аналогичную. Я оплачу ваши хлопоты.

– Не знаю, не знаю…,– заколебался Слоним.

– Неужели вы откажете в помощи человеку?! Если бы вы знали, как это важно для меня!

– Я добрый человек, поэтому сдаюсь. Надеюсь, вы заплатите вперед за риск…

– Я готов! Сколько?

– Залог тысяча пятьсот и за амортизацию триста. Залог вам вернут, если ничего не случится.

– Согласен! – ответил Антон и подумал: «А старик-то скряга». Подобный шлем новый стоил столько…

На своем скрине Антон ввел сумму и направил электронный чек на счет, который указал Слоним.

Расход Антон понес не напрасно. В коллекции музея он нашел шлем, где были использованы дисплеи того же типа, что и в устройстве, предоставленном странными заказчиками. Слоним отыскал досье на экспонат и пояснил, что дисплеи сняты с производства, так как было несколько случаев повреждения глаз. Фирма-изготовитель дисплеев проиграла судебный процесс и обанкротилась. Складские запасы успели кому-то сбыть, хотя по решению суда они подлежали уничтожению. Теперь коллекционеры за них платили большие деньги. Узнав все это, Антон простил старику его жадность.

– Может, вы решитесь все же отдать мне шлем напрокат?

– Что мне с вами делать?! Удвойте залог, и я согласен.

– Договорились! Давайте составим контракт.

– Зачем нам формальности?! Вы доплачиваете залог и забирайте шлем. Я вам верю. Оставьте только свой адрес и имя… Потом я вычту из залога по десятке за день и все дела.

– Я оставлю, только у меня просьба. Никому не говорите о нашей сделке. Если каким-то образом узнает моя семья, у меня будут крупные неприятности.

– Будьте спокойны на этот счет! Это и моя маленькая коммерческая тайна…


Поздно вечером после тщательной подготовки Антон забронировал на полчаса нужные для эксперимента вычислительные ресурсы Супермозга, и опробовал программу в условиях, близких к условиям реальной эксплуатации. Результат первого пуска программы был выше всяких ожиданий. Однако второй запуск разочаровал. Освещение объектов получалось такое же неживое, как и без программы Антона… Антон повторил компиляцию программы, то есть построил ее заново из исходного текста. Опять первая сцена прошла нормально, а на второй проявилась та же ошибка. Ему показалось, что он обнаружит ее без особого труда. Однако шли минуты, часы, а причина ошибки еще не была установлена.

Когда небо за окном стало серым, Антон злой и голодный отправился на кухню. Он терялся в догадках. Ведь структура программы была им тщательно продумана. Все функции проверены по входу и выходу. Каждая в отдельности работает правильно, а вместе отрабатывают только один цикл. Нетрудно было догадаться, что в работе модулей возникают взаимные помехи. Один из них портит какие-то переменные другого. Обычная ситуация в сложных программных комплексах. Методы поиска таких ошибок были известны. Все упиралось во время. Программа содержала более тысячи переменных и сотни модулей…

Антон решил отоспаться. Потом со свежими силами, действуя системно, он локализует ошибку. Жаль, что напрасно потратил столько арендованного компьютерного времени. Это ему влетит в копеечку, можно сказать, что пару дней он отработал в «бункере» бесплатно. Если еще и срок не выдержит…

После сна он действительно справился с проблемой за час. По таблицам перекрестных ссылок просмотрел все программные объекты и обнаружил, что один из модулей использовал глобальный объект как локальный. Когда этот модуль отрабатывал, остальные функции, использующие глобальный объект, переставали работать.

Несмотря на досадный сбой, Антон встретил воскресный вечер в приподнятом настроении. Завтра можно будет предъявить программу заказчикам для испытаний. Еще оставалась работа по оптимизации базовой системы и подготовка документации. За одну сотую секунды должна была отработать и базовая программа, и антонова надстройка к ней. Сейчас Антон мог располагать едва третьей частью от полного цикла прорисовки кадра. Он уже просматривал исходные тексты и был уверен, что сократит длительность цикла до требуемой величины. Разработчики базовой системы явно экономили свое время, а не ресурсы пользователей…

За ужином Максим не дождался выхода Лидии на связь и попытался вызвать ее сам. Не было за последнее время такого случая, чтобы она не выходила на связь ни в субботу, ни в воскресенье. Автоответчик показал Лидию с дорожной сумкой за спиной. Она натянуто улыбалась и просила не беспокоиться – неделю она проведет в Японии по приглашению друга. Сразу после приезда обещала выйти на связь.

– Ты понимаешь, что происходит? – спросил Максим у Антона.

– Не знаю! Последний раз она была какая-то взвинченная.

– Ты не думаешь, что она успела завести какого-то японца?

– На влюбленную она не похожа. По приглашению в Японию не означает, что пригласил японец… Ведь она не сказала «японского друга».

– Кто там к ней привязался? Ты, Антон, напрасно теряешь время. Денег у тебя и так хватает. Работаешь с утра до ночи, а теперь и ночью…

– Не в деньгах дело. Работаю я из чисто психологических потребностей. Не волнуйся, с Лидией я все улажу. У тебя же еще не просят благословения. Подождем неделю!

– Сейчас такая молодежь, что благословения ей не нужно…

– Все будет хорошо! Ведь не можем мы с тобой желать ей счастья больше, чем она сама себе желает!

– А если она ошибается?

– Это ее неотъемлемое право – решать и ошибаться!

– Я бы своего не отдал, боролся бы изо всех сил…

– Я тоже своего не отдам! Что-то мне подсказывает, что бороться еще не с кем…

– Мне бы твою уверенность и спокойствие!

В этот момент в комнате Антона раздался звуковой сигнал внимания телескрина. Антон отставил чашку с чаем и поторопился к экрану.

Он увидел лицо незнакомого человека. Человек тоже увидел Антона и улыбнулся:

– Извините за вторжение, Антон. Я, Джон Смит, журналист. Хотел бы с вами встретиться…

– Каким образом вы обошли процедуру вызова абонента?

– Воспользовался правами полиции. Иначе я мог не дождаться вашего ответа… Но об этом потом. Мне очень нужно с вами поговорить…

– Боюсь, что мне нечего сказать вам.

– Догадываюсь, что вы дали подписку. Но это не единственная тема для разговора.

– Я не намерен вступать в разговоры с журналистами ни на какую тему, – Антон протянул руку к пульту дистанционного управления телескрином.

– Не отключайтесь, прошу вас! Можете не говорить, дайте мне пять минут. Вы не нарушите никаких юридических обязательств, если выслушаете меня. Я знаю, зачем вы ходите к другу…

– Вы следили за мной!

– Следил не только я, но я знаю, зачем вы туда ходите и с кем связываетесь. А они, слава Богу, не знают, потому что не профессионалы…

– Какой вы нашли криминал в том, что я с кем-то связываюсь не из дома. Например, чтобы не беспокоить человека, с которым живу?

– Давайте встретимся, и я объясню, зачем вы взяли напрокат шлем виртуальной реальности. Еще раз повторяю, говорить буду только я… Вы, как хотите. Можете выслушать молча… Дайте мне полчаса, и вы не пожалеете!

– Когда и где?

– Через десять минут на углу. Я буду ехать по главной улице из райцентра.

– Вы еще там?

– Нет, я недалеко.

Только теперь Антон понял, почему у Смита освещено только лицо. Смит разговаривал из автомобиля.

Антон вышел в прихожую и стал одеваться. Вечер обещал быть холодным, и он надел кепку с большим козырьком и теплую куртку.

Появился Максим:

– Ты куда собрался? Что-то стряслось?

– Я на час, не больше. Один американский журналист привязался, хочет поговорить…

– Может, помочь, чтобы отвязался?

– Не тот случай! Потом расскажу…


Стандартный автомобиль с эмблемой бюро проката подъехал бесшумно. Смит открыл правую дверь, но сам не вышел. Антон сел на переднее сидение. Свет в салоне не горел. Антон узнал водителя в свете уличного фонаря. Смит протянул руку для рукопожатия:

– Джон Смит, научно-техническая хроника Си-Би-Си. А вас я давно знаю заочно.

– Рад с вами познакомиться, Джон Смит. Только почему не Джеймс Бонд?! – сказал Антон, крепко пожимая протянутую руку.

Он рассматривал правильный профиль Джона и тронутые сединой короткие густые волосы. На вид пятьдесят лет. Хорошо одет. На роль Бонда вполне подходит.

Джон заерзал на сидении и не сразу ответил.

– Журналист тоже разведчик, только работает не на правительство, а на общество.

– Чаще всего, на тех и других… Однако вернемся к нашим баранам… Вы хотели мне что-то рассказать.

– Сейчас отъедем в укромное место, и все узнаете…

Автомобиль остановился на окраине в тени дерева.

– Я изложу факты и свои выводы, – начал Джон неторопливо, – а вы, если захотите, можете их прокомментировать…

Антон промолчал. Джон продолжил, когда понял, что ответа не будет:

– Сначала о вашей прежней работе. Вы не удовлетворены выводами комиссии и задумали собственное расследование. Мне не удалось раскрыть вашу систему защиты, и мне неизвестно содержание разговоров, но я знаю, с кем и когда вы связывались, используя скрин вашего приятеля Кореша и его брата как транзитный почтовый ящик. За вами наблюдали и другие, но у них не хватило ума проследить за связями брата Кореша…

– Кто еще за мной следил? – не выдержал Антон.

– На определенных условиях узнаете все.

– Напрасно вы затеваете торговлю!

– Да! За информацию приходится платить. Но это не для вас. Вы человек идеи, и я на этот счет не заблуждаюсь. Когда я говорю об условиях, я имею в виду гарантии, что мои сведения не будут использованы против меня…

– О гарантиях говорить рано. Я не знаю, какие цели вы преследуете.

– Такие же, как и вы. Мне не нравятся последние события на Кольце и вокруг него. Поверьте, я хорошо знаю предмет, так как последние годы делал репортажи о Проекте Кольцо. Знаком с большинством членов Совета Кольца и, кстати, с вашими бывшими начальниками… Я уверен, что вас устранили. Почему и каким способом, не знаю, но вы им явно перешли дорогу. Следующим будет Янагида… – Джон на некоторое время замолчал, провоцируя ответ Антона.

Антон на этот раз выдержал. Джон вынужден продолжить:

– Система безопасности и структура управления Кольца не отвечает сейчас его роли в мировых делах от информатики до энергетики. Кто-то может соблазниться идеей, захватить Кольцо и установить контроль над Землей…

– Под инкогнито, скрывающимся под псевдонимом «кто-то», следует подозревать, прежде всего, США, – не выдержал Антон.

– Правдоподобно, но не то! Да, США хотелось бы сохранить свою исключительную роль в мировых делах в условиях, когда мы испытываем сильнейшую конкуренцию со стороны объединенной Европы, Китая и, в который раз, пробуждающейся России. Однако в США работает, как нигде, Конституция. Никакое правительство США не рискнет это сделать за ее спиной. У нас правительство и чиновники – слуги у общества. Мы их часто меняем и прилюдно «сечем» за малейшую провинность. Это вы в России тысячелетия мечтаете о хозяине. Видите его то в варягах, то в царе, то в большевиках, то в очередном президенте… Они приходят, требуют власти и жертв для наведения порядка, а когда уходят, то оказывается, что порядка и хлеба стало еще меньше, а разора и могил еще больше. А у нас всегда был хозяин, это народ…

– Иногда слуга, пытаясь угодить хозяину, может и дров наломать. – Перебил Антон.

– Мы, журналисты, «четвертая власть» должны держать под контролем все телодвижения слуг, тогда у них не будет такой возможности… Собственно поэтому я здесь!

– Мы договорились, что не будем обсуждать тему Кольца…

– Тогда перейдем к другой группе фактов, которые на первый взгляд не связаны с Кольцом. Две недели назад вас взяли программистом на фирму «Дэвид и Лайон», а вчера вы выпросили напрокат шлем ВР. Странно не то, что фирма обосновалась в России. Вероятно, это выгодно. Странно то, чем фирма занимается. Предполагаю, что вам дали задание на разработку новой системы стереоскопической трехмерной анимации. Предполагаю, что вы также занимаетесь этим дома тайком от заказчиков, иначе зачем вам шлем. Я проверил, ни у вас, ни у них нет на это лицензии. А теперь вспомните летний скандал, когда Стив Андерсон выступил с сенсационным заявлением, что один из членов Совета Кольца виртуальная личность. Недавно Стив покончил с собой в психиатрической клинике, куда его поместили по требованию администрации Службы Безопасности Кольца. Вы что-нибудь знаете об этом?

– Нет! – ответил Антон, пораженный услышанным.

– Такая не информированность в наше время! Кому—то выгодно замалчивание данного факта.

– Администрация – это Питер Ньюмен?

– Да! Потом, я не верю в версию о самоубийстве. Я с ним встречался. Он вполне нормальный парень. Мне он сказал, что таких виртуальных членов Совета может быть и больше, и собирался подать в суд. Вы же знаете, что заседания Совета с обязательным личным присутствием проводится всего один раз в год в апреле. До апрельского совещания можно выкрасть и подменить большую часть членов Совета. За это время с использованием подставных лиц могут быть приняты такие кадровые и технические решения, что контроль над Кольцом перейдет в руки какого-нибудь государства или преступной группы…

– США, например!

– Это был бы не самый плохой вариант. Возможны и гораздо худшие… Нужно выяснить, кто в действительности заказал систему анимации, которая была бы неотличима от телесъемки реальных событий. Истинный заказчик вашей программы и есть организатор всех преступлений: похищения членов Совета, убийства Стива Андерсона, который первый заподозрил неладное…

– Невероятно!

– После моих сообщений, вы готовы поделиться со мной своей информацией?

– Нет, не готов!

– Мы напрасно теряем время. Через две недели очередное заседание Совета Кольца. Кто знает, какие решения он примет. А если заговорщики уже сейчас получат большинство?!

– Нужно подумать.

– Думайте быстрее!

– Ответ дам послезавтра. Как мы свяжемся?

– Я вас найду. У меня к вам просьба. Я хочу подарить вам значок, выпущенный в вашу честь. Вы вероятно об этом не знали.

– Даже не подозревал!

– У меня к вам просьба, носите его всегда с собой.

– В нем «жучок»?

– Да, – ответил после некоторого колебания Джон.

– А если его обнаружат?

– Маловероятно, но в таком случае валите все на меня…

– Это может плохо закончиться для нас.

– Пока вы не завершили отладку программы, вам ничего не угрожает, а я позабочусь о себе сам… Сейчас отвезу вас домой.


Глава 8 | Кольца Земли | Глава 10