home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Город Осака встретил Лидию теплым дождем. Зелень газонов и парков была еще яркой, словно надвигающаяся с севера осень не осмелилась пока преодолеть Японское море. Лидия села в такси и назвала адрес. Так было договорено заранее. Янагида прибыл раньше и все устроил. Сам он не хотел светиться в аэропорту лишний раз. И Лидию разместил не в гостинице, а в частном пансионате. Там на пороге он ее встретил. За время ее перелета они несколько раз входили в коннект и обменивались информацией. Когда автомобиль подъехал к пансионату, Лидия сразу узнала часть улицы и дом, так как уже видела их глазами Янагиды.

В тот же вечер состоялась первая тренировка. Янагида обучал Лидию каратэ. Занятия по каратэ были придуманы Янагидой в качестве повода для встреч. В любом случае навыки рукопашного боя не помешают. Возможны ведь стычки с охранниками.

Тренировки в клубе спейсфлаеров проводились в первой половине дня. Вступительное занятие было посвящено истории и теории спейсфлаерного спорта. Потом слушателей разместили на тренажерах. Для триайз использовались особые тренажеры, где имитация среды подавалась через «третий глаз».

Лидия облачилась в скафандр и защелкнула на талии муфту манипулятора. Система включилась и Лидия «полетела». Над головой конструкции Кольца и черный усыпанный яркими звездами космос. Внизу ночная Земля с высоты сто километров. На горизонте тонкая полоска атмосферы, подсвеченной недавно зашедшим солнцем. Впечатление было настолько реалистичным, что у нее захватило дух. Так в детстве ее поразил планетарий.

На первой тренировке демонстрировался полностью автоматический режим спуска. Время пролетело быстро. В последующие дни задания усложнялись. Последние тренировки предполагали полное ручное управление. По их результатам проводится аттестация и допуск к прыжкам. Кроме того, требовалось отработать режимы полета в условиях типичных неисправностей. Случаи неисправности были крайне редки, но они были, и спортсмен должен быть психологически подготовлен.

Ежедневно вечером с девятнадцати до двадцати одного Янагида проводил свои тренировки по каратэ. Он снимал на это время тренажерный зал пансионата. Лидия приходила туда в черных рейтузах и свитере в обтяжку, гибкая и грациозная. На зональных студенческих соревнованиях по спортивной гимнастике она занимала довольно высокие места, особенно в вольных упражнениях. На особую карьеру в гимнастике она никогда не рассчитывала, так как довольно поздно пришла в этот спорт. Ей нравилось ощущение физического комфорта и уверенности в себе, которые ей приносили, будь-то гимнастика, плавание или прыжки в воду с трамплина.

Методика тренировок для триайз была по идее проста. Спортсмены устанавливали коннект с тренером и повторяли его движения, сначала медленно, потом наращивали темп до нормы. По сути, они на время превращались в радиоуправляемых роботов. Правильная координация и техника вырабатывались очень быстро и закреплялись в мышечной памяти. Необходимая физическая тренированность достигалась специальными упражнениями и диетой.

Если бы кто-то посторонний, не знакомый с новой методикой, увидел тренировки Янагиды и Лидии, то подумал бы скорее о танце, чем о карате. С удивительной синхронностью две фигуры проделывали непрерывные серии идентичных перемещений и имитацию ударов по макиварам и манекенам.

Янагида получал от тренировок все большее удовольствие. Два часа наедине с красивой девушкой, которая автоматически повторяет любое его движение. Он едва сдерживал свое сексуальное возбуждение. Иногда ему казалось, пожелай он ее, и она также автоматически подчинится.

Однажды Янагида не выдержал и обнял ее сзади, захватив своими руками с короткими крепкими пальцами ее груди. Он тут же получил молниеносный удар пяткой в промежность. От боли он упал и завертелся волчком, согнувшись втрое.

– Мои родственники вам не простят, если я останусь без наследников, – попытался он отшутиться, как только стал способен говорить.

– А мои родственники, если узнают о вашей несдержанности, кастрируют вас – парировала Лидия.

Она не чувствовала себя оскорбленной. Просто Янагида оказался такой, как все – слушает только свою плоть. Ему не приходит в голову сначала узнать, чего хочет она. За это и получил…

– Из этого факта – только один положительный вывод. Навыки каратэ вы усвоили в достаточной степени.

– Учтите на будущее, удар был в полсилы!

– Вы очень способная девушка.

– У меня был замечательный тренер, – вполне серьезно ответила Лидия.

– Надеюсь, наша дружба не пострадает?

– Нашу дружбу и сотрудничество такие пустяки поколебать не могут.

– Ничего себе, пустяки! – ответил Янагида, с перекошенным от боли лицом откровенно массируя ушибленные «детали».


Лидия улетала домой, усвоив до мельчайших тонкостей предстоящую операцию. На шее у нее было красивое удостоверение в виде медальона из белого с голубым пластика, разрешающее ей выполнять прыжки в течение трех месяцев. Если за это время она не совершит ни одного полета, то ей нужно будет пройти повторную подготовку. Она должна будет сообщить о задуманном Антону и отцу, затем ждать сигнал от Янагиды. Дата и место прыжка были предварительно определены.


Понедельник оказался для Антона кошмарным. Утром на проходной, едва он минул турникет, включилась сирена. Охранник догнал Антона и схватил за руку, пытаясь одеть наручники. Рон, который всегда проходил турникет за Антоном, подскочил с другой стороны. Он остановил охранника и предложил Антону следовать за ним.

Они вошли в одну из комнат, где Антон никогда не бывал. Комната была оборудована аппаратурой, очень похожей на ту, что применялась в аэропортах для проверки пассажиров. Вскоре собрались там Том, Дэвид, Лайон и еще молодой мужчина, которого Антон видел впервые.

Антона попросили встать на площадку перед экраном в человеческий рост. На дисплее напротив Антон увидел свой контур. На месте, где был приколот значок, подарок Джона, мигала красная точка.

«Влип сразу! Серьезные ребята», – подумал Антон. Он постарался успокоиться.

– Разрешите?! – Дэвид красноречивым жестом протянул руку ладонью вверх.

– Что вы имеете в виду? – Антон сделал вид, что не понимает, о чем идет речь.

– Вы действительно не понимаете, чего от вас хотят?

– Ради Бога, объясните, что происходит! – у Антона получилось очень естественно.

– Речь идет о вашем значке. Вы можете отдать его нам?

– Ах, вот что?! – улыбнулся Антон. – Мне его вчера подарили. Говорят, что выпущен в мою честь…

Значок представлял собой размером в сантиметр модель Земли с ее кольцами. На внешнем кольце стоял широко расставив ноги человек в скафандре. По кругу надпись «Антон Бурма».

Антон отстегнул и протянул Дэвиду значок.

Дэвид подошел к столу с бинокулярным микроскопом и положил значок на предметный столик. Он заглянул в микроскоп и отрегулировал изображение.

– Взгляните! – Дэвид пригласил Антона жестом.

Антон подошел и посмотрел в микроскоп.

– Телекамера! – он недоуменно развел руки, продолжая игру.

– Кто вам дал значок?

– Американский журналист, некто Джон Смит. Вчера он попросил уделить ему полчаса. В конце разговора подарил мне этот значок.

– Вы могли бы рассказать, чем он интересовался?

– Конечно! Сначала объяснил, что приехал сделать репортаж о местном коллекционере и его музее. Речь идет о старике Слониме. Слоним собирает электронные бытовые приборы. Когда узнал, что я здесь живу, решил познакомиться. Он пытался расспрашивать о моей прежней работе, но я не мог с ним говорить на служебные темы, так как дал подписку о неразглашении…

– А он расспрашивал о вашей работе у нас?

– Да. Я ответил, что создаю рекламные ролики, то есть так, как определено в дополнительном соглашении к контракту.

– Надеюсь, вы были искренни, и все обстоит именно так. Значок мы оставим пока у себя. Его вернет Рон, когда повезет вас домой. Предупреждаю, что все записи видеокамеры мы уничтожим.

– Естественно! Поверьте, мне очень неприятна эта история.

– Мы вам охотно верим, что приятного для вас мало… – в тоне Дэвида была неприкрытая угроза.

На том они разошлись по своим комнатам. Антон некоторое время не мог сосредоточиться. Джон его серьезно подставил. Как зашевелились! Прямо осиное гнездо.

Антон ввел по памяти недостающий фрагмент программы и запустил компиляцию. Это была его тактика – домашний вариант должен быть чуть впереди. Сегодня он собирался воспроизвести то, что сделал дома в пятницу вечером и в субботу. Информацию Джона он воспринял вполне серьезно и решил не торопиться отдавать заказчикам завершенную программу. Он намеренно повторил ошибку, над которой бился ночью с субботы на воскресенье. В ближайшие дни Антон решил под видом поиска ошибки спрятать ее еще глубже, сделать незаметной, чтобы она обнаружилась неожиданно спустя некоторое время при эксплуатации программы.

Еще нужно вставить в программу несколько блоков самоуничтожения и неявных паролей, чтобы без них программа не могла работать. Антон знал несколько приемов, позволяющих скрытно «размазать» такие вставки среди миллионов машинных команд системы. В этом случае можно будет сохранить за собой контроль над использованием программы. Если их намерения преступны, а «липовая» лицензия первый признак этого, то много навредить они не смогут.

Когда компиляция системы завершилась, Антон надел шлем виртуальной реальности и запустил программу. Через некоторое время он с удовлетворением отметил, что та же ошибка воспроизведена. Теперь ее нужно «закопать» поглубже…

Неожиданно в его комнату буквально ворвался Дэвид. Таким взвинченным и суетливым Антон видел его впервые.

– Что произошло? Почему слетела программа?

– Очевидно программная ошибка. Нужно искать…

– Так ищите!

– Простите, но я не понимаю вашей реакции. Срок еще не вышел и программу для проведения приемо-сдаточных испытаний я вам не предъявлял.

– Но она сначала работала нормально.

– Это хорошо! Значит ошибка не очень серьезная, и я за пару дней ее локализую. Потом устраню. Напишу руководство пользователя и предъявлю программу для тестирования…

– Не нужно нам никакого руководства. Мы знакомы с базовой системой и знаем, как работать с вашей надстройкой. Как только найдете ошибку, сдавайте систему.

– Я сам заинтересовал сдать работу раньше месячного срока и получить обещанную премию. Даже знаю, куда потрачу деньги. Однако контракт предусматривает подготовку эксплуатационной документации…

– К черту документацию!

– К черту, так к черту… Дайте распоряжение юристу, пусть сделает дополнение к контракту… Я не хочу рисковать и зависеть от вашего настроения.

– Считайте, я его дал! – Дэвид также стремительно, как ворвался, покинул рабочую комнату Антона.

«Как они торопятся заполучить программу! И что за этой спешкой?» – пытался догадаться Антон. Игра в кошки-мышки началась…

До конца рабочего дня Антон довел время нормальной работы программы до трех минут. Для рекламных роликов или фальсификации короткого репортажа этого достаточно, а для имитации заседания Совета или интервью слишком мало. Он будет добавлять по минуте каждый день, а там посмотрим…

Вечером Антон посетил Кореша, чтобы связаться с Янагидой и обсудить с ним последние события. Главный вопрос, как вести себя с Джоном Смитом. Стоит ли ему открыться.

Кореш открыл дверь и поспешил назад в комнату, чтобы убрать слишком громкий звук скрина. Он смотрел развлекательную передачу.

– И так каждый вечер! Ждешь тебя, ждешь… Чтобы убить время, приходится смотреть всякую чушь…

– Сейчас я очень занят на работе, да и новостей особых нет. Вчера встретился с одним американским журналистом, теперь есть повод и необходимость переговорить с Яном.

– Чего этому типу надо?

– Трудно понять сразу его намерения, но кое-что интересное он сообщил. Если это не дезинформация, то заваривается приличная каша…

– Чем это нам грозит?

– Неприятностями. Но чтобы их было меньше, держи язык за зубами. Ты ничего не знаешь. Приходил к тебе старый друг, с кем-то связывался по скрину и все. Но если Джон что попросит передать, не отказывайся.

– Ладно! Как там, Бог не выдаст, черт не съест! Ты поскорее кончай дела со своим японцем и приходи на кухню. Пиво прокиснет!

Антон набрал код Янагиды и задал режим экстренной связи. Спустя несколько секунд автоответчик сообщил, что хозяин будет не раньше пятницы.

Странно, что Янагида запретил переадресацию сообщений на свой мобильный телескрин. Даже в автоответчик зарядил не видеокадры, а просто текст.

Где он прячется, и что затеял? Досадно! В таком случае завтра он ничего не сможет ответить Джону…


Вторник Антон посвятил имитации напряженной работы. Несколько раз корректировал программу и выполнял компиляцию всей системы после каждого пустякового изменения исходного текста. Потом запустил трассировку и пошаговое выполнение программы, якобы для поиска ошибки, что означало замедление работы в несколько миллионов раз. Нужно было убить время. К концу дня он выдал, как и собирался, вариант, работающий без ошибок около четырех минут.

Дома он почувствовал, что вконец измотан. Он так не уставал в самые напряженные дни. После часовой разминки на велотренажере Антон отправился с Максимом на прогулку. С собой Антон захватил мобильный телескрин.

Максим постоянно возвращался к теме, зачем Лидия отправилась в Японию.

– Она ведь там училась. Возможно, собираются студенческие друзья отметить событие…

– Не пойму молодых! Я ничего не скрываю, а у вас от меня все время какие-то тайны…

– Для вашего же спокойствия.

– Это я уже слышал. Я лучше знаю, что нужно для моего спокойствия. У нее же есть мобильный телескрин, так неужели за сутки нельзя связаться с нами на десять минут?

– Возможно, очень занята.

– Не верю в такую сверхзанятость. Вот и ты ходил на встречу с журналистом, а рассказать мне тоже не находишь времени.

– Вчера я ходил к Борису. Пришел поздно, когда ты уже спал. Сегодня могу рассказать, если тебе это интересно.

– Весь мой интерес – ваша жизнь. Другого у меня нет… Что ему нужно, этому журналисту?

– Расспрашивал о прежней и настоящей моей работе. Собрал много информации обо мне…

– Зачем?

– Считает, что я связался с очень подозрительными людьми. Он имел в виду теперешних владельцев противоракетной базы. Я тебе рассказывал, как они ее перестроили.

– А какое ему дело?

– Расследует одно преступление. Считает, что может выйти на преступника через моих заказчиков. Он уверен, что программу, которую я пишу сейчас, мог заказать именно тот преступник, которого он ищет.

– Они действительно подозрительные?

– Внешне очень респектабельные, но вся наружная охрана – бывшие уголовники. Все помещения напичканы приборами наблюдения. За каждым моим шагом следят. Мне кажется, что они слишком засекретились. В современном бизнесе так не принято. Политика и намерения фирмы должны быть открыты и общеизвестны. Другое дело технология, там нужна определенная секретность.

– А экология? Без контроля нельзя!

– Не спорю! Но я – о другом. В первый день они мне дали прочитать рекламный материал о фирме. Ни для одного филиала не был указан конкретный адрес, только страна и город. Вчера я попытался разыскать какой-нибудь их филиал, но ничего не нашел.

– Бросил бы ты эту работу, с голоду ведь не умираешь!

– Странно слышать такой совет от человека, который сам по работе скучает… – Антон вдруг переключился на другой вопрос. – Обрати внимание на того типа, который торчит на углу дома.

– Кто он?

– Похож на одного из охранников «бункера». Сдается мне, он за нами следит. Все время держится на одинаковом расстоянии…

– Зачем им следить за тобой?

– Боятся, что я передам кому-нибудь программу или хотят узнать, встречался ли сегодня с журналистом…

– А ты собирался?

– Нет, он должен связаться по скрину…

Но в тот вечер и на следующий Джон не объявился. В четверг уже затемно к Антону пришел Кореш.

– Ты был прав! Сейчас ко мне завалился твой американец и попросил на карикатурном русском укрыть его и пригласить тебя.

– Что значит, укрыть?

– Пожить нелегально несколько дней…

– Хорошо, идем! Только не будем нарушать традиции и купим по дороге пиво. На сей раз нам понадобится ящик…

Джон зарос трехдневной щетиной, был без галстука и в помятой одежде.

– Что случилось? – спросил Антон после приветствий. Они говорили по-английски.

– Близко познакомился с вашей полицией, то бишь милицией…

– И все-таки?

– Хочу принять душ, потом все расскажу.

– Мы подождем. А пока сообразим что-нибудь на ужин.

Джон обратился к Борису на русском с сильным акцентом:

– А у вас есть прачка-автомат?

– Есть у соседей. Давайте одежду…, – ответил Борис на приличном английском. Он его выучил еще в детстве в спецшколе.

Через полчаса выбритый и прилизанный Джон, с зачатками усов и в чистой выглаженной одежде, появился на кухне. Борис и Антон уже прикончили по бутылке пива, чтобы как-то скрасить ожидание. Борис открыл бутылку для Джона и предложил ему поужинать.

Джон набросился на еду, объяснив, что не ел больше суток. Друзья терпеливо ждали, когда гость начнет свой рассказ…

История казалась невероятной для того, что не знал скрытые пружины событий. На следующий день после свидания с Антоном около двенадцати Джон выехал в аэропорт, чтобы встретить нужного человека. Джон даже сказал: очень нужного. На выезде из города его остановила девушка с дорожной сумкой и попросила подвезти. Ей оказывается тоже нужно в аэропорт. Не успели они проехать километр, как их догнала патрульная машина. Стоило милиционеру приблизиться, как девушка завопила и попросила защиты. Она заявила, что Джон пытался ее изнасиловать… У Джона забрали документы и вещи и увезли в милицейской машине. По дороге его пересадили в другую патрульную машину и привезли в отделение. Здесь был составлен протокол о задержании иностранца без документов. Его посадили в камеру под предлогом выяснения личности. Джона не били, но и не кормили. Через сутки один, якобы сердобольный милиционер, дал поесть и обещал помочь Джону сбежать и улететь в Америку. Джон сделал вил, что хочет улететь, а сам после побега из отделения милиции пешком через поля и лес добрался до их поселка.

– Ваши приключения – продолжение моих, – Антон рассказал о том, что произошло в понедельник утром.

Что-то еще удерживало Антона, и он не стал говорить о затеянной им игре с Дэвидом и Лайоном. Мысленно он их с некоторого времени называл «два сапога».

– Здорово они здесь окопались! – подвел итог Борис и добавил. – И районную милицию скупили на корню…

Джон размяк, глаза слипались, вот-вот заснет прямо за столом. Антон попрощался:

– Отдыхайте после ваших передряг. Завтра встретимся и что-нибудь придумаем…

«С этими сапогами нужно быть начеку. Если милиция не побоялась так обойтись с гражданином США, то что они могут сделать со мной?!»

На этом не закончились неприятности этого вечера. Объявилась Лидия. С веселой улыбочкой она сообщила с экрана Максиму и Антону, что собирается прыгать с Кольца. Показала удостоверение-медальон и успокоила, что все оплатил ее друг.

– Знаю я этого друга! Янагида, этот вероломный азиат!

– Да! Мы этого не собирались скрывать. Он все продумал до мельчайших деталей. Даже обучил меня каратэ…

– Глупости! Против кого каратэ?! Против закона всемирного тяготения или охранников, вооруженных автоматическим оружием?

– Янагида сказал, что они не будут стрелять.

– Детский лепет! Таракан, я тебя прошу, откажись от этой затеи. За что ты решила меня наказать?!

– А ты не знаешь?!

– Все это ерунда! Я ведь тебя не ревную к прошлому.

– Прошлое бывает разное! Не нужно меня отговаривать. Я решила и будет по-моему…

– Хорошо, я заслуживаю наказания. А как же отец?! Его-то за что? Мы так тебя любим…

– Нет никакого наказания. Я уже не девочка и будет, как я решила!

Максим стоял растерянный. До него медленно доходил смысл перебранки дорогих ему людей.

– Что задумал твой японец? Какой прыжок? Я ему сделаю харакири, если что случится!

– Он сам себе сделает харакири! Не в этом дело. Совершенно глупый и бессмысленный риск…

– Ты хотел проникнуть на Кольцо тем же способом, а теперь поумнел…

– Да! Поумнел! Оставь эту затею!

– Ты меня остановишь только своим доносом. Ну, продай меня! …Простите, если что сказала не так. Все! Я отключаюсь. До свидания!

Максим забегал по комнате:

– Нужно что-то делать! Разыщи этого японца! Останови их!

– Это бесполезно!

– Может, позвонить в милицию?

– Тогда ты наверняка убьешь ее и меня. Пусть все идет своим чередом. Ты не все знаешь. Лучше предложить им помощь, если мы можем чем-то помочь… Янагида парень основательный, и все, что возможно, предусмотрел. Он и взаправду себя убьет, если произойдет что-нибудь не так. Не думаю, что ему пришлось ее уговаривать…

– Вы все время от меня что-то скрываете. Расскажи!

– Пришла пора… Мне кажется, мы случайно влипли в крайне неприятную историю.

– Какую историю?

– Заговор!


Глава 9 | Кольца Земли | Глава 11