home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13


Чуть-чуть не доезжая до условно Французско-Германской границы, остановились на мойке. Со времён разъединённой Европы, грязным и даже пыльным машинам в фатерлянд путь закрыт. Банные процедуры проходили абсолютно все - автобусы и даже грузовики...

- Устала? - Заботливо спросил Миша.

Ну, ещё бы! Конечно, я не новичок. И дома не раз приходилось путешествовать на автомобиле. Но, в этом случае... Только представив, что придётся пропилить почти через всю Европу, становилось дурно. Каждые два часа перегонщик останавливался, "перекурить". Иногда возле заправки или небольшого мотеля. Чаще просто на обочине. И я была поистине счастлива, если дорога проходила через лес...

- А ты как думаешь? - Нарочито капризным тоном спросила я?

- Потерпи. - Утешил он. - Скоро, через каких-то тридцать пять километров, Баден-Баден. Там и заночуем.

"Около двадцати двух миль". - Машинально перевела я и сладко зевнула. Всё же, с непривычки чувствовала себя здорово разбитой. Особенно трудно дались первые несколько часов. Я не знала, куда деть руки. То и дело порывалась открыть ноубкук и заняться изучением документов, но тут же спохватывалась, что могу вызвать совершенно лишнее любопытство со стороны попутчика. Жуть, в общем. Ноги не вытянешь, читать и спать не хочется. Однако вскоре конечности постепенно атрофировались, и смогла немного подремать.

В Бадене существовало ограничение скорости - чуть больше тридцати миль в час. То есть, разумеется, это были километры. Просто, в силу привычки, мозг упорно переводил всё в удобную систему координат. Где-то около часу ночи, подъехали к небольшой семейной гостинице. Всего двадцать номеров но, поскольку утром отправлялись дальше, нас это интересовало мало.

- Спокойной ночи. - Миша задержал мою руку и изобразил поцелуй.

- Тебе тоже. - Сделав вид, что не заметила фривольности, ответила я.

Да и вообще, что он себе позволяет? Думает, раз дала уговорить на эту дурацкую поездку, так может на что-то рассчитывать? О том, что ни о каком "согласии" не шло и речи, так как сама буквально вынудила парня изменить планы, совсем не считаясь с его личными намерениями я, естественно, предпочла благоразумно забыть.

Утром, чинно перездоровавшись со всеми постояльцами - французов, несмотря на близость границы, не было совсем, лишь немцы да несколько датчан - уселись завтракать. За эти полчаса изрядно поднадоели ежеминутные "гутен моpнинг", от всех, кого удалось встретить. Выговорить толком не очень-то получалось, а не отвечать, как пояснил Миша - нельзя, оскорбятся.

Залив полный бак бензина, наконец, выбрались на трассу. Михаил, как истинный водитель, тут же принялся обсуждать достоинства местных авто. Странно, но вчера, на дорогах Франции, тема почему-то замалчивалась. Должно быть, в силу того, что французы в его шофёрских глазах стояли с русскими на одной ступени развития. А вот не-емцы-ы-ы! Это ж, оказывается, совсем другое дело. Нация, лидирующая в мировой автопромышленности, просто не имела права ездить на "подобных таратайках, место которым давно на свалке". А, то и дело встречающиеся "Тpабанты", по словам Миши "рассыпающиеся на ходу", приводили его в ярость.

- Дались тебе эти немцы. - Равнодушно протянула я. - Зато, смотри, как красиво. - Видишь, даже ковровая дорожка лежит.

Как раз переезжали через железнодорожные пути, и заметила вызвавшую умиление деталь.

Перекусить остановились в Макдональдсе и, почему-то, не понравилось. Вроде никаких отличий "Биг-мак", "чизбуpгеp", "чикен", все как у нас. За исключением порций, качества и сервиса. Порции были меньше, качество оказалось хуже, обслуживания - не наблюдала вообще. Короче тошниловка, чуть похуже американской.

В Берлине настояла на посещении остатков знаменитой стены, существовавшей в очень далёком прошлом. Даже хотела приобрести кусок бетона, но, под ехидным взглядом Михаила отчего-то передумала. Возможно, сыграло роль утверждение, что при таком наплыве туристов, от знаменитого сооружения давно не должно было остаться камня на камне. Вообще-то, некрасиво подозревать педантичных немцев с их разрекламированным на весь мир "орнунгом" в жульничестве. Скорей уж, на эту роль подходили малёк плутоватые французы. Но червь сомнения уже закрался в душу, и я махнула рукой.

Автопарк Польши впечатления на лучшего из знакомых мне экспертов в данной области совершенно не произвёл. Меня же здорово поразило количество каких-то мелких машинок, класса "детский велосипед", пренебрежительно окрещённых Мишей "спичечными коробками на колёсиках". Размером меньше знаменитого супермаленького Фольксвагена модели "жук" раза в полтора. Казалось, дороги под завязку запружены эдакими умильными миниатюрными игрушками.

Ещё в Варшаве произошёл довольно неприятный инцидент, к счастью, закончившийся благополучно. Какие-то бритоголовые молодые люди, вдруг обратили пристальное внимание на наш новенький Рено с транзитными номерами. Огромный чёрный джип пристроился рядом, и пассажиры с квадратными челюстями недвусмысленными жестами дали понять, что лучше бы нам остановиться. На что Михаил пренебрежительно усмехнулся и прибавил газу. Грозно рычащий монстр, с матерящимися гангстерами, как пояснил Миша, живущих тем, что облагают налогом перегонщиков, остался далеко позади.

- Но как? - Захваченная азартом гонки, я не могла сдержать удивления. У них же гораздо более мощная машина? Нет, конечно, наша тоже не плоха. - Я нежно погладила переднюю панель верного Рено. Но Джип...

- Как правило, они на это и рассчитывают. - Спокойно, словно каждый день только тем и занимается, что водит за нос бандитов, пояснил сразу выросший в моих глазах Михаил. - Да, их тачка гораздо мощнее. Но, дело не в том, на какой машине ты едешь. Суть в том, кто сидит за рулём.

- Хвастунишка. - Я ласково провела рукой по его щеке.

- Вовсе нет. - Покачал головой он. - Существует наука управления. И есть искусство употребления знаний и опыта на практике. Трусливые чайники невольно сбрасывают газ на поворотах, выжимают сцепление при переключении передач. Подобных приёмов много. В результате, я использовал резервы двигателя практически полностью, а эти козлы догоняли, реально имея под капотом не более сорока процентов мощности. Я же вел машину оптимально.

- И, всё же, не понимаю. - Недоверчиво пробормотала я. - Подобные хитрости позволяют выиграть десятые доли секунды. Мы же умчались от них словно на крыльях.

- Если бы десятые! - Воскликнул Миша. - Профессиональные гонщики ловят сотые, тысячные доли! За один заезд производится около двадцати тысяч подобных операций. А это, как ты могла убедиться, вполне приличная фора.

- А они не попытаются настигнуть нас за городом? - Не понаслышке зная мстительность русской мафии, я была всерьёз обеспокоена.

- Вряд ли. Несмотря на вступление в Евросоюз, Варшава, как и Москва, до сих пор поделена на сферы влияния. Так что, скорей всего, не рискнут сунуться в чужой сектор.

- А если бы догнали?

- Как правило, "такса" за проезд по "их" территории составляет, в зависимости от класса машины от пятидесяти до ста евро. Возможно, братки захотели бы "наложить штраф" за строптивость. - Зевнул он. - Вообще-то, в последнее время Польские власти взялись за них всерьёз. Для русских строятся отдельные тюрьмы. Наша милиция начала вплотную сотрудничать с Интерполом. В общем, не бери в голову.

Границу в Бресте пересекли ночью. Бывалый путешественниек, Миша знал, что в тёмное время суток процедура занимает гораздо меньше времени. Я выразила опасение, что на диких простора России нас тоже могут настигнуть "сборщики податей", но Михаил лишь отмахнулся.

- Беларусь - самостоятельное государство. И, по здешним законам за автомобильный рэкет дают пятнадцать лет тюрьмы. Так что, расслабься.

Я была в курсе, что родина бабушки с дедушкой теперь разделена на целую кучу государств. Но, честное слово, для меня не существовало разницы. Всё огромное русскоязычное пространство называлось одним словом: Россия.

Переночевали в Бресте. На этот раз нашёлся лишь один свободный - зато двухместный - номер, в который ни за что не хотели пускать "нерасписанынх". Если честно, я и сама не стремилась провести ночь в одной комнате с то и дело проявлявшими знаки внимания Михаилом. И, если бы не вредность толстой тётки, настояла бы на другой гостинице. Но, сказать по правде, искать что-то подходящее просто не было сил. Вытащив пятьдесят долларов, молча сунула фурии и затопала наверх, предоставив улаживать формальности Михаилу.

Должна сказать, что за всю дорогу он ни разу не пустил за руль. Нет, ну каков шовинист, а? Знает же, что прекрасно умею водить...

"То-то и оно, что успел убедиться, насколько "уверенно" чувствуешь себя за рулём". - Оборвала себя, и забурилась в подушку.

Вообще-то, его можно понять. Машины - его бизнес. И, раскурочь я перегоняемый "на заказ" Рено, расходы с лёгкостью могут перекрыть возможную прибыль. Не говоря уже о репутации. Как ни крути, "битая" машина, совсем не то, что новенький автомобиль из Европы.

На подъезде к Минску, вместо того, чтобы взять вправо и двинуться по объездной, самонадеянно попёрлись через город. И заблудились. Какие-то парень с девушкой нарисовали на клочке бумаги карту и, добравшись до гостиницы, решили устроить небольшой отдых. Всё же, несколько дней за рулём - не хухры-мухры.

- Здесь неподалёку есть прекрасный бассейн. - Сообщил Михаил, едва приняла душ.

- Здорово!

Я действительно обрадовалась. После стольких часов, проведённых на переднем сидении вообще-то довольно комфортного Рено - размяться не помешает.

Самым трудным, конечно же, оказался последний отрезок пути. Выехали рано утром. Миша сосредоточенно смотрел на дорогу, на которой откуда ни возьмись, появилось энное количество хамов и чайников. Не то, чтобы это доставляло ощутимые неприятности, однако здорово раздражало. Под Смоленском, какие-то люди в форме попытались содрать сто двадцать рублей "за экологию". Это, как будто, четыре доллара, но спутник стал отказываться. Те упирали на то, что у нас не российские номера. Михаил талдычил, что это незаконно. В конце концов, я протянула в окошко пять долларов, и мы отчалили.

- Ну и зря. - Словно отведав лимона, скривился Михаил. - Могли бы сойтись на пятидесяти рублях.

- Ладно тебе, не мелочись.

За пять дней, проведённых в салоне, я изрядно отупела. Даже выходной в Минске не скрасил впечатления, и хотелось только одного. Наконец, выйти и, остервенело хлопнув дверцей, всю оставшуюся жизнь передвигаться исключительно пешком. Указатель "Москва - 300 км", мелькнувший справа изрядно согрел душу. Улетая из России, никогда бы не подумала, что обрадуюсь, приближаясь к городу, с которым связаны столь ужасные воспоминания. Как назло наткнулись на ремонтные работы. Движение пустили по одной полосе, и образовалась небольшая пробка.

- Скоро уже. - Миша обнадёживающе погладил по руке.

- Вытерплю как-нибудь. - Ухмыльнулась я.

Перед самой Москвой опять попали в затор, но это уже показалось неважным. Вокруг клубилась пыль, было очень жарко и, закрыв окна, Миша включил кондиционер. Немного бесили завистливые взгляды обладателей допотопных Фиатов, как объяснил Миша, именуемых здесь "Жигули". Так называется город, где на заводе, почти сорок лет назад построенном итальянцами, собирают эти машины.

- Честно говоря, мне абсолютно до лампочки. - Вяло отзываюсь я.

- Моя сестра на вопрос, какая у неё машина, тоже отвечает "синяя". - Засмеялся он и, наконец, мы пересекли МКАД.

- Если хочешь, можешь остановиться у меня. - Неуверенно предложил Миша.

Почему бы и нет? Я настолько вымоталась, что искать отель просто не было сил. К тому же, кто знает, вдруг, сведения обо всех иностранцах, по старой памяти, сохранившейся со времён "железного занавеса" передаются в какое-нибудь специальное управление? Разумеется, я верю, что Россия вполне демократическая страна, в чём не так давно имела возможность убедиться. Но, бережёного, как говорит мама, Бог бережёт. Вообще, надо узнать у Михаила, можно ли как-нибудь раздобыть фальшивые документы? Или, по крайней мере, дать взятку и обходными путями получить липовое свидетельство о регистрации?

Мы остановились у десятиэтажного дома из красного кирпича, и, протягивая ключи, спутник сказал.

- Восьмой этаж, тридцать вторая квартира.

- А ты? - Удивилась я.

- Отгоню Рено на охраняемую стоянку. - Объяснил он. - Не хочу рисковать, оставляя дорогую тачку, да ещё оснащённую музыкальным центром, во дворе.

- Так я пошла?

- Давай. - Напутствовал он. - Не стесняйся, чувствуй себя как дома.

- Чего уж там. - Улыбнулась я. - После стольких дней пути, да плюс ночи, проведённой в одном номере...

- Во-во. - Не растерялся он. - Как честный человек, я просто обязан на тебе жениться.

Я внезапно покраснела.

- Ладно, шучу, шучу. - Засмущался он..

- Ну и дурак! - Выскочила из салона я. - Кто ж такими вещами шутит?

И, не оглядываясь, заторопилась к подъезду с - ни за что не догадаетесь! - неизменными московскими бабульками.

Квартира оказалась типичной холостяцкой берлогой. Правда, в отличие от логова Гастона, здесь жил именно "молодой человек". Или, даже мужчина. Не в силах сдержать любопытства, бегло осмотрелась.

Тапочки в доме водились только одни и такого размера, что не оставалось сомнений, кому они принадлежат. В ванной не нашлось трусиков, лифчиков, не висел махровый халат, а на массажной щётке не обнаружилось длинных белокурых или чёрных волос. Всевозможных скляночек, без которых не обходится любая уважающая себя леди, тоже не наблюдалось. Убедившись, что другой женщиной здесь не пахнет, облегчённо вздохнула и полезла под душ. Нет, вообще-то мне совершенно наплевать на личную жизнь Михаила. Но, почему-то было приятно.

Устала, наверное.



Глава 12 | Сентиментальное путешествие в Россию | Глава 14