home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9


- One blek coffe, please!* *(Один чёрный кофе, пожалуйста! - англ). - Сказала, конечно же, по-английски, подошедшему гарсону.

Ни о каком упоминании русских корней, само собой не шло и речи. Вообще, ничего, что могло бы насторожить клиента, и напоминало о покинутой родине.

Кстати, всё от той же Сары знала, что назвать парижского официанта гарсон - верный способ получить плевок в кофе или суп. Обращаться следует как-то по другому. Но - вот беда - в нужный миг сведения зачастую вылетают из перегруженной головы.

Сержу принесли завтрак и, кивком поблагодарив, тот начал есть.

Смакуя напиток маленькими глотками, исподтишка наблюдала, не очень понимая, что это даст. Наконец, закончив, он встал и неторопливо зашагал к выходу. Подождав, пока за Раковым закроется дверь, бросила на стол мятую купюру, и двинула за ним.

Следующей остановкой был гольф-клуб. Куда меня, разумеется, не пустили. Единственное, что обрадовало - то, что располагался он за городом. Прикинув, что часа два Серж проведёт на поле, помчалась в город. В первой же телефонной будке узнала адрес специализированного магазина, торгующего подслушивающими устройствами. Что-то наплетя о неверном женихе и, изрядно уменьшив счёт, приобрела несколько "жучков", а так же всё необходимые прибамбасы.

Количество авто на набережной заметно уменьшилось, что не могло не внушать оптимизЬму. Заранее переодевшись в джинсы и чёрный свитер, собрала волосы в конский хвост, напялила бейсболку и чёрные очки. Словно заправский домушник, отправляясь "на дело" оставила "Гольф" в нескольких кварталах от причала. И потопала к барже.

Рассудив, что вряд ли он станет топить камин летом, на тонкой проволоке опустила один микрофон в трубу. Остальные же налепила на окна, то есть, извините, на иллюминаторы. Для чего пришлось свешиваться вниз головой и утопить очки. Продавцы уверяли, что это - самая последняя-распоследняя модель с супер-пупер чувствительностью. Так что, лезть внутрь, рискуя задействовать наверняка имеющуюся сигнализацию и привлекая внимание полиции, не осмелилась.

С чувством выполненного долга подогнала машину поближе и, включив цифровое записывающее устройство, на такси отправилась перекусить. Затем, поехала в пансионат, иминут пятнадцать постояла под душем. Отдав в прачечную извозюканную о борта лохани одежду, немного вздремнула.

"Только бы не угнали машину". - Вот единственное, что беспокоило по настоящему.

Около шести вечера, не утерпев, сидела в салоне временно бывшего моим автомобиля, и прослушивала записи. Естественно, полагала, что Серж Раков находится в полном душевном здравии и сам с собой не разговаривает. Так что ничем, кроме бесед по телефону это быть не могло.

Вернувшись в три часа, хозяин сделал всего четыре звонка. Договаривался о завтрашней партии в теннис, вызывал рабочего, в чьи обязанности входила ежемесячная помывка баржи (если бы проводила операцию "жучок" послезавтра, не выпачкалась бы, как свинья). Третий однобокий диалог тоже интересовал мало, так как касался финансовых вопросов. А вот четвёртый...

Нет, ну говорила же, что всё, так или иначе, сбывается. Причём, скорее "иначе", нежели "так".

Короче, он звонил в одно солидное, имеющее "хорошую" репутацию заведение, в где трудятся молодые женщины, оказывающие определённые услуги. Должно быть, мсье Раков очень практичный человек, педантично заботящийся о здоровье. Утром - зарядка, днём - гольф. Вечером - эротический массаж, вполне качественный суррогат личной жизни, в которой за ненадобностью нет места любимой женщине.

Решив, что это единственный на сегодня шанс войти в контакт, ухватилась за соломинку. Возможно, кто-то сочтёт план не очень умным. Но, когда-нибудь возьмите и сами попробуйте претворить в жизнь что-то подобное. Не спорю, многие бы нашли гораздо более цивилизованные способы. Но, пусть уж будет так, как задумала.

Пришлось ещё раз совершить небольшую прогулку по магазинам и обзавестись электрошокером и баллончиком с нервно паралитическим газом. За четверть часа до приезда ночной бабочки заняла позицию на одной из скамеек под плакучими ивами.


Видимо Серж был постоянным клиентом, так как девушка прибыла на такси совершенно одна. Ни сутенёра, ни охраны. Про обязательную свиту жриц любви как-то читала в московской криминальной хронике. Собственно, на это и рассчитывала. Весь же "гениальный" план состоял в том, чтобы, поменявшись с проституткой местами, проникнуть на баржу. И, вырубив Сержа заняться обыкновенным грабежом. О том что попросту могу ничего не найти в тот момент не пришло в разгорячённую голову. Наверное, подействовал воздух Франции, раз взяла на вооружение принцип Наполеона. "Главное - ввязаться в драку. А там посмотрим". Хотя... Не так уж он не прав, если разобраться. Ведь, если хочешь довести что-нибудь до конца, нужно, как минимум, начать.

- Мадмуазель, вы не поможете? - Как можно отчётливей произнесла я, едва такси отъехало.

Путана невольно замедлила шаг, повернувшись в мою сторону.

- Что случилось? - В её голосе послышался акцент.

- Кажется, я подвернула ногу.

- Вызовите скорую. - Равнодушно бросила она.

- Я... - Видя, что планы рушатся прямо на глазах, слегка запаниковала. - Я уронила телефон.

Сжалившись, девушка приблизилась к скамейке и я, выбросила вперёд руку с шокером.

- Сука! - Простонала она и обмякла.

Слово показалось знакомым но, только аккуратно уложив жертву на лавочку, сообразила, что говорили по-русски. Хотя... Куда от нас денешься? За последние десять-двенадцать лет из бывшего Советского Союза на заработки выехало столько народу, что просто диву даёшься. Перед самым отлётом в Москву смотрела передачу, в которой говорилось, что только в Италии, при шестидесяти миллионном населении, нелегально проживает пять миллионов выходцев из Украины.

Обо всём этом размышляла, шагая к машине и моля Бога, чтобы не встретить полицейских.

К счастью, повезло.

Тело оказалось неожиданно тяжёлым. С трудом втиснув пострадавшую на заднее сиденье, завела двигатель и, отъехав на несколько километров, взгромоздила несчастную на скамейку. Дабы не навлекать лишних проклятий на мою, и без того грешную голову, в кармане сумочки оставила триста евро. Да, если честно, чисто по-человечески её было жаль. Мало того, что работа скотская, так ещё связана с постоянным риском.

Затем уселась за руль и... испугалась.

"Что ты делаешь, Маша"? - Спрашивала себя, сжав лицо в ладонях. "Даже если и проникнешь на баржу, вряд ли сможешь найти хоть что-то. Такие люди не отличаются беспечностью".

Действительно, а что потом? Вот, приду, значит. Покручу попкой. Приму душ. Вряд ли Раков начнёт светскую беседу. Скорее всего, сразу потащит в постель. Конечно, шокер применить успею. Но, если ничего не обнаружу, что тогда? Второго шанса не представится, дорогуша.

У греха сомнения, как известно, множество обличий. Но за всеми масками, за красивыми словами, за философскими рассуждениями колеблющихся всегда скрывается трусость. Капитулировать перед обстоятельствами всегда легче с умным видом и руководствуясь этическими соображениями.

Решение, как это обычно бывает, пришло спонтанно. Пристегнув ремень безопасности, выехала на набережную и... таранила БМВ Сержа. Не так, чтоб сильно, но достаточно, чтобы происшествие не относилось к разряду мелких неприятностей.

"Во всяком случае, есть повод для знакомства". - Злорадно подумала я, глядя на выбежавшего на палубу клиента.

Надо отдать ему должное, он вёл себя как мужчина. То есть, довольно сдержанно, если не сказать - вежливо и корректно. Первым делом помог выйти и спросил, не нужен ли врач. На причинённые повреждения почти не обратил внимания, лишь кинув беглый взгляд. Гораздо больше времени он уделил моей растерянной персоне. Да-да, несмотря на то, что акция была подготовлена, я жутко испугалась. Всё же, автокатастрофа, путь даже такая небольшая, вызывает шок. Не смертельный, но довольно ощутимый.

- Надо позвонить в полицию. - Озабоченно нахмурился он.

- Пожалуйста, не делайте этого. - Я скорчила самую плаксивую рожу, на которую оказалалсь способна. - У меня отберут права. А, даже если и не отберут, то родители ни за что не подарят новую машину. - И, видя, что он колеблется, добавила. - Я оплачу ремонт.

- Вообще-то, расходы бы покрыла страховка.

- Ваши - да. - Я отчаянно заморгала, пытаясь заплакать.

А фиг там. Наверное, проявился характер, доставшийся от бабушки с дедушкой.

- Ну, не знаю. - Показалось, что он посмотрел с особым, мужским интересом.

- Я... Я буду очень признательна. - Застенчиво пролепетала я и покраснела.

На этот раз самым естественным образом. Для чего пришлось лишь представить КАКУЮ именно благодарность предпочтёт Раков.

- Не хотите ли немного отдохнуть? - Галантно предложил он. - Мне кажется, вам не помешает чуть-чуть выпить, чтобы снять стресс. Потом вызовем такси. А ремонтом завтра займётся механик гаража, где поддерживают мою лошадку на ходу.

Он ещё спрашивает! Да это то, о над чем ломала голову весь сегодняшний день. К счастью, Париж отличается от Шанхая тем, что баржи располагаются не впритык друг к другу, словно селёдки в бочке, а на некотором удалении. Столкновение было не очень громким, и к месту происшествия никто не вышел. Раков сел за руль Фольксвагена и, припарковав машину рядом, так словно ничего не случилось, и к нему просто заглянули гости. Затем взял меня за руку и провёл на борт.

Внутреннее убранство разительно отличалось от наружной отделки. И, если с набережной судно больше походило на пристанище клошара, то, спустившись по нескольким ступенькам, попала в прекрасно обставленную гостиную шикарного особняка. Интерьер, выдержанный в бежевых тонах, великолепно гармонировал с камином, сложенным из глазированного кирпича. Широкий мягкий диван с несколькими подушками, глубокие кресла. На невысоком столике в углу - телевизор с DVD проигрывателем. На журнальном столике телефоны. Сотовый и стационарный.

- Располагайтесь. Я же пока смешаю выпить.

Чёрт! Только этого не хватало. Но, возразить не рискнула. Всегда ведь можно оставить бокал, слегка пригубив.

Я уселась в кресло и, блаженно вытянув ноги, нашарила в сумочке шокер. Если честно, не очень-то представляла, что делать дальше. В конечном итоге, предпочтя довериться случаю, просто ждала естественного развития событий.

- Серж. Серж Раков. - Отрекомендовался он, протягивая высокий бокал.

"Я знаю". - Чуть было не ляпнула я, и прикусила язык.

Ну, не идиотка ли? Откуда ты можешь знать, если познакомилась с ним двадцать минут назад?

- Мери Райн.

- Вы американка?

- Да.

- И как вам Париж? - Таким тоном, словно имел весь город в личном владении, поинтересовался он.

- Замечательно. - С восторгом закатила глаза я.

И, честное слово, ни чуточки не лукавила.

- Париж великолепен. - С воодушевлением сказал он. - Столько лет здесь, а всё никак не могу привыкнуть.

- Серж Раков. - Притворяясь задумчивой, я водила пальчиком по краю бокала. - Это ведь не французское имя?

- Нет... - На секунду показалось, что он колеблется. - Я выходец из России.

- О! Горбачёв! Перестройка! - Изгаляясь над языком, на котором говорила с детства, я старательно изображала американскую дуру.

- С тех пор много воды утекло. - Невесело усмехнулся он.

Только не удивляйтесь. Простому обитателю Среднего Запада совершенно наплевать, что происходит за пределами родного городка. Вселенная для жителя Америки делится на свою страну и весь прочий мир. Конечно, какие-то обрывки информации из просмотренных телепередач откладываются в памяти. Но и только. В остальном же, для рядовых Джона и Мери, всё едино. Что Русские, что Пакистанцы. Это где-то далеко и нереально. А, значит, просто не достойно внимания добропорядочного обывателя.

Серж непринуждённо поставил бокал на стеклянный столик и уселся на подлокотник. И, взяв мою голову руками, начал целовать. Растерянная столь стремительной атакой, я несколько напряглась.

Вот и всё, милочка. Теперь уже некогда думать: ложиться в постель или не ложиться. Сама вляпалась, сама и расплачивайся.

Раков, тем временим, перенёс меня на диван и, задрав юбку, принялся ласкать бёдра. Находясь в состоянии прострации, я не сопротивлялась. В конце концов, все психологи в один голос утверждают, что женщина помимо воли испытывает антипатию к мужчине, лишившему девственности. Правда это или нет, ещё на знала но, в любом случае, так даже лучше. Если правы они - Серж как раз тот тип, которого - учитывая обстоятельства, приведшие к знакомству - с удовольствием возненавижу. Ну, а если нет... Что ж, говорят, иногда не вредно совместить приятное с полезным. Во всяком случае, став его любовницей, точно сумею подобраться вплотную к решению вопроса. Мысли о том, что он ровесник отца, благоразумно гнала прочь.

Он уже расстегнул лифчик и целовал грудь, а я, тихонько постанывая от возбуждения, приготовилась расстаться с невинностью, как древнегреческая богиня Адрастея, что переводится, как "Неотвратимая", вновь внесла коррективы. Жительница Олимпа, являющаяся воплощением законов бога времени Кроноса и Зевса и отождествляемая с Немезидой, явно решила присматривать за моей бестолковой судьбой. И выкинула такой фортель, что я чуть не поседела от страха.

Моя одежда валялась на полу. Серж, торопливо стаскивал брюки, когда дверь тихонько скрипнула, и в комнату проник человек в маске.

Всё же, несостоявшийся любовник не зря столько лет работал на спецслужбы. С быстротой молнии выхватив из-под дивана пистолет, он сделал несколько выстрелов. Незваный гость кулем повалился, забрызгав кровью пушистый ковёр, а Серж, глухо захрипев, обмяк, придавив более чем восьмьюдесятью килограммами.

Вам приходилось лежать под истекающим кровью трупом? Если нет, то и не пробуйте.

Тело Сержа, до того лёгкое и поджарое в одночасье стало жутко тяжёлым. В довершение ко всему начало тошнить и, чтобы не захлебнуться пришлось вывернуть шею так, что в каюте едва не стало одним покойником больше. С трудом столкнув мёртвого Ракова - он упал с глухим звуком, показавшимся ужасно громким - направилось в ванную. Рвало страшно, а состояние было очень близким к обморочному.

"Господи, за что"? - Всхлипывала я. - "Скажи, что, что такого сделала, что на пути попадаются одни мертвецы"?

Что ни говорите, а затаивший обиду Боб должен быть очень благодарен, за то, что не приняла его ухаживания и отправилась в Россию. А то ведь, неизвестно, чем бы всё закончилось. Конечно, преступность в благополучной Америке пониже, чем в бывшем Советском Союзе но, кто знает? Вдруг, дело во мне? Существуют же легенды о роковых женщинах, приносящих несчастье всем, с кем сведёт судьба. Чёрные вдовы, похоронившие по десятку мужей. Что, если я - из их числа? Согласитесь, два вероятных любовника - и оба погибают в первый день знакомства. Разумеется, с Павлом почти год общались в on line, но, это ничего не значит. В реале-то, виделись всего один раз.

Да уж... люди, к коим имею счастье принадлежать и я, ухитряются сделать жизнь во сто крат гаже, чем она есть. Но и та, не оставаясь в долгу, расплачивается той же монетой. Какой-то замкнутый круг, и выскочить из него невозможно.

Всё же, имеется во мне некая генетическая предрасположенность? Или, просто становлюсь профессионалом? Ведь, что есть признак мастерства, как не способность делать что-то лучше других? Ещё две недели назад, при виде парочки свежих трупов попросту бы потеряла сознание. Но смерть Павла и пребывание в русской тюрьме закалили волю. И, умывшись, прошлёпала босыми ногами на палубу и втащила мостки. К нашим, слегка помятым машинам, присоединился подержанный мотоцикл, но вокруг было спокойно и, спустившись, заперла дверь.

Притушила свет в торшере и, поправив жалюзи, начала одеваться. Очень тянуло прикрыть тела но, рассудив, что это станет уликой, просто старалась не смотреть. В аптечке нашла хирургические перчатки и, надев, тщательно вытерла всё, к чему прикасалась. Первый раз в жизни захотелось выпить но, побоялась, что в состоянии стресса организм неадекватно отреагирует на алкоголь, и поборола желание.

"Это конец". - Бухало в голове.

Задание смело можно считать проваленным. Или, намерения Вадима Игоревича вдруг изменились, и Серж Раков стал не опасен? Господи! Я же совсем забыла проверить почту. Два дня в Париже подействовали расслабляюще, и проявила непозволительную беспечность.



Глава 8 | Сентиментальное путешествие в Россию | Глава 10