home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

Максим не успел закончить свой поздний ужин, как скрин предложил переключиться с программы новостей на прием экстренного вызова. Максим подтвердил переключение и увидел улыбающееся лицо дочери. Лидия сидела за сервированным столом в белом купальном халате с бокалом в руке. За ее спиной виднелся океанский берег с группами купающихся.

– Привет, папа!

– Здравствуй! – ответил недовольным голосом Максим.

От неожиданности он не успел обрадоваться.

– Ты не рад!?

– Почему же! Просто вы всегда неожиданно куда-то исчезаете и появляетесь, как черт из табакерки! Ты где?

– Решила немного развлечься…

– Могла бы предупредить!

– У тебя скрин барахлит. Не могла с тобой связаться.

– Не знаю, что со скрином. Служба ремонта разводит руками. Говорят, что сбои в Центре коммутации, то есть где-то на Кольце. Ну, Бог с ним! Раз связалась со мной, значит неисправность устранили. Как твои дела!

– Лучше не бывает! А где Антон?

– Тоже развлекается.

– Где?

– Манила. Кажется, на Филиппинах…

– Да. Он один?

– С девушкой… Какая-то азиатка, – выдавил Максим после некоторого колебания.

– Это Лу! Они давно знакомы.

– Тебя, вижу, это не волнует!

– Что? Что азиатка?! Будут у тебя внуки косоглазенькие…

– Я не о том! Как ты не понимаешь?!

– А-а-а! Ты ему, наверное, невесту присмотрел, а он не послушался? Поговорю с ним!

– Не говори глупостей! Скажи лучше, как твои дела с этим японцем? Когда приедешь?

– Все прошло по плану. Как видишь, жива и здорова…

– А когда приедешь?

– Не знаю еще! Не скоро…

– Не пропадай! Связывайся чаще!

– Постараюсь! Как твое здоровье?

– Не жалуюсь! Все мои проблемы от вас…

– Мы исправимся! Извини, меня ждут друзья… Мы еще поговорим! Целую, папочка! – Лидия изобразила воздушный поцелуй.

– Целую тебя тоже! – ответил Максим.

Лидия улыбнулась ему. Экран погас. Максим нажал кнопку, чтобы запомнить ее адрес, но скрин выдал сообщение, что адрес запомнить не удалось…

«Ну и дети пошли!» – отметил Максим в уме. – «Мы все-таки были другие. Наверное, не лучше, но другие…»

На душе у Максима стало легче. Лидия жива и здорова… Он допил чай и принялся убирать посуду со стола.


Антон проснулся среди ночи и посмотрел на скрин. Индикатор времени показывал час с минутами. Неплохо сработал внутренний будильник! Включить скрин в режиме будильника Антон не решился. Если его скрин контролируется, то сигнал мог разбудить соглядатая также.

Не включая освещение, Антон закрыл зеркала заранее приготовленными кусками плотного пледа. Только после этого зажег настольную лампу за рабочим столом. Достал монтажный инструмент, отмотал метров тридцать плоского сигнального кабеля и с двух концов смонтировал разъемы.

Один разъем он присоединил к стандартному выходу скрина, другой к разъему на корпусе шифрзамка. Замок ведь был предназначен для защиты от внешнего проникновения, а изнутри конструктор естественно предусмотрел стандартную колодку для подключения устройства автоматического поиска и установки шифра. У Антона не было этого устройства, зато был скрин, для которого Антон накануне написал программу для перебора кодов.

Антон не стал включать скрин ночью. Он знал, что питание скрина ночью отключено. Он это сделает утром. Запустит программу как фоновое задание, а полученный код узнает потом, просматривая журнал сообщений, где вперемешку зарегистрированы протоколы работы всех программ, которые он запускал. В этом ворохе данных никто со стороны не заметит шестизначное число. Только он знает, что в строке из двенадцати цифр на четных позициях стоят цифры, составляющие код замка. Он также продумал, как проложить сигнальный кабель к двери, чтобы его нельзя было разглядеть через телекамеру наблюдения.

Была опасность, что в это время войдет Рон или пожилой слуга, которые следили за состоянием запасов пищи в холодильнике. Но они появлялись не каждый день, а вчера холодильник был загружен основательно, что весьма удивило Антона. Ведь по всем расчетам ему оставалось здесь находиться чуть больше суток…


– Ты готов играть в моей пьесе? – спросил Джон у Бориса после завтрака.

– Кажется, я давно в ней играю! – ответил Кореш, сопроводив слова театральным жестом.

– Тогда сделаем так. Пока ты еще спал, я написал письмо двум… господам. Чуть не сказал джентльменам! Но это не про них… Короче говоря, сейчас закажем такси, и ты отвезешь письмо туда, в бункер… Кому попало его не отдавай! Требуй Дэвида или Лайона. На худой конец, отдашь Тому. Их юрист, весьма доверенное лицо. И еще. Такси не отпускай! Вернешься с ним. При любых обстоятельствах там не оставайся. Они могут предложить подождать ответ и пообещать доставить тебя домой…

– А таксист не может быть их человеком?

– Вопрос не в бровь, а в глаз! Таксист будет нашим человеком…

– О!

– Это не то, что ты думаешь! Знаю пару местных таксистов, которым можно доверять…

– Письмо я вручил, что дальше?

– Кажется, сказано было достаточно ясно. Ты возвращаешься домой и на этом твоя роль в первом акте пьесы заканчивается. Второй акт мой. Всей пьесы я и сам еще не знаю.

– А стоит затевать игру, не зная исхода?

– Если результат известен заранее, тогда это не игра!

– Зачем нам игра? Я так понимаю, что нам нужно не играть, а что-то делать, чтобы высвободить Антона и Лидию, если они захватили и ее…

– Успокойся! Это действительно не игра и не игрушки. Именно с этой целью все это затевается. Но даже в самой продуманной и рассчитанной операции могут быть неожиданности. В этом смысле я и употребил слово «игра». Слушай дальше! Если со мной что-то случится, передай этот значок Слониму, владельцу музея. Ты должен знать этого чудака и его музей старого хлама…

– И этот тоже?

– Что тоже?! Старик за деньги согласился передать информацию моим друзьям… Если значок куда потеряется, скажи Слониму следующую фразу: «Ваш друг просил передать, экспонат поврежден при транспортировке».

– Все понял! Друг просил передать, что экспонат, то есть Джон, поврежден при транспортировке…

– Именно так! Только меня не упоминать!

– Конечно! Это я показал свою догадливость…

Такси прибыло к подъезду через полчаса. При оформлении заказа через скрин Джону и Борису показали внешний вид таксиста и такси в короткой видеовставке. Это был Андрей Павловский, сухощавый седоватый мужчина пятидесяти лет. Его услугами Джон уже пользовался неоднократно. Он был из местных и его знали все. Узнал его и Борис.

– А вот и осиное гнездо! – произнес водитель третью свою фразу за все время пути, когда они подъехали в ракетной базе. Первые были: «Добрый день! Куда едем»?

– Почему так? – удивленно спросил Борис.

– Осы живут в норах под землей…

– И все?! В норах живут и их жертвы – тарантулы…

– Эти на жертв не походят…

Ворота открылись автоматически. Машина по пандусу спустилась к проходной. Борис уже знал, что его ожидает, по рассказам Антона.

– Андрей Михайлович, без меня не уезжайте в любом случае!

– Какие могут быть случаи?! Не уеду!

Борис вышел из такси и подошел к проходной. Из кабины на него удивленно уставился Кол.

– Привет, Кол!

– Привет! Чего тебя сюда занесло?

– Привез письмо твоим хозяевам.

– Давай сюда!

– Нет! Приказано лично в руки…

– Ха! Ты е…ся! Сколько здесь торчу, такого отродясь не было, чтобы кто-то из них вышел на проходную… Даже я не видел ни разу! Понял?

– Они же выезжают наверх!

– Да, но не здесь… Короче, давай письмо! Передам Тому…

– Нет! Зови тогда Тома!

– Как знаешь! – Кол нажал кнопку на пульте.

Пока они ждали выхода Тома, Борис решил спросить Кола напрямую. Он поманил Николая из кабины, но тот не вышел. Только высунул голову из окошка, предварительно открыв его. Окна кабины были сделаны из толстенного пуленепробиваемого стекла.

– Антон и Лидия здесь?

– Нет! Не знаю! – Кол испуганно замотал головой.

– Скажи толком! Мы же свои, что бы там между вами не было….

– Разговоры на проходной запрещены! – подчеркнуто громко воскликнул Кол и закрыл окошко. Он отошел в глубину кабины и взял в руки автомат.

Детский испуг крепкого мужика с репутацией «крутого» рассмешил Бориса, но его отвлекло появление Тома. Борис его видел в Центре занятости и сразу узнал.

– Нарочный с письмом! Требует вручить лично! – поспешил доложить Кол с виновато-подобострастной улыбкой.

Борис молча передал письмо через турникет. Том кивнул и сразу повернул обратно. Борис еще раз посмотрел на Кола, но тот демонстративно смотрел в другую сторону.

«Что у него еще спрашивать?! По реакции видно, они здесь»! – сделал вывод Кореш и поспешил к такси. Нужно доложить Джону об исполнении.

Как только машина вернулась к дому, из подъезда выскочил Джон, одетый под местного жителя в кепке, надвинутой на глаза. Кореш вышел, а Джон тут же забрался на его место. Только спросил у Кореша:

– Передал?

– Да! Вручил Тому. Еще одно наблюдение…

– Потом! Догадываюсь, о чем речь.

Джон захлопнул дверь, и машина отъехала.


Утром Лидия попросилась в бассейн. Ей разрешили. С хозяевами она общалась через слугу, который показал, как его вызвать в случае необходимости. После завтрака она напомнила, что ей была обещана связь с отцом. К ее удивлению, ей пообещали также короткий видеовизит Антона.

Отец заканчивал завтрак. Как только появилась связь, отставил чашку и приветливо улыбнулся.

– Здравствуй дочка! Ты куда пропала?

– Здравствуй папа! Ты ведь знаешь!

– Как твои дела с этим японцем?

– Как видишь, все в порядке!

– Удалось все сделать, как было задумано?

– Не знаю! То, что меня попросили, я сделала. Больше не хочу об этом говорить.

– Вы всегда неожиданно куда-то исчезаете и появляетесь, как черт из табакерки! Все от меня скрываете…

– Ничего я не скрываю. Когда-нибудь расскажу. Только не сейчас! Как ты себя чувствуешь?

– Не жалуюсь! Все мои проблемы от вас…

– Не обижайся! Есть вещи, о которых нужно говорить при личной встрече. Надеюсь, что скоро увидимся!

– Где ты?

– Ты удивишься, наверное, но я рядом. У Антона на работе. Жду, когда он закончит свой контракт, тогда мы появимся дома.

– Когда это будет?

– Вопрос двух-трех дней.

– Буду рад вас видеть! А ты встречалась с Антоном?

– Представь, что нет! Он так занят работой. Сегодня обещают телесвязь с ним.

– А ты чем занимаешься?

– Отдыхаю, развлекаюсь…

– Конечно, после прыжка нужно отдохнуть!

– Какого прыжка? Ты о чем?

– Дочка, от меня можешь не скрывать. Я все знаю.

– Ей-богу, отец! Не пойму, о чем ты! Давай отложим этот разговор до встречи. Тогда я тебе объясню, что это недоразумение. До скорой встречи!

Лидия сама прервала разговор, который стал походить на допрос. Отец, на удивление, проявил упрямство и непонятливость. Она ведь ясно сказала, что не время для разговора о ее миссии на Кольце. Неужели Антон рассказал все отцу? Тогда должен был предупредить, чтобы отец не говорил об этом по телескрину, тем более, когда используется чужой скрин…

Не успела Лидия прийти в себя от нелепого разговора с отцом, как на экране появилось лицо Антона.

– Привет, сестренка! Извини, что так вышло. Мы вроде бы рядом, а общаться некогда. Надеюсь, ты не скучаешь!

– Привет! Не скучаю, но и радоваться особенно нечему. Главное, не понимаю, что происходит!

– Мои заказчики очень обеспокоены соблюдением коммерческой тайны. Поэтому они настояли, чтобы и ты была здесь со мной до понедельника включительно.

– До понедельника?! Почему?

– Срок выполнения работы.

– При чем здесь я?

– Они считают, что можешь знать о содержании работы из бесед со мной…

– Как это им повредит?

– Даже информация о названии работы может им повредить, если их конкуренты об этом узнают. Объясню когда-нибудь…

– Почему ты от меня прячешься? Это тоже входит в условие контракта?

– Ты попала в точку! Так и есть. Но не мог же я тебе это сказать… Вдруг ты отказалась бы приехать. Представляешь, в какое положение я бы попал… Мне хочется закончить работу и получить все надбавки и премиальные за выполнение всех условий контракта. Ты меня должна понять! Твои моральные и материальные издержки я компенсирую. Ты ведь тоже помогла мне в какой-то мере заработать эти деньги…

– Не в деньгах дело! Не узнаю тебя. Ты стал такой расчетливый… меркантильный…

– В моем положении нужно думать о будущем. А без денег будущего нет! Не скучай! Скоро увидимся…

На этот раз без предупреждения отключился Антон.

На удивление, разговор с Антоном успокоил Лидию. Все стало понятным. Если вынужденное безделье обставлено бытовым комфортом и еще хорошо оплачивается, то его, согласитесь, легче переносить.


В своем письме Джон назначил встречу в аэропорту через два часа после вручения и подальше от районной милиции. За два часа также можно многое сделать, но не все, что возможно в такой ситуации за большее время. Жесткий срок позволял Джону проконтролировать движение Тома в аэропорт. Джон не сомневался, что это будет именно он.

Когда Том проехал мимо стоянки такси при выезде из райцентра на трассу, ведущую к аэропорту, Джон подождал четверть часа и поехал вдогонку. Странности своего поведения Джон объяснил таксисту просто. Ему назначили встречу в аэропорту и он должен убедиться, что едет туда не напрасно.

Том ждал его в условленном месте зала ожидания. Они уселись в кресла напротив и Джон начал первым:

– Начну с главного без обиняков. У меня есть информация очень важная для твоих, Том, клиентов. Хочу ее выгодно для себя продать…

– Это мы поняли уже из письма! Нельзя ли конкретно: что и за сколько? С вашего разрешения, я включу скрин для связи с моими клиентами.

– Включайте! … Вы готовы?

– Да!

– Речь идет о программе, которую делает для вас Антон Бурма. Программа «заминирована». Я знаю ключи…

– Это может быть блефом!

– Может! Предлагаю процедуру, снижающую ваш риск. Вы переводите на указанный мною счет сумму, положим, пятьдесят миллионов, а я называю первый ключ. Вы убеждаетесь, что я не вру, и процедура повторяется…

– Пятьдесят миллионов за мистификацию – хороший куш…

– Да, вы рискуете! Но не приняв мое предложение, вы рискуете больше…

– Снижайте первую сумму! Компенсируете на последующих.

– Не могу! Вы успеете что-нибудь придумать и второй суммы может просто не быть…

– Я должен посоветоваться с клиентами…

– Пожалуйста! Даю вам не более пяти минут и у меня на глазах.

Том отошел в дальний конец зала ожидания и нажал клавишу на портативном скрине, переключив его на прием. На экране возникло лицо Дэвида:

– Мы все видели и слышали! Предложи тридцать, возможно, сойдетесь на сорока… Если будет упорствовать, соглашайся.

Том возвратился в свое кресло и предложил:

– Клиенты согласны на тридцать при одном условии…

– Каком?

– Вы должны подписать бумагу…

– Тогда ни о каком снижении суммы даже речи быть не может!

– Допустим, мы согласимся, но это очень большая сумма, и нам нужны, по крайней мере, сутки, чтобы ее собрать…

– Я достаточно осведомлен о финансовом состоянии ваших клиентов и больше пятнадцати минут дать не могу.

– Вы хорошо подготовились к операции!

– Да! И свой шанс не упущу!

– Куда перевести деньги?

– Здесь все! – Джон протянул Тому пластиковую карточку и тот без слов вставил ее в считывающее устройство своего скрина.

Минут десять они молча рассматривали друг друга вполне дружелюбными взглядами, потом Том сообщил:

– Проверяйте свой счет!

Теперь Джон включил свой скрин и послал запрос. Ответ пришел через несколько секунд. Деньги были на его счету. Он молча протянул еще одну пластиковую карточку.

Том перевел скрин в текстовый режим. Ввел в устройство считывания карточку Джона и набрал сопроводительный текст. Ответ он получил также в виде текстового сообщения на экране: «Все приняли, приступаем к проверке»! Буквально через минуту Том прочитал ответ: «Он не врет! Прекращайте встречу под предлогом, что нам нужно все обдумать. Следующая встреча завтра в такое же время».

– Вы были правы! – обратился Том к Джону.

– Любая игра должна вестись по правилам, не правда ли?

– Особенно, если правила определяешь ты сам! На этом вынужден прервать встречу, мои клиенты должны обдумать ситуацию. Завтра продолжим беседу здесь же в такое же время…

– Не могу сразу дать ответ!

– Ничего страшного, если вы завтра не явитесь, то время и место новой встречи за вами. Вы знаете, где нас найти… – с этими словами он торопливо удалился.

Джон оглянулся. Пассажиров в зале ожидания было мало, но любой из них уже мог вести за ним наблюдение. У него был план отступления, и он не собирался возвращаться в поселок к Борису. Тому должны были сообщить, что делать дальше. Сообщение «что делать» сводилось к слову «ждать». Поручение Борису, передать через старика Слонима информацию, обеспечивало подстраховку, если по какой-либо причине не пройдет информация через телескрин.

Джону нужно было заполучить запасной комплект документов: паспорт с визами, авиабилеты, рекомендательные письма на имя Пола Уильямса, торгового агента всемирно известной фирмы… Только сейчас он осознал, что допустил ошибку. Сначала нужно было получить документы. На это ушло бы еще час-полтора. Не хотелось им давать это время. Был и другой вариант – привлечь к этому Кореша. Побоялся довериться… Зато он не чувствовал бы себя сейчас голым в центре этого зала ожидания…

Худшие опасения подтвердились. К нему направлялись два милиционера. Раньше он хорошо осмотрел этот зал и знал, что через служебный ход можно спуститься на первый этаж и выйти на стоянку такси. Он и направился туда неторопливой, но достаточно энергичной походкой. Как только дверь служебного входа за ним закрылась, его вальяжная походка перешла в галоп. Никто его не остановил, и он вышел из здания аэропорта к такси.

Машину, на которой приехал, он не отпустил, а оставил напротив центрального входа в здание аэропорта. Оплатил вперед два часа ожидания, чтобы отвлечь внимание, если будет слежка. На самом деле он собирался уехать на другом такси.

Что он и сделал.

Джон вертел головой, пытаясь определить, нет ли слежки. Слежки не было. Зато при выезде на трассу стояла милицейская машина…

Таксист остановился по сигналу милиционера.

– Старший сержант Саклаков! Пассажира прошу предъявить документы!

– Я не прилетел, и не улетаю! Встречался в аэропорту со знакомым…

– Не имеет значения! Ваши документы!

– Я их забыл дома.

– Тогда мы вынуждены задержать вас для установления личности.

Джона пересадили в милицейскую машину и повезли. По дороге ему надели наручники и подняли шторки на окнах. В каком-то темном гараже его пересадили в другую машину и повезли дальше. По общему времени движения и характерному винтовому спуску вниз Джон догадался, что его привезли в бункер…

Перед тем, как выйти из машины, Джону плотно завязали глаза. Пока его тащили по коридорам, он запоминал все повороты и считал шаги. Многочисленные тренировки позволят затем по памяти восстановить маршрут с большой точностью.

Повязку с глаз сняли только, когда усадили в кресло и привязали руки к подлокотникам.

В комнату вошел Том. Парни, которые привезли, и теперь привязали Джона, мигом оставили помещение.

Том заговорил развязным тоном:

– Не вижу на лице радости, что наша разлука длилась так недолго…

– Недооценил ваше вероломство!

– Недооценки, переоценки – признак отсутствия настоящего профессионализма. Забыли все, Джон Митчел, чему учили вас в ЦРУ. Собственно, поэтому вас преследуют неудачи… Хотите, покажу вам ваш банковский счет? Вы думаете, пусть я попался, зато денежки у меня есть… На худой конец, достанутся наследникам. У вас есть наследники?

Джон молчал. Он догадался, о чем речь. На Кольце в одном из центров коммутации сообщений ему подсунули липовое сообщение, как будто деньги поступили на его расчетный счет в банке.

Прав Том! Он явно недооценил масштабы заговора. Бог мой! Они так глубоко проникли в систему, что у него возникло сомнение, что их можно без особых осложнений оттуда выкурить… Но это уже без него. Его здесь замуруют навсегда. Остается неясным, когда и как…

– Что с вами? Очнитесь! Вы, что, упали в обморок от мысли, что плакали ваши денежки? Это не повод! Деньги-то не ваши и вашими никогда не были и не будут… Сейчас я вам покажу нечто другое… – Том протянул Джону листок, где были отпечатаны столбиком слова.

Одного взгляда было достаточно, чтобы их узнать. Это были те слова, которые должны были «взорвать» программу, когда их пыталась произнести моделируемая в настоящий момент виртуальная личность.

Кроме слов, которые Джон предложил тогда Антону были и другие. Не мог же их выдать Антон?! Значит, они нашли другой способ, например, проверка всех слов подряд по словарю. Он сообщил им идею, а они за два-три часа проверили на программе весь словарь английского языка…


Пришла долгожданная пятница. Это был, на удивление, длинный день. Ровно в пятнадцать часов Антон потребовал связи с хозяевами. На скрине появилось довольное лицо Дэвида.

– Добрый день!

– Добрый день! – Дэвид улыбался необычной для себя добродушной улыбкой.

– Только что истек срок контракта. Насколько я понял, замечаний у вас нет. Я хотел бы получить расчет и отправиться домой.

– Напротив! У нас есть замечания, и я собирался как раз вам их предъявить.

– Какие замечания?

– Вы пробовали когда-нибудь заставить виртуальный образ произнести слово «дефрагментация»?

– Нет!

– Попробуйте!

– Если это так, то я могу эту ошибку убрать достаточно быстро…

– А как быть с остальными словами? Вы их помните? Их десять? Или может быть больше?

Антон не нашелся, что сказать. Как они докопались?!

– Я догадываюсь, какой вопрос вас сейчас мучит? Вы все-таки сделали очень нужную для нас программу, и мы облегчим ваши мучения…

Дэвид подал на экран фрагмент торга между Джоном и Томом. Антон пришел в бешенство. Во рту пересохло. Подлец! Втянул в провокацию специально, чтобы потом подороже продать. Подавляя дрожь, Антон выдавил:

– Я могу исправить за полчаса!

– Ну, нет! Программу мы вам больше не доверим. Она и так сгодится. Ничего страшного! Просто у наших героев словарный запас обеднеет на какой-то десяток не самых употребительных слов…

– Тогда отпускайте домой

– Но вы провинились, и в качестве наказания вам придется провести у нас в гостях еще несколько дней.

– Это насилие!

– Не скрываем! Это так!

– Сколько вы собираетесь держать меня здесь!

– Пока до понедельника включительно. А там посмотрим….


Глава 17 | Кольца Земли | Глава 19