home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Янагида не ложился спать и дождался сеанса связи, хотя Антон опоздал почти на час.


– Я тоже в черном списке! – разочаровано воскликнул Янагида сразу после обмена приветствиями.

– А я почти не сомневался… Что будем делать?

– Нужно искать исполнителя. Уж больно заманчивая идея – проникнуть на Кольцо под видом спейсфлаера. Я как раз обнаружил хороший случай, можно сказать, идеальный вариант – подозрительный блок на расстоянии меньше километра от космолифта спейсфлаеров.

– Вариант действительно превосходный. Обидно!

– Давай поищем наемника… Парня, который не против заработать…

– Боюсь, это нам не по карману! Да и риск большой. Вдруг ему западет в голову мысль продать нас дороже. Нужен свой человек… Человек, разделяющий наши идеи…

– К сожалению, вокруг пока не вижу таких, которым доверился бы как тебе или себе…


– А как же я?! – заговорил Кореш, когда Антон после прощания с Янагидой отключил скрин. – Я тоже не против немного заработать за счет друзей. Самую малость. Разумная компенсация за риск меня бы устроила…

– Можешь заработать, продав нас Администрации Кольца.

– Я бы ударил тебя за такие слова, если бы не знал, что ты так классно дерешься. Серьезно!

– Если серьезно, то мы уже обсуждали этот вопрос. Твоя инвалидность является непреодолимым препятствием. Вполне допускаю, что физически ты мог бы сделать все сам, даже без моей подмены. Но юридически оформить твой прыжок нам не удастся… Оставим бесполезный разговор.

– Может, поискать среди ребят здесь, в поселке? Многие не против заработать. А тут еще такое приключение… Если он будет только подставным лицом, то еще проще.

– Вот это уже ближе… Такой вариант можно использовать на худой конец. Пока не торопись. Нужно тщательно продумать легенду, подобрать кандидатуру… Вероятность провала должна быть нулевой.

– Не беспокойся! Без твоей команды я и шагу не сделаю.

– Тогда послушай пока только мою просьбу. Завтра я еду в районный Центр занятости. Не хочешь составить мне компанию?

– А что там?

– Есть какое-то предложение. Работа для программиста, но подробности только в личной беседе.

– Что за секреты?!

– Мне объяснили, что таково требование работодателя. Коммерческая тайна и все такое прочее…

– А я тебе зачем?

– Может, найдется что-нибудь для тебя.

– Ладно, договорились! Все равно делать нечего…


Пожилая женщина, инспектор Центра занятости, попросила Антона подождать в приемной. Представитель работодателя должен был появиться с минуты на минуту. Бориса все служащие Центра хорошо знали. Он оставил Антона и пустился обходить все комнаты и столы с визитом вежливости.

Инспектор не смогла дать никакой дополнительной информации. Сказала только, что заказчик очень капризный и уже перебрал с десяток кандидатур.

Вскоре в приемную вошел мужчина средних лет. Антон сразу узнал в нем иностранца, так как долго жил за границей и научился почти безошибочно отличать соотечественников в любой части планеты. Дело не в одежде, она уже давно была одинаковой. Одни и те же фирмы, одни и те же модели. Отличалась манера одеваться: что и когда одевать, как носить. Посетитель ненавязчиво окинул взглядом приемную и вошел в кабинет инспектора. Через минуту инспектор пригласила Антона в кабинет и представила иностранцу.

Русский иностранца был настолько плох, что Антон невольно заговорил на английском. Тот заметно обрадовался. Они прошли в комнату для переговоров. Собеседник Антона был тщательно ухожен и одет, что выдавало в нем слугу или мелкого клерка, который еще не может себе позволить малейшей небрежности.

Том, так представился иностранец, не задавал Антону профессиональных вопросов. Было очевидно, что к программированию он не имел никакого отношения. Вопросы были самые общие. Когда и где родился, где учился, последнее место работы, почему его оставил, где сейчас живет. В руках Тома был прибор, похожий на портативную видеокамеру или диктофон. Очевидно, кто-то еще слушал их беседу. Вскоре в приборе что-то пискнуло, и Том предложил Антону встретиться непосредственно с хозяевами фирмы.

Антону такая манера переговоров не очень нравилась, так как все его попытки узнать, кто его нанимает и зачем, остались без малейшего внимания.

Странным было и то, что хозяева ждали его на улице в громадном лимузине. Антон хорошо помнил, что лимузина на стоянке перед Центром не было, когда они с Борисом вышли из такси.

Сидения в просторном салоне лимузина размещались напротив, а кабина водителя отделялась прозрачной перегородкой.

На заднем сидении лимузина небрежно развалились двое мужчин. Одетые с шиком, они встретили Антона едва заметными кивками похожих курчавых голов в техасских шляпах. Один из них молча указал на свободное сидение, и Антон сел лицом к ним, почти утонул в мягких подушках. Некоторое время они разглядывали друг друга.

«Странная парочка» – подумал Антон, глядя на их необычные, словно искусственные лица и неопределенные застывшие улыбки.

– Вы Антон Бурма?! – спросил один из них по-английски с заметным американским выговором. Если это вопрос, то он звучал нелепо. Ведь Антон заранее заполнил анкету и несколько минут назад повторил свои данные их представителю.

Антон утвердительно кивнул и спросил:

– Я еще не слышал, что мне предлагается.

– Вам понравятся наши предложения. Вы нам подходите, – ответил тот же мужчина. – Завтра в девять за вами заедет автомобиль. Продолжим беседу в нашем офисе.

Они, как по команде, подобрали ноги, словно освобождая проход, и Антону ничего не оставалось делать, как кивнуть на прощание и выйти из автомобиля.

Антон решил вернуться в здание Центра, чтобы отыскать Кореша, но тот уже вылетел из подъезда. Кореш сам разыскивал Антона. Он увидел отъезжающий лимузин и спросил:

– Это были они?

– Да! А ты их знаешь?

– Это те, что купили базу и нанимали охрану. Я видел их лимузин пару раз. Знаю, что их двое. Кол рассказывал, но живьем я не видел их ни разу.

– Ничего интересного. Разряженные куклы серийного производства. Черные тройки, белые плащи и шарфы, ковбойские шляпы, лаковые комбинированные туфли – все абсолютно одинаковое, как у близнецов.

– Будь у меня столько денег, и я наряжался бы как клоун…

– А ты подыскал себе работу?

– Как-нибудь в другой раз… Едем домой или погуляем здесь?

– Погуляем… Сегодня обедаем за мой счет.


Встреча в автомобиле заинтриговала Антона. Он не стал ничего говорить Максиму кроме того, что утром встречается с владельцами фирмы.

Ровно в девять у подъезда дома остановился стандартный электромобиль. Такие широко использовались в качестве пассажирских такси. На кузове не было никаких рекламных надписей или логотипа фирмы. Машину можно было принять за частную.

Водитель вышел и открыл заднюю дверь для Антона.

«Обслуживает как даму или босса» – подумал Антон. Он вежливо кивнул водителю, пожилому мужчине, и сел в автомобиль.

Автомобиль покинул поселок и выехал на редко используемую дорогу, ведущую кружным путем к противоракетной базе. Антон не сомневался, что они едут именно туда. Вчера он попытался навести справки и почти наверняка установил, что американцы не имеют офисов ни в близлежащих поселках, ни в райцентре.

Территория базы была приведена в идеальный порядок. Трава подстрижена, мусор и обломки конструкций вывезены. Вместо разрушенного лифта был оборудован спиральный пандус, по которому автомобиль нырнул в подземный гараж. Дверь гаража открылась перед автомобилем и потом закрылась автоматически.

Антон вышел и увидел перед собой ярко освещенную неоном проходную, оборудованную турникетом. В прозрачной кабине сидел охранник. Это был Кол. Он вскочил на ноги и удивленно уставился на Антона, когда тот проходил турникет вслед за водителем.

Антон кивнул, показывая, что готов забыть стычку. Кол машинально кивнул в ответ. Очевидно, статус водителя был таков, что охранник даже не подумал остановить его или Антона.

В подземных помещениях, через которые провели Антона, не осталось ничего, что напоминало бы прежнюю базу. Стеновые панели под дерево, подвесной потолок, мягкое освещение и толстое ворсистое покрытие пола светлых тонов, сухой теплый озонированный воздух – все соответствовало стандартам американского служебного помещения. Не было только окон. Их заменяли полупрозрачные панели с подсветкой. На панели проецировались фотографии окрестных пейзажей. Сейчас была изображена осень.

Оборудование этого в прошлом мрачного подземелья стоило бешенных денег. Ради чего? Каким способом будут возвращены затраты? Каковы источники прибыли? Эти вопросы готов был задать Антон. Только кому? Любопытство разбирало его все больше.

Людей по пути он больше не встретил. Через пустую приемную сопровождающий провел его в просторное помещение, где в дальних углах по правую и левую руку размещались два огромных стола, уставленные телескринами и другой электроникой, назначение которой Антон не смог определить, так как она была явно не серийного производства.

Вчерашние знакомые восседали в тех же позах в торце расположенного в центре комнаты стола для совещаний. Для Антона уже было подготовлено стандартное рабочее кресло у противоположного конца стола. Сопровождающий предложил Антону сесть и придвинул ему кресло, как официант в ресторане высокого класса, после чего сразу вышел из комнаты.

Антон поздоровался сразу, как только вошел. Ему кивнули в ответ, когда он сел в кресло. Он сразу заметил на крышке стола на расстоянии протянутой руки какие-то бумаги, но рассматривать их счел неудобным. Он ждал, когда заговорят хозяева. На их лишенных мимики лицах светилась та же восковая улыбка.

У Антона хватило терпения молчать, хотя пауза тянулась до неприличия долго. Наконец, один из них заговорил:

– Вы нам подходите. Можете прочитать и подписать контракт.

– Кому, подхожу? – Антон едва сдерживал раздражение.

– Читайте! Будут вопросы, мы ответим, – парировал все тот же.

Антон бегло пробежал контракт. Фирма «Дэвид и Лайон» нанимала программиста для разработки системы стереоскопической анимации. Рабочий день шесть часов, два из которых оплачиваются по двойному тарифу, так как по международному трудовому законодательству продолжительность рабочей недели не должна превышать двадцать часов. Предложенная тарифная ставка соответствовала квалификационной категории Антона, только без положенной триайз надбавки.

«Они все обо мне знают! Вероятно, в досье прочитали, что моя выпускная работа в Высшей Школе Программирования была посвящена объемной анимации, а предложенный набор базовых функций стал одним из стандартов для систем генерации объектов виртуальной реальности» – подумал Антон.

Словно угадав его мысли, задал вопрос другой:

– Почему вы оставили анимацию?

– Надоела! Хотел улучшить подготовку в области системного программирования…

– А сейчас?

– Попробую…

– Нам нужны не пробы, а гарантированный результат в кратчайшие сроки!

– Когда буду иметь конкретное задание, тогда буду давать гарантии.

– Подпишите контракт – получите конкретное задание.

– Я даже не знаю, чем занимается фирма и кто такие Дэвид и Лайон.

– Лайон это он, а я соответственно Дэвид, – ответил более разговорчивый с той же застывшей улыбкой. – О фирме прочитаете в рекламном буклете. Найдете на своем рабочем столе… Вы готовы подписать контракт?

– Разрешите ознакомиться более внимательно.

– Только прямо сейчас.

– Да. Десяти минут мне будет достаточно.

Антон неспешно перечитал контракт. В целом он соответствовал требованиям законодательства, но уж очень много было пунктов, посвященных ограничениям в использовании служебной информации и гарантиям соблюдения коммерческой тайны. Наверное, для частной фирмы это обычное дело. До сих пор Антон работал только в научных фондах и Проекте Кольцо, где требования в вопросах секретности были мягче.

Был один пункт, который не понравился Антону. Авторские права на разработанное программное обеспечение системы оставались исключительно за фирмой.

– Меня не устраивает пункт об авторских правах.

– Мы готовы компенсировать увеличением тарифной ставки.

– На сколько?

– Вдвое! Вас это устроит?

– Вполне! – все равно для использования программы пришлось бы платить за лицензию, поэтому Антон согласился сразу. Он зафиксировал свое требование в протоколе разногласий и подписал контракт.

Дэвид нажал кнопку на дистанционном пульте управления. Он его не выпускал из рук в течение всего разговора. Вошел уже знакомый водитель. Он заранее знал, что ему нужно делать. Взял у Антона оба экземпляра контракта и передал на подпись сначала Дэвиду, потом Лайону. Антон разглядывал своих хозяев и засомневался, что при следующей встрече он различит кто из них Дэвид, а кто Лайон. Пожалуй Дэвид чуть худее и с более жестким выражением лица, когда не улыбается.

– Вы готовы приступить к работе прямо сейчас?

– Да.

– Тогда Рон проводит вас на рабочее место. В конце дня получите свой экземпляр контракта у нашего юриста. Вы его уже видели, это Том. Вам предстоит ознакомиться и подписать у него еще некоторые организационные документы, касающиеся распорядка и правил работы нашей фирмы… Желаем успехов.

Рабочая комната, предоставленная Антону, оказалась рядом с кабинетом хозяев и была идеально оборудована для работы. Антон сразу понял, что он будет здесь один.

Рон показал Антону кроме рабочего стола еще обеденный стол у дальней стены, над столом полки с разовой посудой и кухонный комбайн в углу. Он открыл дверцу холодильника. Антон увидел набор разнообразных полуфабрикатов, фрукты и молочные продукты.

– Все это в вашем распоряжении без ограничений. – объяснил Рон и оставил Антона.

Антон еще раз основательно осмотрел весь кабинет. На стене он нашел кнопку, после нажатия которой полупрозрачная перегородка разделила комнату на две части. За перегородкой оказалась кухня. Он нажал еще на одну кнопку с пиктограммой экрана, и на перегородке засветился пейзаж. После каждого нового нажатия пейзаж менялся. Антон не стал проверять все варианты и остановился на зимнем лесе, покрытом сверкающим инеем и снегом.

От картины словно повеяло прохладой. Это как раз то, что нужно, чтобы собраться с мыслями. Все как в детской волшебной сказке. Пять километров по пустынным холмам от дома, и он попадает в это странное подземелье. Хотя ничего необычного из оборудования он пока не увидел. Все это можно купить в приличном супермаркете любого областного города или заказать по скрину. Странным было место, выбранное для жилья и работы. Ведь наземных построек вокруг никаких нет и почти достоверно известно, что эта парочка редко покидает базу.

Антон сел за стол и принялся разбирать тонкую стопку бумаг. Там был распорядок дня, правила пожарной безопасности, рекламный буклет фирмы, инструкция по организации работ и спецификация на программный продукт, который ему предстояло создать.

Антон начал со спецификации. Ему предстояло доработать известную систему стереоскопической анимации, чтобы она обеспечивала световые рефлексы характерные для реальной среды. Проблема в общих чертах была известна Антону. За месяца два или чуть больше до аварии в среде программистов и журналистов велась широкая дискуссия по данному вопросу.

Все началось с сенсационного интервью одной телекомпании с программистом, специалистом по компьютерной анимации из Голливуда. Он утверждал, что, по крайней мере, один из членов Совета Кольца, регулярно участвующий в телезаседаниях Совета, является виртуальной личностью. Короче говоря, дискутирует и голосует не реальный член Совета, а его виртуальный образ. Имя его он не назвал. Обещал это сделать в дальнейшем, когда продемонстрирует доказательства.

Шум поднялся большой, но продолжения не последовало. Телекомпания извинилась за нелепую шутку и пообещала наказать виновных. Однако специалисты стали обсуждать техническую сторону проблемы повышения достоверности анимации и возможность различного рода махинаций и мистификаций с помощью таких систем.

Можно дискредитировать или прославить политика, можно использовать образ актера без его ведома при создании фильмов или компьютерных игр в виртуальной среде. Вообще говоря, все это уже было. Однако подделка обнаруживалась, как говорится, невооруженным глазом. Дискуссии специалистов велись о подходах для создания более совершенной системы анимации и требуемых для этого ресурсах. Однако необычно оперативно была принята Резолюция ООН, запрещающая обсуждение, создание и использование таких систем без лицензии Комитета по информатике ООН. Разговоры сразу прекратились.

Антон по старой памяти следил за спорами и был знаком с новыми веяниями по обсуждаемой проблеме. У него были наработки и свое мнение на этот счет. Случай неожиданно подбросил ему возможность реализовать свои идеи на практике. Оставался один вопрос – наличие у заказчиков соответствующей лицензии. Без этого он ничего делать не станет. Антон нажал на кнопку в столешнице, на вогнутой поверхности которой стояла серебристая надпись «Рон».

Лицо Рона всплыло на телескрине:

– У вас есть проблемы?

– Есть вопрос. Кто мне может ответить, имеет ли фирма лицензию, по крайней мере, на создание системы, со спецификацией которой я только что ознакомился?

– Одну минуту!

Рон отключился, и спустя несколько минут включился снова:

– Вы невнимательно прочитали спецификацию. На последней странице указано, что спецификация зарегистрирована в Комитете по информатике ООН и приводится дата и номер лицензии.

– Действительно! Благодарю вас и прошу прощения за напрасное беспокойство, – несколько смутившись, ответил Антон.

– Не стоит!

Антон принялся теперь уже внимательно изучать документы, обнаруженные им на столе. Сначала он прочитал о фирме «Дэвид и Лайон». Фирма зарегистрирована на Мальте и имеет отделения в двадцати странах мира. Направления деятельности весьма многообразны: авиаперевозки, биржевые операции, электроника, системы коммуникаций, энергетика, информатика, реклама, страхование, консалтинг по перечисленным отраслям… Уставной капитал почти два миллиарда долларов. Данных о годовом обороте, численности персонала или прибылях не было.

В буклете было много фотографий административных зданий фирмы в разных странах.

«Противоракетной базы в буклете нет!» – отметил с улыбкой Антон. В целом он остался доволен. Интересное задание, хорошие условия работы. Сюда и домой его должны доставлять на электромобиле. Правда, устанавливался довольно жесткий режим. Ничего не копировать и не уносить с собой. Ежедневный отчет о работе. Работа с девяти до пятнадцати и ни минутой больше или меньше. Общее время перерывов на отдых и прием пищи не более сорока минут за рабочий день.

«Зачем устанавливать общее время перерывов?» – недоумевал Антон. – «Скорее всего, они не могут определить трудоемкость, а значит и срок завершения работы, поэтому контролируют использование рабочего времени. Несерьезно все это»…

Он отложил бумаги, придвинул к себе клавиатуру и манипуляторы, вызвал дизайнер систем. С его помощью набросал план работы и требуемые ресурсы для первого этапа, этапа моделирования системы, ввел с помощью сканера спецификацию программы и начал функциональную декомпозицию системы. Без «третьего глаза» сначала все шло раздражающе медленно, но постепенно он преодолел нетерпение. Мозг стал работать в темпе рук. Он успевал основательно обдумать следующий шаг, пока вводил в компьютер предыдущий. Антон, наконец, почувствовал удовольствие от работы. Удовольствие, какое он больше не надеялся испытать. Отдохнувший мозг работал мощно и ровно, как хорошо отрегулированный мотор…

Вдруг в углу скрина появилась вежливо-невозмутимая физиономия Рона:

– Шефы просят вас зайти!

Антон нехотя прервал работу. Дверь его комнаты автоматически закрылась на кодовый замок. «Как я попаду назад?» – подумал он и решил спросить об этом Рона.

Рон ничего не ответил и сразу провел его в кабинет хозяев. Дэвид и Лайон сидели на тех же местах, словно никуда не отходили все три часа, пока Антон работал.

– У нас есть к вам несколько вопросов, – начал Дэвид, потом спросил таким тоном, словно знал все, что Антон успел ввести в компьютер. – Вы уверены, что потребуется столько ресурсов?

«Они видят образ моего экрана и автоматически копируют все, что я делаю!» – догадался Антон. Профскрин, на котором он работал, позволял это делать, если не применялись средства защиты.

– Вы сканируете мой экран? – спросил Антон.

– Да! Естественно! По контракту программа является исключительно нашей собственностью до последней точки, которую вы не успели поставить, когда прервали работу! – в голосе Дэвида звучал легкий сарказм. – У вас есть возражения?

– Нет. Я привык к мониторингу. Просто, не ожидал…

– Неожиданностей, надеюсь, больше не будет, ни с нашей, ни с вашей стороны. Для этого ответьте, пожалуйста, на мои вопросы. Первый уже прозвучал. О ресурсах…

– Задача очень сложная. Она соответствует по требуемым ресурсам проблеме многих тел в небесной механике или прогнозированию погоды… На этапе моделирования и разработки требуется не менее десяти блоков Супермозга и гигабитный канал связи. У вас есть возможность арендовать такие ресурсы? Потом, на этапе эксплуатации потребуется раз в сто больше…

– Зачем так много?

– Каждый элемент поверхности виртуальных объектов взаимодействует с другими, видимыми с данного элемента. Таких элементов должно быть десятки тысяч, а лучше сотни тысяч, плюс источники света. И все это взаимодействие происходит по разному для каждой из областей видимого глазом спектра. Для расчета элемента изображения нужен виртуальный процессор, а один блок реализует только тысячу процессоров. Конечно, я сделаю систему масштабируемой с настройкой на имеющиеся ресурсы. Попытаюсь оптимизировать расчеты, но вы не забывайте, что оптимизация и пересчет стереоскопической «картинки», то есть двух экранов должен выполняться за одну сотую секунды для биллиона пикселей изображения…

– Хорошо! Завтра вы будете иметь десять блоков Супермозга здесь. Никаких каналов связи не нужно.

Антон почувствовал, как у него отвисла челюсть. Он закрыл рот и сглотнул слюну.

– Прекрасно! – он произнес это вполне искренне. Эти ребята одним махом выкладывали десять миллионов долларов. Аренда блоков Супермозга на Кольце стоила бы им в сто раз дешевле.

– Второй вопрос – срок реализации.

– Около трех месяцев…

– А точнее?

– Две недели на моделирование системы, месяц на разработку, пара недель пойдет на тестирование и оптимизацию. Еще месяц нужен для создания системы самообучения по сбора параметров отражательной и поглощательной способностей моделируемых объектов…

– Обойдемся без системы самообучения. Нужные параметры вам дадут физики-оптики прямым измерением. Сформулируйте требования, а мы поручим кому следует…

– Смогу это сделать через неделю или две.

– Отлично! Физики справятся за неделю. Ну а остальное нужно сделать за месяц.

– Маловероятно… Думаю за месяц вам никто не сделает…

– Если сделаете, оплата будет удвоена. Мы готовы закрыть глаза на нарушение трудового законодательства.

– Переутомление чревато ошибками!

– Мы будем страховать…

– Вы программисты?

Дэвид и Лайон переглянулись. Их губы растянулись в улыбках чуть больше обычного.

– Мы найдем, кто будет тестировать систему. Вам их не обязательно видеть. Достаточно того, что вы будете знать, где допущена ошибка и какие параметры нас не устраивают…

– Все ясно. Попытаюсь сделать все, что в моих силах…

– Зайдите к юристу, потом мы вас доставим домой.

– Совсем забыл! Нужны исходные тексты программ базовой системы.

– Они есть. Завтра вы узнаете пароль для доступа к библиотеке.


По дороге домой в машине Антон продолжал обдумывать свое рабочее задание. Необходимый математический аппарат для построения алгоритмов расчетов был ему в основном знаком. Над ним он сможет работать дома. Исходные тексты программ базовой системы анимации получить не проблема. Это стоит не дорого. Антон уже жалел, что так легко согласился отказаться от авторских прав. Он решил дублировать весь ход разработки на своем скрине по вечерам. Так можно обойтись без дополнительных сверхурочных работ на базе. Кроме того, он получит копию программы для себя. Вдруг пригодится. Лицензию могут оплатить новые заказчики…

«Все-таки странные люди, мои работодатели. Выбросили напрасно столько денег на технику, а своего секретаря заставляют возить меня на работу и с работы. Жаль заплатить за такси», – недоумевал Антон.


Глава 6 | Кольца Земли | Глава 8