home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

В понедельник перед обедом Антон связался с ближайшей конторой Спортивного общества спейсфлаеров. Она была в Москве. Информацию о ценах и условиях приема он уже знал. С утра заполнил и послал им анкету на свое имя с данными текущего медицинского наблюдения. Сейчас его интересовал ответ. Спортивного вида девица в комбинезоне в стиле «скафандр» из металлизированной ткани ответила ему с экрана:

– Ваша анкета отправлена в Хьюстон в главную контору общества. Ответ будет завтра.

– Разве вы самостоятельно не можете принять нового члена?

– Не можем по Уставу общества. Согласитесь, что задержка на сутки не имеет значения. Ведь до первого прыжка вас ждет медицинское обследование и тренировки в течение месяца, так как вы не триайз. Потом вас запишут в график. Прыжки один раз в неделю. Группа шесть человек, не более… Вы ведь знакомы с нашими проспектами?

– Знаком. До завтра!

– До свидания! Надеюсь, вы будете с нами и осуществите свою мечту о космическом полете.

На самом деле Антон искал не острых ощущений за свой счет, а задумал операцию по изъятию подозрительного блока Супермозга. Он пока хранил все в тайне даже от Яна.

Спейсфлаеры-новички совершали прыжки с парашютом из внутреннего Кольца, первой «сосиски» на их жаргоне. Экипировка спейсфлайера включает специальный скафандр с двигателями для торможения и изменения траектории полета, а также раскрывающийся гелиевый воздушный шар и парашют. Двигатели и шар можно отстрелить за ненадобностью на последней фазе спуска перед выбросом парашюта.

План Антона был прост. На Кольце оторваться от группы, имитируя прыжок. Для чего тормозные двигатели включить на третьей секунде падения, уйти в сторону и вернуться на «сосиску» подальше от остальных. Потом с помощью внешнего тельфера переместиться в нужный сегмент и проникнуть на галерею, разрезав оболочку. Извлечь подозрительный блок и через то же отверстие, теперь уже по-настоящему, прыгнуть с Кольца на Землю. Блок можно спрятать на время, а раннее включение тормозного двигателя объяснить испугом… Была одна проблема. При слишком большом расходе ресурсов тормозного двигателя, скорость вхождения в атмосферу может быть чрезмерной и, пока она не будет погашена, раскрывать оболочку шара или парашют нельзя. Вот когда будет жарко и в буквальном, и в переносном смысле слова.

Чтобы этого не случилось, маневр должен быть до автоматизма отработан на тренажере и полетная программа компьютера скафандра соответственно изменена. Взлом паролей доступа к полетной программе не будет слишком сложным. Скорее всего, защита служит для исключения случайного повреждения программы. Для опытных спейсфлаеров был еще ручной режим управления, который подстраховывался компьютером. Если отклонение параметров полета выходило за допустимые пределы, то компьютер брал управление на себя. Вот почему на одном ручном управлении без изменения полетной программы задуманный трюк был невозможен.

Техническая документация и предварительные расчеты показывали, что ресурсов должно хватить даже с небольшим запасом, если первоначальный отрыв будет не более километра. Потом нужно пройти пешком по внешней стороне Кольца до тельферной станции еще три километра.

До посадки на тельфер можно остаться незамеченным системой внешнего наблюдения (отключить ее просто), а потом начнется гонка с преследованием. Командные пункты охраны размещены возле космолифтов, поэтому Антон мог рассчитывать на серьезную фору, если случайно не нарвется на патруль или команду, выполняющие внеплановую работу.

Планируя свою авантюру Антон использовал информацию, известную ему в силу выполняемых им ранее служебных обязанностей. А это существенно отягощало его ответственность в случае неудачи. Если пришьют терроризм, то срок будет измеряться десятилетиями…

Как только девушка в космическом наряде исчезла с экрана, Антон пожалел, что в досаде преждевременно прервал связь. Прыжки ведь платные, поэтому должны быть срочные тарифы. Пришлось извиниться перед девушкой и попросить кого-нибудь из администрации. Оказалось, что старше ее никого нет.

– У вас должен быть срочный тариф. Меня устроит неделя или полторы…

– Вы уверяли, что знакомы с нашими проспектами.

– Но не уверен, что со всеми.

– У нас других нет. Мы любительская бесприбыльная организация. Нам утвержден один тариф. Если у вас достаточно средств, обращайтесь в какой-нибудь частный спортивный клуб спейсфлаеров…

Антон последовал совету и принялся за поиски через скрин подходящего частного клуба, задав ценовые критерии и отсутствие каких-либо ограничений. Система выдала ему список из двух строчек. Он остановился на первой – клубе «Спейс Флай» в Гонконге.

Администратором «Космической Мухи» неожиданно оказался европеец, человек с отнюдь не спортивной внешностью. Лысый толстяк с двойным подбородком цедил мимо сигары густым басом:

– Недельный срок пойдет по двойной цене. Сначала проверим платежеспособность. Остальные разговоры потом… Ваш банк?

Антон назвал и дал подтверждение банку на разрешение ответить на запрос о платежеспособности…

Толстяк повеселел…

– Кредит также по двойной процентной ставке. Без кредита можете получить скидку…

– Кредит не нужен, – перебил его Антон.

– Тогда через час получите контракт для подписи…

Антон хотел попросить ответ сразу, но администратор уже прервал связь. Все сделки через телескрин регистрировались Автоматическим Нотариусом, специальной программой Супермозга. Поэтому Антон был уверен, что все условия контракта со стороны «Мухи» будут скрупулезно выполнены, также как с его стороны. Иначе грозит судебное разбирательство и большой штраф.

Антон задал режим ожидания срочного сообщения. Телескрин должен подать звуковой сигнал и вывести сообщение в отдельное окно.

Однако через час контракт не поступил. Антон выждал полчаса для приличия и вызвал Гонконг снова. На этот раз администратор встретили его хриплой руганью.

– Черт побери! И вы опять посмели отнимать у меня время!

– Объясните толком причину вашего праведного гнева! – Антон попытался шуткой перевести разговор в нормальное русло.

– Он еще шутит! За такие шутки больно бьют…

– Вы можете ответить как административное лицо солидной фирмы, а не как уличная торговка?!

– Мы могли потерять лицензию… – продолжал пыхтеть толстяк, но уже с заметно меньшим напором.

– Почему?! Вы можете объяснить спокойно?

– Он еще спрашивает! Хорошо, что я решил проверить сразу, а не после заключения контракта…

– Что проверить?!

– Ты в черном списке! О полетах забудь!

– Не может быть!

– Заливай! Заливай, что не знал…

– Представьте себе, не знал!

– И я не знаю, чем ты провинился, но про нас, парень, забудь! – и толстяк прервал разговор.

Антон несколько минут оторопело смотрел на экран, где широкую физиономию администратора «Космической Мухи» сменило функциональное меню.

Опять он в дураках! Опять его опередили! Неужели они подозревают о его плане?! Не может этого быть. Бредни о телепатии пока оставались в области фантастических гипотез. Все триайз связаны друг с другом покрепче, чем в любых свидетельствах о проявлении телепатии…

Что же произошло? Скорее всего, такая мера есть следствие системного решения задачи: как держать его, Антона, подальше от Кольца.

Антон откатил от рабочего стола и развернул кресло. Обвел глазами комнату, словно пойманный зверь свою клетку. Потом в досаде упал на кровать, застланную жестким покрывалом, и уставился в потолок. Светло-голубые обои имитировали небо. В отличие от настоящего дневного, обойное небо было покрыто маленькими золотыми звездочками. Антон невольно отметил, что дизайнер не поленился скопировать реальную звездную карту.

Поиски знакомых созвездий отвлекли его ненадолго. Досада сменилась приступом необъяснимого волнения. Что же делать?! Как жить дальше?! Подобные приступы посещали его в последнее время все чаще. Он не мог дать им какое-нибудь рациональное объяснение. Да, в определенном смысле он инвалид. Но ему не нужно беспокоиться о куске хлеба, и даже с маслом. Полная свобода для самореализации! В качестве программиста тоже. В рутинных работах по программированию прикладных систем он, безусловно, не может тягаться с триайз. Но при обдумывании новых идей и подходов все должно вариться в одном котелке и вариться достаточно долго. Потом, если получится что-то оформившееся, результат можно вынести на суд профессионалов. Они начнут терзать новую идею, доказывать, что она не новая, отстаивать приоритеты, рвать на части и комбинировать с другими идеями. А уж когда идея выдержит проверку и начнется стадия реализации, тогда ему не угнаться за триайз…

У Антона было несколько задумок, сосредоточиться на которых было трудно на прежней работе. Он не любил плыть по течению неизвестной реки, вязнуть в частностях и деталях, не понимая их смысла и места в общем порядке вещей. Мыслить глобально и действовать локально, всегда было его принципом, еще до того как он услышал об этом на лекции по теории систем.

Технический прогресс в области информатики закладывал очередной виток спирали – Супермозг знаменовал этап концентрации вычислительной и информационной мощности, как и в первых вычислительных системах коллективного пользования. Необходимость разделения и управления ресурсами таких систем: процессорами, оперативной и долговременной памятью, каналами обмена информацией и собственно информацией порождала потребность во все более сложных управляющих программах, названных еще в начале эры компьютеров, операционными системами.

Фирмы Ай-Би-Эм в шестидесятые и семидесятые годы двадцатого столетия, а легендарная Майкрософт Билла Гейтса в восьмидесятые и девяностые, диктуя моду в свое время, создали настоящих монстров – операционные системы, состоящие из миллионов и десятков миллионов команд. Все большая часть ресурсов компьютера тратилась не на конечный результат для пользователя, а для решения проблем возникающих в самой вычислительной системе. Метод решения этих проблем был чисто американский. Вместо выбора оптимальной структуры функций операционной системы, пользователю предлагалась масса вариантов системы и сотни настроечных параметров. Девяносто процентов этого красиво сработанного хлама была никому не нужна. Но он съедал производительность компьютера и деньги пользователей.

Идеи, реализованные в конце двадцатого столетия в Интернет, всемирной сети компьютеров, поколебали на некоторое время позиции Майкрософта. Но с началом создания Супермозга наследники Билла воспрянули духом. Большая часть служебных программ операционной системы Супермозга создано Майкрософт. Здесь царил тот же подход, только сотни настроечных параметров переросли в тысячи, порождая проблему их конфликтов и согласования. Уже до сорока процентов ресурсов Супермозга тратилось на решение его внутренних проблем.

В голове Антона зрели идеи создания простой по структуре функционально полной операционной системы Супермозга. Он уже накопил статистику запросов на ресурсы от пользователей и служебных программ. Причем закон распределения вероятностей интенсивности и других характеристик потока заявок после его нормирования оказывался неизменно стабильным уже несколько лет. Планы развития Кольца в будущем укрепляли базу стабильности статистических характеристик системы. Предварительные оценки показывали, что накладные расходы Супермозга можно будет уменьшить минимум вдвое, применив другие алгоритмы обслуживания пользователей и управления Супермозгом. Антон уже выступал с сообщениями на телеконференциях и знал, что у него есть много противников. Он знал почему. В его проекте была масса слабых мест, точнее не проработанных достаточно детально разделов. Но были и соратники. Общими усилиями они смогли бы за год убрать слабые места и заставить руководство Кольца дать официальную оценку проекта…

А может, все бросить и забыть. Пожить в удовольствие… Читать, смотреть старые фильмы, путешествовать… Обойти пешком земной шар… или Россию. Антон видел большую часть родной страны только с экрана… На гребной лодке поплавать но затокам и болотам Мещерского края. Вода, зелень, тишина… Даже Кольца не видно из лесных зарослей… А идеи подождут… Если они стоящие, то выживут и без него. Супермозг их запомнил навсегда в разделе гипотез и проектов, отметив в поисковых гипертекстовых каталогах. Антон был уверен, что молодые честолюбивые выпускники университетов мира уже роют в нужном направлении с бесстрашием неискушенности и со всей мощью своих нерастраченных сил. Через полгода – год их ему уже не догнать…

В комнату после короткого стука заглянул Максим:

– Обедать давно пора! Тебя ждать? Извини, не знал, что ты спишь…

– Нет, не сплю… Уже иду!

За столом Антон молчал и почти не замечал, что ест. Он смотрел не в тарелку, а в заплаканное окно серого дождливого дня. Погода нагоняла скуку тоже. Освещение не включали. Света окна хватало только для стола. В темных углах белела пластмасса. Тускло сверкал полированный алюминий кухонных приборов. Максим решился прервать сумеречное молчание только, когда пили кофе. На кухне по обыкновению хозяйничал он. Подавая чашку прямо в руки Антона, Максим встретился с ним взглядом.

– У тебя неприятности?

Антон промолчал и Максим повторил свой вопрос:

– Что случилось? С Лидией объяснился?

– Нет!

– Опоздать не боишься?!

– Боюсь разрушить прежние отношения… – Антон понял по выражению лица Максима, что требуются пояснения. – Не могу еще предсказать ее реакцию. Потом, есть обстоятельства…

– Какие еще обстоятельства?!

Антон колебался, стоит ли раскрываться. Для спокойствия Максима лучше ничего не говорить.

– Кое-что сделать… Найти работу…

– Можно подумать, тебе не на что жить!

– Не в этом дело. Не готов я к такому серьезному разговору…

– Чует мое сердце, ты что-то затеял!

– Ничего серьезного! Нужно довести до конца одно небольшое дело… Впрочем, могу все бросить, как есть, и отправиться с тобой путешествовать…

– Когда?

– Может, через неделю…

– Сейчас я не могу, нужно еще вскопать мой огород. В конце октября я уж точно буду свободен…

– Тогда буду искать работу, иначе умру от тоски…

– Если тебе действительно так плохо и это поможет…

– Не знаю, поможет ли, но попробовать нужно.

– Ты идешь со мной прогуляться?

– Не могу! К сожалению, обещал Корешу зайти к нему…


На вечер был заранее запланирован сеанс связи с Янагидой. По дороге к приятелю Антон купил пиво, лучшее из того, какое нашел, и несколько пакетиков соленых орешков.

Кореш его встретил, будучи на пределе терпения. Он со своей стороны приготовил батарею из почти всех местных сортов пива. Начать пить без Антона он счел неприличным, поэтому сразу после приветствий открыл бутылку.

– Еще немного, и я бы умер от жажды! Попробуй местное! Начнем со светлого…

– Сначала дело!

– Пиво делу не помеха! – Борис протянул Антону высокую глиняную кружку, от которой тот не стал отказываться.

Антон сел за стол напротив скрина и набрал код для коннекта.

Янагида ответил сразу. Он сидел в глубоком кресле рядом со столиком, уставленным бутылками сока и фруктами. Для него уже был поздний вечер. В ожидании связи с Антоном, он смотрел спортивные новости.

– Привет, Ян! Что нового?

– Привет! Все по-старому – одни неприятности. Еще два случая… Я научился их ловить. Похоже, они происходят ежедневно. Представляешь, каждые сутки кто-то крадет блок Супермозга!

– Почему ты уверен, что крадет?

– В соответствии с твоим же выводом. Общая статистика показала правильный баланс. Это значит, согласованно изменяются все таблицы производства и использования блоков Супермозга. Как тебе это нравится?!

– Мне это совсем не нравится! Я еще надеялся, что все это тривиальная ошибка одной или нескольких служебных программ. Но программы не могут ошибаться так, что баланс сохраняется. Это просто невероятно!

– Законы Мэрфи работают. Все гораздо хуже, чем нам кажется…

– Ты обещал поговорить с соотечественниками. Нужно как-то добыть засветившийся блок.

– Ничего не получается! Все дорожат репутацией и работой. Не помогают никакие обещания. Раскрываться до конца также нельзя… Я даже связался по каналу доверия с японской контрразведкой. Мне ответили, как ты и предупреждал, что фактов недостаточно и что у них нет никаких данных по этому вопросу… Тупиковая ситуация.

– Я тоже проверил одну идею. И у меня тоже ничего не выгорело. Осталось одно – попытаться это сделать под твоим именем…

– Что сделать?

– Сейчас объясню… – Антон коротко рассказал о своей идее проникновения на Кольцо под видом спейсфлаера и о том, что занесен в черный список.

– Идея очень рискованная и дорогая.

– Средства у меня есть, а риск можно уменьшить до разумных пределов тщательной подготовкой… Я уверен в успехе!

– Хорошо! Я согласен, но получится ли у нас такая подмена?

– Получится! Идентификацию личности они проводят при подписании контракта и перед первой тренировкой. Главное, не было еще ни одного случая такой подмены…

– У меня нет причин сомневаться в твоих расчетах. Как я понимаю, тебе нужен подозрительный блок близко от лифта Общества спейсфлаеров…

– Да, ты все понял правильно. Лучше всего, на расстоянии один – два километра от лифта, тогда не нужно пользоваться тельфером. Колоссальный выигрыш во времени!

– Мне самому связаться с «Космической Мухой»?

– Нет! Это сделаю я сам от твоего имени и в другом клубе. Как их обмануть в дальнейшем, расскажу потом…

– Договорились!

– Следующий сеанс завтра в такое же время.

После прощания и отключения Антон повернулся к Борису, который все время разговора Антона с Янагидой провел сидя рядом в кресле и пытаясь уловить смысл.

– Извини, я назначил коннект на завтра, не согласовав с тобой…

– Пустяки! Гораздо хуже то, что вы затеваете. Здесь двумя годами не отделаешься!

– Ты все правильно понял! Я тебя предупреждал, лучше было бы для тебя ничего не знать…

– Я сам знаю, что для меня лучше! И я знаю тебя! Ты не стал бы рисковать ради мелочного или неправедного дела.

– Не говори мне комплиментов, а то я сейчас покраснею…

– Какие к черту комплименты! Ребята! Не знаю, может ли быть полезным в вашем деле одноногий накачанный пивом тип, но знайте, я с вами…

– Ты уже в деле, так что тебе еще нужно?!

– Больше доверия!

– Куда уж больше! Доверие – тяжелая ноша, гиря на твои плечи.

– Мои плечи устали без гири… Эх, если бы не нога… Полез бы сам на Кольцо… Ладно! Оставим лирику. Я слегка захмелел, так как здорово тебя обогнал по декалитрам. Догоняй!


Утром Антон связался с другим частным клубом спейсфлаеров, передав свои данные и данные Янагиды, заполнив от его имени анкету. Он выбрал небольшой индонезийский клуб в надежде на то, что ради заработка они будут менее придирчивы и щепетильны. Расчет его не оправдался. Бюрократическая процедура оформления была соблюдена в точности. Через час он получил отрицательный ответ. Антон понял свою ошибку. Нарушать требование Устава может себе позволить только большой клуб с прочной репутацией и солидными доходами. Осталось узнать ответ Янагиде. Нужно дождаться коннекта с Яном, так как пришлось указать его действительный адрес .

Время тянулось мучительно медленно, и Антон напросился идти с Максимом копать огород. Вместо прогулки.

Максим был вне себя от радости и побежал покупать вторую лопату. Просить у соседей он не решился. Нужно ведь как-то объяснить такую просьбу. Тем более, что вокруг дома все клумбы уже были вскопаны, и, главное, за таким занятием никто Максима во дворе не видел.

Антон не пожалел. День выдался ясный, хоть и прохладный. Чистая лазурь небосвода контрастировала с уже заметной желтизной листвы деревьев и травы на склонах холмов. От этого желтый листвы и голубой неба казались ярче и насыщенней. Работалось и дышалось легко. Антон неожиданно для себя впервые за последние недели испытал душевный подъем вопреки всем провалам его замыслов. Его состояние не ускользнуло от внимания его рефлексирующего ума. Тело жило своими радостями отдельно от сознания, которое безрезультатно билось над решением задачи, как все-таки проникнуть на Кольцо. Он был почти уверен, что в черном списке кроме него фигурирует также Ян…

Для отдыха Максим и Антон расположились в шалаше. Антон уже видел это сооружение и не переставал удивляться. Даже узкая и невысокая дверь в шалаш была выложена для маскировки крупной галькой. Максим пояснил, что основу двери составляет рама из уголка, обтянутая металлической сеткой, на которой на цементе он закрепил гальку.

Внутри шалаша помещалась деревянная лежанка. Напротив на стене в качестве стола крепилась широкая полка. На полу под полкой Антон разглядел крышку из толстого листа. Оказалось, что это крышка от небольшого погреба, который Максим выкопал два года назад еще до постройки шалаша. Там он хранил морковь, картофель для посадки и корни цветов.

Они торопливо жевали бутерброды и пили чай из термоса. Антон хотел вернуться домой к пяти часам. От Максима не ускользнуло оживление и румянец на лице Антона и он не удержался:

– Крестьянский труд тебе на пользу! Купи дом с садом. Не пожалеешь! Поверь моему опыту…

– Когда-нибудь куплю…

– Когда наступит это когда-нибудь? Чем ты озабочен? Ты что-то скрываешь от меня…

– Наступит скоро. И ничего такого я не скрываю… Просто нужно довести до конца кое-какие старые дела.

– А нельзя ли послать к черту эти старые дела и начать новую жизнь?!

– Нельзя! Как бы это сказать попроще… Я перестану себя уважать, да и ты тоже, когда бы узнал.

– Может, ты ошибаешься?! Может, это не стоит того… Почему бы тебе не рассказать мне… Я не такой ученый, но я прожил дольше…

– Дело не в учености. Это дело принципа. Профессиональный долг. Мы как врачи при приеме пациента должны проверить все свои подозрения и предположения. А вдруг пациент действительно болен и тогда промедление грозит ему смертью… Ситуация примерно такая, хотя речь идет не о здоровье человека, а о здоровье системы… Системы, от которой зависят миллиарды людей…

– Это как-то связано с аварией?

– Да, связано! Больше говорить об этом не хочу. Уже достаточно сказал, чтобы нарушить твое спокойствие…

– Оно давно нарушено. Чем меньше я знаю, тем беспокойство мое больше. Как ты этого не понимаешь?! Нет ничего хуже неизвестности.

– А как же быть с блаженством неведения?!

– Нет полного неведения, значит, и нет блаженства. От всяких домыслов и фантазий можно сойти с ума.

– Хорошо! Возможно, уже сегодня вечером я тебе все расскажу… Только тогда не пеняй на меня…


Глава 5 | Кольца Земли | Глава 7