home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8


Исполнители плавно двигались, купаясь в удивительном освещении. Половину пространства заливал ядовито жёлтый тусклый свет. Вторая же поражала изумрудным сиянием. Декораций практически не наблюдалось. Лишь в глубине белым светом была нарисована цветущая сакура. Ах да... Вся эта мишура не должна пришедшим на спектакль мешать получать удовольствие от игры талантливых людей.

Кто-то, по-видимому, главный герой, облачённый в ну очень стилизованное кимоно, больше напоминавшей рясу средневекового монаха, пьяно покачиваясь, вышел вперёд, и вдруг наступила темнота. Затем осветился задник. Проступившая тень синхронно повторяла движения актёра, что создавало жуткое и не совсем понятное впечатление.

Но, увы... Всё загадочное очарование рассеялось, стоило лишь прозвучать первой реплике. Я даже расстроилась, честное слово. Нет, всё-таки, ни что ни ново под луной. Да, тот, чьё бессмертное творение взялся переосмысливать новоявленный гений, сам был горазд беззастенчиво пользоваться первоисточниками. Но, всё же, общеизвестная версия, давным-давно написанная датчанином Саксом Грамматиком и пересказанная впоследствии Томасом Кидом мне как-то ближе. Вероятно виновато проклятое образование. Коль уж что-то вбили в голову, то выковырять оттуда какому-то шарлатану вряд ли удастся! Или, всё дело в том, что англичанин, при жизни не очень задумывавшийся о собственном величии, и поставивший на подмостках театра со странным названием "Глобус" историю Гамлета был гением?

Лично я склоняюсь в пользу последней версии. Но, кто знает... Вполне допускаю, что лет через триста благодарные потомки воздвигнут памятник основателю "Сакуры".

Пусть.

Поскольку представление не затронуло душу, в антракте загорелась желанием смыться. Элка, за время дружбы успевшая изучить меня как облупленную, сделала страшные глаза.

- Не смей!

- Ты о чём? - Деланно удивилась я.

- Да так, о птичках. - Ответила она. - Знаешь, если честно, мне и самой не очень.

- Так и наплюй. - Ничтоже сумяшеся посоветовала я. - Вряд ли человек, додумавшийся поставить Это. - Я брезгливо кивнула на сцену. - Так уж хорош в постели.

- И что тебе не нравится? - Противореча самой себе взвилась Элла. - Вполне даже нормальная история из жизни средневековой Японии.

Я отвернулась, чтобы не засмеяться. Нет, не так уж не прав, оказывается увлёкший Эллу режиссер, торя полные опасностей неведомые тропы. Он всего-навсего в курсе, что "новое - это хорошо забытое старое".

Я же просто, не ожидала, что человеческая память так коротка и Шекспира предадут забвению столь быстро. Но, оглянувшись на публику, начала понимать. Увы... В данном конкретном случае речь шла не о людской неблагодарности. Здесь лишь на сто процентов срабатывала формула: "не знал, не знал, да и забыл".

Я даже позавидовала представителям среднего класса, вдохновенно делящимися впечатлениями от первого акта. Сколько ещё сюрпризов им предстоит! И, когда-нибудь, попав в настоящий театр на версию... скажем так, более близкую к оригиналу, они искренне возмутятся беззастенчивой наглостью жителя туманного Альбиона. Бессовестно укравшего историю о страстях обитателей Страны Восходящего Солнца.

Хотя... И те, и другие населяли острова. А, если пользоваться методом профессора Фоменко, то многие неоднократно доказанные факты можно легко оспорить. Ведь, сей учёный муж утверждает, что, если созвучны имена или слегка похожи биографии - значит, это, несомненно, одна и та же личность!

Так, какая разница, как давно и на каком краю земли всё происходило на самом деле?

Не желая портить отношений с единственной подругой, я покорно вздохнула.

- Да нет, это я так.

- Ну что ты за человек такой? - Расстроилась, на этот раз за меня Элла. - Да вернётся твой Мишка.

- Очень на это надеюсь.

Раздался звонок, приглашающий в зал, и мы заняли места. Всё оставшееся время я сидела, бездумно уставившись в пол. В душу исподволь заползал необъяснимый липкий страх. Будущее не сулило абсолютно ничего хорошего. Я по-прежнему не сдвинулась с мёртвой точки. И, что самое худшее, совершенно не представляла, что делать дальше.

После окончания долго звучали бурные аплодисменты. Но на этом мои муки не закончились, и пришлось покорно следовать за Эллой, кинувшейся за кулисы выражать восторг.

- Ты иди Эл. - Вяло напутствовала подругу я. - А я здесь подожду.

Поклонница неземного таланта в числе прочих прихлебателей скрылась за дверью помпезного кабинета я, устроилась на одном из стульев, стоявших вдоль стены.

Мимо проходила пожилая пара. Он - в добротном смокинге с бабочкой. Женщина с морщинистой шеей блистала бриллиантами.

- Вряд ли можно сказать, что-либо определённое. - Разглагольствовал знаток. - Планка театральной критики заметно упала в последнее время. Несомненно, осталось несколько динозавров но, честное слово их очень мало.

- Уходит старая гвардия. - Закивала дамочка. - Об объективной и беспристрастной оценке режиссёры и актёры теперь могут только мечтать.

- Как вы правы, дорогая. - Оживился седой господин. - Погоду главным образом делают люди, собравшиеся в небольшой "междусобойчик". И, увы, каждый главреж, имеет собственных придворных, которых вынужден регулярно подкармливать.

Господи! Мне бы их заботы!

Появилось светило в окружении экзальтированных дурочек. Элка, застенчиво тусовалась где-то с краю. И я малость пожалела несчастную. И, порадовалась за Игоря. Всё же, мужика надо любить того, что под боком, а не собственноручно воздвигнутого на пьедестал. От чуда, поселившегося среди пивных банок, по крайней мере, не приходится ждать сюрпризов. Хотя, надо признать, что тут я не права. Основатель "Сакуры", смело и по новаторски трактующий известные произведения, вполне даже предсказуем. Самовлюбленность, написанная на сытой и довольной, как у наевшегося сметаны кота, морде, отслеживается невооруженным глазом.

Компания направилась к выходу, и я тихонечко двинулась следом. Талгат с девицами, предварительно зайдя в расположившийся по соседству винный магазин, уселся в не очень новый, но и не производивший впечатления развалюхи джип. Места для безутешной рохли, разумеется, не нашлось.

Я деликатно стояла в холле, глядя сквозь окошко в двери. Увидев, что Элла, проводив машину с кумиром долгим взглядом, начала озираться, я быстро уселась одно из кресел. Не найдя меня на улице, та, конечно же, вернулась и застала любующейся садом камней.

- Ну, как? - Невинно поинтересовалась я.

- Пригласил на следующий спектакль. - Без особого воодушевления соврала Элла.

- Ну, и славненько. - Наигранно бодрым голосом заявила я. - Ещё на сегодня планы есть?

Она неуверенно пожала плечами.

- Нет, вроде.

- Тогда, поехали.

По дороге домой Элла рассказала, как прошёл показ в Варшаве. Но, так как и её и меня в данный момент это интересовало мало, тема постепенно сошла на нет.

Чёрт! Если это будет продолжаться, придётся прикрывать лавочку. Пока не наломали дров и дружными усилиями не ухитрились окончательно загубить репутацию фирмы.

- Завтра на работу выйдешь? - Прощаясь, спросила Элла.

- Извини. - Я заглянула ей в глаза. - Поездка выдалась на редкость тяжёлой и хочу денька два побыть одна.

Я, и в самом деле, не представляла, как стану сидеть в нашем уютном офисе. То есть, догадывалась, что буду тупо пялиться в стену, пропуская мимо ушей реплики и вызывая недоумённые взгляды. Лучше уж поваляюсь на диване, так же бездумно глядя в потолок, и надеясь найти ответ на извечный вопрос, несмотря на воспитание, заложенный на генетическом уровне.

"Что делать"?

Проблема занимала весь следующий день. Я вяло щёлкала пультом, постепенно впадая в депрессию и даже ленясь проверить почтовый ящик. К счастью, подсказка пришла сама собой и совсем не оттуда, откуда надеялась получить. Точнее, это вовсе не была подробная, пошагово расписанная инструкция, а как раз, наоборот. Предостережение.

На третьи сутки после возвращения из командировки в дверь позвонили, и, запахнув халат, я поплелась открывать. Скорей всего, нужно было взглянуть в глазок. Да, Бог с ним. Что бы это дало, в конце концов?

Смутно знакомая личность в строгом костюме отодвинула меня плечом и, нагло ввалившись в квартиру, бесцеремонно осмотрелся.

- Собирайтесь.

Так и не сообразив, где встречала эту плоскую харю, разозлилась.

- Ещё чего?

Он несколько опешил и, почесав подбородок, вытащил телефон.

- Она отказывается.

Я молча ждала, пока незваный гость уберется, но тот явно не намеривался исполнять моё невысказанное желание.

Выслушав собеседника, он тяжело, как перед выполнением набившей оскомину работы, вздохнул и заговорил.

- Поймите, это в ваших же интересах.

Раздражение пёрло изо всех щелей, однако, усилием воли я сдержалась.

- Вы расскажете, где мой муж?

- Ответ на этот вопрос не в моей компетенции. - Равнодушно заявил он. - Впрочем, встреча всё равно состоится, хотите вы этого или нет.

- Ваше высокое начальство оторвёт задницу от мягкого кресла и приедет лично? - Съязвила я.

Он побагровел и, стиснув зубы, прошипел.

- Девчонка!

Ну, ясно, что не пацан. Я приняла неприступный вид, и изрекла.

- Вы у меня дома, между прочим. А я - подданная другого государства.

- Вот-вот. - Оживился он. - Туда-то мы вас и депортируем. В двадцать четыре часа.

Не в силах поверить я принялась хватать ртом воздух. Всё же, нет справедливости на свете. Если выпрут из России, то как сумею найти пропавшего Мишку?

- Так, что вы решили, Маша? - Выжидающе глянул он.

Тут я вспомнила, где его видела. Это был один из сотрудников организации, преследовавших перед отъездом в Грозный. И, насколько помню, давший ценный совет, не совать нос куда не надо. Возможно, его руководство, огорчённое моей излишней активностью, хочет поставить ультиматум.

- Хорошо, подождите в коридоре. - Без особой охоты согласилась я.

- Побыстрее, пожалуйста. - Поторопил он.

Не желая огорчать, по всей видимости хорошего человека, не спеша вымыла голову. Высушила волосы феном, тщательно накрасилась и, одев строгий деловой костюм - юбка, жакет, белая блузка, узкий галстук, тёмные туфли на низком каблуке - выскользнула за дверь.

Гонец, принёсший, как подозреваю не очень благую весть, сидел в салоне всё той же чёрной машины, и читал газету. Напарник со скучающим видом курил, глядя на окна верхних этажей. Я плюхнулась на заднее сиденье и проворковала.

- Вот и я.

Неодобрительно покачав головой, гость демонстративно глянул на часы и автомобиль тронулся.

Здание было всё тем же. Но в этот раз, явно признав во мне завсегдатая, зарулили во двор, для чего пришлось миновать пост охраны. Вошли внутрь и, проводив до кабинета, парочка осталась снаружи.

- Здравствуйте. - Сухо, но с явно читаемым интересом в глазах приветствовал мужчина лет пятидесяти.

- Добрый день. - Вежливо ответила я.

Не теряя времени, он развернул стоящий на столе ноутбук, и включил воспроизведение.

Что ж, надо признать, что Нэш знал дело хорошо. Во всяком случае, на экране я выглядела просто отлично! Равно как и скорый в принятии решений и умеющий быстро претворять в жизнь задуманное, мистер Нургаев.

- Что вы можете сказать по этому поводу? - Вперил в меня пронзительный взгляд он.

- А надо ли? - Усомнилась я.

Нет, ну что за люди, а? Как будто не понятно. Коль уж строите демократическое общество, то пора бы привыкнуть, что не все станут ходить по струнке. И уж тем более, "стучать" по первому требованию и даже без оного.

- Ладно, не буду спрашивать "зачем"? Лучше ответьте "как"? - Терпеливо начал он.

- Что "как"? - Принялась тупить я.

- Как, я имею в виду технически, вам удалось встретиться с Нуграевым?

Тяжко вздохнув, я озвучила выдуманную Стивом версию. Но московский товарищ тоже оказался не лыком шит и выложил передо мной толстую пачку фотографий. Вообще-то, все бородатые люди, изображённые на снимках, были похожи, как две капли воды. Но, показалось, что смогла узнать одного из пассажиров доставившего на страшное рандеву микроавтобуса. Впрочем, полной уверенности не было и, равнодушно перебирая снимки, я пожимала плечами.

- Вот этот вроде бы смутно знаком. - Я подтолкнула карточку в его сторону.

Прямоугольник заскользил по столешнице и остановился, ловко прихлопнутый ладонью.

- Тимур Мамедов. - Прочитал на обратной стороне он. - Вы уверены?

- Нет. - Противно улыбнувшись, заявила я. - К тому же, я здорово испугалась.

- Что ж, можете быть свободны. - Он потерял ко мне всякий интерес. - Да, и позвольте ещё раз дать совет...

Закончить он не успел, так как я разочарованно воскликнула:

- Как это "свободна"?

- Вы хотите остаться? - Съехидничал он. - Что ж, нам так будет даже проще.

- Сами вы оставайтесь! - Возмутилась я. - Вы собираетесь возвращать мне мужа?

- Вам же объяснили, что майор Михаил Иглов в данный момент выполняет ответственное задание. По последним сведениям он находится в безопасности. Вам же лучше немного подождать. Отдохните, навестите родителей, в конце концов. И, очень вас прошу. - Он выделил голосом последнее предложение. - Перестаньте изображать Евлампию Романову.

- Кого? - Не поняла я.

- Вот-вот. - Засмеялся он. - Почитайте на досуге. Или, на худой конец, просто посмотрите на DVD. Говорят, она очень популярна у вас в Америке.

- Где Михаил? - Я уперла кулаки в стол.

Дверь бесшумно распахнулась и он приказал возникшим за спиной давешним добрым молодцам.

- Уведите.

- Как уведите!? - В негодовании от столь бессовестного, без суда и следствия, попрания моих гражданских прав, завопила я. - В чём меня обвиняют?

- То есть, проводите. - Досадливо поправился он.

И мне показалось, что на мордах у всех троих явно проступило сожаление.


- До свидания. - Насмешливо сказал тот, что сидел рядом с водителем.

Шофёр промолчал.

- Прощайте! - Гордо вскинула голову я и зашагала к подъезду.

- Маша! - Позвал он, едва взялась за ручку двери.

- Что? - Обернулась я.

- Не лезь ты в это дело. - Подбежав, тихо посоветовал он. - Твоего сейчас нет в России. Так что, в самом деле, возвращайся на какое-то время в свою Северную Дакоту.

- Я подумаю над вашим предложением. - Надеясь, что он не заметит неискренности, пообещала я.

- А-а! - Махнул он. И, уже дойдя до машины, крикнул. - Дура!

На душе сразу стало как-то легче. Словно этим, произнесённым в сердцах оскорблением, представитель власти давал индульгенцию на все опрометчиво-отчаянные поступки и наивные глупости, что предстояло совершить. А, может, "память предков" сидящая в каждой русской женщине, благодарно отозвалась на привычное обращение. Невольно поднимая тонус до необходимого уровня, и заверяя подсознание что "всё в порядке"?


"Раз уж забеспокоились, значит, действую в верном направлении". - Со свойственной всем представительницам прекрасного пола способностью к дедукции, рассуждала я. - "Эрго"?

Тут логика начинала буксовать, а на первый план выступали эмоции. Как правило, тут я ненадолго давала волю слезам. И, всплакнув и полюбовавшись в зеркало на опухшие зенки, вновь начинала ломать голову. Та, бедная, послушно реагировала на титанические усилия, отзываясь тупой болью. Но - увы! - и только. Это были все достижения. И, прияв таблетку и запив кружкой крепчайшего кофе, я заходила на очередной виток.

Телевизор, работающий с выключенным звуком, иногда отвлекал внимание. Без особого интереса, а, точнее, абсолютно не вникая в суть происходящего на экране, я вновь и вновь терзала душу и ломала руки от отчаяния. Поездка в горы вспоминалась, как самое светлое событие, произошедшее в последнее время. Да, скорей всего, так оно и было. Действительная или мнимая опасность заставила пусть ненадолго избавиться от страшных мыслей.

"Ждать и догонять хуже всего". - Напомнила себе. - "Но, из двух зол, надо выбирать меньшее".

И, хотя явно собиралась преследовать фантом, всё же решила, что это лучше, чем сходить с ума от горя, сидя в пустой московской квартире.



Глава 7 | Сентиментальное путешествие в Россию | Глава 9