home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

В субботу Янагида не уехал. Они с Робертом не успели закончить проверку самого важного факта, который мог позволить докопаться до причин происходящего. Речь шла о том, что год назад был закончен большой проект по модернизации сервисного программного обеспечения Супермозга. По версии Янагиды, которую они обсуждали с Антоном, как раз через сервисные программы заговорщики могли проникнуть в систему.

К проверке сервисных программ при выполнении проекта было привлечено множество фирм, занятых разработкой программного обеспечения на продажу. Одним платили за это деньги в рамках сметы проекта, другие делали это бесплатно, третьим издержки оплачивались различными благотворительными или научно-техническими фондами.

Организаций, участвующих в тестировании было так много, что просмотр протоколов тестирования пришлось продолжить в субботу. Когда работа была закончена, Янагида зашел доложить результаты и предупредить Роберта, что завтра он уезжает.

Роберт оторвал от экрана свои заметно покрасневшие глаза. Трое суток подряд по шестнадцать часов дали знать, хоть в отделе использовались самые совершенные по экологическим характеристикам дисплеи.

– Надо полагать, вы закончили просмотр протоколов. Что-нибудь раскопали?

– Всего одна зацепка, и та слабая!

– Давайте, что есть!

– Год назад было много разговоров об убытках фирмы «СеПро». Прогнозировали даже ее развал или поглощение… Правда, прогнозы не оправдались – они устояли, хотя и опустились ниже десятой строчки по объему продаж на рынке программного обеспечения…

– Факты эти общеизвестны! В чем зацепка?

– В том, что «СеПро» участвовала в программе тестирования, причем бесплатно…

– Очевидно, в рекламных целях! Обычная практика.

– Это в то время, когда их последний продукт с торговой маркой «УтСеПро», в который они вложили колоссальные средства, чтобы переплюнуть «СЕМАНТЕК», не пошел из-за большого количества ошибок. Они вышли на рынок с сырым продуктом, и, вместо его доработки, бросают людей на бесплатные работы для Кольца.

– Они их блестяще выполнили и получили почетную грамоту Совета Кольца.

– Я проверил биржевые сводки и статистические данные по продажам. Цены их акций не поднялись, а только стабилизировались на катастрофически низком уровне. Продажи продукта «УтСеПро» составляли менее одной десятой от объема бизнес-плана. И в этих условиях фирма устояла от банкротства.

– Значит, были финансовые резервы, о которых не подозревали конкуренты, экономисты и журналисты, не говоря о других простых смертных…

– Это не все! Оказывается, они представили не только протоколы тестирования, но и исправленные версии служебных программ.

– Это уже что-то! Во-первых, это увеличивает затраты, по крайней мере, втрое. Во-вторых, такое, как правило, не допускается… Исправлять программный код имеют право только сертифицированные участники проекта…

– Очевидно, руководство Кольца соблазнилось большой экономией расходов на исправление ошибок и повторное тестирование.

– Повторное тестирование все равно должно было состояться…

– Оно состоялось. И опять в нем участвовала «СеПро», причем опять бесплатно.

– Бесплатно – не грех! Главное, сервисные программы уже год работают практически без сбоев. Работу они сделали отлично, хотя времена для них были тяжелые.

– А разве те факты ненормальной работы в системе учета ресурсов Супермозга, о которых мы знает, не могут быть результатом их «отличной» работы?

– Теоретически могут! Не буду спорить, нарушение есть. Не сертифицированный участник проекта получил исходные тексты программ и возвратил в исправленном виде. Такое тоже допускается, но существует особая процедура сверки исходных текстов до изменения и после. Запускается программа автоматической построчной сверки старого и нового текстов. Каждое отличие отражается в протоколе приемки программ с объяснением причин. Нужно найти эти протоколы…

– Завтра я улетаю. Мы можем это сделать сейчас?

– Я не так молод, как вы, и порядком устал… Проверю завтра без вас. Ведь вы доверяете мне?!

– Я вам вполне доверяю, но хотел бы все узнать до поездки.

– Хорошо! Сделайте тогда мне, пожалуйста, чашку крепкого чаю с молоком. И себе, если хотите…

– Я буду пить без молока…

Янагида отправился в дальний угол кабинета Роберта к кухонному комбайну и бару. Роберт повернулся к скрину и занялся поисками необходимых документов.

В свой чай Янагида добавил немного кагора, в чай Роберта подогретых сливок.

Роберт кивнул и взял свою чашку, не отрываясь от скрина. Усталый тоже Янагида присел наискосок на край кресла и молча следил за работой, время от времени отпивая из своей чашки. После каждого глотка, так ему казалось, в кабинете становилось светлее, словно кто-то зажигал по дополнительной лампе…

Роберт принадлежал к старшему поколению руководителей. Они не были триайз. Когда эта технология стала применяться в промышленных масштабах, они уже имели репутацию суперспециалистов и занимали видные позиции в Проекте Кольцо. Теперь им приходилось руководить людьми, чьи возможности по восприятию и обработке информации значительно превосходили их уровень. Многие из них, правда, в совершенстве овладели техникой и искусством административного управления и сравнивали себя с опытными водителями, способными спокойно пересесть с «Форда-Т» на современный «Феррари» или «Порше».

Об этом думал Янагида, когда наблюдал за раздражающе медленной, на взгляд триайз, работой Роберта. Лучше бы он доверил поиски ему, а со стороны смотрел сам…

Наконец, Роберт развернул свое кресло в сторону Янагиды и сообщил:

– Кажется, мы нашли!

– Да?!

– Почти никаких сомнений! Во-первых, по данным аудиторского отчета фирма «СеПро» получила в это время большие деньги от некого бесприбыльного фонда, спонсирующего разработку программного обеспечения…

– Как называется фонд?

– Фонд «Юпитер». Но нам название ничего не говорит. В мире более трехсот тысяч различных фондов. Нам важно кто учредитель, кто вносит средства, сколько, куда они расходуются…

– Нужно выдать запрос в мировой Реестр Юридических Лиц.

– Уже выдал, но там большая очередь запросов. Все хотят знать, с кем имеют дело. Ответ будет завтра утром.

– Это должен быть крупный фонд. Чтобы удержать «СеПро» на плаву нужны действительно большие деньги.

– Эти деньги и спасли «СеПро» от краха. Далее! Во-вторых, в архиве мною обнаружена докладная в Совет Кольца, где один из ведущих программистов проекта требовал разобраться, почему объем программного кода увеличился почти на семь процентов после работы с ним фирмы «СеПро».

– Разобрались?

– Решение гласит примерно так: «Из-за того что в программах много ошибок, в том числе, по вине самого жалобщика»!

– Не удивлюсь, что его уволили.

– Да! Так оно и было. Но почему-то оставлено без внимания содержащееся в той же докладной утверждение, что тестирование и исправление программ производилось не «СеПро», а совершенно другой фирмой, оставшейся анонимной…

– То есть «СеПро» с ее известностью и репутацией использована в качестве крыши, за что получен крупный куш от фонда, – подхватил нить рассуждений Янагида.

– Что и позволяет действительной фирме-исполнителю остаться в тени, – закончил мысль Роберт.

– Если «СеПро» сделала вид, что эта работа выполнена ею самостоятельно, то наверное, оформлены различные задания и протоколы совещаний, акты приемки работ и т.п. Короче говоря, сейчас нам не найти эту анонимную фирму… – разочаровано подвел итог Янагида.

– Это не так важно сейчас! Нужно найти протокол приемки программ от «СеПро».

– Разве он еще не найден? – не удержался от бестактного замечания Янагида.

– Вы забыли, что я не триайз!

– Извините, Роберт!

– Ничего! Мое поколение воспринимает это спокойно… Сейчас найдем протокол, – произнес Роберт и продолжил работу.

– Все не так просто! – воскликнул через некоторое время Роберт. – Материалы закрыты кодом доступа Питера.

– Вы имеете в виду Питера Ньюмена?

– Его!

– Что будем делать?

– Для начала спросим Питера?

– Не советую это делать! – предостерег Янагида.

– Почему?

– Не зря же он закрыл материалы от других глаз!

– Чепуха! Вы просто не знаете Питера! Есть у него эта мания секретности. Но это чисто профессиональная черта. Возможно, связанная с прошлой работой в ФБР. Да я говорил вам об этом…

– Вам лучше знать!

– Я с ним свяжусь сейчас, и он мне откроет эти материалы.

– Лучше, если он не будет знать, что я здесь!

– Пожалуй! Сделайте еще чай, пожалуйста. И раздвиньте перегородку!

Перегородка позволяла отделить уголок отдыха от рабочего пространства кабинета. Янагида укрылся за ней и занялся чаем.

Роберт запросил Питера по рабочему коду. Питер отозвался быстро. Он тоже еще работал, только дома.

– Вам чего не спится? – спросил несколько раздраженно Питер. – Что касается меня, понятно, готовлюсь к телеконференции Совета Кольца. А вы что делаете так поздно…

– Так, одна неплановая работенка. Мне нужны материалы, связанные с проектом «Супер-Утил».

– Роберт! Какого черта! Послезавтра у меня очень ответственный день. Есть сведения, что в моей карьере произойдут существенные продвижения. Мне нужно серьезно подготовиться, а вы, извините, суетесь ко мне с вопросами о каком-то старом грязном белье… Если все будет, как планируется, то мне понадобится надежный человек на мое место… Я так на вас рассчитывал… Не хотелось бы думать, что мой расчет не оправдался…

– Извините! Не знал, что вы так заняты…

– Не сердитесь! Давайте вернемся к данному вопросу через недельку…

– Хорошо! Это терпит. Еще раз извините…

Когда Питер отключился, Янагида выкатил из-за перегородки сервировочный столик. Кроме чайных приборов на нем красовались бутылки с коньяком и кагором.

– Предпочитаю в чае кагор!

Все в отделе знали привычки Роберта. Он пил чай либо с молоком, либо с коньяком.

– После такого разговора, нужно что-либо покрепче сливок.

– Что будем делать? Ждать? – осторожно спросил Янагида.

– Нет! Ждать не будем. Если бы Питер мне просто отказал, пусть даже в такой же грубой форме, я возможно и подождал бы. Но эта неуклюжее предложение взятки в форме должности… Нет! Ждать не будем. Он тогда курировал проект от Службы Безопасности Кольца и был начальником отдела, как и я.

– Без материалов, которые у него, будет трудно.

– Думаю, что самое важное он уже уничтожил. Мы восстановим все сами. Для начала нужно получить старые исходные тексты программ до тестирования. Действующие сейчас у нас есть. Их он не может ни спрятать, ни уничтожить.

– Он может запретить нам доступ к исходным текстам.

– Мы их восстановим из машинного кода. То же самое мы проделаем для старого варианта. Наверняка, среди тестировщиков есть любители вести архив. Сейчас пошлю циркулярный запрос по списку всех участников тестирования…

– Не посылайте фирме «СеПро»!

– Естественно! Сравним исходные тексты и поймем, что в этих семи процентах «припека»!

– Все! Думаю, я могу спокойно уезжать.

– Да! Теперь можно привлечь к работе всех сотрудников отдела. Ведь нет нужды объяснять им цель работы.

– Действительно, пусть дадут заключение о функциях «припека». Мне понравилось это слово… Операция под кодовым названием «Припек».

– Возможны и другие варианты: «Троянский конь» или «Бесплатный сыр в мышеловке».

– Очень длинно и выдает смысл операции.


Антон лег спать в свое обычное время, чтобы не привлекать внимание, а проснулся в полтретьего ночи. Он знал, что охрана меняется каждые четыре часа и в четыре утра смена наряда. Значит, в три нужно уходить: еще спит в своих кроватях новая смена и, возможно, уже спит на посту старая.

Антон подал питание на скрин от розетки холодильника. Затем подключил кабель к скрину и протянул к двери своей комнаты. Код шифрзамка он определил еще днем и набрал его вручную. Он даже удивился, когда дверь открылась. Значит, здесь не было системы дистанционной смены кода.

Коридор был пуст. Ворсистое покрытие скрадывало шаги. До следующей выходной двери кабеля хватило с большим запасом. Антон подключился к замку. Его программа автоматически это определила и запустила перебор кода. Когда будет найдена нужная комбинация программа, остановится, а он должен услышать щелчок в замке. Время от времени Антон пытался повернуть ручку из боязни, что не услышит щелчок. Вдруг здесь исполнительный механизм выполнен по-другому…

Щелчок все же он услышал и осторожно открыл дверь. В кабине на проходной никого не было видно. Он подкрался и понял причину. Кол спал сидя, положив автомат у ног.

Окно тесной кабины было открыто со стороны коридора. Антон наклонился и поднял автомат, едва протиснувшись между телом Кола. Тот сидел у открытого окна. Это упрощало задачу Антона.

Он слегка придавил открытое горло охранника холодной сталью автомата. Тот вскрикнул и осекся от боли.

– Молчи! Иначе будет хуже!

Кол вращал вытаращенными глазами, пока не уразумел, что произошло.

– Будешь молчать и поможешь мне уйти – останешься живой, – продолжил Антон. – Понял?

Кол утвердительно захлопал глазами. Антон ослабил давление. Кол подтвердил хриплым голосом:

– Понял! Согласен!

Антон ослабил захват больше. Кол мог немного вращать головой, что он и сделал, вдобавок кося глазами по сторонам, словно кого-то выискивая.

– А сеструха где? – опять прохрапел Кол.

– Кто? Кто? – удивился Антон.

– Лидка! – уже внятно произнес Кол.

– Разве она здесь?!

– А ты не знал, япона мать?!

Кол смелел на глазах. К нему вернулась способность рассуждать.

– Ты все равно не уйдешь! Если бы было возможно, то я давно бы убежал. Нас тоже здесь держат. Есть еще внешний контур охраны. Стоит тебе отойти от проходной на три метра, здесь будет такое, что тебе не снилось. Тебе здорово повезет, если останешься инвалидом… Потом, не бросишь же ты здесь свою сеструху…

«Какие подлецы! Как им удалось захватить Лидию? Неужели их операция с Янагидой провалилась? Но какое отношение к Супермозгу имеет эта пара грязных „сапог“? Значит, имеет! Открытие важное, но пока бесполезное», – пронеслось в мозгу Антона. Он не сомневался, что Кол не врет и Лидия здесь. У Кола не хватило бы фантазии такое придумать…

Для Кола его слишком длинный монолог был нужен для усыпления бдительности Антона. Но тот вовремя заметил, что нога Кола тянется к педали в полу. Антон нажал на горло и Кол все понял. Нога вернулась на место.

Антон все уже решил.

– Тебе и мне лучше, если сделать вид, что ничего такого не было. Я отдам тебе автомат и вернусь в свою комнату. Повторяю, в твоих интересах держать язык за зубами. Понял?!

– Понял, – ответил Кол, когда Антон его отпустил.

Антон отдал автомат и повернул назад. Вдруг он услышал, как щелкнул затвор. Обернулся.

Дуло автомата было нацелено в его грудь.

– Сейчас, падла, пущу тебя в расход и за это получу еще премиальные, – задыхаясь от злости, усиленной недавним испугом, прорычал Кол.

Известие о том, что Лидия здесь, оглушило Антона и сделало совершенно равнодушным к прозвучавшей угрозе. Он спокойно ответил:

– А ты, падла, переживешь меня на полчаса!

– Даже меньше! Опусти автомат! – раздалось у Антона за спиной. Том и с ним еще двое стояли в проеме у открытой двери. – Твои подвиги мы видели на экране монитора. Сдай оружие и марш в казарму, сволочь!

Том, оказывается, уже неплохо говорил по-русски.

– Антон, идите спать! Утром поговорим! – довольно мягко, учитывая ситуацию, произнес Том.

Но Антон долго не мог уснуть. Мысль о том, что он позволил втянуть Лидию в смертельно опасную авантюру, не давала ему покоя. Еще он думал о том, что встреча с ним тогда на берегу принесла Максиму такое горе, больше которого не может быть для отца. Утешало, что ему тоже не жить и не видеть отцовских глаз. Потом он забылся на час или полтора. Время, когда заснул, он не заметил.

Проснулся около восьми с мыслью, что рано хоронить себя и Лидию. Если они не убиты до сих пор, значит, в расчетах заговорщиков они нужны живыми. Нужно показать, что он не сломлен!

Разминка, велотренажер, потом душ и хороший завтрак. Пусть наблюдают, что после неудачного побега он уверен в себе по-прежнему… Не нужно обороняться, нужно наступать. Им мало, что они незаконно держат здесь его. Брать в заложники Лидию – это же верх подлости…

Антон решительно уселся за рабочий стол и вызвал по скрину Дэвида. Однако ему ответил Том:

– Дэвид и Лайон заняты. В ближайшее время направляйте все ваши вопросы мне.

– На каком основании вы захватили и удерживаете Лидию?

– У нас есть очень серьезные основания. Вы это знаете! Потерпите до понедельника…

– Что будет в понедельник?

– В понедельник вечером, если все пройдет по плану, мы сможем объясниться. Думаю, у нас будут для вас такие предложения, которые заставят вас забыть обо всех мелких неприятностях, которые мы вам причинили.

– Вы это называете мелкими неприятностями?

– Да! Есть некоторые ограничения, но на бытовые условия вы не можете пожаловаться. Пользуйтесь случаем, отдыхайте!

– Я хочу встретиться с Лидией.

– Встретитесь в понедельник!

– Нет! Сейчас!

– Не будем нарушать ее безмятежный отдых. Сейчас она тренируется в бассейне. Посмотрите! – Том на время переключил скрин и Антон увидел Лидию.

Лидия прыгала с трамплина и резвилась в воде с большим мячом. Это могла быть и виртуальная картинка, но откуда тогда они взяли исходный материал. Антон сразу узнал родинку под коленом размером в копеечную монету. У девушки было не только лицо, но и тело Лидии. В этом не было сомнения. Еще стол и мебель на краю бассейна были знакомы. Такие же и в жилой половине комнаты Антона.

– Убедились, что с ней все в порядке? – спросил Том, когда убрал картинку из бассейна.

– Такие сюжеты вы можете генерировать пачками. Особенно сейчас они получаются очень натурально…

– Да! Вы нам здорово помогли с этим. Но эта сцена реальна. Как вы раньше догадались, съемка ведется через полупрозрачное зеркало в бассейне… Когда вы преодолеете свою враждебность к нам, то все увидите другими глазами. Подождем до понедельника!


В понедельник утром Кореш проснулся с тяжелой головой и чувством вины. Джон не явился ни в субботу, ни в воскресенье. Пользуясь тем, что его квартира опять свободна, он пригласил одну знакомую, которая иногда ему не отказывала.

Он догадывался, что так было, когда она оставалась без предмета своего очередного увлечения. Но она ему нравилась и волновала в постели. В субботу вечером она сама ему позвонила «справиться о здоровье, так как что-то долго его не видела». Разговор закончился приглашением, на которое последовало немедленное согласие.

Ужин растянулся больше чем на сутки. Она торопливо ушла в шесть утра, чтобы успеть в райцентр на работу. Кореш подремал еще часа два и проснулся с чувством неисполненного долга…

Душ, потом холодные остатки вчерашнего ужина со стаканом пива сделали его дееспособным. Он порылся в кошельке и нашел значок, который нужно вручить Слониму. После этого оделся и вызвал такси.

Музей был закрыт. Понедельник – выходной день в музее. Он уже готов был посыпать голову пеплом в покаянии, что не пришел сюда в воскресенье, как разглядел объявление за стеклом входной двери. Музей был временно закрыт еще с пятницы.

Неожиданная реабилитация благотворно повлияла на состояние Кореша. Значит, его особой вины в том нет, и есть шанс все исправить, если найти, где живет Слоним. Он включил скрин, послал запрос и вскоре направился по адресу, стараясь не спешить, так как протез напомнил о себе. День был пасмурный, но теплый. Дышалось легко.

Дверь частного дома долго не открывали. Наконец, кто-то разглядел его из-за занавески и щелкнул замок.

Открыла седая сгорбленная женщина.

– Здесь живет Слоним, директор музея?

– Да! Но он в отъезде.

– Когда будет?

– Не скоро, думаю! А что вы хотели?

– Мне нужно передать ему одну вещь.

– Вещь? Оставьте мне, я передам.

Кореш колебался несколько секунд. В конце концов, у него остается еще запасной вариант – условная фраза. Он отдал значок и предупредил:

– Только лично Слониму и больше никому! Вы поняли?!

– Я выгляжу полной дурой?! Да? – проворчала старуха и захлопнула дверь с обоймой очень сложных замков.

Кореш опять включил скрин и заказал такси для обратной поездки. Было уже больше двенадцати, когда он въехал в свой поселок. Чтобы не тащиться потом пешком, он решил сразу заехать к Максиму.

Вопреки опасениям Кореша, Максим был дома. Он слушал новости по большому скрину Антона.

– Что-нибудь интересное? С утра был занят и ничего не включал. Да и в голове шумело…

– Большой скандал! На важной конференции выявили подставных лиц…

– Как это?

– Виртуальные личности. То была телеконференция.

– О! Антон!

– Что Антон??

– Он такой программой занимался! Теперь он в опасности!

– Какой опасности?! Он на Филиппинах!

– Они его держат на базе!

– Кто? Да я с ним разговаривал! Он был с девушкой…

– Вы разговаривали с виртуальной личностью! Вас обманули!

– Кто? Зачем?

– Хозяева базы! – Борис едва сдержался, чтобы не сказать о Лидии.

– Ничего не понимаю!

– Нужно что-то делать!

– Пойдем в милицию!

– Глупости! Разве вам Антон не говорил, что их нужно избегать? Местная милиция вся куплена!

– Куда же мы пойдем? Кто нам может помочь? Может, военные?

– Где их искать! Нужно что-то делать самим. Пойдем к Николаю, он знает обстановку на базе.

– Я был у него дважды. Жена сказала, что их перевели на казарменное положение и не отпускают домой уже больше недели.

– Точно!

– Что точно?

– Ровно столько с той поры, когда не вернулся Антон.

– Зачем им они, Антон, охранники?

– Чтобы не было утечки информации. Но сегодня у них все равно провал… Боюсь даже подумать, что может случиться!

В этот момент загудел видеодомофон. С его экрана глядело плоское лицо азиата.

– Янагида! – узнал Борис.

– Чего нужно, этому япошке?! – воскликнул Максим.

Все беды последнего времени с Антоном и Лидией он связывал почему-то с этим японцем.


Глава 18 | Кольца Земли | Глава 20