home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Когда Янагида проделал очередной трюк с пересадкой с платформы на платформу и не обнаружил за собой слежки, то был весьма удивлен и слегка разочарован. Его лишили удовольствия оставить филера просто с носом, а то и с переломанным носом.

Что бы это значило? Следят, используя систему общего наблюдения? Ждут на месте в районе приземления Лидии? Скорее, последнее! Тогда они должны ждать момента, когда он извлечет блок. В этом случае нужно, как он и намеревался, обследовать блок на месте и сразу зарегистрировать результат у Автонотариуса. Тогда через заданное им время сообщение дойдет куда следует, что бы с ним не произошло.

Лидия связалась с Янагидой последний раз, когда пересела на аэроплатформу:

«Я на меридиональной платформе. Хочу поспать до следующей пересадки. На связь выйду не скоро».

«Куда вы решили отправиться»?

«На место работы».

«Домой не заедете»?

«Пока нет. Возможно, через пару недель, когда освободится Антон. Я с ними свяжусь утром».

«Передайте, пожалуйста, мои извинения»!

«У вас будет возможность попросить извинения лично, если для извинений есть причины».

«Надеюсь»!


В Пасто, куда Янагида добирался почти сутки, он взял на прокат электроавтомобиль. Был душный день. Кондиционер в кабине работал на полную мощь. Янагида подключился к навигационной системе и видел на экране скрина свое положение в виде мерцающей красной точки на карте местности. Другая точка, голубого цвета отмечала цель его путешествия. Пока все складывалось удачно. Он ехал на максимальной скорости, но ни разу не проскочил нужный поворот. Автомобильная дорога извивалась на карте желтой полосой. Не было только последнего участка. Видимо, эта ветка потеряла свое значение, когда пробили туннель и обрезали петлю.

А вот и поворот, от которого, по всей видимости, самое короткое расстояние до «почтового ящика» Лидии. Янагида нашел место, где можно было съехать с разбитого асфальта в сторону. Он остановился так, чтобы его не могли видеть с трассы. За все время езды, он не обнаружил ни одного автомобиля, из которого можно было за ним следить. Он не переставал удивляться, даже не догадываясь, что за ним следили из космоса. Этот район Колумбии просматривался с Кольца, как на ладони…

Самое короткое расстояние оказалось не самым удобным. Спуск в русло был таким крутым, что Янагиде потребовалось применить навыки скалолаза. Отдых в Тибете и начальный курс альпинизма, который он там прошел, пригодился кстати.

По дороге Янагида непрерывно оглядывался, иногда прятался и замирал, но слежки так и не было.

Навигационная система сообщила ему, что он на месте. Да он и сам узнал скалу. Янагида нажал кнопку и заработал маячок, оставленный Лидией около блока. Он сразу же обнаружил место, где был спрятан блок и извлек его…

Устроившись в тени от скалы так, чтобы видеть подходы, Янагида подключил блок к своему скрину, включил электропитание и начал исследование.

Прежде всего, он скопировал содержимое долговременной энергонезависимой памяти блока. Там было все, что нужно для его идентификации. Заводской номер и другие параметры, необходимые для включения блока в структуру Супермозга. Он не решился подключиться к блоку через «третий глаз». Мало ли что они могли придумать, кроме того, что вывело из строя Антона…

На всякий случай Янагида задублировал информацию на компактном оптико-магнитном диске и спрятал его под крышкой своих массивных наручных электронных часов. Ради этого случая он их и одел. Блок Супермозга он упаковал и спрятал на прежнее место. На все ушло не более получаса. Теперь осталось самое сложное – обратная дорога!

Янагида не стал возвращаться старой дорогой, а сделал порядочный круг, чтобы избежать возможной засады.

Предосторожности оказались напрасной тратой сил. Вокруг было все также пусто. Автомобиль стоял на старом месте. От него на влажной земле вела только одна цепочка следов ботинок Янагиды.

На трассе Янагида заметил сзади автомобиль, но тот не пытался догнать и держался на приличном расстоянии. Возможно кто-то из местных…

При выезде на основную дорогу, стояла патрульная машина дорожной полиции… Янагида попытался ее объехать, но полицейский подал сигнал остановиться.

«Возможно превышение скорости»? – подумал Янагида, хотя никаких знаков ограничения он не видел.

Толстый усатый полицейский в шортах был с автоматом. Он приказал ему выйти из машины. Янагида повиновался. Подошел второй полицейский, почти точная копия первого с неизменными латиноамериканскими усами. Янагиду заставили положить руки на капот и грубо обыскали. Забрали скрин и пистолет, надели наручники.

– У меня есть документы, в том числе на оружие! – оправдывался Янагида.

– Это мы проверим!

– Так проверяйте!

– Вы нам не указывайте, как нам делать свою работу! Проверим…

Янагиду усадили в полицейскую машину на заднее сидение. Водитель тут же поднял перегородку позади себя и закрыл на замок двери. Второй полицейский сел за руль автомобиля Янагиды…

В полицейском участке, размещенном в небольшом бунгало недалеко от трассы в тени могучих деревьев, Янагиду еще раз обыскали. Это были другие, помоложе. На этот раз его раздели до трусов и тщательно обыскали одежду шов за швом. В окно он видел, как потрошат его автомобиль. Привели даже собаку, натасканную на наркотики.

Все его личные вещи из карманов и рюкзака вывалили на стол и стали сверять с таможенной декларацией. Но что там было сверять три строчки: пистолет, скрин и валюта. Остальное декларированию не подлежало. Однако время шло, а полицейские что-то искали, в который раз перетряхивая личные вещи и рюкзак.

Наконец, один из полицейских с погонами лейтенанта зашел в комнату рядом и закрыл за собой дверь. Янагида уже было решил использовать «третий глаз», чтобы связаться с консульским отделом посольства в Колумбии и МВД Японии, но полицейский возвратился и снял наручники:

– Вы свободны! – сказал он со злостью.

Янагида и не ожидал извинений. Он не спеша оделся, сложил навалом вещи в рюкзак и вышел. Автомобиль стоял с дверями нараспашку. Ключ торчал в замке… Теперь бы не взорваться по дороге.

Через несколько сотен метров он увидел станцию технического обслуживания. Хорошо заплатил, оформил все документы и взял другой автомобиль. Хозяин мастерской обещал завтра проверить, затем доставить автомобиль на прокатный пункт в Пасто и забрать свой.


Дэвид и Лайон сидели в своем кабинете, каждый за своим скрином. Дэвид сканировал экран, с которым работал Антон. Они выполняли эту работы по очереди с Лайоном непрерывно. Иногда они привлекали для этого Тома, когда обедали или были в бассейне, а Антон вдруг включал свой скрин. Сейчас это могло случиться в любой момент с восьми утра до двадцати трех, после чего дистанционно выключалось электропитание рабочего места Антона. Такую доработку пришлось срочно сделать, когда Антон, проспав весь вечер, вдруг вздумал работать ночью. Дэвиду пришлось приложить много усилий, чтобы не заснуть и не проспать какие-либо манипуляции Антона с программой.

На экране Лайона возникло окно с озабоченным лицом Тома:

– Разрешите доложить! Есть срочное сообщение…

– Заходите!

Том появился почти сразу, словно стоял за дверью.

– Что случилось? – спросил нетерпеливо Лайон.

Дэвид также приготовился слушать, поглядывая на экран.

– У Янагиды блока нет!

– Где он сейчас?

– Едет назад.

– Проследите, чтобы он не встретился с Лидией в воздухе на какой-нибудь аэроплатформе.

– Она уже под нашим контролем. Встречаем ее через час…

– На сей раз не должно быть проколов! Действуйте!

Том исчез с экрана. Лайон задумчиво потер лоб, потом нажал кнопку. На экране появился Рон.

– Где вы сейчас? – спросил Лайон.

– Пасем Янагиду по дороге в аэропорт.

Вмешался Дэвид. Он присоединился к разговору и у Лайона и Рона на экране появилось окно с лицом Дэвида. Дэвид спросил:

– Почему не применили радикальных мер?

– Обстановка не позволяла. Он вооружен и очень осторожен. Кроме того, от местных властей не удалось добиться даже косвенного согласия. Они боятся международного скандала…

– Да. Я тоже считаю, что нам не нужно привлекать особое внимание, – вмешался Лайон, но Дэвид не отреагировал на это замечание.

– Вы проверили место приземления? Возможно, блок остался там. Янагиде достаточно списать информацию с долговременной памяти. Я ведь вас инструктировал…

– Поисками занимается другая группа. Если не успеют до темноты, то продолжат завтра…

– Прекратите слежку за Янагидой. Это бесполезно. Если он заполучил информацию, то уже переписал ее куда-нибудь… Поэтому возвращайтесь и попытайтесь найти блок сегодня, а мы побеспокоимся о его записях…

– Вас понял! – Рон прервал связь.

– Как ты намереваешься найти иголку в стогу сена… Я имею ввиду запись Янагиды.

– Все его коннекты зафиксированы. Мы не знаем содержания из-за кодирования, но с кем и когда он связывался, знаем… Важно, чтобы он не имел вещественных доказательств, а без этого он не решится предать огласке свою информацию, как не решался ранее…

– Будем надеяться!

– Нужно не надеяться, а готовиться к любому обороту событий… Ситуация достигла критической точки. Нам нужна неделя, но у нас может не быть ее…


На аэроплатформе, летящей вдоль десятой параллели на запад, Янагида поднял перегородки вокруг своего кресла и заказал ужин. Он выбрал рис с креветочным соусом, апельсиновый пудинг и зеленый чай. Чай подали в большой китайской чашке с крышкой. Чай показался слишком терпким, но Янагида выпил все. Его мучила жажда. Он отправил назад грязную посуду и вытянул ноги. Можно было поспать. От преследователей он оторвался еще на окраине Пасто. Возможно, они так и не узнали, что он заменил автомобиль…

Янагида переключил скрин на охрану и провалился в сладкую дрему.

Но его предположение оказалось неверным. Когда он уснул, в кабины справа и слева вошли двое с дорожными сумками. Они опустили перегородки и образовали купе на троих. Янагида, сморенный крепким снотворным, не проснулся, когда просигналил скрин и даже когда они его раздели догола, а затем одели в другую, но похожую одежду. Рюкзак и все вещи Янагиды, в том числе часы и скрин, они сложили в свои сумки. На столике оставили только билет…

Через девять часов Янагиду разбудил диспетчер платформы, так как он не явился на пересадку, как положено, за десять минут.

Янагида полусонный поспешил за диспетчером и пришел в себя только перед приземлением. Он растеряно поискал рюкзак, проверил часы на руке и скрин в нагрудном кармане. Его бросило в жар, потом в холодный пот. Сколько усилий, и все напрасно! Как он посмотрит в глаза Лидии и Антону…

Янагида пребывал в полной прострации и покинул свое кресло, только когда стюардесса напомнила, что они уже давно прибыли.

Спускаясь на эскалаторе в вестибюль аэропорта, Янагида вдруг вспомнил, что он передал самое важное Автонотариусу. Это его немного успокоило. Конечно, запись Автонотариуса это не то что копия долговременной памяти блока, но с ней уже можно делать соответствующие демарши, подключать дипломатов и спецслужбы…


Лидия летела на запад вдоль северной сороковой широты. Она несколько раз пыталась связаться с домом, но никто не отвечал. Предполагая неисправность, она запросила Систему Диагностики, но та подтвердила, что абонент отключился.

«Значит, нужно поспать, а потом повторить попытку», – решила Лидия, но ее скрин предупредительно пискнул. Она включила его и увидела довольное лицо Антона.

– Привет, сестренка! Куда ты пропала?!

– Привет! Почему я не могла связаться с вами?

– Не знаю! Я днюю и ночую на работе… Куда подевался Максим, не знаю! Расскажи, как успехи!

– По-моему, нормально! Янагида расскажет…

– Ты куда направляешься?

– К месту работы.

– Нужно, чтобы ты срочно вернулась домой!

– Почему? Что-то с папой, а ты не хочешь говорить?

– Нет, с ним все в порядке! У тебя могут быть неприятности, если Администрация Кольца обратится в суд…

– А ты, откуда знаешь? Ведь в новостях никаких сообщений не было.

– Догадываюсь! А подать иск они могут и без сообщений в прессе, чтобы соблюсти тайну расследования. Лучше, если ты будешь дома.

– Какая разница, дома или на работе?! Все равно ведь в России… Потом, Ян обещал все прояснить… Ты знаешь, о чем речь!

– Да, знаю! Но я настаиваю, чтобы ты заехала домой. Тогда все объясню! Тебя встретят в аэропорту мои друзья.

– Кто?

– Ты их не знаешь. Они подойдут и скажут, что от меня.

– Хорошо! Если ты настаиваешь…

– Да! Это крайне необходимо! И еще, я очень занят и больше на связь не выйду. До встречи, сестренка!

– До встречи!

Лидия недоумевала, зачем ей ехать домой. Вот когда Антон сдаст свою работу, другое дело. Они бы сразу отправились в путешествие…

Сестренка… Сестренка… Он никогда не называл ее так. Если хотел сказать что-то ласковое, обзывал Тараканом…

Просьбу Антона Лидия выполнила. Еще двенадцать часов полета на запад и она пересела на меридиональную платформу, обслуживающую их зону.

В местном аэропорту ее поджидали два парня в черных куртках и джинсах. Один подхватил рюкзак и держался сзади, другой шел впереди и показывал дорогу к месту парковки автомобиля.

Она не опомнилась, как очутилась на заднем сидении между двумя встретившими ее парнями. Благо, салон был просторный…

По дороге парни сохраняли абсолютное молчание, и тревога заползла ей в душу.

– А почему Антон не приехал встречать?

– У него много работы!

– Настолько много, что не мог выкроить пару часов?!

– Представьте, что это так! – ответил водитель таким тоном, что Лидии больше не захотелось задавать вопросы.

За темными стеклами автомобиля невозможно было разглядеть, куда ее везут. Все же она догадалась, что они въехали в какое-то подземелье. Тревога с новой силой сжала ей сердце, хоть она и вспомнила, что Антон работает под землей.

Они остановились в подземном гараже, проехав проходную. Мышеловка захлопнулась.

Дэвид и Лайон с довольной улыбкой наблюдали, как Лидия выходит из машины и растеряно оглядывается. Ей приготовили бокс размером в тюремную камеру-одиночку. Лидию отвели туда молча и также молча захлопнули дверь. Дверь закрыли на ключ. Пусть посидит пару суток одна и подумает…


Парень в куртке вошел в кабинет Тома и оставил у стола рюкзак. Том тотчас вызвал помощника. Тот понес рюкзак в кабинет хозяев. Том шел следом.

Дэвид и Лайон с нетерпением сгрудились над столом для заседаний, на котором Том с помощником обследовали скафандр. Сцена сильно напоминала анатомический театр из фантастического фильма, где делают вскрытие гуманоида.

– Пусто! – подвел итог Том.

– Да, ничего нет! – в один голос подтвердили Дэвид и Лайон.

– Уберите все это! – распорядился Дэвид.

Когда дверь захлопнулась за Томом и его помощником, Дэвид продолжил:

– У Янагиды блока тоже нет! Когда было последнее сообщение от группы в Колумбии?

– Час назад. Они отложили поиски до утра.

– Полтора дня не могли найти блок?!

– Снимок с Кольца сделан под таким углом, что приходится обследовать площадь в несколько тысяч квадратных метров, а их всего четыре человека и нет специальной аппаратуры…

– Когда привезут вещи Янагиды?

– Завтра к утру.

– Необходимо, чтобы к этому моменту был найден блок!

– Я передам Рону.

– Не передай, а прикажи! Пусть шевелятся быстрее!

– Рона, думаю, не нужно подгонять…

– Возможно и так, когда он у нас на глазах… Что дал анализ коннектов Янагиды?

– У него была связь с Автонотариусом, как раз в то время, когда он работал с блоком.

– Значит, и эту ниточку нужно обрубить! Нужно немедленно активизировать программы У3029 и У3195. Займись этим срочно, пока я наблюдаю за Антоном. Янагида, после того как мы его обчистили, может попытаться задублировать информацию Автонотариуса.

– Не думаю! Как специалист он знает принципы защиты Автонотариуса и уверен в его абсолютной надежности. Потом, ты же сам организовал наблюдение за его коннектами… Пока с его стороны таких попыток не было. Если что, найдем и обрубим другие нити.

– Не так это просто, если копию он сделает на домашний скрин. Да, еще… Нужно немедленно убрать Марка оттуда. Он не справился, и будет только мешать. Янагида показал, что способен на любое активное действие. Не исключаю, что он может применить пытки и раскрыть связи Марка…

– Все ясно! Я дам указания…


С тяжелой головой Янагида упал на циновку не раздеваясь. Оставил только обувь в прихожей – национальная привычка сработала автоматически. Голова была свинцовой от снотворного, которое ему подсыпали, от усталости почти трехсуточного путешествия со сменой часовых поясов. Через несколько часов нужно явиться на службу. До работы разыскать Антона и Лидию. Узнать, как дела, и наметить дальнейшие шаги…

Чувство голода разбудило его раньше, чем профскрин. Он принял контрастный душ и заварил кофе. Сосиска и булочка с маслом, запитая крепким кофе с молоком, улучшили его настроение.

Для начала он связался с Автонотариусом, чтобы сделать рабочую копию материалов. Что-то нужно сообщить Антону, а что-то использовать для дальнейшего расследования. В ответ на запрос скрин выдал: «Записи не найдены! Возможно, неверные атрибуты запроса».

Проверил запрос. Все правильно! Повторил. Ответ тот же. Его руки стали влажными второй раз за текущие сутки. Он расширил временные рамки запроса и увидел свои сделки за прошлую неделю. Значит, пропала только последняя запись…

Янагида едва сдержал желание что-нибудь разбить, скрин, например. Остановила мысль, что уже потерял один, когда его обокрали. Он принял «позу кучера» и попытался преодолеть вспышку гнева. Если они смогли организовать такое с Автонотариусом, то сам блок давно в их руках.

Что собственно произошло? Украли доказательства?! Доказательства еще будут. Впрочем, это лучше сделают соответствующие ведомства. Они c Антоном получили ответ на главный вопрос о заговоре. Пропали всякие сомнения. Заговор существует. Очень широкий и очень опасный. Если бы ему даже вчера, когда он уже знал, как воруют блоки Супермозга, сказали, что можно убрать нежелательную запись из Автонотариуса, он назвал бы это шизофреническим бредом.

Система защиты Автонотариуса была, если сказать образно, на несколько порядков сложнее защиты вычислительных ресурсов Супермозга. Взломка такой системы означала, что в заговоре участвует член Совета Кольца и, скорее всего, не один…

Янагида постепенно возвращался в норму. Спустя день он мог рассуждать вполне трезво, отбросив эмоции. В его рассуждениях появился положительный компонент. Хорошо, что они не догадались стереть его память. Он запомнил код пользователя, то есть вполне мог установить, кто последним эксплуатировал блок. Это он сделает, когда появится возможность. Прочь гнев, прочь сомнения! Нужно действовать и действовать быстро!

За эти сутки Янагида несколько раз попытался установить коннект с Лидией через «третий глаз», потом через скрин. Ответ был один: «С респондентом нет связи»! Тот же ответ он получил при попытке связаться с Антоном или Максимом напрямую…

Черт возьми! Что это означает? Они хотя бы живы? Нужно тогда выходить на Бориса, приятеля Антона…

Борису перебили первый сон. Он спросонок не сразу вспомнил и узнал Янагиду. Тем более что тот впервые связался с ним непосредственно. Раньше Кореш только присутствовал при разговорах Антона с Янагидой.

– Узнаю! Ты Ян… – промычал, протирая глаза, Борис.

– Вы давно видели Антона? Я не могу установить с ним связь…

– Давно! В прошлую пятницу он уехал с какой-то девицей на Филиппины…

– С кем? Зачем? Вы точнее не можете сказать?

– С кем, с кем… Максим говорил с какой-то китаянкой или корейкой…

– Кстати, где Максим?

– Дома, наверное.

– Вы давно его видели?

– Сегодня… То есть вчера днем.

– Я не мог связаться с ним тоже!

– Его канал неисправный… Два дня не могут разобраться почему. Сначала думали, что вышел из строя скрин…

– Вы слышали от Максима что-нибудь о Лидии?

– Слышал, что и она пропала. Точнее, нет связи и с ней. Вчера как раз Максим приходил ко мне, чтобы поискать ее через мой аппарат…

– Он нашел ее?

– Кажется, я уже сказал, что не нашел.

– А как вы узнали, что Антон уехал с той девушкой?

– Максим рассказал. Правда, не сразу!

– Конкретнее, пожалуйста!

– Максим искал Антона на работе, а потом милиция показала ему запись из аэропорта…

– Вы знаете что-либо о девушке, с которой уехал Антон…

– Максим сказал, что Антон с ней встречался до аварии…

– Тогда это Лу. Оставайтесь на связи, я попытаюсь ее разыскать.

Янагида вызвал Лу через две секунды, потому что она была в его адресном пуле, то есть оперативном справочнике. Зато Лу ответила только через минуту или больше. Янагида поднял ее с постели – она еще спала после вечерних развлечений…

– А, это вы! – в голосе Лу было разочарование. На худой конец, она ожидала, что ее разбудил вчерашний партнер по танцам.

– Доброе утро! Не ожидал застать вас дома.

– Это почему же?

– Говорят, вы с Антоном на Филиппинах…

– С Антоном я порвала, после того как одна истеричка меня шантажировала из-за него…

Янагида вспомнил, как просил Лидию уладить вопрос с Лу.

– И все же, когда вы его последний раз видели?

– Еще до аварии…

– Спасибо! Извините, что прервал ваш сон!

– Мне тоже на службу с утра…

Янагида переключился на Кореша, которому переадресовал с опцией записи в память разговор с Лу:

– Я сейчас разговаривал с бывшей подругой Антона и копию разговора переадресовал вам. Она никуда не ездила. Запись разговора обязательно покажите Максиму. Если он узнает в этой девушке спутницу Антона, то немедленно сообщите мне в любое время дня и ночи.

– Ну, если та девушка Лу, то что это значит?

– Что вашей полиции кто-то подсунул мистификацию, липу, по-вашему. Это слово иногда употреблял Антон…

– Все понял! А где же он тогда?! – у Бориса округлились глаза. – Тогда его держат на базе! И они же подсунули липу…

– Кто они?

– Разве Антон не говорил, где он работает?

– Говорил, но вскользь. Тематика наших разговоров была другой…

– Фирма «Дэвид и Лайон» или коротко «ДиЛ»…

– Я запомнил. Все же, попросите Максима опознать девушку.

– Сделаю прямо сейчас, хоть у нас заполночь!

– Правильно! Нельзя терять время, – Янагида отключился не прощаясь.

Когда скрин погас, за спиной Бориса раздался голос Джона:

– Это был Янагида?

– Да! Я ему сказал, что Антона, скорее всего, заперли на базе…

– Я слышал почти весь разговор! Все! Хватит мне отсиживаться! Завтра включаюсь в игру…

– А как же я?!

– Для тебя тоже найдется роль…

Они незаметно для себя перешли на «ты» на второй день знакомства.

– Какая? – спросил Борис.

– Поговорим утром. Мне нужно еще написать следующий акт этой пьесы…

– Только не трагедии, не люблю этот жанр!

– Хотелось бы остаться в жанре водевиля, но, боюсь, некоторые герои играют со своим суфлером и по своему сценарию…

– Я должен сходить за Максимом.

– Конечно! Буду ждать результата… Только не говори, что Антона, возможно, держат на базе.

– Почему?

– Потому что Максим может попытаться что-либо предпринять и это повредит Антону. Поверь мне, жизни Антона пока ничего не угрожает… Поговорим об этом утром, хорошо?!

– Не возражаю! Утром, так утром…


Глава 15 | Кольца Земли | Глава 17