home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16


Мы дружно попудрили носики, причесались а, к тому времени, когда я зашила блузку, окончательно прониклись взаимной симпатией.

- Чай будешь? - Послышалось с маленькой кухоньки. - Или что-нибудь покрепче?

- Чай. - Крикнула я.

Элла вынесла поднос с дымящимися чашками и, водрузив на довольно таки шаткий - как и положено предназначенному для дачи - столик, уселась в не менее заслуженное кресло. Впрочем, мебель не производила впечатления барахла. Заботливо вычищена, с заштопанной мягкой обивкой.

- Так понимаю, ты явилась, не для того, чтобы с ходу вцепиться мне в волосы? - Глянула поверх чашки Элла.

- Нет, конечно. - Я зарделась. - Извини.

- Проехали. - Оборвала она сюсюканье. - Давай, ближе к делу.

- Хорошо. - Расхрабрилась я. - Что ты помнишь про тот вечер? Ну, когда мы познакомились.

- Всё. - Удивилась она. - Да и что там помнить-то? Тусовались, выпивали. Потом Серёга резко всех выгнал. Многие, естественно, психанули. Но тот упёрся рогом: мол, предки вот-вот вернуться и всё равно заставят выметаться.

- А дальше? - Робко проблеяла я.

- А что дальше? - Захлопала глазами она. - Домой пошла, что ж ещё? Или, ты думала, что останусь стеречь под окнами?

- Да нет. - Расстроилась я. И тут же встрепенулась. - А про Павла что говорят?

- Разное. - Уклончиво протянула она.

- А поконкретнее можно. - Стала настаивать я.

Она вдруг смутилась.

- Так, тебе ж лучше знать. Ты ведь с ним пришла, а не я.

Я лишь тяжко вздохнула. Продолжать - значит, скорей всего, услышать в ответ версию Вадима Игоревича. Но, понимая, что лучше убедиться в неприятных догадках сейчас, чем мучиться всю оставшуюся жизнь, всё же рискнула.

- Говори уж.

- Ходят слухи, что они с Серёгой подрались. Из-за девушки, между прочим. Догадайся с трёх раз, из-за какой.

- И всё? - Разочаровалась я.

- А тебе мало, да? - Начала заводиться Элла. - Два парня по её милости на тот свет отправились, а она целочку из себя строит.

- Кого строю? - Изумилась я.

- Ладно, не бери в голову. - Отозвалась она.

Холодок отчуждения вновь пробежал между нами.

- Что ж, пойду, пожалуй. - Заторопилась я.

- Ты это... - Смутилась она. - Не думай, я тебя не осуждаю.

"Если бы обвинения сводились только к твоим домыслам, я была бы самым счастливым человеком в мире". - Горестно вздохнула я.

- До свидания. - Робко попрощалась я.

- Пока. - Вяло буркнула она и, взяв книжку, улеглась в шезлонг, без особого воодушевления предложив. - Ты не стесняйся, звони, если что.

Кивнув, я вышла за калитку и зашагала вдоль улицы.

Перелесок, показавшейся теперь не столь приветливым, проскочила, что называется "на автопилоте". Станция встретила девственно пустой платформой и, глянув на приколоченное кем-то расписание, убедилась, что электричка только что ушла. Следующую же, по закону подлости, придётся ждать не менее двух часов, так как в будни движение менее интенсивное. Ободранный киоск с опущенными помятыми ролетами, тоже не внушал оптимизма и я уселась на расставленные той же заботливой рукой скамейки и принялась меланхолично скучать.

- Что же это вы, милочка? - Раздалось над ухом вкрадчивое шипенье. - Мы вам доверились, и?.. Что получили в ответ?

От неожиданности дёрнувшись, я обернулась и оцепенела от страха. Вадим Игоревич расположился за спиной и, с кривой ухмылочкой, наслаждался произведённым эффектом.

- Мы думаем, что Маша Распутина в Париже, занимается порученным делом. А непослушная девочка, в это время разгуливает в Подмосковье. Интересно, как вам удалось незаметно проскользнуть? Впрочем, это не важно. Через каких-нибудь два часа сами всё расскажете. - Процедил сквозь зубы он.

- Хрен тебе. - В отчаянии выкрикнула я и, размахнувшись один раз послужившей орудием возмездия сумочкой, врезала по не вызывавшей ничего, кроме брезгливого омерзения, лягушачьей морде.

Склонный к театральным эффектам куратор неслышно подкрался сзади. И теперь стоял спиной к краю возвышавшейся над землёй на добрый метр платформы. На моё счастье, благородные хулиганы здорово поработали над ограждением. А у станционного начальства до починки не доходили руки. Не ожидавший подобного демарша Вадим Игоревич кулем повалился вниз. Метрах в двадцати ждал чёрный автомобиль, из которого начал вылезать водитель. Не долго думая, я спрыгнула на рельсы и, бросилась на противоположную сторону, совершенно не обратив внимания на приближающийся поезд. Вообще-то, успела забраться на спасительное возвышение, ещё когда грохочущий состав был метрах в десяти. Тем не менее, душа ушла в пятки.

"Не ходить тебе, Маша, на медведя". - Посетовала я.

Это я к тому, что в позапрошлом веке, молодого охотника таким образом "проверяли на вшивость". Юноша становился перед приближающимся поездом. Высшим пилотажем считалось спокойно отойти в сторону, когда до паровоза оставалось около пяти метров. Вот и думай: не то люди были хладнокровнее, не то локомотивы уступали нынешним в скорости?

Если проклятия и летели вслед, то я их не расслышала. Мчащийся между нами состав давал небольшую фору, которой не преминула воспользоваться. И, помня, что преследователи на машине, со всех ног бросилась подальше от дороги. Продираясь сквозь кусты, здорово поцарапалась, а блузка превратилась в ошмётки. Распущенные волосы тоже норовили зацепиться за всё, что попадалось по дороге. Дрожа от страха, всё же притормозила и, потеряв несколько секунд, собрала их в конский хвост.

"Чёртов Семён Павлович". - Кусая губы, проклинала местного участкового. - "Ну зачем, зачем ты проходил мимо"?

Но, как ни крути, а винить кроме себя некого. Если бы не дала волю эмоциям и просто заговорила с Эллой, вряд ли бы он обратил на нас внимание. В крайнем случае, просто поздоровался бы. И уж никогда бы не стал проверять документы. А, тем более, сверяться с базой данных.

Тяжело дыша и попутно отдирая от изодранной в клочь одежды репейник, погоревала об столь драгоценной свободе личности, утрачиваемой в ходе поголовной компьютеризации. Куда катится человечество, ежели самая мелкая сошка, за несколько секунд может выяснить о тебе всю подноготную? А другая, рангом чуть повыше, без труда получает информацию о проведённом запросе, и уже через час ты оказываешься с ней нос к носу.

Шум товарного состава стих вдали и, в наступившей тишине отчётливо расслышала урчание мотора. Всё же, куратор был профессионалом и не собирался сдаваться без боя. Так же как и я, рассудив, что на открытой местности шансов у беглянки ноль, направился к зарослям. Оставалась надежда, что при всём накопленном опыте, он не обладает талантами Натти Бампо и вряд ли с ходу возьмёт след.

- Маша, стой! - Раздалось сзади, и я, воодушевлённая, не знаю уж, приказом или просьбой, прибавила ходу.

Судя по звукам, преследователей двое. Двигаются на расстоянии десяти метров друг от друга и, что самое печальное, в верном направлении.

- Ты должна понимать, что это лишь вопрос времени. - Продолжал увещевать Вадим Игоревич. - Тебе не спрятаться. Сейчас я вызову подкрепление и отдам команду перехват.

"Ага, размечтался! - Злорадствовала я". - Данные-то по твоему хозяину у меня. А ну как попадут не в те руки"?

- Маша, это твой последний шанс. - Снова предпринял попытку уговорить он. - Иначе, ты просто не оставишь мне выбора.

Как будто у меня имелась альтернатива. После того, как Сержа Ракова убили, а я на некоторое время оказалась хранительницей секретных данных, я ему нужна только в виде трупа. Не сейчас, разумеется, а немного позже. До тех пор, пока не расстанусь с ноутбуком и под воздействием наркотиков не расскажу абсолютно всё.

Наверное, шансы мои несколько возросли, так как сзади раздались приглушённые расстоянием хлопки. Вряд ли они видели меня, чтобы вести огонь прицельно. Скорее, просто палили для острастки и давая выход бессильной ярости. Но, тем не менее, одна из пуль содрала кору с дерева метрах в двух впереди и, охнув от ужаса, я повалилась на мягкий мох. Сухие щелчки продолжали доноситься но, поскольку свиста пуль не слышала, пригнулась как можно ниже и поддала жару.

Эпизод из прочитанного в далёком детстве "Человека невидимки" всплыл в памяти, объясняя происходящее. В главного героя стреляли именно таким образом. Наобум, посылая пули веером. К несчастью для того - попали. В меня же, спасибо ангелу-хранителю - нет.

Должно быть, количество патронов в обойме прямо пропорционально мужской целеустремлённости. Во всяком случае, израсходовав боезапас, преследователи начали отставать. Пыл иссяк, а азарт погони забила одышка, свойственная кабинетным крысам и их раскормленным шофёрам. Я же, мысленно ликуя, наоборот, увеличила скорость. Если для них это "всего лишь вопрос времени", то в моём случае на кону стояла собственная, пусть и не очень путёвая, но, всё равно, чрезвычайно ценимая, жизнь. Согласитесь, за такую "малость" стоило побороться!

Минут через тридцать я, дыша как давший столь необходимую отсрочку паровоз, прислонилась к шершавому стволу. То, что погоня безнадёжно отстала, внушало некоторый оптимизм. Одна беда, теперь, забравшись вглубь леса, совершенно не представляла, что делать дальше. Куда идти? Причём так, чтобы ненароком не попасться на глаза преследователям? Да что там. Первый же встретившийся полицейский, тьфу ты, милиционер, явно захочет взглянуть на документы. Так, любопытства ради.

Слёзы хлынули сами собой и, размазывая остатки косметики, я дала волю чувствам.

"Господи, за что"?

Но Всевышний, как назло, в это время оказался занят более важными делами. На мелкие заботы какой-то Мери Райн у него просто не нашлось времени. А, возможно, раз и навсегда поручив мою непутёвую судьбу ангелу-хранителю, всецело доверился компетентности подчинённого?

"Ну, недоразумение с крылышками". - Подняв заплаканные глаза к небу, воззвала я. - "Что теперь? Или, прикажешь сидеть в этом дурацком лесу, пока не съедят волки"?

Чёртов халтурщик, в чьи обязанности входило неустанное попечительство о непутёвой Маше, полностью проигнорировал отчаянный призыв и, вконец опечалившись, я полезла в сумочку за платком. Nokia, подаренный вчера Мишей упал к ногам и, хлопнув себя по лбу я, дрожа от радости, подняла трубку.

"Только бы работал"!

Вау! Дисплей вспыхнул бледно-синим огоньком и, набрав Мишин номер, с облегчением услышала знакомый голос.

- Алло!

- Это Маша! - Воскликнула я.

- Я так и понял. - Насмешливо подтвердил Михаил. - Наконец, взялась за ум и решила прибегнуть к помощи?

- Ну-у, в общем, да... - Не стала скрытничать я. - Понимаешь, тут такое дело...

- Не тяни уж... - Поторопил он.

- В общем... ты не мог бы забрать меня из одного места.

- Конечно! - Оживился Миша. - Говори, куда ехать.

- Это в пригороде. Станция Позёмкино. - Бодренько отрапортовала я. - Только... Дело в том, что я, кажется, заблудилась.

- Шутишь? - Засмеялся он. - Как можно заплутать на железной дороге?

- Нисколько. - Превозмогая желание слегка нахамить, ответила я. - Я...

Не зная, стоит ли впутывать нового знакомого в это, довольно таки безнадёжное дело, растерянно замолчала.

- Что "я"? - Поторопил он.

Скрестив пальцы, я принялась отчаянно врать.

- Я гуляла по лесу и сбилась с тропинки.

- Темнишь. - Не поверил он.

- Ты не виляй. - Отчеканила я. - Говори прямо, поможешь, или нет?

- Конечно! - Не раздумывая, согласился он. - Ты хотя бы приблизительно помнишь, в какую сторону двигалась?

- Естественно. - В моём голосе прибавилось уверенности. - Я перешла пути и свернула в лесок, что справа.

- Так, подожди! - Послышалось стрекотание клавиатуры. - Ага, нашёл! Значит так. Ты находишься к югу от железной дороги. Так что, смело шагай на север и, как только доберёшься, топай к ближайшей станции.

Тоже мне, советчик! Типа я знаю, где она!

- Ты не выпендривайся! - Подобно русскому подводнику из анекдота* *(Старый, очень старый анекдот: Чукча ловит рыбу. Всплывает американская подводня лодка. "Скажите, сэр, как добраться до Берингова пролива"? Плывите на норд-весь". "Сэнк ю, сэр"!

Немного погодя, поднимается русская субмарина. "Эй, чукча, куда поплыли американцы"? "В направлении норд-весь, товарищ капитан". "Не умничай, скотина! Рукой покажи"!) рыкнула я. - Лучше скажи, налево или направо?

- Это смотря как далеко ты забралась. - Хмыкнул он. - В Позёмкино - налево. А в Фомичёво - направо.

Поскольку с Позёмкиным связывали не очень приятные воспоминания, то предпочла назначить рандеву подальше. Да и, вряд ли куратору придёт в голову ждать меня там.

- Давай в Фомичёво. - Проворчала я. И, на всякий случай, уточнила. - Сколько идти придётся?

- Расстояния между станциями шесть с половиной километров. Так что, зависит от того, где ты сейчас.

А хрен его знает - где!

- Ладно, жди у билетных касс. - Приказала я и отключилась.

Бодренько поднявшись, тут же уселась обратно. Ну, не дура ли?

В отличие от многих сверстников, в детстве я не очень-то любила скаутские забавы. И, как следствие, совершенно не умею ориентироваться на местности. Понаслышке зная, что у бывалых бродяг есть какие-то особые хитрости, не удосужилась запомнить ни одной. Снова вытащив телефон, заявила.

- Это опять я!

- Да понял, понял! - Хохотнул Миша. - Что, пришла уже?

- Я тебе что, зелёный берет какой-нибудь? - Взъярилась я.

- Ясно. - Резюмировал он. - Дитя асфальта не знает, где тут север.

Почувствовав, что краснею, разозлилась ещё больше. Что-то он догадливый сегодня.

- Э-ээ...

- Посмотри на деревья. - Посоветовал он. - С той стороны, где растёт мох - юг. Надеюсь, дальше сама допетришь?

Не ответив, прервала связь и швырнула трубку в сумочку. Идиот!

Дорога к рельсам заняла почти час. Да и не удивительно, учитывая то, с какой скоростью улепётывала от погони. Держать направление помогал мох и шум то и дело проходящих поездов. Уже почти взобравшись на насыпь, снова услышала звонок.

- Я на месте. - Доложил Михаил.

- Я, можно сказать, тоже. - Отдуваясь, пропыхтела я.

- Тоже - это где? - Конкретизировал он.

- Вышла к железной дороге. - Проворчала я.

- Ладно, топай вправо и, в любом случае, когда-нибудь да встретимся. - Посоветовал он.

- Иду, иду. - Сил ругаться не было совершенно, и прозвучало как-то вяловато.

Вам доводилось гулять по шпалам? Если нет, то начинать не советую. Разумеется, если вы не баскетболист, отличающийся от простых смертных завидным ростом. Люди, строящие железные дороги явно не принимали в расчёт трудности простых смертных, вынужденных путешествовать по железной дороге пешком. Естественно, кто-то может возразить, что для этого существуют поезда или, на худой конец, дрезины. Наверное, они будут правы. Так как идти оказалось очень, просто чрезвычайно неудобно. Шпалы располагались столь близко, что приходилось семенить. А, если пыталась шагнуть через одну, то получались идиотские прыжки. В конечном итоге, плюнув, затопала, как Бог на душу положит. То, попадая на бетонную опору, то, наоборот, по щиколотку увязая в пыльном щебне. И, конечно же, спотыкаясь, куда ж без этого?



Глава 15 | Сентиментальное путешествие в Россию | Глава 17