home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Лидия привыкала к новому месту. Ей предстояло провести здесь, на берегу Тихого океана три года, если она пожелает получить ученую степень. В противном случае через год она свободна и может искать работу в любой точке планеты. Три-четыре раза в неделю она связывалась с отцом и Антоном на час или полтора. В остальные дни она скучала, но не хотела вводить в большие затраты Антона, который платил по ее счетам за телескрин. Она и сама была в состоянии оплатить за час или два в неделю, но так настоял Антон, чтобы она чаще связывалась с отцом.

Это были долгие совместно-заочные, как их называл Антон, трапезы. Для Лидии обед после короткого рабочего дня, для Максима и Антона поздний ужин. Они неторопливо ели и обменивались своими личными новостями и просто пустяковыми замечаниями по разным поводам. Потом Максим и Антон шли спать, а ей предстоял длинный одинокий вечер, если она не шла в плавательный бассейн, в спортзал или на танцы.

Она проводила бы там все вечера, если бы не назойливое внимание парней, которые не хотели почему-то оставаться на дружеской дистанции. Они искали близости буквально на вторую или третью встречу, а получив отпор обиженно отдалялись. Некоторые даже делали вид, что незнакомы. Одна ее подруга объяснила: «Твоя сексапильность бьет фонтаном, а мужчины рядом с тобой умирают от жажды!», на что Лидия ответила: «Пусть не прут, как в засуху на водопой. Я не лоханка с водой».

На первом курсе колледжа один парень остался рядом с ней после отказа и через некоторое время добился своего. Тогда она слыла среди сверстников белой вороной из-за своей невинности. Некоторые всерьез советовали обратиться к психиатру и сексопатологу. Не будешь же им объяснять, что она помешана на своем брате Антоне. Скажут, точно сумасшедшая.

Тот парень заронил в ее душу надежду на то, что она избавится от своего наваждения. Но она горько просчиталась. Кроме боли сначала, а потом скуки она ничего не испытала. У парня хватило терпения выиграть осаду, но не хватило душевной тонкости, чтобы разобраться в ее состоянии. После третьего раза она прогнала его. Он очень удивился, так как был высокого мнения о своих постельных способностях.

Теперь, когда ее подозрения, что Антон не единокровный брат оправдались, ее влечение к нему становилось неудержимым. Она грезила и рисовала в сознании картины близости с ним настолько реальные, насколько позволял ее сексуальный опыт.

Однажды на каникулах, когда ей было пятнадцать, она вошла в комнату Антона утром, когда тот еще спал. Она оставила там книгу, которую хотела почитать в постели. У Антона тоже были каникулы, Он недавно приехал. Накануне он пришел смертельно усталый после игры в футбол. Она его ждала и читала книгу. Сразу после душа с еще мокрой головой он упал на постель. Так с книгой Лидия и зашла к нему, чтобы поговорить. Он заснул после нескольких фраз, а она в досаде тоже ушла спать и забыла книгу. Утром Антон лежал на спине в одних плавках, сбросив на пол из-за жары легкое покрывало. Туго налитый кровью фаллос выбился из-под плавок…

Лидия схватила книгу и выбежала из комнаты. Ее щеки пылали, а сердце было готово вырваться из груди. Читать в то утро она не смогла…

Последние дни Антон не засиживался на кухне, а спешил в свою комнату. Он получил выгодную работу и хотел сделать все в срок. Утешало то, что он обещал через месяц или полтора поездку на юг Африки втроем. Ради такого случая можно поскучать. Лидия попросила увеличить ее рабочий день при составлении графика на следующий месяц. Хотя отпуск без содержания она имела право взять в любой момент на срок до трех месяцев, не хотелось терять деньги. Она и так не знала, куда себя деть по вечерам. Подумывала уже о том, чтобы записаться в Экологический Клуб. Эти ребята убивали свободное время тем, что рыскали по округе и избавляли многострадальную российскую землю от векового разорения и мусора, сажали лес. Местные власти помогали техникой, остальное они делали сами.

Однажды дождливым вечером она смотрела новости по скрину. Окно было открыто. Она сидела на тахте в майке и джинсах, скрестив ноги. Теплый сырой ветер с океана достигал ее лица. Щеки ее сегодня пылали весь вечер, и она c удовольствием подставляла их свежему потоку…

Вдруг в углу экрана всплыло азиатское лицо. Лицо широко улыбалось, обнажая крупные ровные зубы, несколько выдающиеся вперед.

– Добрый вечер, Лидия! Извините за вторжение. Код прямого доступа мне дал Антон. Меня зовут Янагида. Мы с ним друзья, надеюсь. Долгое время вместе работали…

– Здравствуйте! Я слышала о вас много хорошего…

– Спасибо! Посмел вас побеспокоить по одному щепетильному вопросу… Дело касается личной жизни Антона. Не знаю даже, с чего начать…

Лидия заволновалась. Не потому ли горели щеки.

– Начните с конца! У вас проблемы?

– Пожалуй, вы правы. Начну с конца…

– Ну! – не очень вежливо поощрила Лидия, в ожидании неприятного.

– Меня осаждает девушка, некая Лу. Они с Антоном довольно долгое время были в близких отношениях… Теперь она не может связаться с Антоном, очевидно, он занес ее код в черный список…

– Чем я могу помочь?

– Видите ли, Антон не хочет говорить со мной на эту тему. Я просил его связаться с ней и решить все вопросы…

– Но это его проблемы. Не хочу быть невежливой, вы напрасно взяли на себя дипломатическую миссию в таком деле…

– И в таких делах дипломатия часто приносит успех, но я один не справляюсь.

– Очевидно, вам нужен помощник. Что-то вроде второго секретаря посольства… Нет, скорее обычный курьер.

– Нужен чрезвычайный и полномочный посол…

Лидии понравилось, что Янагида обладал достаточным запасом юмора, чтобы ответить шуткой на ее невежливый тон. Разве он виноват, что его вовлекли в амурные дела Антона.

– Хорошо! Я готова вам помочь в любом качестве. Что я должна сделать?

– Убедить Антона безотлагательно уладить все с Лу самостоятельно, либо с вашей помощью…

– Вы сообщили ей мой код?

– Нет, конечно! Я не мог это сделать без вашего разрешения.

– Она знает обо мне? Ну, что у Антона есть сестра…

– Не знаю! Скорее всего, не знает. Я сам только однажды видел у Антона вашу фотографию, точнее, семейную фотографию, где вы с родителями… Он ее держал дома в столе.

– Не говорите ей ничего и не сообщайте мой код.

– Хорошо!

– Вы можете дать мне ее код. Если что-то получится, я сама с ней свяжусь.

– Нет проблем, запишите!

Янагида продиктовал дважды для проверки, а Лидия параллельно ввела код Лу в свой личный справочник телескрина.

Янагида изысканно вежливо попрощался и прервал связь. Он хитрил. Решить проблему с Лу Ян мог самостоятельно. Он хорошо знал Лу, и вообще с женщинами не особенно церемонился. Он воспользовался приставаниями Лу, чтобы иметь повод познакомиться с Лидией. Ее яркая южная красота ему запомнилась по фотографии. Когда Антон никак не прореагировал на его просьбу связаться с Лу, он обрадовался случаю…

Ожидания его не обманули. Красивое круглое лицо под копной вьющихся черных волос, тонкая спортивная фигура… Он все успел разглядеть на своем суперэкране дорогого телескрина японского производства. Ему было приятна мысль, что при любом варианте у него оставался повод еще раз с ней связаться. Решится вопрос скоро – поблагодарить. Не решится – вежливо поинтересоваться, как идут дела с Лу.

Когда окно с улыбчивой физиономией Янагиды свернулось в точку и исчезло, Лидия отключила телескрин и упала на тахту взбешенная от приступа ревности. Она колотила подушку кулачками, поворачивалась со спины на живот и обратно, мысленно закапывала Лу и Антона живьем в землю… Правда в самый последний момент, она позволяла Антону выползти из ямы к ее ногам с мольбами о пощаде…

Когда адреналин в крови был нейтрализован, мысль ее заработала над более конкретными планами. Нужно лучше узнать об этой Лу. Насколько серьезны у них отношения? Молчание Антона можно объяснить обидой на то, что Лу не проведала его в госпитале или чем-то еще. Чем? Начинать боевые действия без разведки она не могла, ведь как-никак она дочь офицера в отставке. Однажды даже полистала отцовский экземпляр Устава гарнизонной службы…

Лидия включила телескрин и по коду Лу отыскала ее официальное досье и личную страничку, доступные для всех желающих. Так Лидия узнала, где работала Лу, в какой частной школе училась и какие университеты посещала. Их было целых три. Признак большой любви к наукам или непостоянства? Скорее второе… Лидия вспомнила, что примерно в те годы в Корнельском университете училась одна из ее приятельниц. Нужно через нее разыскать людей знающих Лу…

Лидия принялась за дело. Благо в Америке был еще разгар делового дня.

Лидия заснула под утро, зато имела внушительный список людей, которые помнят Лу и готовы говорить о ней. Счет за связь будет тоже внушительным, но это не могло поколебать решимость Лидии довести начатое до конца.

Через два дня Лидия получила подтверждение своим предположениям. Личная страничка, написанная естественно самой Лу, рисовала образ романтической и тонкой натуры. Однако из трех видеовставок две показывали Лу в купальном костюме. Музыка, танцы, прыжки в воду с трамплина и плавание – вот и все увлечения, в которых Лу призналась. Еще она член клуба «Фантазеры». Лидия установила, что это секс-клуб, где занимаются сенсрекордингом. Музыка, танцы… Все это приправа к любимому блюду Лу – блуду. Лидии понравился неожиданно пришедший в голову каламбур. Ясно, Лу – похотливая кошка. Когда устает от секса, отдыхает на танцах или в бассейне. Денег у нее много, но тратит она гораздо больше… И плохо отдает долги. Лидия узнала, что у нее сотни кредиторов среди друзей и знакомых, но суммы такие, что никто не хочет подавать в суд на это обаятельное жизнелюбивое создание.

Лу наверняка спала с Антоном, а раз так, то у нее, возможно, есть записи. Можно попытаться выкупить их, если она так любит деньги. Разведка закончена, плацдарм подготовлен, можно атаковать!

– Привет, Лу! Меня зовут Лика.

– Привет, Лика! Но откуда вы меня знаете?

– Я узнала о вас от одной случайной попутчицы. Она много говорила о вашем клубе «Фантазеры» и ваших потрясающих записях. Я так загорелась, что готова их купить…

– Но это запрещается! Разве что у вас есть кое-что свое для обмена. Тогда вы можете вступить в наш клуб, пусть на время, и получить доступ к обменному фонду…

– Я могла бы хорошо заплатить…

– Нет, нет, нет! Я совсем вас не знаю! Поверьте, не могу!

Лу говорила так торопливо и взволнованно, что это обнаруживало внутреннюю борьбу. Глазки ее хлопали ресницами и все время смотрели куда-то в сторону. Лидия не стала настаивать. Пусть подумает. Как в старинной кинокомедии «клиент должен созреть».

Перед разговором Лидия изменила свою внешность. Нарисовала помадой большой рот и надела светлый парик. Вдруг Лу также видела ее на фотографии. Но все обошлось…

Но сама Лидия не стала ждать сложа руки. У нее возникла идея, и она послала запрос на Автоматическую Биржу долговых обязательств с предложением скупить долги Лу по цене один к десяти. Автоматический Нотариус сам выставляет на торги просроченные обязательства, если кредитующей стороной заданы такие условия займа. Все же она очень удивилась, когда уже на следующий день получила несколько предложений. Лидия изменила соотношение до одного к пяти и получила их столько, что не могла все выкупить. Пришлось поторговаться и остановиться на сумме долга двенадцать тысяч долларов, затратив полторы тысячи. Причем в длинном списке не было суммы больше двухсот долларов. С учетом банковского процента и штрафных санкций двенадцать тысяч тянули на двадцать пять.

Что теперь запоет райская птичка, она же сиамская кошка Лу.

– Привет, Лу! Это Лика. Вы подумали над моим предложением?

– Привет, Лика! А вы подобрали что-нибудь для обмена?

Нарастающее раздражение готово было взорвать Лидию изнутри.

– Есть у меня запись… Об этом потом. У меня для вас другое предложение. Я приобрела ваших долгов на сумму двенадцать тысяч долларов по номинальной стоимости. На суде их оценят в двадцать пять или тридцать… Я готова подарить их в обмен на определенные записи.

У Лу от неожиданности раскрылся рот. На время она потеряла дар речи.

– Что, что вы хотите?

– Я, кажется, объяснила. Вы мне отдаете записи с Антоном, а я дарю вам ваши долги…

– Но меня отчислят из клуба!

– Кто об этом узнает?

– Записи исчезнут, а о них знают другие…

«Эта стерва отдает записи Антона на прокат» – негодовала в душе Лидия.

– Скажете, что уничтожили их из-за ревности.

– Ну, не знаю?! Я должна подумать!

– Думайте! Даю вам пять минут… И, пожалуйста, не отключайтесь. Я больше не свяжусь с вами. Передам исковое заявление прямо в суд…

– Допустим, я согласна, что я должна сделать?

– Подпишите контракт, что передаете файлы в мое исключительное владение в обмен на ваши долговые обязательства. Проект контракта и список обязательств в качестве приложения я подготовила. Он уже зарегистрирован Автоматическим Нотариусом. На случай, если вы оставите копии записей себе, предусмотрены жесткие санкции. Вам придется открыть свои личные архивы и доступные вам архивы членов клуба для контекстной проверки соблюдения вами условий контракта. Номер контракта GRK1203408957. Если затрудняетесь с вводом номера, то найдите контракт по своему коду и сегодняшней дате.

Последнее предложение Лидия сделала, заметив, как дрожат руки Лу.

– Я уже читаю контракт, не отвлекайте, пожалуйста!

Лидия улыбнулась и промолчала. Через некоторое время Лу заговорила.

– Я подпишу этот контракт. Мне ничего не остается делать, вы мне заломили руки. Но кто вы на самом деле? Какое отношение вы имеете к Антону?

– Не все ли вам равно?

– Нет, нет! Вы ответьте!

– Сначала подпишите контракт и выполните его условия.

– Подписываю! – Лу нажала клавишу личной электронной подписи.

Нотариус выдал стандартное сообщение о вступлении контракта в силу.

– Теперь переписывайте файлы…

Лу застыла. Очевидно, переключилась на «третий глаз». Лидия попыталась наладить с ней коннект, но та не разрешила.

«Она не рискнет что-либо припрятать. Нотариус имеет большие полномочия по проверке обязательств. Штраф в стократном размере дело не шуточное», – успокоила себя Лидия.

Нотариус сообщил, что взаимные обязательства выполнены. Лидия увидела на своем экране огромный список файлов идентифицированных именем Антона, датой и временем с точностью до минуты. Волна злости опять стиснула ей грудь. Эта дрянь записывала все случаи…

– Теперь откроете, кто вы?

– Его тайная поклонница. Вам достаточно?

– Недостаточно, но что делать! Я бессильна перед вашим коварством…

– В ваших устах морализирование звучит комично…

– Не будем ссориться на прощание. В конце концов, каждый из нас получил то, что хотел. Не правда ли?

Лидия промолчала, чтобы не сорваться.

– Чуть не забыла, вы предлагали для обмена какую-то запись… – спохватилась Лу.

– Вы сами ее можете сделать. В селе Арташат, что в Армении, на окраине к старой чинаре привязан осел по кличке Ахмет. Он возбуждается на таких как вы. Запись у вас получится прекрасной… Антона разыскивать не советую. Особенно после того, как он узнает, как вы распорядились файлами… Желаю успеха! – Лидия внесла код Лу в черный список и отключилась.

Возможно, Лу сделала то же самое с ее кодом… Лидии было безразлично.

А историю с ослом ей рассказала когда-то подруга-армянка. Осел возбуждался всегда, когда видел жившую по соседству вдову. Всех это страшно забавляло, а вдова оправдывалась, что ничего такого не было даже в мыслях. Местный ветеринар разъяснял, что виной всему запах, который слышит осел. И это не помогло, злые шутки продолжались, и вдове пришлось уехать из села…

Лидия добилась своего – записи в ее архиве. Что теперь с ними делать? Для начала нужно успокоиться. Пройдет время и она решит их судьбу… Она следовала принципу: принимая любое решение, по возможности, не ограничивать свободу выбора в дальнейшем.

В тот же вечер она связалась с Янагидой и сообщила, что вопрос с Лу решен. Ян пытался увлечь ее разговором, но Лидия быстро отключилась, сославшись на усталость.

Она легла в постель, но спать не могла. Записи не давали ей покоя. Любопытство и страх, ревность и стыд разрывали ее сердце на части. Наконец, она не выдержала и сдалась. Будь что будет. Она включила скрин и вошла в файловую библиотеку через «третий глаз». Начнем с самой ранней записи, решила она. После первых кадров горячая волна нарыла ее с головой. Лидия уже не могла остановиться и прошла все до конца. Боже, как она его ненавидела и как желала. Изменник, жеребец, кукла из секс-шопа… Постепенно она забыла, что видит Антона глазами Лу. Это были уже ее глаза, страсть вытеснила всю злость…

На следующий день Лидия вернулась с работы совершенно разбитая. На беду с этого дня ее рабочий день по ее желанию увеличился с четырех до шести часов. Ей смертельно хотелось спать, но она четыре дня не связывалась с домом. Если это не сделать сразу, отец уже ляжет спать.

Максим обрадовался дочке. Он внимательно осмотрел ее лицо и заметил признаки усталости.

– Куда ты исчезла? Ты не заболела?

– Нет, здорова! Просто дико хочу спать.

Максим повернулся к двери и крикнул:

– Антон! Лидия на связи.

Антон появился почти сразу с приветливой улыбкой, кивнул Лидии и сел за стол, подвинув к себе чашку. Лидия натянуто улыбнулась и постаралась больше не смотреть в его сторону.

– И чем же ты занимаешься по ночам? – допытывался Максим.

– Смотрю один любительский сериал…

– А у нас его показывают?

– Нет.

– Раньше я не замечал у тебя страсти к сериалам. Скучаешь или уж очень интересно?

– Безумно интересно. Сплошной секс…

Антон после этих слов поднял голову и внимательно посмотрел на Лидию. Та сделала вид, что не замечает его взгляда, и продолжила:

– Хотя сюжет банальный… Развратная китаянка соблазняет молодого неискушенного европейского парня…

Теперь уже Максим и Антон обменялись взглядами. Антон пожал плечами, допил одним глотком свой чай и вышел из-за стола. Он еще раз попытался встретиться взглядом с Лидией. Потом послал ей воздушный поцелуй и покинул кухню.

«Проклятый лицемер, посылает поцелуй!» – злилась Лидия.

– Что у тебя стряслось? Ты словно не в своей тарелке..

– Ровным счетом ничего! Я же сказала, очень хочу спать.

– Тогда отдыхай! Свяжись с нами завтра, только пораньше.

– Раньше не могу. Работаю шесть часов…

– Почему?

– Кажется, кто-то обещал путешествие на юг Африки…

– Если ты так сильно устаешь, то не стоит перерабатывать… Все деньги не заработаешь…

– Успокойся, пап! Я здорова, как лошадь. Нужно только выспаться…

– Тогда спи, дочка. До завтра…

Лидия открыла окно и легла на тахту. Решила полежать четверть часа, потом пообедать и, наконец, отоспаться…


Сквозь сон она услышала чей-то вкрадчиво-вежливый голос, много раз повторяющий одну и ту же фразу: «Лидия, проснитесь, пожалуйста!»…

Она открыла глаза. С телескрина на нее смотрел с неизменной улыбкой Янагида. Она, оказывается, заснула, забыв отключить телескрин. Лидия протерла глаза кулачками и ответила Янагиде.

– Извините, заснула…

– Это вы меня извините, что разбудил. Сегодня трижды я пытался связаться с вами, но вы спали просто демоническим сном. Больше, к моему большому сожалению, ждать не могу, поэтому посмел вас разбудить…

– Что у вас опять стряслось? Лу продолжает досаждать?

– Нет! Вопрос другой, но об этом при личной встрече. Завтра, в субботу я хочу вылететь во Владивосток. Мы могли бы там встретиться.

– Это так необходимо? Зачем?

– Вопрос касается Антона. Точнее, не только Антона. Поверьте, я не стал бы напрасно летать во Владивосток. Вам сто километров, а мне десять тысяч… В понедельник я должен быть на работе.

– Хорошо! Где мы встретимся?

– В гостинице «Москва» я забронировал номер.

– И вы были уверены, что я не откажусь от встречи?

– Встреча очень важна. Причиной для отказа могла быть только ваша болезнь, а я знал, что вы здоровы…

– Когда вы прибываете во Владивосток?

– В воскресенье в десять по вашему времени. В восемь вечера я улетаю назад. Времени для встречи достаточно даже для самой необязательной женщины…

– Не волнуйтесь, до двенадцати буду!

– Это было бы чудесно! Ланч за мной…


Янагида ждал ее в холле, что избавило ее от справок у дежурного администратора. В город она прибыла час назад, но не отказала себе в удовольствии побродить по столице Дальнего Востока России. Она была здесь только проездом к месту работы и за все время не собралась даже на экскурсионную поездку.

– Я обещал вам ланч, – сказал Янагида после взаимных приветствий.

Он был одет в строгий темный костюм, что делало его коренастую фигуру стройнее. На галстуке красовался оранжево-красный дракон.

– Хорошо, когда мужчины помнят свои обещания.

– Для нас подготовлен столик. Вы ничего не имеете против японской кухни?

– Нет!

– Оказывается у них на кухне почти полный интернационал. Есть повара: японец, кореец, китаец, украинец и, естественно, русский…

Как только они уселись за сервированный стол, Лидия спросила:

– Что у вас за вопрос ко мне?

Янагида казался смущенным. Впечатления от Лидии вблизи превзошли все его ожидания. Разве может передать даже самый совершенный экран тепло и тонкий запах, которые излучает тело красивой ухоженной девушки.

– Не знаю с чего начать?!

– Чувствуется, что начало всякого дела вам дается с трудом.

– Возможно, это так, но я действительно взвалил на свои плечи трудную миссию. Короче, хочу предложить вам побывать на Кольце и украсть блок, аналогичный тому, который пытался обследовать Антон…

– Но почему я?! Не нашлось мужчины?

– Нас с Антоном на Кольцо больше не пустят. Других мы не нашли.

– А как я туда попаду?

– Под видом спортсменки. Есть такой вид спорта – прыжки с Кольца.

– Знаю, спейсфлаеры…

– Я вам все подробно расскажу. Операцию придумал Антон…

– Придумал послать меня?

– Нет! Придумал, как попасть на Кольцо. Я провел определенную подготовку, и теперь риск и физические усилия минимальны. Даже женщина от кухни с этим легко справится. Вы же спортсменка…

Лидия задумалась: «А ведь это прекрасный повод отомстить Антону. Он трахал изо всех сил эту сиамскую кошку, а она даже не появилась в госпитале. А я ради его дела иду на смертельный риск. Ну, может, не смертельный, но преступление это уж точно. Пусть помучается, если у него осталась хоть капля совести…»

– Я согласна!

Янагида довольно улыбнулся. У него были и личные причины радоваться. Он сам собирался тренировать Лидию для операции.

– Хорошо! Тогда после ланча обсудим детали…

– Только Антон не должен знать ничего.

– Это невозможно!

– Вас беспокоит финансовая сторона?

– Нет. Мне не составит труда оплатить все расходы. Он мне не простит, что я привлек его сестру к этому делу без его ведома. Поскольку есть ваше согласие, лучше бы сразу решить с ним… Например, послезавтра. Наш канал связи с ним защищен.

– Нет. Только перед операцией… Лучше я сама скажу. Это мои условия.

– Я принимаю ваши условия – мне ничего не остается делать…


Глава 7 | Кольца Земли | Глава 9